Кузнецов B.А. Раскопки аланских городов Северного Кавказа в 1962 г.

К содержанию 98-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Летом 1962 г. Северо-Кавказская экспедиция ИА АН СССР продолжала исследование двух крупных средневековых городищ Северного Кавказа — Верхний Джулат в Северной Осетии и Нижне-Архызского в Карачаево-Черкесской АО. По значительности занимаемой площади и открытых древних сооружений и памятников архитектуры оба городища с полным основанием могут быть названы городами, один из которых был центром восточной, другой — западной части исторической Алании. Расположенные на важных военных и торговых путях, в областях с густым оседлым населением, городища эти — одни из основных археологических объектов, исследуемых СКАЭ в последние годы. Раскопки городища Верхний Джулат производились в тесном сотрудничестве с Северо-Осетинским НИИ, а Нижне-Архызского — в сотрудничестве с Карачаево-Черкесским НИИ.

Верхний Джулат. Раскоп I (400 м2) заложен в северо-западной части памятника, в 150 м к югу от Татартупского минарета. Это наиболее изученная часть города, где были сосредоточены раскопки прошлых лет 1.

На глубине 0,2 м обнаружилась почти сплошная булыжная вымостка (рис. 31) в один ярус. Местами она выбрана, очевидно, в позднейшее время. Вымостку трудно рассматривать иначе, как остатки булыжной мостовой, находящейся в окружении монументальных архитектурных памятников — двух мечетей с минаретами (одна из них соборная), христианской церкви, жилых зданий. Датировка мостовой возможна и на основании стратиграфического расположения керамики XIII в., находившейся на одном горизонте с мостовой и под ней, и на основании датируемых предметов, найденных в том же слое. К их числу относятся: железный серп, обломок ключа от замка, обломки ножей, костяная рукоять плети (?), покрытая нарезным циркульным орнаментом, обломки кирпичей толщиной от 4 до 5 см. Аналогичные предметы на Верхнем Джулате встречались и раньше. В отдельных квадратах расчищены скопления так называемых золотоордынских кирпичей, размером 23 X 23 X4 — 5 — 6 см.

Приведенные данные позволяют отнести вскрытую мостовую скорее всего к XIII в.— времени интенсивной жизни на городище. Она свидетельствует о том, что в это время город уже обладал элементарным благоустройством.

Из находок, обнаруженных в культурном слое ниже мостовой и в других секторах, отметим костяные поделки, разрозненные куски глиняной обмазки, пять обломков каменных мельничных жерновов, обломок стенки железного котла, пряслица, сделанные из черепков, наконечник четырехгранной бронебойной стрелы, ножи и их обломки, фрагменты средневековой черепицы — плоской и полукруглой. Наиболее массовым материалом была керамика и кости животных. Ниже приводится таблица, показывающая распределение этого материала по слоям.

alanskie-goroda

Таблица показывает, что максимальная насыщенность культурного слоя наблюдалась на уровне 0,2—0,4 м, что соответствует уровню мостовой. Керамика из этого пласта почти вся датируется XIII в. На глубине 0,4—0,8 м (штыки третий и четвертый) встречались фрагменты более ранней керамики — например два обломка глиняных котлов с внутренними ушками, которые могут относиться к X—XII вв.

Второй этап работ на раскопе I был связан с исследованием могильника, расположенного под мостовой. Всего обнаружено 28 погребений; они совершены в грунте, на глубине до 0,68 м и ориентированы на запад, северо-запад. Лишь один скелет был ориентирован головой на северо-восток и лежал необычно: скорченно на правом боку, тогда как остальные погребенные лежали вытянуто на спине. Инвентаря не было почти во всех могилах. Только в погребений № 9 обнаружены три медных наперстка, вставленных друг в друга, а в погребении № 28 — бронзовый перстень с синей стеклянной вставкой.

Отсутствие вещей затрудняет датировку. Те погребения, которые были расположены под мостовой XIII в., следует датировать предшествующим временем, — очевидно, XII в. Во многих из них отмечена любопытная особенность — булыжная кладка в один ряд с северной стороны скелета. В районе Джулата такая особенность обряда наблюдается впервые. В качестве аналогии можно указать на кочевнические подкурганные захоронения, pаскопанные Т. М. Минаевой у аула Кубины в Черкесии. Т. М. Минаева приписывает их половцам и датирует концом XI в. 2 (не ранее).

В 1,2 км к югу от Татартупского минарета был заложен раскоп II, площадью около 140 м2. Исследованное здание оказалось остатками небольшой одноапсидной церкви, длиной 15,4 м (рис. 31 — б), состоящей из двух помещений — центрального и маленького притвора. Притвор сложен из кирпича на известковом растворе. Кирпичи разномерны, но преобладают квадратные, размером 25 X 25 X 5, 25 X 24 X-5,5 см. Характерна техника кладки стен: ряды кирпича чередуются с тесаными каменными блоками и валунами. Подобная техника кладки наблюдалась на Верхнем Джулате и в раскопках прошлых лет.

Притвор в плане образует сложный вписанный крест, создаваемый за счет восьми внутренних выступов. Он аналогичен притвору Джулатской церкви № 1, раскопанной О. В. Милорадович в 1959 г. 3 Зафиксирован вход с западной стороны. Следует также отметить, что стены притвора с внутренней стороны были оштукатурены.

Центральное помещение в плане прямоугольное.

Рис. 31. Верхне-Джулатское городище. а - остатки булыжной мостовой в раскопе 1; б — руины церкви № 2, вид с востока; на переднем плане крипта

Рис. 31. Верхне-Джулатское городище. а — остатки булыжной мостовой в раскопе 1; б — руины церкви № 2, вид с востока; на переднем плане крипта

Восточная стена сохранилась очень плохо, поэтому невозможно восстановить контуры апсиды. Стены значительно шире стен притвора и отличаются иной строительной техникой: их цоколь сложен из больших валунов и камней на растворе, почти без применения кирпича. Техника кладки значительно грубее. Изучение строительных швов в их взаимосвязи показало, что центральная часть была пристроена к притвору.

Северо-восточную часть церкви занимала упавшая внутрь северная стена, сложенная из кирпича на растворе. Длина упавшего участка — 3,4 м.

С учетом растяжки и деформации, происшедшей в результате падения, нормальная высота стены может быть определена в пределах 3 м.

С восточной стороны к центральному помещению примыкает подалтарный склеп-крипта, сложенный из квадратного кирпича на толстом слое раствора. Камера ее в плане четырехугольная. На высоте 0,55 м от пола отвесные стены постепенно выведены в сферический свод, в плане круглый.

С восточной стороны в крипту вел сложенный из кирпичей и плит узкий дромос с тремя ступенями. Входное отверстие оформлено стрельчатой аркой. Пол камеры из толстого слоя известкового раствора.

В земле, заполнявшей крипту, обнаружены перемешанные остатки нескольких взрослых и детских скелетов, число которых не устанавливалось. Кроме того, на полу расчищены разрозненные кости еще шести погребенных.

Описанная крипта аналогична крипте под Джулатской церковью № 1, раскопанной в 1959 г. Это еще более сближает оба памятника.

Из находок, обнаруженных при раскопках церкви, отметим массу битого кирпича и черепицы двух видов — полукруглой и плоской. Несколько фрагментов плоской были с рельефными знаками — по предварительному определению, буквами армянского алфавита 4. Внутренняя поверхность стен была покрыта фресками, на что указывают кусочки штукатурки со следами красок (красной и черной). При раскопках притвора найдена ножка стеклянного сосуда 5.

Датировка церкви № 2 определяется ее близостью джулатской церкви № 1 не только по плану, но и по отдельным деталям и по однотипному строительному материалу. Церковь № 1 датируется концом XII — первой половиной XIII в. 6 Эту дату следует принять и для раскопанной нами церкви (№ 2). Отметим, что наконечник стрелы, найденный в крипте, по мнению А. Ф. Медведева, относится к XII в.

В ходе раскопок вокруг церкви и внутри ее притвора расчищено 29 грунтовых погребений, совершенных по христианскому обряду и без инвентаря. Погребения, несомненно, разновременные, но их в основном можно отнести к XIII—XIV вв. Погребение № 30 было совершено в кирпичном саркофаге с двускатной крышей, пристроенном к северной стене церкви. Мужской скелет был сильно перемешан, у черепа найдено серебряное височное колечко.

Далее велись раскопки другого всхолмления, также ориентированного с запада на восток и усеянного битым кирпичом. Раскоп III находился на расстоянии около 700 м к юго-востоку от церкви № 2, недалеко от обрывистого берега поймы Терека. Площадь раскопа около 150 м2. После удаления слоя строительных остатков были открыты руины второй небольшой одноапсидной церкви (№ 3). Ее длина 9 м, ширина 5,6 м (без пристроек). По своему плану она проще церкви № 2 и состоит из одного помещения, притвора нет. Нет и крипты. Стены сложены из чередующихся рядов кирпича и валунов (как в церкви № 2) и скрепленных известковым раствором. С внутренней стороны на стенах сохранились остатки штукатурки.

Помещение церкви прямоугольное. Пол был тщательно выложен квадратным кирпичом стандартных размеров: 24 X 24 см, 25 X 25 см и сверху покрыт слоем серого известкового раствора, почти целиком выбитого. Алтарная часть отделялась от зала алтарной преградой, сложенной из кирпичей в два ряда на растворе. Апсида, судя по остаткам булыжной кладки, была полуциркульной, с небольшими угловыми выступами с севера и юга. В южной части ее, под основанием, отмечена более древняя яма с керамикой X—XII вв.

При раскопках церкви найдены пять обломков железных клепаных крестов и железный четырехгранный гвоздь.

С западной стороны к церкви № 3 были пристроены склеп и мавзолей. Склеп сложен из серых песчаниковых блоков без раствора и содержал разрушенное погребение без вещей. Мавзолей также четырехугольный в плане, сложен из квадратного кирпича на растворе. Изнутри стены были оштукатурены. В юго-западном углу мавзолея — дверной проем шириной 0,73 м. Внутри мавзолея расчищено девять христианских погребений, одно из них в кирпичном гробе. При погребенных найдены два красно-коричневых кувшина с ручками, два железных кольца, круглая костяная пуговица с резным циркульным орнаментом, серебряная пуговица типа «жолудя», покрытая зернью, два железных креста.

У южной стены церкви исследован кирпичный саркофаг с двускатной крышей, аналогичный исследованному у церкви № 2. Он ориентирован с запада на восток. На полу камеры лежал мужской скелет без вещей.

Вокруг церкви, кроме вышеописанных, было раскопано еще 13 грунтовых христианских погребений. В погребении № 18 найдены: серебряное височное кольцо в полтора оборота с гроздью из четырех шариков на конце, серебряная пуговица «жолудь» с зернью и серебряная орнаментированная пуговица-бубенчик.

Дата церкви № 3 определяется характером строительного материала и техники, а также отдельными находками. Кирпич аналогичен кирпичу из церквей № 1 и 2, датированных XII—XIII вв. Одинакова в церквах черепица — плоская с бортиком и полукруглая с упором. Одинаковы и строительные приемы — чередование кирпичей и валунов в стенах. Костяная пуговица из мавзолея идентична такой же, найденной при раскопках церкви № 1 7. Ювелирные серебряные пуговицы «жолудь» хорошо известны в материалах XIII—XIV вв. из «Волжской Болгарии» 8. Встречались они и в раскопках О. В. Милорадович на христианском могильнике XIII—XIV вв. у церкви № 1. К тому же времени можно отнести найденные нами кувшины, кресты, височные кольца и т.д. Все эти вещи указывают на дату окружающего церковь могильника. Время же строительства самой церкви можно определить XIII в.

Наиболее важные результаты раскопок Верхнего Джулата состоят в том, что вновь подтверждено наличие здесь в XII—XIII вв. крупного аланского центра, несомненно, городского типа, обладавшего элементами благоустройства (мостовая) и многочисленными памятниками архитектуры. Теперь нам известны те три джулатские церкви, которые наблюдали здесь русско-грузинские миссионеры в 1743 г. и «ис которых две без глав, а одна с главою, токмо весьма обветшали и развалились» 9. Важно также отметить, что при раскопках 1962 г. впервые выявлены архитектурные сооружения в южной части городища. Это свидетельствует о том, что кирпичные здания не были сосредоточены лишь в северной части города, где, возможно, находился его центр. Три церкви в разных районах, вероятно, имели значение местных капелл, удовлетворявших потребности прилежащих христианских кварталов. Изучаемый городской центр, связываемый в последнее время с Дедяковым, по нашему мнению, был экономическим и политическим центром Восточной Алании в XII—XIII вв. В этом состоит большое значение его раскопок.

Нижний Архыз. Раскопки на Нижне-Архызском городище (в ущелье р. Большой Зеленчук) были продолжением исследований, начатых здесь в 1960 г. Сначала на территории основной части городища были заложены два разведочных шурфа, выявивших культурный слой X—XII вв.

Толщина слоя 0,7—1 м. В третьем шурфе, заложенном к югу от церкви № 6, обнаружен слой с гончарной красноглиняной керамикой XIII—XIV вв., а также основания каменных стен и большое количество железных
шлаков.

Рис. 32. Нижне-Архызское городище. План церкви № 4 и комплекса жилых и производственных помещений I—V — помещения I—V; 1 — первый строительный период; 2 — второй строительный период; 3 — третий строительный период

Рис. 32. Нижне-Архызское городище. План церкви № 4 и комплекса жилых и производственных помещений
I—V — помещения I—V; 1 — первый строительный период; 2 — второй строительный период; 3 — третий строительный период

Основной раскоп разбит в средней части города, наиболее интенсивно застроенной. Исследованы руины церкви № 4, давно отмеченной археологами, но остававшейся неизученной. Она находится около центральной улицы города, к северу от балки Подорваной.

После разборки завалов выявилась конструкция церкви в основных ее деталях. Она одноапсидная, в плане состоит из трех частей: алтаря, центрального помещения и притвора. Длина здания 11,7 м, ширина 4,4 м, сложена из подтесанного плитняка без раствора. Апсида отделена от центрального помещения алтарной преградой, расчищенной до основания фундамента на глубину 2,2 м.

Стены центрального помещения сохранились в высоту до 2,4 м (южная стена), но ни в одной нет никаких следов дверных или оконных проемов.

Внутри помещения была расчищена полукруглая в плане стена, идущая от западной стены к южной. Посредине стены — ниша, выложенная четырьмя небольшими плитами. При расчистке в ней найдено несколько угольков.

Притвор небольшой, прямоугольный. Снаружи к юго-западной части его пристроена лестница с пятью ступенями, ведущая на каменное крыльцо.

В высоту крыльцо сохранилось на 1,12 м, но первоначально оно было, несомненно, выше (рис. 32).

Церковь № 4 оказалась весьма интересным и своеобразным памятником. По своему плану она тождественна многим церквам X—XII вв. Нижнего Архыза и Верхнего Прикубанья. Но совершенно новое в ней — глухой цокольный этаж — подклет, о чем свидетельствует отсутствие дверных проемов (при значительной высоте сохранившихся стен) и наличие лестницы и крыльца с западной стороны. Последнее указывает на то, что вход в церковь был поднят на значительную высоту (примерно 1,5 м над уровнем древнего горизонта). Соответственно должна определяться отметка уровня древнего пола церкви, по-видимому, деревянного. Все эти факты говорят об устройстве под полом центрального помещения низкого темного подклета, разделенного на две части стеной с нишей. Подклет, вероятно, был и под алтарем. Он мог использоваться для хранения церковного имущества.

В целом церковь № 4 — оригинальный памятник архитектуры с ярко выраженным вертикализмом основных объемов, особенно ощутимым при небольших размерах здания. Следует также отметить, что апсида снаружи была украшена цветными изразцами, обломки которых найдены в слое завала. Дата церкви № 4 определяется как архитектурно-стилистическими особенностями, так и стратиграфически — ее расположением на культурном слое X—XII вв. На основании этих данных вероятным временем строительства ее можно считать XII в.

Рис. 33. Нижне-Архызское городище. Остатки железоплавильного горна

Рис. 33. Нижне-Архызское городище. Остатки железоплавильного горна

На расстоянии 3,7 м к северо-западу от притвора отмечалось кургано-образное возвышение, на поверхность которого выходили тесаные камни. При раскопках выявлено, что оно состояло из задернованной груды тесанных камней и плит, после удаления которых открылось четырехугольное помещение I. Позже расчищены примыкающие с юго-запада помещения II—V, составляющие с первым единый комплекс (рис. 32).

Стены помещения I сложены из камня-плитняка насухо. Лучше всего сохранилась юго-восточная стена высотой 2,23 м. В южном углу стены — дверной проем шириной 0,92 м. Дверь вела из помещения I на улицу к церкви. На древнем горизонте около этого входа найдена тесаная плита с изображением креста, которая, возможно, была вмонтирована в стену над дверью.

Наиболее интересный объект был открыт у юго-западной стены помещения, на глубине 1,4 м. Здесь под завалом обнаружились остатки небольшого горна для выплавки железа (рис. 33). Горн состоит из трех камер. Камера А вплотную примыкала к стене здания, сверху накрыта разбитой плитой, с соседними камерами не сообщалась. Внутри найдено несколько древесных угольков. Камеры Б и В образованы тремя большими тесаными камнями (один из них со сквозным отверстием), поставленными на торец. Боковые камни поставлены под углом по отношению к среднему. Размеры камеры Б—0,34 X 0,34 X 0,3 м, камеры В — 0,29 X 0,34 X 0,34 м (высота). Пол камер был выложен плоскими закопченными камнями. Важно отметить, что камни, составляющие камеры, прокалены и растрескались, а на поверхности, обращенной внутрь горна, образовались шлаковые накипи.

На использование горна для выплавки железа указывают железные Шлаки, заполнявшие камеры Б и В и все пространство перед ними. Всего из горна и с производственной площадки извлечено 205 кусков шлака, некоторые весом в несколько килограммов. Кроме того, вокруг горна найдены кусочки прокаленной глины и прослежен толстый слой древесного угля, несомненно, связанный с работой горна.

Анализ шлака, произведенный в лаборатории ИА АН СССР О. Ю. Круг, показал большое содержание магнетита и, следовательно, высокое качество руды. На основании того же исследования шлака устанавливается сыродутный процесс плавки.

Выявление остатков железоделательного производства на Нижне-Архызском городище — факт весьма важный. Значение его состоит не только в том, что явные и документированные остатки железного производства выявлены впервые в истории изучения аланской культуры 10, но и в том, что они еще раз подтверждают роль Нижне-Архызского городища как важного производственного центра в X—XII вв.

К помещению I примыкает помещение II, без следов дверных проемов. При разборке завала встречены кусочки розовой цемянки, обломки полукруглой черепицы, фрагменты керамики. Вдоль юго-восточной стены помещения расчищена кладка из больших каменных плит. Под ними оказалось погребение, совершенное уже после того, как здание было заброшено. Скелет головой ориентирован на юго-запад-запад, положение — вытянутое на спине. Вещей не обнаружено. В помещении II мы не обнаружили материалов, которые позволили бы определить его назначение.

Помещение III почти квадратное, размеры — 4,85 X 4,2 м. Здесь при разборке завала найдены обломки полукруглой черепицы и кусок стеклянного браслета. На глубине 1 м все помещение было завалено слоем коричнево-красной глины, которую подстилал слой древесного угля. Отметим также, что в слое глины повсеместно встречались кусочки многослойной побелки.

Эти напластования трудно представить иначе, как рухнувшую внутрь помещения крышу, которая, по-видимому, была плоской (типа горской сакли), глинобитной, выложенной крупными обожженными глиняными плитами. Некоторые плиты сохранились почти целиком; они достигали 31 см в длину при ширине 28 см и толщине 8—9 см. Плиты лежали на турлучном каркасе (куски турлука найдены), с внутренней стороны выбеленном. Пол здания был деревянным — при тщательной зачистке в слое угля удалось проследить отдельные куски сгоревших досок.

Находки в основном связываются с конструкцией крыши. Это железные гвозди двух видов, скобы, костыли, стержни и т. д. Найден также плоский наконечник стрелы, около 30 мелких обломков листовой меди (от чаши или котла), два обломка стеклянных сосудов, обломок стенки каменного сосуда (?), выточенного из агата, изменившего свою структуру под воздействием высокой температуры 11.

Стены с внутренней стороны сохранили остатки серой штукатурки. Помещение III можно рассматривать как жилое (хотя и без очага), уничтоженное в результате пожара.

Помещение IV пристроено к помещению III позднее. Размеры его — 5,6 X 2,55 м. Поскольку оно на 0,6 м шире помещения III, северо-западная стена его оказалась возведенной параллельно той же стене помещения III. Образовался узкий «коридор» 12 шириной 0,35 м. Вряд ли он использовался как проход, так как был забит камнями и землей.

Под южной стеной примерно на уровне пола вскрыта каменная кладка, длиной 4,5 м. Вероятнее всего, это остаток более древней стены, перекрытой при строительстве. В стене помещения IV, которая шла над кладкой, удалось выявить дверной проем, позднее заложенный камнями.

Судя по большому количеству костей животных и черепков, помещение IV было связано с хозяйственной жизнью. Отметим также обломки четы¬рех стеклянных браслетов и мелкие фрагменты стеклянной посуды.

Дверной проем ведет из помещения IV на юг. Здесь расчищены остатки помещения V, которое напоминает открытую на солнечную южную сторону веранду. От этого помещения (вернее пристройки) сохранились две четырехугольные каменные базы одинаковых размеров (1,17 X 1,17). Кладка аналогична кладке стен здания. Базы расположены точно по линии стен. Можно полагать, что на этих базах-основаниях стояли деревянные или каменные столбы, поддерживавшие крышу-навес. Промежутки между зданием и базами в позднейшее время заложены весьма примитивной каменной кладкой.

Исследованное нами сооружение включает комплекс помещений различного назначения. Это первое большое здание, раскопанное на Нижне-Архызском городище. Оно дает много интересного материала о производстве, хозяйстве и быте обитателей городища. Что касается даты здания, то она определяется находками и стратиграфическим соотношением с церковью № 4. Этой датой можно считать XI—XII вв.

Одновременно с раскопками церкви № 4 и здания у северного Зеленчукского храма исследовался древнехристианский могильник, раскопки которого начаты в 1960 г. Он состоит из каменных ящиков. В 1960 г. было раскопано 53 ящика. В 1962 г. исследовано исключительно у апсид ной части храма 32 ящика. Данные, полученные в 1962 г., подтверждают основные наблюдения, сделанные в 1960 г. 13 Все погребенные лежат вытянуто на спине, головой на запад. В заполнении многих ящиков зафиксированы древесные угольки, кирпичная крошка, заменяющая реальгар, и кусочки мела. Под черепа некоторых скелетов подложены плоские камни. Найденный в могилах немногочисленный инвентарь подтверждает и намеченную ранее дату — XI—XIV вв. Керамики нет. В ящике № 79 найден стеклянный темно-коричневый браслет. Из ящика № 56 интересна крупная серебряная ювелирной работы подвеска со стеклянными глазками. При помощи трех бронзовых цепочек она была вплетена в косу.

В засыпи ящика № 59, непосредственно под покровной плитой, обнаружена медная византийская монета императора Константина Багрянородного, чеканенная в Константинополе в январе — апреле 945 г. 14 Отверстия нет, поверхность сильно стерта. Монета к погребению не относится и попала в ящик из слоя.

В итоге раскопок 1962 г. огромное Нижне-Архызское городище вновь представляется как один из основных археологических памятников западной части Алании, один из важнейших ее экономических и политических центров X—XII вв.

К содержанию 98-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. См. информационные статьи О. В. Милорадович. КСИА АН СССР, вып. 85 86, 90.
  2. Т. М. Минаева. Городище близ аула Кубины в Черкесии. Изв. Северо-Осетинского НИИ, т. XXII, вып. IV. Орджоникидзе, 1960, стр. 175, рис. 16.
  3. В. А. Кузнецов и О. В. Милорадович. Археологические раскопки в Северной Осетии в 1959 г. КСИА АН СССР, вып. 86. 1961, стр. 96.
  4. Определение произведено проф. Е. А. Пахомовым.
  5. Аналогию см. Б. Н. Аракелян, Г. О. Карахайян. Гарни. Археологические раскопки в Армении, № 10. Ереван, 1962, табл. 1, третий ряд.
  6. В. А. Кузнецов и О. В. Милорадович. Указ. соч., стр. 98. См. также статью Е. И. Крупнова. Христианский храм XII в. на городище Верхний Джулат. МИА. № 114, 1963, стр. 65.
  7. В. А. Кузнецов и О. В. Милорадович. Указ. соч., рис. 40, 12.
  8. А. П. Смирнов. Волжские Булгары. М., 1951, табл. IV, 70.
  9. М. М. Блиев. Осетинское посольство в Петербурге 1749—1752 гг. Орджоникидзе, 1961. стр. 15, примеч. 1.
  10. Ближайшую территориально їй хронологически аналогию ом. Б. Е. Деген — Ковалевский. К истории железного производства Закавказья. ИГАИІМК, вып. 120. М. —Л.. 1935.
  11. Определение материала и его исследование произведены в Музее минералогии АН СССР М. Е. Яковлевой.
  12. Сходный «коридор» см. Т. М. Минаева. Археологические памятники на р. Гиляч в верховьях Кубани. МИА, № 23, 1951, стр. 273, рис. 3.
  13. В. А. Кузнецов. Археологические раскопки в верховьях Кубани в 1960— 1961 гг. КСИА АН СССР, вып. 96.
  14. Монета определена В. В. Кропоткиным.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика