И.В. Ковтун — Основы морфологии андроновского орнамента

Ковтун И.В. Основы морфологии андроновского орнамента // Известия АГУ. — 2009. — № 4-4(64). — С.115-124.

Андроновский орнамент морфологически неоднороден. Самым очевидным доказательством этого являются отличия семи базовых орнаментальных блоков, лежащих в основании всего разнообразия андроновской орнаментальной графики:

I. Меандр (рис. 1, 2).
II. Треугольник (рис. 3).
III. Горизонтальный зигзаг (рис. 4-7).
IV «Елочка» (вертикальный зигзаг) (рис. 4-2).
V Каннелюры (рис. 4-3)
VI. Насечки и «штрихполосы» (рис. 4-4)
VII. Вдавления различной конфигурации (рис. 5).

Каждый из перечисленных блоков представлен
ограниченным набором изобразительных вариаций своего исходного символа — конструктивного элемента для образования орнаментальных мотивов. Совокупности этих вариаций — орнаментальных мотивов и составляют содержание каждого из орнаментальных блоков, с присущими им правилами композиционной и структурно-иерархической организации элементов. При этом все орнаментальные сюжеты на андроновских сосудах являются результатом различных сочетаний данных изобразительных вариаций — мотивов, входящих в тот или иной орнаментальный блок. Количество орнаментальных мотивов в каждом из блоков неодинаково. В этом смысле наибольшее разнообразие обнаруживают меандры и треугольники.

Изображения, составляющие меандровый орнаментальный блок, подразделяются на две группы: линейных (рис. 1-1-3) и «ковровых» (рис. 2-1-3) меандров. В группе линейных меандров выделяются три типа изображений, отличаемых по способу их соединения в раппорт либо отсутствию такого соединения вовсе. Ранее типология данной группы меандров предлагалась применительно к андроновским материалам Обь-Чулымского междуречья [1, с. 64, рис. 56]. Принципиально она приемлема и для памятников всего ареала, с необходимой корректировкой в наименовании типов линейного меандра: разомкнутые (рис. 1-1); замкнутые (рис. 1-2); сомкнутые (рис. 1-3).

Особенности второй группы меандров также привлекали внимание исследователей [2, с. 177-180]. Принцип, положенный С.В. Зотовой в основу типологии данной группы меандров, названных ею «ковровыми», сохранил свою актуальность: форма исходной меандровой фигуры — «крючка», в сочетании с местом его соприкосновения с зигзагом: вершиной либо серединой одной из сторон последнего.

У «ковровых» меандров А-типа, исходный Г-образный «крючок» спускался из вершины зигзага. Данная фигура могла симметрично удваиваться, т.е. удваивалось и количество исходных «крючков». По мере усложнения и прибавления новых «крючков» окончательная меандровая фигура могла приобретать и асимметричный вид (рис. 2-1 ).

«Ковровые» меандры Б-типа также характеризуются присоединением исходной фигуры, напоминающей букву П, к вершине зигзага либо гораздо реже к исходящей из нее прямой линии. Усложнение окончательной фигуры достигалось посредством присоединения дополнительных, чаще Г-образных, «крючков» (рис. 2-2).

При построении «ковровых» меандров В-типа исходная фигура — коленчатый «крючок» — присоединялась к середине одной либо сразу двух сторон зигзага. Последующие усложнения достигались тем же способом, что и в предыдущих случаях (рис. 2-3) [2, с. 177-180].

Критериями типологической классификации изображений треугольного орнаментального блока являются: пространственная ориентация оси «основание-вершина»; отличия в способах соединения треугольных фигур между собой и в раппорт; а также особенности компоновки фигур в пределах орнаментальной зоны и окончательная конфигурация производного мотива.

Таким образом, были обособлены треугольники «вертикального» (рис. 3-1), «горизонтального» (рис. 3-2) и «пирамидального» (рис. 3-3) типов. У первых направление оси «основание — вершина» вертикальное (или вертикально-диагональное), а у вторых, соответственно, горизонтальное (или горизонтально-диагональное). Треугольники «вертикального» типа образуют три вида производных орнаментальных мотивов:
1) бордюр из косо- или прямоугольных треугольников вершинами к верху с редким, но возможным удвоением мотива (рис. 3-1-I);

Рис. 1. Меандровый орнаментальный блок. Группа линейных меандров: 1 - разомкнутый тип линейных меандров; 2 - замкнутый тип линейных меандров; 3 - сомкнутый тип линейных меандров

Рис. 1. Меандровый орнаментальный блок. Группа линейных меандров: 1 — разомкнутый тип линейных меандров; 2 — замкнутый тип линейных меандров; 3 — сомкнутый тип линейных меандров

2) бордюр из косо- или прямоугольных треугольников вершинами книзу (рис. 3-1-II);
3) бордюр из двух цепочек косо- или прямоугольных треугольников с противопоставленными или «взаимопроникающими» вершинами (рис. 3-1-III).

Треугольники «горизонтального» типа образуют четыре вида производных орнаментальных мотивов:
1) с горизонтально-сомкнутым способом соединения элементов (рис. 3-2-I);
2) с диагонально-сомкнутым способом соединения элементов (рис. 3-2-II);
3) с вертикально-сомкнутым способом соединения элементов (рис. 3-2-III);
4) с комбинированным способом соединения эле-

Рис. 2. Меандровый орнаментальный блок. Группа «ковровых» меандров: 1 - «ковровые» меандры А-типа; 2 - «ковровые» меандры Б-типа; 3 - «ковровые» меандры В-типа

Рис. 2. Меандровый орнаментальный блок. Группа «ковровых» меандров: 1 — «ковровые» меандры А-типа;
2 — «ковровые» меандры Б-типа; 3 — «ковровые» меандры В-типа

ментов, который в различных сочетаниях объединяет все вышеперечисленные конструктивные приемы (рис. 3-2-IV).

Разновидности орнаментальных конструкций «пирамидального» типа (а также способ построения и производный мотив) сводятся к особенностям конфигурации и количественной вариабельности ярусов «пирамиды», а также направлению вершин образующих ее треугольников. Соответственно, речь может идти о трех основных видах этой орнаментальной фигуры — мотива (рис. 3-3-I-III).

Для прочих орнаментальных блоков: горизонтального зигзага «елочки», каннелюр, насечек, «штрихполос» и вдавлений, подобная типологи-

Рис. 3. Треугольный орнаментальный блок: 1 - треугольники «вертикального» типа; 2 - треугольники «горизонтального» типа; 3 - треугольники «пирамидального» типа

Рис. 3. Треугольный орнаментальный блок: 1 — треугольники «вертикального» типа; 2 — треугольники «горизонтального» типа; 3 — треугольники «пирамидального» типа

Рис. 4. Орнаментальные блоки: 1 - горизонтальный зигзаг; 2 - «елочка» (вертикальный зизаг); 3 - каннелюры; 4 - насечки и «штрихполосы»; 5 - вдавления

Рис. 4. Орнаментальные блоки: 1 — горизонтальный зигзаг; 2 — «елочка» (вертикальный зизаг); 3 — каннелюры; 4 — насечки и «штрихполосы»; 5 — вдавления

Рис. 5. Композиционные вариации андроновского орнамента: 1 - моносюжет-эталон; 2 - моносюжет-дубликат; 3 - моносюжет-доминант; 4 - моносюжет-псевдодоминант

Рис. 5. Композиционные вариации андроновского орнамента:
1 — моносюжет-эталон; 2 — моносюжет-дубликат; 3 — моносюжет-доминант; 4 — моносюжет-псевдодоминант

ческая классификация не целесообразна ввиду отсутствия объективно значимых критериев. Тем не менее для орнаментального блока «елочки» характерно бытование двух видов производных мотивов этого элемента: сплошной «елочки» (рис. 4-2-I,II) и «шевронной» (рис. 4-2-III-V). Изображения каннелюр объективно подразделяются на собственно каннелюровую орнаментацию (рис. 4-3-I,II) и различные способы ее имитации — псевдоканнелюры (рис. 4-3-III,IV). Наконец, различие между насечками (рис. 4-4-I,II) и «штрихполосами» (рис. 4-4- III-VI) отражено уже в их наименовании. Причем в этих случаях возможно выделить сплошные (рис. 4-4-I,II), ромбовидные (рис. 4-4-VI) и фризовые (рис. 4-4-V) виды мотивов производных от данных орнаментальных элементов.

Рис. 6. Композиционные вариации андроновского орнамента: 1 - классический моносюжет; 2 - ложноклассический моносюжет; 3 - классический полисюжет

Рис. 6. Композиционные вариации андроновского орнамента:
1 — классический моносюжет; 2 — ложноклассический моносюжет; 3 — классический полисюжет

Рис. 7. Композиционные вариации андроновского орнамента: 1 - редуцированный полисюжет; 2 - неоклассический полисюжет

Рис. 7. Композиционные вариации андроновского орнамента:
1 — редуцированный полисюжет; 2 — неоклассический полисюжет

Прочие изобразительные вариации, представленные в этих орнаментальных блоках, сводятся либо к степени заполнения орнаментального поля доминирующим мотивом, либо к количественной вариабельности исходного конструктивного элемента.

Структурообразующая функция в андроновском орнаментальном комплексе принадлежала композиции. Небезуспешные попытки выявления принципов композиционного построения и структуры андроновской орнаментальной схемы предпринимались исследователями неоднократно. В данном случае речь идет о выделенном Ю.И. Михайловым «композиционном каноне», «…в соответствии с которым осуществлялось орнаментальное заполнение федоровских горшков» [3, с. 7]. Суть идеи Ю.И. Михайлова заключается в статистическом обосновании композиционной зависимости между орнаментацией зоны венчика цепочкой треугольников и трехзональной разбивкой орнаментального поля сосуда: «Нарушение этой зависимости в большинстве случаев связано с отказом от традиционного трехзонального членения орнаментального поля» [3, с. 7]. В монографии, посвященной андроновским древностям Обь-Чулымского междуречья, данный тезис приводится применительно к рассматриваемым материалам [1, с. 67-70]. Помимо этого, опираясь на анализ 309 сосудов из 34 андроновских могильников юга Западной Сибири и Казахстана, авторы монографии выделяют три варианта построения андроновской орнаментальной композиции: «Первый — наличие на венчике сосуда цепочки треугольников в сочетании с трехзональной разбивкой орнаментального поля. Второй — появление на венчике какого-либо другого мотива и нарушение трехзонального членения орнаментального поля. Третий — наличие на венчике цепочки треугольников и отсутствие трехзонального членения» [1, с. 68-69]. Статистическое преобладание первого варианта (61%) дало В.В. Боброву и Ю.И. Михайлову основание полагать, что «первый вариант построения композиции был традиционным и выступал в качестве композиционного канона» [1, с. 69].

При всей значимости сделанных наблюдений их оформление в качестве концепции «андроновского композиционного канона» представляется не совсем корректным. Во-первых, верификация композиционного канона должна опираться на весь комплекс структурообразующих связей исследуемого объекта. В данном же случае выбрана только одна из них, а именно: достоверно установленное отношение детерминации между наличием (или отсутствием) треугольных элементов на венчике сосуда и количеством орнаментальных зон последнего. Хотя и здесь не был учтен четвертый вариант структурирования орнаментального поля: появление на венчике не доминантного мотива (т.е. не треугольника) при сохранении трехзональной разбивки орнаментальной композиции.

Во-вторых, из схемы и статистической колонки Ю.И. Михайлова и В.В. Боброва [1, с. 67-73; 3, с. 7-8, 36-39] неоправданно исключены сосуды негоршковидных форм, учет которых существенно уменьшает представительство «канонического» варианта композиции с 61% (по В.В. Боброву и Ю.И. Михайлову) до среднего удельного веса по всему андроновскому ареалу в 37-38%. Хотя и этот показатель, безусловно, свидетельствует о неслучайном характере сделанных обобщений. Так, Д. Кларк предлагает считать критерием типа внутреннюю однородность популяции, выраженную корреляцией признаков в группе предметов на уровне 30-60% [4, с. 261; 5, с. 61].

Вариабельность количества орнаментальных зон, зависящую от мотива присутствующего (либо отсутствующего) в зоне венчика, следует признать одним из главных принципов структурирования андроновских орнаментальных композиций. Всего же при выделении композиционных вариантов андроновского орнамента учитывались различия или обоюдные соответствия по трем критериям:

а) зональность орнаментального поля (количественный критерий);
б) характер орнаментального сюжета в каждой из зон (качественный критерий);
в) фактор наличия доминантной зоны венчика и характер ее орнаментации (трансформирующий критерий).

Репертуар приемов, использовавшихся при создании андроновских орнаментальных композиций, не исключал и предельно простых решений. Удачное определение последним предложено В.В. Бобровым, назвавшим такие орнаментальные схемы моносюжетными. Первоначально этот термин охватывал сосуды, орнаментированные многократным повторением одного и того же элемента: «елочки», зигзага, каннелюр и т.д. Однако сюда же следует относить и сосуды с тождественным орнаментальным сюжетом двух или более зон, включая керамику, на которой эти мотивы дополняет иной орнамент в доминантной зоне венчика.

Всего было выделено шесть вариантов моносюжетных композиций:

1. Моносюжет-эталон. Зональность отсутствует. Характеризуется многократным повторением одного элемента в пределах орнаментального поля сосуда (рис. 5-7).
2. Моносюжет-дубликат. Отличается двухзональной разбивкой орнаментального поля с тождественным сюжетом в каждой из зон (рис. 5-2).
3. Моносюжет-доминант. Зона венчика орнаментирована доминантным мотивом — цепочкой треугольников. В остальном полностью идентичен эталонному варианту (рис. 5-3).
4. Моносюжет-псевдодоминант. Аналогичен предыдущему, за исключением орнаментации зоны венчика, которая украшена не цепочкой треугольников, а иными мотивами (рис. 5-4).
5. Классический моносюжет. Трехзональная разбивка орнаментального поля. В зоне венчика представлен доминантный мотив — цепочка треугольников, а в двух других — любые взаимоидентичные (рис. 6-7).
6. Ложноклассический моносюжет. Аналогичен предыдущему, за исключением присутствия в зоне венчика цепочки треугольников, которые заменены иным орнаментальным мотивом (рис. 6-2).

Помимо этого было выделено три варианта полисюжетных композиций, отличающихся от моносюжетных зональной комбинаторикой орнаментальных мотивов, представляющих разные орнаментальные блоки либо входящие в них различные группы, типы и виды, а в отдельных случаях и их более детальные изобразительные вариации.
7. Классический полисюжет. Включает сосуды с трехзональной разбивкой орнаментального поля, цепочкой треугольников по венчику и неодинаковыми сюжетами в двух последующих зонах (рис. 6-3).
8. Редуцированный полисюжет. Производный (стилизованный) в основном от предыдущего. Основное отличие от классического — утрата доминантной зоны венчика и двухзональная разбивка орнаментального поля, с неодинаковыми сюжетами в каждой из зон (рис. 7-7).
9. Неоклассический полисюжет. Трехзональная разбивка орнаментального поля. Доминантный мотив зоны венчика — цепочка треугольников, утрачен и вытеснен иными орнаментальными элементами. Две последующие зоны заполнены неодинаковыми сюжетами (рис. 7-2).

Библиографический список

1. Бобров, В.В. Андроновские памятники Обь- Чулымского междуречья / В.В. Бобров, Ю.И. Михайлов. — Кемерово, 1989: Деп. в ИНИОН, 26.06.89. № 38518.
2. Зотова, С.В. Ковровые орнаменты андроновской кера¬мики / С.В. Зотова // Новое в советской археологии. МИА. №130. — М., 1965.
3. Михайлов, Ю.И. Орнамент андроновского керамического комплекса (Проблема анализа и интерпретации):
автореф. дис. … канд. ист. наук / Ю.И. Михайлов. — Кемерово, 1990.
4. Федоров-Давыдов, Г.А. Понятия «археологический тип» и «археологическая культура» в «Аналитической археологии» Дэвида Кларка / Г.А. Федоров-Давыдов // СА. — 1970. — №3.
6. Клейн, Л.С. Археологическая типология / Л.С. Клейн.
— Л., 1991.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика