К 80-летию Николая Яковлевича Мерперта

Мунчаев Р. М. К 80-летию Николая Яковлевича Мерперта // Российская археология. — 2002. — № 4. — С. 176—181.

Рис. 1. Николай Яковлевич Мерперт.

Рис. 1. Николай Яковлевич Мерперт.

26 ноября 2002 г. исполняется 80 лет со дня рождения крупнейшего археолога России, всемирно признанного ученого, доктора исторических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ, члена-корреспондента Германского археологического Института, лауреата Государственной премии РФ, ветерана Великой Отечественной войны, главного научного сотрудника и руководителя Группы зарубежной археологии Института археологии РАН Николая Яковлевича Мерперта.

Н.Я. Мерперт, бесспорно, знаковая фигура в советской и российской археологии. Все развитие нашей науки с конца сороковых годов XX века и по настоящее время связано в немалой степени с его именем. Активная и исключительно плодотворная научная и полевая деятельность Н.Я. Мерперта, обеспечившая многие важные успехи восточноевропейской археологии, продолжается и сегодня. И это всех нас — его друзей, коллег и многочисленных учеников очень радует.

Я познакомился с Н.Я.Мерпертом в декабре 1949 г., когда поступил в аспирантуру ИИМК АН СССР. Буквально через две недели после нашего знакомства он успешно защитил (январь 1950 г.) свою кандидатскую диссертацию. Это было первое в моей жизни заседание Ученого совета ИИМК с защитой диссертации, на котором я имел честь присутствовать. А в 1951 г. я принял участие, как аспирант, в составе II отряда Куйбышевской экспедиции ИИМК АН СССР, которым руководил Н.Я.Мерперт. Мне посчастливилось работать в этой экспедиции у Николая Яковлевича еще в 1952 и 1955 гг. В дальнейшем же мы работали вместе в Северо-кавказской экспедиции, проводившей под руководством Е.И. Крупнова широкие полевые исследования в Чечено-Ингушетии, а также в Болгарии. А с 1969 г., когда была организована Месопотамская экспедиция Института археологии, наша совместная научная и полевая деятельность оказалась прочно связана в один тугой узел и подчинена изучению ряда узловых проблем археологии Месопотамии и Ближнего Востока в целом. За эти долгие 50 лет совместного труда, многомесячной из года в год экспедиционной жизни и регулярного участия в различных международных конгрессах, конференциях и симпозиумах удалось не только очень многому научиться у Николая Яковлевича, но хорошо узнать его как человека, гражданина и ученого. Поэтому мои характеристики и некоторые заключения, касающиеся жизненного пути и разносторонней деятельности Н.Я. Мерперта как ученого, педагога и организатора науки, исходят не просто из нашей многолетней совместной работы и дружбы, а основываются на большом количестве объективных данных.

Н.Я. Мерперт относится к той замечательной плеяде выдающихся ученых России, которая вписала добротную страницу в историю российской археологии и составляет ее гордость. Его жизнь и деятельность — это, несомненно, большой гражданский подвиг и яркий пример преданности и самоотверженного служения науке. Нельзя не удивляться тому, с каким упорством и целенаправленностью он продолжает трудиться сейчас, забыв о своем далеко не молодом возрасте и преследуемый болями от ранений, полученных в тяжелые первые месяцы Отечественной войны. Я пишу этот краткий очерк к 80-летию Николая Яковлевича в палатке нашей экспедиции в Северной Месопотамии, а в это время Николай Яковлевич ведет раскопки на близлежащем телле. Кругом голая выжженная степь, температура в тени +40°. Сколько же в нем трудолюбия и жажды работать!

Николай Яковлевич родился 26 ноября 1922 г. в Москве, в семье служащих. Его отец, Яков Иванович, был инженером-экономистом. Он работал в различных правительственных учреждениях и скончался в 1979 г. Мать, Мелетина Михайловна, являлась медицинским работником, в частности во время войны 1914—1918 гг. была хирургической сестрой санитарного фронтового поезда.

Детские и юношеские годы Н.Я. Мерперта прошли на Арбате, в Старо-Конюшенном переулке, где находилась известная в Москве средняя школа № 59 им. Н.В. Гоголя, которую он окончил в 1940 г. Уже в школьные годы у него пробудился интерес к истории и археологии и он стал посещать в Государственном Историческом музее кружок по археологии, который вели В.Д. Блаватский, А.П. Смирнов и Б.А. Рыбаков. Членом этого кружка был его одноклассник и друг, в будущем известный советский археолог и нумизмат В.В. Кропоткин. Первое “археологическое крещение” Николай Яковлевич получил в 1936 г. в экспедиции Б.А. Рыбакова, как школьник-кружковец. После окончания школы перед Н.Я. Мерпертом не стоял вопрос — кем он хочет стать и куда надо поступить ему для получения высшего образования и специальности. Он твердо решил быть археологом и поступать на исторический факультет МГУ. Но осенью 1940 г. его призвали в Советскую армию, где он служил в 1-м мотомеханизированном корпусе Ленинградского военного округа в г. Пскове.

Рис. 2. Новгородская экспедиция. 1946 г. Д.А. Авдусин, Б.А. Колин, Л.Н. Медведева, А.Ф. Медведев, Н.П. Журналина, Н.Я. Мерперт (стоят: слева направо); Т.Н. Никольская, Г А. Авдусина, А.В. Арциховский, С.Л. Изюмова (сидят).

Рис. 2. Новгородская экспедиция. 1946 г. Д.А. Авдусин, Б.А. Колин, Л.Н. Медведева, А.Ф. Медведев, Н.П. Журналина, Н.Я. Мерперт (стоят: слева направо); Т.Н. Никольская, Г А. Авдусина, А.В. Арциховский, С.Л. Изюмова (сидят).

22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на нашу страну — началась Великая Отечественная война. Вся тяжесть первых ударов гитлеровцев обрушилась на подразделения Советской армии, охранявшие западные рубежи нашей страны. Всю жестокую драму начального периода войны в полной мере пришлось испытать на себе Н.Я. Мерперту. С июня по ноябрь 1941 г. он находился на Северо-Западном фронте в качестве солдата, помощника командира взвода 5-го мотоциклетного, 125-го танкового и отдельного танкового полков. Он был четырежды ранен на фронте и несколько месяцев лечился в госпитале. За участие в боях Н.Я. Мерперт удостоен ордена Великой Отечественной войны 2-й степени и нескольких медалей. В марте 1942 г. его отчислили из армии по инвалидности и он возвратился в Москву. В том же году он поступил на исторический факультет Московского государственного университета, где на кафедре археологии его учителями были А.В. Арциховский, В.Д. Блаватский, А.В. Городцов, Б.Н. Граков, С.В. Киселев и другие.

В студенческие годы Н.Я. Мерперта увлекала античность, классическая археология. Тогда же он опубликовал свой первый научный труд в виде отдельной брошюры под названием “К вопросу о происхождении гладиуса” (М., 1947). Его дипломная работа также касалась античной тематики (“Древнегреческая кровельная черепица в городах Северного Причерноморья”) и была позже издана в полном виде (МИА. 1951. № 19). В годы учебы он участвует (1942-1943 гг.) в раскопках славянских курганов в Подмосковье и скифских памятников (1944 г.) в Никополе (Днепропетровская область).

В декабре 1945 г. Николай Яковлевич оканчивает с отличием университет и в марте следующего года поступает в аспирантуру Института истории материальной культуры АН СССР (ныне Институт археологии РАН) и готовит диссертацию по Салтовскому могильнику, давшему название раннесредневековой культуре Восточной Европы.

В 1949 г. после окончания аспирантуры Н.Я. Мерперт был принят на работу в ИИМК АН СССР и с тех пор трудится в этом учреждении. Стаж его работы в нашем Институте с учетом учебы в аспирантуре превышает 55 лет. Он прошел здесь все ступени научной карьеры, от младшего научного сотрудника до главного научного сотрудника, был в 1956— 1961 гг. ученым секретарем Института и в течение многих лет (1973-1989 гг.) возглавлял одно из ведущих подразделений Института — Отдел неолита и бронзового века. Самое же главное — именно в стенах ИИМК АН СССР — ИА АН СССР — ИА РАН Николай Яковлевич вырос в крупнейшего ученого с мировым именем, признанного специалиста в области археологии энеолита и бронзового века Старого Света. Его заслуги перед отечественной, европейской и мировой археологией поистине велики, их трудно переоценить.

Невозможно в одном кратком очерке осветить всю обширную и многогранную деятельность Н.Я.Мерперта. Мы постараемся охарактеризовать лишь основные направления и достижения в его деятельности.

Перу Николая Яковлевича принадлежит более 350 научных печатных трудов, в том числе 10 монографических исследований. Первые его работы, как отмечалось, были посвящены отдельным вопросам античной археологии. Затем он много и плодотворно занимался изучением археологии раннего и зрелого средневековья. В частности, он внес определенный вклад в исследование проблемы салтово-маяцкой культуры, а также проблем археологии раннего средневековья степной полосы Евразии в целом. Им были подготовлены и изданы в “Очерках археологии СССР III—IX вв.” разделы, посвященные гуннам, их наследию, аварам, болгарам и венграм (М., 1953).

Будучи еще аспирантом, Н.Я. Мерперт начал участвовать в археологических исследованиях на территории Монголии (1948-1949 гг.), в частности столицы империи Чингис-хана — Кара Корума. Вместе с С.В. Киселевым, Л.А. Евтюховой и другими Н.Я. Мерперт стал автором капитальной публикации “Древнемонгольские города” (М., 1964), а также целого ряда других трудов по средневековью Центральной Азии.

Можно сказать, что 1950 год стал в значительной степени переломным в научной и полевой деятельности Н.Я. Мерперта. Дело в том, что в 1950 году была организована Куйбышевская экспедиция ИИМК АН СССР во главе с А.П. Смирновым. Это была самая крупная тогда археологическая экспедиция в нашей стране. Н.Я. Мерперт был назначен заместителем начальника и руководителем II отряда этой экспедиции. В зоне будущего Куйбышевского водохранилища, на территории Самарской, Волгоградской и Ульяновской областей и Татарстана, Николай Яковлевич раскопал сотни подкурганных погребений, а также ряд поселений бронзового века, относящихся преимущественно к срубной культуре или срубной культурно-исторической общности. Так, изучение культур энеолита и эпохи бронзы евразийских степей становится основным направлением в исследовательской деятельности Н.Я. Мерперта. Он постоянно наращивает и расширяет хронологически и территориально круг исследуемых проблем, отмечая почти каждый шаг в своей творческой работе печатными научными трудами, прежде всего в изданиях Института — журнале “Советская археология” и “Кратких сообщениях ИИМК — ИА РАН”, а также в “Материалах и исследованиях по археологии СССР”. Вне его пристального внимания не оставался ни один вопрос, включая методического характера, например, об особенностях методики раскопок курганов бронзового века Поволжья.

Для трудов Н.Я. Мерперта всегда были и остаются характерны комплексный подход к разрабатываемой проблеме, использование всех новейших данных — материалов и литературы, рассмотрение исследуемых вопросов на широком культурно-историческом фоне. С 60-х годов в ареал его исследований вошли, с одной стороны, Северный Кавказ, а с другой — Балканы и Ближний Восток, и соответственно заметно расширяется круг его интересов и проблематика исследований.

В составе Северокавказской экспедиции ИА АН СССР в 1956, 1959 и 1960 гг. Н.Я. Мерперт проводит на территории Чечено-Ингушетии раскопки курганов III-II тыс. до н.э. у ст. Мекенская на Тереке и поселения эпохи ранней бронзы и кобанской культуры в сел. Серженьюрт. Мекенские курганы содержали не только комплексы северокавказской культуры эпохи бронзы, но и погребения, относящиеся к культурам бронзового века южнорусских степей. Проведенные же с большой методической тщательностью исследования Серженьюртовского I поселения позволили Николаю Яковлевичу убедительно выделить на определенном участке поселения слой ранней бронзы с материалами, соотносимыми как с майкопской культурой, так и куро-аракской. Если на территории собственно Ингушетии памятник с подобной синкретической культурой был уже известен к тому времени, то в Чечне он был открыт и исследован впервые. Существенно то, что исключительно важные результаты раскопок Мекенских курганов и поселения в Серженьюрте были оперативно введены Н.Я. Мерпертом в научный оборот.

В 1961-1963 гг. Н.Я. Мерперт участвует в первой российской археологической экспедиции в Египте. Там, в Нубии, в зоне сооружения Асуанского гидроузла экспедиция исследовала в течение двух полевых сезонов, продолжавшихся каждый по пять месяцев, группу памятников конца III — начала II тыс. до н.э. Ныне уже стала библиографической редкостью получившая большую известность в научных кругах публикация результатов этих работ — “Древняя Нубия” (М.; Л., 1964). Подчеркну в данной связи, что египетская экспедиция АН СССР под руководством Б.Б. Пиотровского и с участием Н.Я. Мерперта провела в 1963 г. также результативные археологические разведки в северо-западном Судане.

С начала 60-х годов Н.Я. Мерперт приступает к полевым работам в Болгарии. Начинается “балканская эпопея” в его жизни, продолжавшаяся более 30 лет. Все эти годы он являлся соруководителем советско-болгарской экспедиции, которая провела широкие стационарные исследования ряда ключевых памятников (так называемых селищных могил) эпохи энеолита и раннебронзового века севера Балканского полуострова. Многолетние целенаправленные исследования экспедиции оказались чрезвычайно результативными. Полученный материал огромен по количеству и разнообразию. Его тщательная и комплексная обработка потребовала от Николая Яковлевича и руководимого им коллектива немало усилий и времени. В итоге европейская наука получила ряд фундаментальных монографических трудов, посвященных таким памятникам, как Эзеро (София, 1979) и Юнаците (София, 1994). Эти исследования позволили выявить многие новые, ранее неизвестные страницы и целые главы истории и культуры населения Балкан IV-III тыс. до н.э., установить его культурные связи и взаимодействия с племенами сопредельных областей и прежде всего с Анатолией.

Нельзя не отметить здесь и то, что в рамках деятельности советско-болгарской экспедиции были осуществлены большие и специальные работы, направленные на поиск и изучение древних медных рудников на территории Болгарии и музейных коллекций раннего металла Балкан. Результаты этих работ впечатляющие и также относятся к наиболее существенным достижениям руководимой Н.Я. Мерпертом Балканской экспедиции. Всем специалистам и историкам древней Европы широко известна капитальная монография Е.Н. Черныха, посвященная древнейшей металлургии и металлообработке Болгарии и изданная на русском языке в Софии в 1978 году.

Укажу еще на то, что Т.Н. Мишина продолжает в настоящее время в Болгарии экспедиционные исследования своего учителя Н.Я. Мерперта.

В 1969 г. с отставанием от западной науки более чем на 100 лет впервые на территории Месопотамии начала полевые работы российская экспедиция. До 1985 г. экспедиция Института археологии АН СССР провела в Ираке 14 полевых сезонов. В 1988 г. работы экспедиции были перебазированы на смежную территорию Северо-Восточной Сирии, где она продолжает без перерыва свою деятельность и в настоящее время.

Все эти 30 с лищним лет Н.Я. Мерперт является неизменным и одним из наиболее активных участников нашей Месопотамской экспедиции. Благодаря своей способности к напряженному труду, ему удавалось успешно совмещать в течение долгого времени полевые исследования в Болгарии и Месопотамии, а заодно выполнять в Институте обязанности заведующего Отделом неолита и бронзового века.

Работая и на Северном Кавказе, и на Балканах, и на Ближнем Востоке, Н.Я. Мерперт продолжал исследование проблем энеолита и бронзового века степной полосы Восточной Европы, считая это одним из важнейших направлений своей научной деятельности. Среди этих проблем особое место занимало изучение ямной культурно-исторической общности или просто ямной культуры. Собрав и проанализировав около 1400 погребальных комплексов данной культуры от Урала до Днестра, Николай Яковлевич подготовил крупное исследование, посвященное изучению истории и культуры населения степей Восточной Европы в конце IV — начале II тыс. до н.э., и в 1968 г. успешно защитил его в качестве докторской диссертации. К тому времени его уже серьезно занимали вопросы, связанные, с одной стороны, с историей “неолитической революции”, т.е. происхождением и развитием производящих форм хозяйства в различных областях Евразии, а с другой — этнической интерпретацией исследуемых культур, точнее, касающихся индоевропейской проблемы в целом. После некоторой переработки и сокращения эта работа была издана в виде монографии “Древнейшие скотоводы Волжско-Уральского междуречья” (М., 1974) и стала настольной книгой для каждого, интересующегося древнейшей историей и культурой Восточной Европы.

До занятий проблематикой ямной культуры Н.Я. Мерперт много внимания уделил исследованию срубной культуры, прежде всего на материалах собственных полевых изысканий в Среднем Поволжье. Им опубликована целая серия
трудов, в том числе и обобщающее монографическое исследование “Из древнейшей истории Среднего Поволжья” (МИА. 1958. № 62), в которых разработаны вопросы хронологии и периодизации памятников срубной культуры, изучены хозяйство, социальное развитие и религиозные представления “срубников”, их связи с окружающим миром, особенно с племенами абашевской культуры, и т.д.

Особая заслуга Н.Я. Мерперта состоит и в исследовании культурно-исторического процесса, протекавшего в евразийских степях в предшествующую бронзовому веку эпоху. Большой интерес специалистов, в частности, вызвал подготовленный специальный раздел в томе “Энеолит СССР”, в котором впервые в науке поставлена и исследована проблема энеолита евразийских степей (М., 1981).

Н.Я. Мерперт разработал целостную программу изучения энеолита, а также бронзового века степной зоны Восточной Европы. Он создал свою школу, подготовив большую группу высококвалифицированных специалистов в области энеолита и бронзового века евразийского пограничья, которые на местах — в различных университетах, научных центрах и музеях страны — плодотворно трудятся над изучением степных культур IV-II тыс. до н.э. Н.Я. Мерперт успешно координирует их работы, проводя постоянно необходимые консультации и оказывая систематически помощь в организации различных научных конференций и симпозиумов. Так, в 2001 г. под руководством Н.Я. Мерперта в Самаре прошла представительная конференция в честь В.А. Городцова. Она была посвящена целиком изучению неолита, энеолита и бронзового века Восточной Европы.

Отдельно мне хочется отметить, что в подготовке завершенного в нынешнем году в серии “Археология” (до 1994 г. “Археология СССР”) тома “Культуры бронзового века степной зоны Восточной Европы” деятельное участие принял Николай Яковлевич. Он подготовил разделы по энеолиту степей и по ямной культуре.

Разрабатывая многие общие проблемы и конкретные вопросы бронзового века Восточной Европы в последнее двадцатилетие, Н.Я. Мерперт уделял наибольшее внимание в научной и полевой деятельности Балканам и особенно Месопотамии. Два-три месяца ежегодно в поле в Болгарии и столько же в Месопотамии — это, казалось бы, непосильно одному человеку. Вместе с этим ему приходилось выполнять и другую ответственную научную, научно-организационную и педагогическую работу. Благодаря исключительному трудолюбию и поразительной организованности, собранности и волевому характеру Николай Яковлевич всегда успешно со всем справлялся.

Основные результаты, полученные в итоге многолетних работ Н.Я. Мерперта в Болгарии мы выше уже отметили. Продолжающиеся, хотя и в заметно сокращенном объеме, работы Н.Я. Мерперта в Болгарии, вызвали большой интерес широкой общественности и по достоинству оценены, в том числе в самой Болгарии. За достижения в археологическом изучении Болгарии и подготовке научных кадров Н.Я. Мерперт был награжден орденом “Кирилл и Мефодий” I степени и Большой медалью святого Климента Охридского (Болгария).

С именем Николая Яковлевича связано и рождение российской школы месопотамской археологии. Его первая командировка в Ирак состоялась зимой 1967-1968 гг., во время которой была зафиксирована в 80 км к западу от Мосула, близ г. Телафар в долине Синджара группа теллей под названием Ярымтепе. Широким стационарным раскопкам были подвергнуты в 1969-1980 гг. Ярымтепе I, Ярымтепе II и Ярымтепе III, представляющие хассунскую, халафскую и убейдскую культуры и характеризующие три важнейших этапа развития дописьменной Месопотамии (VI—IV тыс. до н.э.). Мощность культурного слоя Ярымтепе I, отражающего все ступени хассунской культуры, достигала 6 м. Слой второго телля, принадлежащий целиком халафской культуре, оказался еще более мощным — 7 м. В Ярымтепе III верхние горизонты слоя мощностью 4 м относились к убейдской культуре, а нижележащие 8 м — к халафской. На первых двух теллях раскопы на значительной площади были выведены на материк.

Рис. 3. Н.Я. Мерперт - руководитель отряда Куйбышевской археологической экспедиции (Средняя Волга, 1950).

Рис. 3. Н.Я. Мерперт — руководитель отряда Куйбышевской археологической экспедиции (Средняя Волга, 1950).

Экспедиция проводила одновременно и разведки в долине и предгорьях Синджара, в результате которых были открыты и исследованы первое в данном регионе Месопотамии поселение докерамического неолита — Телль Магзалия, мощностью слоя 8.20 м (VIII тыс. до н.э.) и поселения Телль Сотто и Куллитепе, относящиеся к VII тыс. до н.э. и представляющие новую раннеземледельческую культуру Северной Месопотамии предхассунского периода. Последняя известна ныне как культура Телль Сотто.

Результаты этих беспрецедентных по масштабам и хронологическому охвату работ представили в новом свете культурно-исторический процесс в Северной Месопотамии от возникновения производящих форм хозяйства — земледелия и скотоводства — до формирования древнейшей цивилизации человечества. Они изданы во многих странах и десятках трудов, включая крупные монографические исследования, получили широкую известность и признание международной научной общественности. Большой, поистине выдающийся вклад в отмеченные достижения советской экспедиции в Месопотамии внес, несомненно, Н.Я. Мерперт. Именно за эти достижения, составляющие вклад российской науки в изучение древней Месопотамии, он вместе со своими коллегами и друзьями — мной и Н.О. Бадером — был удостоен в 1999 г. Государственной премии России в области науки.

Рис. 4. Н.Я. Мерперт и P.M. Мунчаев в Институте археологии РАН. 1999 г.

Начавшаяся осенью 1980 г. ирако-иранская война прервала работы многих археологических экспедиций в Ираке, включая и нашу. Мы провели там еще один полевой сезон в 1985 г., но уже не в долине Синджара, а в 60 км к северу от Телафара, на правобережье Тигра. Там наша экспедиция вместе с Н.Я. Мерпертом участвовала в изучении памятников, подлежащих уничтожению в результате осуществления проекта Эски Мосул.

С 1988 г. работы Месопотамской экспедиции ИА РАН сосредоточены на территории Северо-Восточной Сирии, в 25 км от г. Хасаке — центра одноименной провинции, в сторону Телль Брака, у деревень Аляви и Хазна. Здесь экспедиция исследует два памятника-Телль Хазна I и Телль Хазна II. Последний диаметром в среднем 150 м и при высоте 11 м содержит слои предхассунской и халафской культур, IV—III тыс. до н.э. и более позднего времени. На нем проведены небольшие работы разведочного характера. Основным же объектом исследований является Телль Хазна I, холм диаметром 200 м и высотой 17 м. Нижние культурные отложения мощностью 4 м принадлежат убейдской и урукской культурам (конец V-IV тыс. до н.э.), а вышележащие 12 м содержат остатки уникального культово-административного центра конца IV — первой трети III тыс. до н.э. в виде фундаментальных храмовых сооружений, сохранившихся на высоту более 8 м.

Самое деятельное и активное участие в исследовании этого сложнейшего и чрезвычайно важного памятника вот уже 14 лет принимает Н.Я. Мерперт. О результатах раскопок Телль Хазны I было доложено на ряде международных конференций в Сирии, Грузии, Азербайджане и в России (Москве, Санкт-Петербурге, Махачкале, Новосибирске, Воронеже). Соавтором большой серии публикаций по Телль Хазне I, изданных как в нашей стране, так и за рубежом является Н.Я. Мерперт. Он же — один из авторов первого выпуска трудов Сирийской экспедиции ИА РАН, посвященного Телль Хазне I, который в скором времени, надеемся, увидит свет.

Благодаря результатам исследований нашей экспедиции в Сирии, равно как и ряда других, представляется возможным изменить общее представление о роли и месте Сирии в культурно-историческом процессе на Ближнем Востоке в древности. Если раньше Сирия светила отраженным светом достижений Южного Двуречья, то отныне становится очевидным, что сирийский регион не отставал в своем развитии от других областей Месопотамии и явился местом сложения глубоко оригинальных культур. Роль этих культур в развитии цивилизации Древнего Востока нельзя недооценивать.

Отрадно, что Н.Я. Мерперт, несмотря на возраст, полон творческих планов и желания осуществить их. Он продолжает активно не только свою научную, но и педагогическую деятельность. Его роль в подготовке кадров высокой квалификации в области археологии по-настоящему велика. Им создана целая школа в российской археологии. Мало кто из ученых имеет столько учеников, сколько Н.Я. Мерперт. Достаточно сказать, что им подготовлено около 40 кандидатов и докторов наук. А сколько студентов в течение пяти лет (1966-1971 гг.) преподавательской работы Николая Яковлевича на кафедре археологии исторического факультета МГУ прослушали его курсы по бронзовому веку! Именно за достижения в развитии науки и подготовке кадров ученых Н.Я. Мерперту в 1996 г. было присвоено почетное звание “Заслуженный деятель науки РФ”.

Его педагогическая деятельность продолжается и в настоящее время. Вот уже несколько лет он читает курс библейской археологии в Библейско-Богословском Институте в Москве. Недавно курс этот был издан им в виде большой книги “Очерки по библейской археологии” (М., 2000), которая моментально разошлась.

Бесспорна и роль Николая Яковлевича как организатора науки. Занимая в головном археологическом учреждении страны должности ученого секретаря Института, заведующего крупнейшим подразделением — Отделом неолита и бронзы — и руководителя Группы зарубежной археологии, он и своей научно-организационной работой способствовал в немалой степени развитию и успехам российской археологии, ее престижу на международной арене. Много десятков научных трудов и публикаций вышло в свет под редакцией Н.Я. Мерперта. Он был членом редколлегий журнала “Советская археология” и “Российская археология”, а также ряда зарубежных периодических изданий, в том числе всемир¬но известного английского журнала “Antiquity”. В настоящее время Николай Яковлевич состоит членом редакционного совета журналов РАН “Российская археология” и “Вестник Древней истории”.

Близко зная Н.Я. Мерперта свыше 50 лет, я не могу не сказать в связи с его замечательным юбилеем несколько слов о нем еще как о гражданине и человеке. Гражданская позиция Николая Яковлевича представлялась мне всегда четкой и ясной. Ее отличает истинный гуманизм и подлинный интернационализм, лишенный каких-либо предрассудков. На долю Н.Я. Мерперта выпали в жизни нелегкие испытания. И одним из них стала война, точнее, первые, самые тяжкие месяцы ее, когда он, совсем еще юноша, оказался участником боевых сражений. Он не очень любит прилюдно вспоминать те памятные тяжелые дни, когда он принял участие в боевых действиях, был ранен, несколько месяцев пролежал в госпитале. Когда говорят о патриотизме, я вспоминаю прежде всего таких людей, как Николай Яковлевич, потому что их любовь и преданность своей Отчизне — это не просто слова, проявление эмоций, а глубокое знание ее истории и культуры. А тому, как знает Н.Я. Мерперт историю России, ее литературу и искусство, в том числе и музыкальное, приходится только удивляться и по-хорошему завидовать. Он высоко и разносторонне образован. Его нельзя отнести к тем людям, у которого был когда-либо “лишний рубль” или водились деньги. Но он был и остается человеком очень богатым — богатым своими удивительными знаниями и огромным жизненным опытом. И надо отдать ему должное — это свое единственное богатство он всегда щедро и безвозмездно отдает не только своим ученикам, но и всем, кто в нем нуждается.

Н.Я. Мерперт поразительно скромный человек. Его отличает доверчивость и мягкость, иногда чрезмерная, идущая ему во вред. Но самой важной чертой его характера остается всегда поражающее трудолюбие, я бы сказал, несгибаемая воля к труду. Большой природный талант и постоянный активный труд, нередко до самоистязания, обеспечили его поразительные творческие успехи и большой, заслуженный авторитет среди коллег и широкой научной общественности, сделали Николая Яковлевича тем, кем он является — замечательным ученым и прекрасным гражданином своей страны, которым мы гордимся. Пожелаем же ему еще долгих лет такого же активного трудолюбия и новых успехов во благо развития российской и мировой археологии.

P.M. Мунчаев

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1841 Родился Андрей Кметь — словацкий археолог, геолог, палеонтолог, историк, ботаник, этнограф.
  • 1841 Родился Антонио Салинас — итальянский нумизмат, искусствовед и археолог. Профессор и ректор университета Палермо.
  • 1922 Родился Юрий Валентинович Кнорозов — советский историк и этнограф, лингвист и эпиграфист. Прославился дешифровкой письменности майя.
  • Дни смерти
  • 1993 Умер Дмитрий Борисович Шелов — крупнейший исследователь в области античной истории и археологии Северного Причерноморья.
  • Открытия
  • 1899 Макс фон Оппенгейм начал разведывательные раскопки на вершине холма Телль-Халаф.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика