В.Е. Максименко — Новые материалы по эпохе ранней бронзы на Нижнем Дону

К содержанию журнала «Советская археология» (1973, №1)

Исследование Койсугских курганов (левобережье Донской дельты) ведется археологической экспедицией Ростовского университета с 1966 г. [1]. В семи раскопанных курганах (№ 1—6 и «Радутка») вскрыто свыше 170 погребений различных эпох — от палеометаллической до позднесредневековой. В настоящей заметке мы публикуем четыре наиболее выразительных погребальных комплекса палеометаллической эпохи из кург. 5 (раскопки 1968 г.) и «Радутки» (раскопки 1969 г.).

Рис. 1. Койсугские курганы. План погр. 18 кург. 5 и вещи из него (1—3)

Рис. 1. Койсугские курганы. План погр. 18 кург. 5 и вещи из него (1—3)

Погребение 18 кург. 5 (рис. 1). Глубина могилы от сохранившейся вершины кургана 2,05 м. Четырехугольная с округлыми углами и слегка
скошенными сторонами яма размером 2,9 X 2 м была ориентирована длинными сторонами по линии ВСВ—ЗЮЗ. Она была зафиксирована сразу же под пахотным слоем. Яма имела уступы-заплечики шириной от 0,3 до 0,5 м. На уступах сохранились остатки деревянных плах и камышового настила от перекрытия. В центре настил провалился в меньшую яму, размеры которой 1,75 X 0,95 м. Дно ямы располагалось в материковом суглинке. Глубина от уступов до дна ямы 0,8 м в восточной части и 0,5 м — в западной.

Северная часть могилы была срезана погребением (11) ямной культуры, в котором костяк лежал в прямоугольной яме, перекрытой бревнами, на спине, с подогнутыми в коленях ногами, головой на ЗЮЗ. Могила 18, в свою очередь, прорезала глинистый выкид из основного погр. 27, в котором покойник был похоронен в яме овальной формы, на спине, го-

Рис. 2. Койсугские курганы. Планы погребений и вещи из них 1—3 — погр. 24 кург. 5; 4—5 — погр. 32 кург. 5

Рис. 2. Койсугские курганы. Планы погребений и вещи из них 1—3 — погр. 24 кург. 5; 4—5 — погр. 32 кург. 5

ловой на СВ, с подогнутыми ногами, и густо засыпан охрой. Юго-восточный угол могилы 18 срезал также частично костяки двух погребений, аналогичных по обряду основному погр. 27. В заполнении могилы 18 были обнаружены два отщепа, охра и фаланги стоп из разрушенных погребений. До уровня перекрытия заполнение могильной ямы было плотным, глинистым, под перекрытием — рыхлым, гумусированным, с угольками.

В яме были погребены двое — взрослый и подросток. Костяки лежали на левом боку, головой на ВСВ. Ноги сильно подогнуты. Кисти согнутых в локтях рук покоились у головы. Стопы костяка подростка лежали на коленных суставах взрослого. Под костями стоп и кистями рук найдено большое количество охры. Костяки находились не на дне ямы, а на земляной подсыпке, состоящей из смеси гумуса, охры, углей и мела. Толщина слоя 15—20 см.

Рис. 3. Койсугские курганы. План погр. 24 кург. «Радутка» и вещи из него (1—8)

Рис. 3. Койсугские курганы. План погр. 24 кург. «Радутка» и вещи из него (1—8)

У обоих костяков в области таза, на уровне пояса, найдено огромное количество целых и частично распавшихся перламутровых (?) или настовых бисеринок (остатки поясов). Аналогичные бусы были встречены позже в погр. 32 кург. 5 (рис. 2, 5).

У восточной стенки могильной ямы стоял горшок с округлым дном, раздутым туловом, воронкообразным горлом и двумя сосцевидными ушками с вертикальными отверстиями (рис. 1, 2). Залощенная поверхность сосуда имеет темно-серый, почти черный цвет. По тулову нанесен сетчатый узор шириной до 3 см, выполненный косыми пролощенными линиями. Глина в изломе серого цвета. Обжиг хороший.

Второй сосуд типа глубокой миски с круглым дном (рис. 1, 3) находился под костями правой руки и правой ноги подростка. Горло воронкообразное, как у первого сосуда, но более широкое. Поверхность темно-серая, залощенная. Тесто по составу резко отличается от теста первого сосуда. Оно грубое, с очень крупными частицами шамота и вкраплениями извести. Внешний слой легко отслаивается. У изголовья костяков найден кремневый отщеп без следов ретуши.

Погребение 24 кург. 5 (рис. 2, 1). Глубина могилы от сохранившейся вершины кургана 1,6 м. Яма частично прорезала выкид от основного погр. 27. Она имеет подчетырехугольную форму и заплечики. Ориентирована по линии ЮЗЗ—ВСВ. Размеры большей ямы 2,35 X 1,55 м, меньшей — 1,32 X 0,85 м. Ширина уступов 0,4 X 0,55 м. Малая яма была перекрыта бревнами диаметром 10—15 см.

Костяк пожилого человека большого роста, сильно скорченный, лежал на левом боку, головой на В—СВ. Коленные суставы левой ноги находились у локтевых суставов рук. Руки согнуты в локтях. Кисть правой руки под подбородком, кисть левой руки «сжата в кулак». Под костями прослежены остатки подстилки. Между костяком и дном могильной ямы гумусированная прослойка с вкраплениями мела, углей и охры. У левой лопатки, за спиной скелета, стоял великолепный выделки круглодонный сосуд со слегка примятым дном, лощеный, охристого цвета, с большим воронкообразным горлом, резко выделенным под углом к тулову (рис. 2, 2). Тесто в изломе темно-серое, с мелкими частицами песка и ракушки. Перед локтевыми суставами лежал миниатюрный медный (?) плоский ножичек с черенком (рис. 2, 3).

Погребение 32 кург. 5 (рис. 2, 4). Глубина от сохранившейся вершины кургана 1,4 м. Размер большей ямы 1 X 0,8 м, меньшей — 0,5X0,7 м. Глубина от заплечиков до дна 0,45 м. Ширина уступов от 0,15 до 0,2 м. На уступах сохранились остатки деревянного перекрытия из бревен. На дне ямы находился скелет ребенка 5—6 лет, в скорченном положении, на левом боку, головой на В. Кисти рук у пояса. Локти вывернуты от туловища. В области поясницы сохранились остатки пояса шириной 3 см, сделанного из огромного количества маленьких перламутровых (?) или пастовых бисеринок, совершенно аналогичных найденным в погр. 18 (рис. 2, 5). Под костяком обнаружено немного охры, угольки, мел.

Погребение 24 кург. «Радутка» (рис. 3). Насыпь кургана многослойная, сильно нарушена. Первоначальная высота не менее 4 м, к моменту раскопок — 0,8 м. Под первой насыпью находилось основное, древнеямное захоронение, оказавшееся ограбленным. Вторая насыпь была сооружена, вероятно, над погр. 24, мощный выкид из которого перекрывал полу первой насыпи. Во вторую насыпь впущено погребение ямной культуры, в котором найден круглодонный сосуд полусферической формы с веревочным орнаментом по верхнему краю. Погр. 24 было совершено в яме с заплечиками и впущено в материковый слой. Глубина дна ямы от вершины 2,73 м. Размеры большей ямы 1,8 X 1,4 м, меньшей — 1,38 X 1 м. Ширина уступов от 0,15 до 0,4 м, глубина от уступов до дна — 0,6 м. Размеры ямы по дну — 1,28 X 0,9 м. На уступах сохранились остатки обгоревших плашек и камышового перекрытия. В заполнении ямы встречались угольки и был обнаружен фрагмент керамики серого цвета с большой примесью ракушки в тесте.

На дне могильной ямы на остатках обгоревшей подстилки, густо посыпанной охрой, лежали два костяка — взрослого и подростка — в сильно скорченном положении, головами на Ю, «лицом друг к другу». Руки взрослого были согнуты в локтях и лежали перед головой. Руки подростка были вытянуты к тазу взрослого. В области таза кости обоих скелетов обуглены.

В восточном углу ямы, к востоку от головы костяка взрослого, найдена проколка-амулет, сделанная из отполированного клыка животного (кабана?) или из части его (рис. 3, 7). В северо-западном углу могильной ямы был обнаружен комплекс вещей: 1) сосуд со слегка заостренной нижней частью и воронкообразным горлом, плавно переходящим в почти шарообразное тулово (рис. 3, 2). Поверхность сосуда заглаженная и слегка подлощенная, пятнистого цвета — от светло-серого с рыжеватым отливом до черного. Тесто в изломе рыхлое, темное, с очень большой примесью крупных частиц извести (?), ракушки и шамота; 2) миниатюрный шаровидный сосудик со слегка подчеркнутым горлом (рис. 3, 4). Состав глины такой же. Поверхность почти черного цвета, слегка залощена. Внутри сосуда лежал кусок охры; 3) чашечка воронкообразной формы с плоским дном и петлевидной ручкой (рис. 3, 3). Поверхность покрыта тонким слоем светло-охристого цвета, хорошо заглажена и залощена. Тесто в изломе почти черное с частицами песка и ракушки; 4) крупная бусина из лигнита, темно-коричневого, почти черного цвета (рис. 3, 6). Форма полусферическая. Нижний, уплощенный край украшен крестовидным врезным орнаментом, состоящим из параллельных линий, по четыре штуки, пересекающихся в центре. Лицевая сторона выпуклая, разделена на четыре сектора, каждый из которых заштрихован параллельными врезными линиями. Штрихи каждого сектора перпендикулярны штрихам следующего сектора; 5) три кольцевидные бусины черного цвета из гагата и одна белая (из зуба?) (рис. 3, 5); 6) маленький плоский амулетик треугольной формы из полированной кости с отверстием для подвешивания (рис. 3, 8).

Рядом с перечисленными вещами компактно лежали 12 астрагалов, пять бараньих коленных чашечек (у некоторых плоские основания затерты), две бабки крупных животных, одинаковые по длине (34 мм), три позвонка рыб из породы осетровых, плоская галька. Весь описанный инвентарь лежал на кучке крупного речного песка.

Дата указанных погребений может быть более или менее точно определена благодаря четкой относительной стратиграфии, прослеженной в двух случаях (погр. 18 кург. 5 и погр. 24 кург. «Радутка»), Не слишком сужая хронологические рамки, мы можем отнести погребения указанной группы к концу III тысячелетия или к началу II тысячелетия до н. э.
Гораздо сложнее определить культурную принадлежность данных комплексов. С одной стороны, они обнаруживают некоторое сходство с памятниками майкопской культуры — ямы с заплечиками, позы погребенных, ориентировка, наличие огня, охра, галька, песок. Близки и некоторые формы керамики, например сосуд из погр. 24 кург. [5]. В то же время материалы указанных погребений находят аналогии среди памятников кеми-обинской культуры. Впрочем, в ней некоторые исследователи также усматривают элементы майкопской культуры [2]. Дальнейшие находки подобных комплексов на территории Нижнего Подонья, возможно, позволят более конкретно ответить на этот вопрос.

1. Предварительные сведения о раскопках Койсугских курганов опубликованы: В. Е. Максименко. Исследование курганного могильника в дельте Дона. АО — 1967, М., 1968; В. Е. Максименко, В. А. Кореняко, А. А. Горбенко. Исследования в дельте Дона. АО — 1970, М., 1971.
2. А. А. Щепинский, E. Н. Черепанова. Северное Присивашье в V — I тысячелетиях до н. э. Симферополь, 1969, стр. 61.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика