Медведев А.Ф. Из истории сложного лука

К содержанию 102-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Когда и где появился сложный лук, изобретением каких народов он является? Западноевропейские и русские исследователи единодушно признавали, что сложный лук — изобретение восточных, азиатских народов. Не было только согласия относительно места и времени его появления. Большинство исследователей считало, что сложный лук появился во II тыс. до н. э. где-то в Азии и в течение II и I тыс. до н. э. во время завоевательных походов гиксосов, хеттов, ассирийцев, скифов он был занесен в долины Нила, Евфрата, Среднюю и Малу Азию и в Восточную Европу. Он был более мощным, чем простой лук, и более удобным для стрельбы с коня 1.

Несомненно ошибочным было мнение Лен Фокса, что сложный лук мог существовать в Европе уже в палеолитическую эпоху и мог делаться из дерева и рога 2. Крайне примитивные орудия производства и отсутствие каких-либо доказательств этого мнения не позволяют даже предполагать наличие сложного лука в палеолите. Даже в более позднюю эпоху неолита, когда человечество достигло огромного прогресса по сравнению с палеолитом, в Западной Европе существовали только простые луки, неоднократно найденные. Едва ли люди, видя преимущества сложного лука, отказались бы от его употребления, если бы он существовал в предшествующую эпоху.

Относительно причин и места изобретения сложного лука достаточно подробное изложение всех доводов имеется в работе Д. Н. Анучина 3 и останавливаться на них здесь нет надобности. Д. Н. Анучин, основываясь не на предположениях, а на фактах, пришел к выводу, что сложный лук был изобретен где-нибудь в пределах Северной или Средней Азии или Восточной Европы, где зафиксировано его древнейшее употребление. Теперь имеется еще больше оснований считать родиной сложного лука Азиатский материк.

Древнейшими сохранившимися до наших дней достоверными сложными луками считались луки из гробниц египетских фараонов XVIII династии, в том числе из знаменитой гробницы Тутанхамона (около 1350 г. до н. э.). Они делались из ясеня и роговых пластин и оклеивались берестой. Длина их 110—123 см, а длина простых луков из гробницы Тутанхамона не превышала 67,5 см 4. Простые луки с древнейших времен ввозились в Египет из Пунта, и на рельефах гробниц и храмов, на памятниках искусства древнего и нового царства всегда изображались только простые луки 5. Сложный лук, несомненно, был занесен в Египет, как и боевые колесницы, из Азии, где они появились значительно раньше. В письменных источниках Египта сохранилось упоминание, что Митаннийский царь Тушратта послал в подарок фараону XVIII династии Аменхотепу III (1455—1419 до н. э.) сложный лук, украшенный золотом 6. Следовательно, сложный лук являлся для митаннийцев и для народов Азии исконным оружием уже в середине XV в. до н. э. Сложный лук времени фараона XIX династии Рамзеса II (1317—1251 до н. э.), хранящийся в Британском музее, был склеен из шести деревянных пластин. На спинку лука наклеен слой сухожилий. Роговых и костяных пластин или накладок не было. Но в более позднее время в Египте употреблялся лук с роговыми пластинами 7.

Интересно, что сложные луки из мастерской и арсенала III—IV вв. н. э. в Хорезмийском дворце Топрак-Калы тоже клеились из нескольких деревянных пластин, но имели костяные накладки 8.

Египтологи считали, что сложный лук в Египте появился в эпоху нового царства в результате военных столкновений с азиатскими народами, у которых египтяне и позаимствовали это оружие. Но несмотря на то, что во времена Тутанхамона и Рамзеса II в Египте был известен сложный лук, несомненно, занесенный туда гиксосами или заимствованный у народов Азии, применение его в Египте в этот период не получило широкого распространения. Подтверждением тому могут служить многочисленные изображения в египетских храмах и гробницах, в том числе и изображения Рамзеса II на колеснице, стреляющего из простого лука. Не исключено, что египтяне пользовались преимущественно простым луком; иначе это отразилось бы в изобразительном искусстве. Сложный лук и позднее в Египте не вытеснил традиционного здесь простого лука, хотя в более поздних изображениях он зафиксирован наряду с простым. Широкое же распространение сложный лук получает, по мнению одних, под греческим влиянием 9, по мнению других, он был занесен вторжением ассирийцев 10.

Если сложный лук появился в Египте под влиянием военных столкновений с азиатскими народами, у которых он уже был в употреблении, то следует признать, что в странах Востока он должен был появиться не в эпоху Тутанхамона и Рамзеса II, а гораздо раньше этого времени. К сожалению, ни в Месопотамии, ни в других странах Древнего Востока остатков сложных луков пока не найдено не только в более древних слоях, но даже и в слоях более поздних, относящихся к I тыс. до н. э. По-видимому, климат и почва Месопотамии менее благоприятны для их сохранности.

Свидетельством существования сложного лука у народов древнего Востока могут служить его изображения. Характерным признаком сложного лука являются его загнутые вперед (в сторону спинки) концы. Ни один простой лук, как бы его не выгибали искусственным образом при изготовлении, не может сохранить этого признака. Учитывая это обстоятельство, следует признать, что древнейшим изображением сложного лука является изображение на стеле победы Нарамсина (III тыс. до н. э.). На этой стеле изображено восхождение войска во главе с царем на гору. Царь в рогатом шлеме, в левой руке держит сложный лук с характерными для него загнутыми концами, стянутыми тетивой. В правой руке царя стрела. Длина лука немного более половины роста человека, что также характерно для древних сложных луков 11.

Изображения сложного лука на этой территории появляются вновь лишь в I тыс. до н. э. у ассиро-вавилонских и персидских лучников на барельефах VII—VI вв. до н. э. 12 Достоверность и соответствие этих изображении реально существовавшему тогда в этих странах сложному луку не подлежат сомнению и подтверждаются письменными источниками и многочисленными подобными же изображениями на памятниках искусства и быта древних греков и скифов. В этот период слава скифских конных лучников была настолько значительной, что греки считали скифов изобретателями сложного лука, а мидийский царь Киаксар приглашал скифов обучать мидян стрельбе из лука 13. Таковы вкратце сведения об употреблении сложного лука древними народами Востока и Восточной Европы, о времени его появления на историческую арену.

Новые открытия советских археологов на территории СССР свидетельствуют о том, что сложный лук у народов Прибайкалья появился значительно раньше, чем время Нарамсина. Многочисленные остатки сложных луков, делавшихся из дерева и роговых пластин-вибраторов, были найдены в неолитических погребениях Прибайкалья конца IV или начала III тыс. до н. э. и, несомненно, являются древнейшими остатками сложных луков из всех известных находок этого рода. Сохранились остатки 16 луков этого времени 14. Эти находки, как и остатки сложных луков в погребениях и на поселениях более позднего времени в Забайкалье, вполне согласуются с известиями древних китайских летописцев о том, что монгольские племена скотоводов пользовались луком задолго до н. э. Хунну уже во II и I тыс. до н. э. были отличными конными стрелками из луков, постоянно упражнявшимися в лучной стрельбе и обучавшими этому искусству своих детей 15.

Впервые остатки сложных неолитических луков в Прибайкалье были обнаружены А. П. Окладниковым в 1929 г. в погребении № 2 на берегу р. Лены против с. Жигалово. Затем последовали находки подобных луков на Ангаре. Часто сложные луки находились вместе с целыми колчанами стрел с каменными наконечниками, преимущественно треугольной формы с небольшим черешком, реже с небольшой выемкой у основания, отчего наконечник становился двушипным. В каждом колчане помещалось до 40 стрел, но, возможно, что они относились к двум колчанам, так как стрелы иногда лежали в погребении двумя группами 16. Кроме каменных наконечников стрел, здесь встречаются типичные охотничьи стрелы — костяные томары для охоты на пушного зверя, лазающего по деревьям. А. П. Окладников отмечает, что луки клались в погребения мужчин, женщин и детей.

В состав лука, кроме деревянной основы, входило по две роговых пластины (в одном случае три). Пластины имели различную длину в разных погребениях — от 34 до 87 см. Ширина пластин около 1,5 см, а толщина 3 мм и больше. В разрезе эти пластины во всех случаях были «односторонне-выпуклые, почти полулунные» 17. Эта форма роговых пластин и их относительно большая длина дают ясное представление об их назначении в составе лука. Такие пластины могли использоваться только как вибрирующие накладки на деревянную основу лука с внутренней стороны, как это делалось в более поздних луках. Другого назначения они не могли иметь.

А. П. Окладников отмечает, что эти сложные луки имели правильную симметричную форму и не имели выемок для тетивы на концах лука. Но роговые пластинки от этих луков были вибраторами, которые наклеивались или привязывались к деревянной основе лука для усиления его мощности, и на них вырезок для тетивы не могло и не должно быть. Вырезки для тетивы могли быть на концах деревянной основы или на специальных деревянных концах лука, как это было принято позднее у народов Сибири. Деревянные основа и концы лука в этих погребениях не сохранились, но они, безусловно, были. Могло не быть специальных концов, но основа лука была. Не исключено, что эти луки усиливались сухожилиями, которые, как и дерево, не могли сохраниться в данных климатических условиях. Но это лишь предположение. Роговые пластины, как думает А. П. Окладников, еще не склеивались с деревянной основой, а скреплялись прочной обмоткой. Вполне возможно, что люди еще не додумались до этого усовершенствования, появившегося позднее.

Длина этих древнейших в мире сложных луков хорошо прослежена и была около 150—160 см, т. е. примерно такая же, как длина более поздних гуннских, сарматских, монгольских и древнерусских луков. Но были там и луки меньших размеров, чуть более 1 м, как в гробнице Тутанхамона. Напомним, что луки здесь были и в могилах детей и женщин, а они всегда делались соответственно росту и силе их владельцев.

С I тыс. до н. э. сложный лук, в состав которого входили дерево, сухожилия, концевые костяные накладки с вырезом для тетивы и накладки рукояти, получает широкое распространение по всей Сибири, Средней Азии и в степях Восточной Европы. В Сибири сохранилось множество остатков таких луков 18. Длина луков в этот период — от 120 до 160 см. В одном из погребений конного лучника гуннской эпохи, относящемся к последним векам до н. э., обнаружен полный набор из семи костяных накладок сложного лука; четыре концевых с вырезами для тетивы и три от рукояти — две длинных «рыбовидных» и одна более узкая и короткая с расширяющимися концами 19. Здесь удалось установить и общую длину лука — около 140 см. Кроме лука, в погребении были железные трехлопастные наконечники стрел с костяными свистящими шариками, типичными для гуннов. От I тыс. н. э. находки сложных луков на территории Сибири и Восточной Европы еще более многочисленны 20. Сложный лук у народов Сибири, Алтая и Средней Азии многократно отражен и на памятниках искусства: на писаницах, ювелирных и бытовых изделиях I тыс. до н. э. и I тыс. н. э.

Археологические памятники и памятники изобразительного искусства Сибири и Алтая убедительно свидетельствуют, что сложный лук, в состав которого входили дерево, рог или кость и сухожилия, был исконным у племен и народов этой территории, широко распространенным у гунно-монгольских племен Прибайкалья задолго до н. э. Еще более широкое распространение сложный лук получает в I тыс. н. э. у кочевых и оседлых народов Сибири и Алтая, Средней Азии и Восточной Европы.

На территории республик Средней Азии сложный лук также имел широкое распространение задолго до нашей эры у сакских племен. Сохранились многочисленные изображения сложного лука I тыс. до н. э. и I тыс. н. э. на памятниках греко-бактрийского и сасанидского ювелирного искусства. Все луки, изображенные на греко-бактрийских сосудах III—II вв. до н. э., совершенно однотипны. Они подобны растянутой букве М, имеют длинные, сильно загнутые в сторону спинки концы и вогнутую середину 21. Совершенно аналогичные изображения среднеазиатских сложных луков с типичными для них широкими рогами имеются и на памятниках ювелирного искусства сасанидской эпохи. Здесь самые разнообразные сюжеты: охота, война, осада крепостей, поединок и т. д. Очень часто изображаются конные лучники, стреляющие и вперед и обернувшись назад 22. По этим изображениям лучников можно судить не только о составе и характере их вооружения (лук, колчан, стрелы), но и о приемах стрельбы, о способах ношения оружия и т. д. Среднеазиатские лучники носили колчан всегда справа у пояса и стрелы употребляли всегда оперенные и сравнительно длинные. Колчаны имели снизу и сверху расширение. На охоте при стрельбе по быстро бегающим животным они применяли стрелы с двушипными наконечниками, как позднее рекомендовалось в арабском наставлении по стрельбе из лука.

Очень четко изображались детали лука, даже вырезы для тетивы на концах лука. Рукоять лука была длинной и прямой, а рога широкими. Эти признаки очень характерны для среднеазиатских луков начала нашей эры и средневековья и полностью соответствуют реальным лукам из Кенкольского могильника и Топрак-Калы II—IV вв. н. э. Длинная рукоять, по сообщению автора арабского наставления, была характерна и для хорасанских средневековых луков. Хорезмийские луки имели длинные рукояти и широкие рога, склеенные из нескольких деревянных пластин 23. Широкие рога были и у персидских (хорасанских) луков средневековья, сохранившихся в ГИМ и других наших музеях. Эта особенность среднеазиатских луков не была случайностью, а обусловливалась жарким климатом этого района. В Пянджикенте в помещении 1 объекта VI сохранилось изображение сложного лука VII—VIII вв. н. э., совершенно аналогичного более древним среднеазиатским изображениям 24.

В арабском наставлении XV в. есть объяснение этим особенностям в устройстве среднеазиатских луков. Там говорится, что в районах крайне жарких и крайне холодных, равно как в местах очень сырых и влажных, лучшими луками будут те, которые имеют в своем составе изобилие дерева и широкие рога 25. Естественно, что очень жаркий климат Средней Азии и Ирана, где зафиксировано существование сложных луков с широкими рогами, был причиной появления здесь луков подобной формы.

Хорезмийские луки, судя по сохранившимся остаткам их, действительно имели изобилие дерева, как это требуется в арабском трактате. Сохранившиеся деревянные основы этих луков имели в разрезе слоистую структуру. Основа лука клеилась из нескольких планок различных пород дерева, несомненно, усиливалась сухожилиями по спинке лука, а рукоять и концы скреплялись костяными накладками. Длина хорезмийских луков была около 160 см (хранятся в МАЭ в Ленинграде).

Заканчивая краткий обзор распространения сложного лука у древних народов, можно сделать вывод, что сложный лук впервые появился в конце IV или в начале III тыс. до н. э. на территории Прибайкалья.

К содержанию 102-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Daremberg et Saglio. Dictionnaire des antiquites grecques et romaines, t. 1, 1875, p. 1000.
  2. Lane Fox. Observations of M-r Man’s. Collection of Andamanese and Nicobarese, «Journal of the Antropological Institut,» t. VII. London, 1878.
  3. Д. H. Анучин. О древнем луке и стрелах. Труды V археологического съезда в Тифлисе. М., 1887, стр. 337—411.
  4. Г. Картер. Гробница Тутанхамона. М., 1959, стр. 243—246, табл. 37; А. Лукас. Материалы и ремесленные производства древнего Египта. М., 1958, стр. 77, 81, в 644, 647, 678.
  5. Г. Картер. Указ. соч., стр. 246, табл. 16—19.
  6. Hans Воnnеt. Die Waffen der Wolker des alten Orients. Leipzig, 1926, S. 137.
  7. Hans Bonnet. Указ. соч., стр. 136—137.
  8. С. П. Толстов. Хорезмская археолого-этнографическая экспедиция Академии наук СССР (1945—1948 гг.). Археологические и этнографические работы Хорезмской экспедиции 1945—1948 гг. М., 1952, стр. 34—35, рис. 22.
  9. Hans Bonnet. Указ. соч., стр. 137.
  10. W. М. Flinders Petrie. Tools and Weapons. London, 1917, p. 36.
  11. Б. А. Тураев. История древнего Востока. М., 1936, стр. 90—94.
  12. Auguste Deminіn. Guide des Amateurs d’arms et armures. Paris, 1869, p. 109—110.
  13. Гepодот. История в девяти книгах. Пер. с греческого Ф. А. Мшценка, т. I (кн. I— IV). М., 1888, 1, 73.
  14. А. П. Окладников. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. МИA, № 10, 1950, стр. 219—232.
  15. Иакинф Бичурин. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М., 1851, стр. 2.
  16. А. П. Окладников. Указ. соч., стр. 229—230, рве. 68.
  17. Там же, стр. 220.
  18. А. П. Окладников. Погребение бронзового века в Ангарской тайге. КСИИМК, вып. VIII, 1940, стр. 160—162, рис. 36—37; Ю. Д. Талько-Гринцевич. Суджинское доисторическое кладбище в Ильмовой пади Троицкосавского округа Забайкальской обл. М., 1899, стр. 10, 43—54, табл. XIV и XV.
  19. Г. П. Сосновский. Расколки Ильмовой Пади. Сб. «Советская Археология», VIII. М.—Л., 1946, стр. 62, рис. 13.
  20. Г. П. Сосновский. Нижне-Иволгинское городище. Проблемы истории докапиталистических обществ, № 7—8. Изд. ГАИМК, 1934, стр. 159, рис. 3; Л. А. Евтюхова. Археологические памятники енисейских кыргызов. Абакан, 1948, стр. 53—56, рис. 112; С. Руденко и А. Глухов. Могильник Кудыргэ на Алтае. «Материалы по этнографии», т. III, вып. 2. Л., 1927, стр. 44—49, рис. 12—13, 14; С. В. Киселев. Древняя история Южной Сибири. МИА, № 9, 1949, стр. 299—300; А. А. Захаров. Материалы по археологии Сибири. Труды ГИМ, вып. I, 1926, табл. II, рис. 7 и 13.
  21. К. В. Тревер. Памятники греко-бактрийского искусства. М.— Л., 1940, табл. 22—24.
  22. И. А. Орбели и К. В. Тревер. Сасанидский металл. М.— Л., 1935, табл. 3, 5, 6, 9, 11—15, 19—21.
  23. С. П. Толстов. Указ. соч., стр. 34—35, рис. 22.
  24. А. М. Беленицкий. Новые памятники искусства древнего Пянджикента. Скульптура и живопись древнего Пянджикента. М., 1959, стр. 13—16, табл. III и VII.
  25. Arab Archery. Princeton University press, 1945, стр. 85 и сл.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика