К 80-летию Л.В. Алексеева

Макарова Т.И. К 80-летию Л. В. Алексеева // РА. — № 1. — 2000. — С. 159-163.

15 января 2001 г. ведущему сотруднику Института археологии РАН, доктору исторических наук Леониду Васильевичу Алексееву исполняется 80 лет. Для многих археологов он уже принадлежит к поколению Учителей, поэтому так интересно знать не только то, что им сделано за долгую и плодотворную жизнь в науке, но и то, как это делалось в теперь уже прошлом столетии.

Л.В. Алексеев родился и вырос в семье профессиональных музыкантов. Отец его — В.М. Алексеев, умерший совсем молодым, был музыкантом-теоретиком и композитором, мать — Е.И. Горожанкина-Алексеева — учительницей музыки. Музыка, а позже и театр стали тем миром, в который он “был вхож” с детства. Но рядом был и другой мир — научный. Дед Л.В. Алексеева, И.Н. Горожанкин — крупный ученый-ботаник, профессор Московского университета. Две составные генетического багажа — музыка и искусство в широком смысле и наука, тоже в широком диапазоне — стали тем наследством, с которым выпускник МГУ пришел в 1948 г. в археологию. Оно и определило его интересы на всю жизнь. И, конечно, еще обернувшееся удачей препятствие: не принятый в аспирантуру в Киеве из-за “политической пассивности”, Л.В. Алексеев попал по распределению в Гродно, где и проработал в 1948-1949 гт. главным хранителем Гродненского историко-археологического музея.

Разоренные в войну фонды музея удалось привести в порядок, а приобретенные навыки архивариуса останутся у Л.B. Алексеева на всю жизнь. На всю жизнь останется и любовь к Белоруссии, ставшей для него второй родиной. Удивительно красивая страна после тяжких военных испытаний, ее древности, требующие внимания и защиты, много страдавший народ с живым интересом к своему прошлому — все это сделало из молодого ученого верного почитателя Белоруссии и неутомимого исследователя ее богатых древностей. Путешествия по ее дорогам — пешком, на велосипеде и на простой крестьянской лошадке — были начаты ученым в послевоенное время и продолжались еще три десятилетия. Находки и открытия не покидали его на этом пути и в поле, и в музее, и в архиве.

Так, архивистская жилка, проснувшаяся в выпускнике Московского университета в Гродно, помогла ему найти в архиве ЛО ИИМК в Ленинграде всеми забытые уникальные негативы, воспроизводящие крест, заказанный Евфросинией Полоцкой Лазарю Богше в 1161 г. Они были сделаны в Полоцке в 1896 г. фотографом И.Ф. Чистяковым для И.А. Шляпкина и пролежали в его архиве более полстолетия, никем не востребованные. Крест, бесследно пропавший в годы Отечественной войны в 1941 г., теперь, после выхода статьи Л.В. Алексеева “Лазарь Богша — мастер- ювелир ХII в.”, получил “второе рождение”. В этой первой большой работе ученого наметились основные черты его исследовательского почерка: разнообразие привлекаемых источников, полнота археологического анализа произведения, умение вписать его в историческую действительность.

Работа эта оказалась судьбоносной: на восьмом десятке лет Л.В. Алексеев скажет: “Я начал жизнь с крестом Евфросинии Полоцкой и кончаю жизнь с ним”. И действительно, в 1990-е годы он вновь обратился к судьбе святыни и зорко уловил удивительную связь духовной реликвии не только с крутыми поворотами в истории России за прошедшие восемь столетий, но и с нравственным климатом постоянно меняющегося общества. Наконец, Л.В. Алексеев примет самое активное участие в воссоздании по инициативе патриаршего экзарха всея Беларуси митрополита Филарета креста Лазаря Богши ювелиром Николаем Петровичем Кузьмичом.

Ну а между этими знаменательными событиями в научной жизни Л.В. Алексеевым будут написаны три большие монографии, работа над которыми выведет его в число ведущих исследователей средневековой Белоруссии и Древней Руси в целом. Работал над ними Л.В. Алексеев тщательно и неспешно. Кандидатская диссертация на тему “Полоцкая земля” была защищена в 1955 г., монография под тем же названием вышла в свет только в 1966 г., после того как была значительно дополнена результатами раскопок в Браславе, Друцке и данными разведок памятников железного века Северной Белоруссии. В этой первой монографии Л.В. Алексеев заявляет о себе как об исследователе, умеющем одинаково уверенно анализировать источники и археологические, и исторические. Он историк, когда обращается к летописям и вносит новое в изучение Смоленских грамот XIII-XV вв., и археолог, когда с помощью тотальной разведки решает вопрос о заселенности страны в тот или иной период.

Л.В. Алексеев изобретателен в мобилизации других источников: лингвистических, этнографических, природоведческих. И на этом пути исследователя ждут большие удачи. В распространении названий типа “Бор”, “Борок” он увидит следы исчезнувших древних лесов и выскажет свои интересные соображения, полемизируя со специалистами. Привлекая незаслуженно забытые столетней древности карты и списки волостей, изданные в начале XX в., Л.В. Алексеев выявляет наименования “межа”, “межник”, “рубеж” и устанавливает, что они распространяются не хаотично, а окружают Полоцкую землю плотным кольцом, фиксируя ее древние границы. Часто встречающиеся названия “Браслов”, “Браслово”, “Браславль” он убедительно связывает с пограничными укреплениями, отстроенными полоцким князем Брячиславом в XI в.

Археологическое картографирование — постоянное увлечение Л.В. Алексеева и отработанный им метод исследования. За ним — десятки километров сухопутных дорог, новых и древних, пройденных все отмечающим в памяти археологом: курганы на месте известного по летописям города, озеро, сохранившее название другого летописного города, небольшое селище — след еще одного города, от которого сохранилось только название.

А потом в зимней Москве полевые наблюдения накладывались на сведения, почерпнутые из летописей, записок путешественников, “Новейшего российского дорожника”, изданного еще при Павле I, исторических трудов от В.Н. Татищева до Н.П. Барсова и обильной археологической литературы. И вот уже водные и сухопутные дороги древней Полотчины обретают конкретность в выразительных картах, города — в реконструкциях древней топографии, а там, где это удалось сделать, — в инструментальных съемках.

Мы многого бы не увидели, если бы не еще одно увлечение Л.В. Алексеева — фотография. Вид городища древнего Лукомля с вросшим в землю каменным крестом, великолепная панорама городища Друцка, церковь Благовещения в Витебске, какой она была в 1961 г., и многое другое, изданное и просто хранящееся в богатом научном архиве исследователя, — плоды этого увлечения. Л.В. Алексеев публикует в своей первой монографии детали кладок сохранившихся полоцких храмов и фундаменты древней церкви Минского детинца. Особый интерес ученого к архитектуре еще не раз проявится в его работах, тем не менее немногие страницы, посвященные искусству Полоцкой земли, оказались значительными и содержали зерно будущих исследований.

Вторая большая монография — “Смоленская земля в IХ-ХIII вв.”. Понадобилось 15 лет, чтобы появилось это серьезное региональное исследование. Трудность его состояла в том, что ключевые для темы археологические объекты — Смоленск и Гнездовский курганный могильник — много лет раскапывались экспедицией Д. А. Авдусина, но мало публиковались. Недостаток конкретного археологического материала был частично восполнен успешными раскопками Л.В. Алексеева в Мстиславле и Рославле.

Обращение к историческим источникам позволило проследить постепенный рост территории Смоленской земли, определить домен Ростислава. Для этого Л.В. Алексеев заново рассмотрел комплекс грамот Смоленской епископии 1146 г. — начала ХIII в., выяснил источники Устава Ростислава 1136 г., т.е. провел профессиональное источниковедческое исследование, далеко не всегда доступное археологу. И все же для решения глобальных проблем — определения характера заселенности страны, направления древних путей сообщения — фундаментом оставался археологический материал. Любимый Л.В. Алексеевым метод разведки и картографирования оправдал свою эффективность и теперь. В этой книге Л.В. Алексеев показал себя большим мастером полемики. Вопрос о месте древнего Смоленска и весь сложный узел норманнских проблем, связанных с Гнездовым, он рассматривает далеко не в бесстрастно-академическом тоне. Но ни разу полемический жар не нарушает строгой корректности дискуссии.

Монография о Смоленской земле, по которой в 1982 г. была успешно защищена докторская диссертация, еще раз убедительно подчеркнула умение автора ставить перед собой исторические задачи и решать их комплексно, на базе собственных исследований исторических и археологических источников. В этой работе получила развитие еще одна черта Л.В. Алексеева, хорошо заметная и по предыдущим работам, — постоянный и живой интерес к историографии, не узкопрагматический — по принципу “кто и что об этом сказал”, а творческий, почти личный, со стремлением увидеть за работой не только автора, но и человека с его судьбой, душевными склонностями, взглядами на жизнь — древнюю и современную.

Неудивительно, что третья большая монография Л.В. Алексеева “Археология и краеведение Беларуси XVI — 30-е годы XX в.” посвящена подвижникам археологии и краеведения Белоруссии. Ценность этого исследования для науки не требует разъяснений. Важно другое: как в такой далекой от практической жизни науке, как археология, и в судьбах ее тружеников отражалась история России. Сам Л.В. Алексеев сформулировал свою задачу конкретнее, как проблему “нашей связи с прошлым в его духовном и материальном воплощении”. Надо сказать, что эта задача, как и название книги, уже ее содержания. Это история рождения и роста самосознания народа на примере деятельности людей, посвятивших себя его изучению, своеобразная история нации через призму биографии особой породы людей — энтузиастов истории и археологии, увлеченных любителей древностей: Матея Стрыйковского, серьезного историка средневековья Белоруссии и Литвы из Мазовии, жившего в XVI в. и впервые высоко оценившего значение русских летописей; военного инженера Ф.Е. Нарбутта, посланного М.В. Барклаем-де-Толли в 1801 г. под Рогачев для обследования места возведения укрепления и увлекшегося там раскопками курганов; участника войны 1812 г. генерала Е.Ф. Канкрина, министра финансов при Николае I, первым профессионально занявшимся знаменитыми Борисовыми камнями Белоруссии… Л.В. Алексеев любит подчеркивать забытые заслуги своих героев, обильно цитирует интересные места их исследований, отыскивает в их судьбах объяснения особенностей их вклада в науку. Люди разных сословий, от аристократов и духовных лиц, блестящей плеяды гимназических учителей до профессиональных археологов XX в., образуют непрерывную живую цепь самопознания народа. Историческая канва, на фоне которой она разворачивается, заставляет задуматься над причинами чередующихся вспышек и угасаний интереса общества к древностям. Л.В. Алексеев убедительно показывает их связь с патриотическим подъемом общества в годины бедствий и страхом власти перед вечно живым в народе чувством собственного достоинства и уважения к “отеческим гробам”.

Три большие монографии Л.В. Алексеева фиксируют основные этапы творческой жизни автора, но далеко не исчерпывают ее. Помимо обычных для археолога “промежуточных” статей он постоянно возвращается к столь любимой им археологической разведке и в поле, и за письменным столом, к папкам своего архива с фотографиями и заметками, картографическим материалам и богатой библиотеке. За постоянство иногда бывает неожиданная награда. Так, в 1970 г. Л.В. Алексеев обнаружил в костеле св. Тадеуша в Лучане портрет прабабки композитора Огинского, Эльбиеты Огинской и ее мужа кисти неизвестного живописца ХVIII в. Находки и наблюдения множились и в конце концов вылились в еще две интересные и полезные для самого широкого круга читателей книги: “По Западной Двине и Днепру в Белоруссии” и “Гродна и помники Понямоння”. В них, как и во всех книгах Л.В. Алексеева, нашлось место и архитектуре, увлечение которой появилось еще в далекие детские годы, когда он жил на Берсеневской набережной, рядом со знаменитым памятником московской архитектуры XVII в. — палатами Аверкия Кириллова. Неудивительно, что археолог Алексеев напишет интересные работы по архитектуре и монастырям Белоруссии, а Г.К. Вагнер назовет это направление его деятельности возрождением “воронинской традиции”.

Из постоянных и разнообразных интересов Л.В. Алексеева следует в назидание многим из нас отметить еще один: интерес к своим семейным “корням”. Толстые тома машинописных воспоминаний о своей семье занимают почетное место на полках его стеллажей, а в свет уже вышли книга о деде И.Н. Горожанкине, основателе любимого москвичами Ботанического сада на Большой Мещанской, и статья об отце В.М. Алексееве, бережно хранимые произведения которого, долгое время никому не известные, ныне высоко оценены и исполняются. Л.В. Алексеев воспринимает историю своей семьи как часть истории народа, потому что изучение “древностей российских” оказалось для него самого не просто профессией, но и призванием, а значит, постоянным стимулом к творчеству в широком смысле. Остается пожелать, чтобы это продолжалось долго.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ Л.В. АЛЕКСЕЕВА

1. Три шиферных пряслица с надписями из Белоруссии // КСИИМК. 1955. Вып. 47. С. 129-132.
2. Полоцкая земля // Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1955. С. 1-15.
3. Лазарь Богша — мастер-ювелир XII в. // СА. 1957. № 3. С. 224-244.
4. О работе сектора славяно-русской археологии // КСИИМК. 1958. Вып. 72. С. 117-120.
5. Еще три шиферных пряслица с надписями // СА. 1959. № 2. С. 242-245.
6. Научные связи польских и российских археологов // Вестн. Академии наук. 1959. Вып. 6. С. 107-110.
7. Археологические памятники эпохи железа в сред¬нем течении Западной Двины // Тр. Прибалтийской экспедиции. Т. I. М., 1959. С. 273-315.
8. Раскопки древнего Браслава //КСИА. 1960. Вып. 81. С. 95-106.
9. О работе сектора славяно-русской археологии в 1958 г.//КСИА. 1962. Вып. 81. С. 125-130.
10. О работе сектора славяно-русской археологии в 1959 г. // КСИА. 1962. Вып. 87. С. 118-122.
11. Художественные изделия косторезов из древних городов Белоруссии // СА. 1962. № 4. С. 197-209.
12. На Замкавай rape // Маладосць. № 1. Менск, 1962 (на белорус, яз.).
13. Городище Девичья Гора в Мстиславле // КСИА. 1963. Вып. 94. С. 73-79.
14. Владимир Голубович (некролог) // С А. 1964. № 1. С. 362.
15. Друцк // Советская историческая энциклопедия. Т. 5. М., 1964. С. 388, 389.
16. К истории и топографии древнейшего Витебска // С А. 1964. № 1.С. 99-111.
17. А.Н. Лявданский // Советская историческая энциклопедия. Т. 8. М., 1965. С. 864.
18. Киевская Русь // Советская историческая энциклопедия. Т. 7. М., 1965. С. 218-228 (в соавт. с Б.А. Рыбаковым).
19. Киевское восстание 1068 г. // Советская историческая энциклопедия. Т. 7. М., 1965. С. 232, 233.
20. Киевское восстание 1113г.// Советская историческая энциклопедия. Т. 7. М., 1965. С. 233.
21. История белорусской археологии // Древности Белоруссии. Минск, 1966. С. 236, 237.
22. Некоторые вопросы исторической географии Северной Белоруссии // Древности Белоруссии. Минск, 1966. С. 257, 258.
23. Некоторые вопросы исторической географии Северной Белоруссии в раннесредневековое время // Пленум Ин-та археологии АН СССР. 1966. Тез. докл. М., 1966. С. 1-3.
24. Полоцкая земля (очерки истории Северной Белоруссии IХ-ХIII вв.). М., 1966. 295 с.
25. Раскопки в Друцке // АО-1965. 1966. С. 168, 169.
26. История СССР (главы по Прибалтике). Т. I. М., 1968. С. 315-320, 464-^68.
27. Барыс Рыбакоу // Полымя. 1968. № 2. С. 236-238 (на белорус, яз.).
28. Белорусская археология и историческое краеведение в XIX — начале XX в. // СА. 1968. № 3. С. 85-100.
29. К 60-летию Б. А. Рыбакова//СА. 1968. № 2. С. 111-117.
30. О топонимах “Межа” и “Рубеж” в Восточной Европе // Славяне и Русь. К 60-летию Б.А. Рыбакова. М., 1968. С. 245-250.
31.0 работах в древнем Друцке и его округе // АО-1967. 1968. С. 236.
32. Рец.: Э.М. Загорульский “Археология Белоруссии”. Минск, 1965 // СА. 1968. № 3. С. 291-296 (в соавт. с О.Н. Мельниковской).
33. Вяртаючы народу минулыя стагоддзя // Полымя.
1969. № 12. С. 189-200 (на белорус, яз.).
34. Крыж Евфрасшп Полацкай //Маладосць. 1969. № 7. С. 143-148 (на белорус, яз.).
35. Работы в Мстиславле, Рославле и в окрестностях Друцка // АО-1969. 1970. С. 307, 308.
36. Кал1 быу заснаваны Вщебск? // Помшю ricropbii i культуры Беларусь № 2. Менск, 1971. С. 12, 13 (на белорус, яз.).
37. Раскопки древнего Рославля и разведки в Смо¬ленской земле // АО-1970. 1971. С. 79, 80 (в соавт. с З.М. Сергеевой).
38. Старажытны Мсщслау // Помшю псторьй i культуры Беларусь Менск, 1971. С. 25-31 (на белорус, яз.).
39. Вщебскаядаунша//Маладосць. 1972. № 12. С. 143-149.
40. Грамота Ростислава Смоленского в свете архео¬логии // Беларусюя старажытнаць Менск,
1972. С. 185-189.
41. Исследования в Смоленской земле // АО-1971. 1972. С. 107.
42. Исследования в древней Смоленщине // АО-1972.
1973. С. 49, 50.
43. Раскопки курганов в Восточной Белоруссии // КСИА. 1973. Вып. 135. С. 49-55 (в соавт. с З.М. Сер¬геевой).
44. Старажытны Друцк // Помшю ricropbii i культуры Беларусь № 3. Менск, 1973. С. 16-23.
45. Древний Ростиславль // КСИА. 1974. Вып.139. С. 81-92.
46. Исторический комментарий к книге Л.А. Обуховой “Витбичи”. Минск, 1974.
47. Мелкое художественное литье из некоторых запад-норусских земель (кресты и иконки Белоруссии) // СА. 1974. № 3. С. 204-219.
48. Оковский лес Повести Временных Лет // Культура средневековой Руси. К 70-летию М.К. Каргера. Л., 1974. С. 5-11.
49. По Западной Двине и Днепру в Белоруссии. М., 1974. 143 с.
50. Устав Ростислава Смоленского и процесс феодализации Смоленской земли // Slowianie w dziejach Eu- гору. (К 70-летию академика Г. Ловмяньского). Warszawa, 1974. S. 85-113.
51. Полоцкая земля // Древнерусские княжества Х-ХIII вв. М., 1975. С. 202-239.
52. Домен Ростислава Смоленского // Средневековая Русь. Памяти Н.Н. Воронина. М., 1976. С. 53-59.
53. Древний Мстиславль // КСИА. 1976. Вып. 146. С. 44-52.
54. Новые раскопки в Мстиславле // АО-1976. 1977. С. 399.
55. О древнем Смоленске // СА. 1977. № 1. С. 83-103.
56. Раскопки древнего Мстиславля // Наука и жизнь. 1977. № 4. С. 65.
57. Некоторые вопросы заселенности и развитие за-паднорусских земель // Древняя Русь и славяне. К 70-летию Б.А. Рыбакова. М., 1978. С. 23-30.
58. Старажытны Браслау // Помшю ricropbii i культу¬ры Беларусь № 4. Менск, 1978. С. 37-40 (на бело¬рус. яз.).
59. Археология, нумизматика и геральдика. Минск, 1979 (в соавт. с В.Н. Рябцевичем). с. 1-198.
60. Выдатны археолаг i краяузнауца // Полымя. 1979. № 9. (на белорус, яз.).
61. Периферийные центры домонгольской Смоленщи¬ны // СА. 1979. № 4. С. 95-111.
62. Новые книги по археологии белорусских городов (Рец.: Лысенко П.Ф. Города Туровской земли. Минск, 1974; Штыхов Г.В. Древний Полоцк. Минск, 1975; Зверуго Я.Г. Древний Волковыск. Минск, 1975) // СА. 1980. № 2. С. 269-274.
63. Проблема возникновения городов в свете демографии домонгольской Руси // Тез. докл. на IV конгрессе славянской археологии в Софии. София, 1980. С. 31,32.
64. Раскопки в Мстиславле // АО-1979.1980. С. 357, 358.
65. Смоленская земля в 1Х-ХШ вв. М., 1980. 258 с.
66. Таленавпы даследчык Беларуа // Помшю псторьй i культуры Беларусь № 1. Менск, 1980. С. 12-14 (на белорус, яз., о А.М. Сементовском).
67. Исследования Мстиславля // АО-1980. 1981. С. 330, 331.
68. Берасцяная грамата // Помшю псторьй i культуры Беларуа. № 2. Менск, 1982. С. 36-39 (на белорус, яз.).
69. Берестяная грамота из древнего Мстиславля // СА.
1983. № 1. С. 204-213.
70. Иван Николаевич Горожанкин в университете и в жизни // Вопр. истории, естествознания и техники.
1984. №4. С. 112-119.
71. Пачатак вывуяэння помнкау // Помшю псторьй i культуры Беларус1. № 4. Менск, 1984. С. 32, 33 (на белорус, яз.).
72. Старажытныя жыхары Беларуа аб CBaix помн1кау дауншы // Помн1ю псторьй i культуры Беларус1. № 4. Менск, 1985. С. 30-32 (на белорус, яз.).
73. Работы в древнем Мстиславле // АО-1983. 1985. С. 380, 381.
74. Смоленский город Мстиславль: стратиграфия, хро-нология, топография //Тез. докл. сов. делегации на V междунар. конгрессе славянской археологии. Киев, 1985.
75. Комплексное изучение Мстиславля и его округи // АО-1984. 1986. С. 336, 337 (в соавт. с О.А. Трусо¬вым и др.).
76. Три альбома каталога по искусству Белоруссии X3I-XVIII вв. (Рец.: Высоцкая Н.Ф. Жывашс Бела- pyci ХП-XVIII ст.ст. Фрэска, абраз, партрэт. Менск, 1980; Высоцкая Н.Ф. Пластыка Беларуа ХП-ХУШ ст.ст. Менск, 1983; Дэкаратыуна-пры- кладное мастацтва Беларуа ХП-XVIII ст.ст. Менск, 1984) // СА. 1986. № 3. С. 272-280.
77. Капитальное исследование по начальной истории Минска (Рец.: Загорульский Э.М. Возникновение Минска. Минск, 1982) // СА. 1987. № 2. С. 265-273.
78. Раскопки в Мстиславле // АО-1985. 1987. С. 444,445.
79. Земля нашых продкау // Памяць. Менск, 1988 (на белорус, яз.).
80. Воспитанница Московского археологического ин-ститута — первый смоленский археолог Е.Н. Клет- нова (1869 — после 1925) // Уваровские чтения. Му¬ром, 1990. С. 9-11.
81. Кто был автором “Приглашения” барона Аша? // С А. 1990. № 1. С. 283-287.
82. Судьбы археологии Смоленщины и Белоруссии // СА. 1990. №4. с. 241-262.
83. Е.Н. Клетнова — один из первых смоленских архео¬логов // Очерки истории русской и советской архео¬логии. М., 1991. С. 121-136.
84. Е.Ф. Канкрин и открытие Борисовых камней в Бе-лоруссии // С А. 1991. № 2. С. 256-265.
85. Последний лекционный курс Василия Алексеевича Городцова // Проблемы древних культур Евразии. М., 1991. С. 223-227.
86. Двенадцатый археологический съезд в Харькове // РА. 1992. №4. С. 196-198.
87. Первый исследователь надписей на белорусских камнях (послесловие редактора) //Левкое Э.А. Мо- укливыя свидетели прошлого. Менск, 1992.
88. Крест Евфросинии Полоцкой 1161 г. в средневеко¬вье и в последующие времена // РА. 1993. № 2. С. 70-78.
89. Проблема становления культово-оборонного зод¬чества Руси в свете раскопок в Мстиславле // РА.
1993. №4. С. 217-238.
90. Судьба Виленского музея древностей // Вопр. ис-тории. 1993. № 4. С. 160-163.
91. Памяти Михаила Александровича Ткачева // РА.
1994. № 3. С. 250-252 (в соавт. с Л.В. Колединским и А.А. Метельским).
92. Древний Мстиславль в свете археологии // Пста- рычна-археалапчны зборшк. № 6. Менск, 1995. С. 118-182.
93. Евфросиния Полоцкая: жизнь, деятельность, судьба // Весшк беларускага экзархата. Менск,
1995. С. 38-48.
94. Мстиславльский детинец ХП-ХШ вв. // РА. 1995. № 3. С. 60-76.
95. Археология и краеведение Беларуси XVI — 30-е гг. XX вв. Минск, 1996. 206 с.
96. Воспоминания об Н.Н. Улащике // Беларусю пстарычны огляд. Менск, 1996. С. 106-109.
97. Гродна i помшю Панямоння. Менск, 1996. 191 с. (на белорус, яз.).
98. Домонгольская архитектура Полоцкой земли в ис-торическом осмыслении // РА. 1996. № 2. С. 96-100.
99. Крест — хранитель всея вселенныя. Менск, 1996. С. 3-52 (в соавт. с Т.П. Макаровой и Н.П. Кузми- чом).
100. Менсюя дрэгав1чны // Пстарычны журнал. 1996. № 4. С. 80-87.
101. Археология средневекового периода в Белорус¬сии (1950-1990) // РА. 1998. № 3. С. 176-190.
102. Воспоминания старожила: К возрождению Храма Христа Спасителя в Москве // Журн. Московской Патриархии. 1998. № 1. С. 36-39.
103. Иван Николаевич Горожанкин (1848-1904). К 150- летию со дня рождения. М., 1998. (в соавт. с Е.В. Ка- лесник). 206 с.
104. Изучение древностей в дореформенной Смолен¬щине // Очерки истории отечественной археоло¬гии. Вып. 2. М., 1998. С. 63-84.
105. Крест — красота Церкви. Минск, 1998. С. 17—44 (в соавт. с Т.И. Макаровой и Н.П. Кузмичом).
106. “Менские дреговичи” и полоцкие князья // РА. 1998. №2. С. 100-111.
107. “Меньск” и Минск // Культура славян и Русь. К 90-летию Б.А. Рыбакова. М., 1998. С. 375-392.
108. Минск и Друцк // Славяне и их соседи. К 70-летию
Э.М. Загорульского. Минск, 1998. С. 10-19.
109. Грустная судьба таланта // Муз. Академия. 1999. №3. С. 180-182.
110. Детинец Мстиславля в XIV-XVII вв. // РА. 2000. № 2. с. 94-114.
111. Древний Друцк: письменные источники, топография, время возникновения // РА (в печати).
112. Монастыри Белоруссии // Светильник (в печати).
113. Древнейшие полоцкие монастыри (в печати).

Т.И. Макарова

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1941 Погиб Джон Пендлбери — британский археолог, исследователь Крита. В годы Второй мировой войны работал на британскую разведку. Убит на Крите в 1941 году, во время проведения гитлеровскими войсками операции «Меркурий».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика