Ирокезский род

Родовая организация. — Ее широкое господство. — Определение рода. — Счет происхождения по женской линии составляет архаический порядок. — Права, привилегии и обязанности членов рода. — Право избрания и смещения сахема и вождей. — Обязанность не вступать в брак в пределах рода. — Взаимное право наследования в имуществе умерших членов. — Взаимная обязанность помощи, защиты и отмщения обид. — Право рода давать имена своим членам. — Право усыновления в рад чужих. — Общие религиозные обряды (?). — Общее кладбище. — Совет рода. — Роды называются по именам животных. — Численность рода.

Опыт человечества, как уже было сказано, создал только два плана общественного строя, употребляя слово план в его научном смысле. Оба они были определенными и систематическими организациями общества. Первый и более древний представлял собой организацию социальную, основанную на родах, фратриях и племенах. Второй и позднейший представлял собой организацию политическую, основанную на территории и собственности. При первом создалось родовое общество, в котором власть имела дело с отдельными лицами в их отношениях к роду и племени. Эти отношения были чисто личными. При втором было учреждено политическое общество, в котором власть имела дело с отдельными лицами в их отношениях к территории, например, к городскому округу, кантону и государству. Эти отношения были чисто территориальными. Оба эти плана глубоко различны. Один принадлежит древнему обществу, другой — современному.

Родовая организация представляется нам одним из древнейших и наиболее широко распространенных учреждений человечества. Она явилась почти универсальной основой социального строя древнего общества, азиатского, европейского, африканского, американского и австралийского. Она была тем орудием, посредством которого общество было организовано и сохранялось. Начав свое существование в периоде дикости и пройдя через три подпериода варварства, она оставалась в силе вплоть до установления политического общества, что произошло не ранее начала периода цивилизации. Греческий род, фратрия и племя, римские gens, curia и племя находят свою аналогию в роде, фратрии и племени американских туземцев. Подобным же образам ирландский sept, шотландский clan, phrara албанцев и санскритский ganas, не продолжая далее этого сопоставления, представляют собою то же самое, что и род американских индейцев, обычно называвшийся кланом. Насколько простираются наши сведения, эта организация была распространена по всему древнему миру на всех континентах и была перенесена в исторический период теми племенами, которые достигли цивилизации. Но это еще не все. Родовое общество, где бы мы его ни находили, оказывается одним и тем же в своей структуре и принципах своего действия, но изменяется от своих низших к высшим формам вместе с прогрессивным развитием людей. Эти изменения вскрывают историю развитая одних и тех же начальных идей.

Gens, vsvoc, ganas в латинском, греческом и санскрите имеют все одинаковым образом начальное значение родства. Они содержат тот же элемент, что и gigno, усрюр3’- и ganamai в тех же языках, обозначающий рождать, указывая таким образом на непосредственное общее происхождение членов рода. Род, следовательно, представляет собой совокупность кровных родственников, происходящих от одного общего предка, отличающихся особым родовым именем и связанных узами крови. Он включает, однако, лишь половину таких потомков. Там, где происхождение считается по женской линии, что было общераспространенным в архаическом периоде, род состоит из предполагаемой праматери и ее детей, а равно детей ее женских потомков, считая по женской линии, и т. д. до бесконечности; там же, где происхождение считается по мужской линии, — в каковую счет перешел с накоплением собственности, — из предполагаемого прародителя и его детей, а равно детей его мужских потомков, считая по мужской линии, и т. д. до бесконечности. Наши фамилии представляют собой пережиток родового имени, при счете происхождения по мужской линии, и таким же порядком передаются. Современная семья, как это выражается ее фамильным именем, представляет собой неорганизованный род с нарушенной кровной связью, члены которого рассеяны всюду, где встречается данная фамилия.

У названных выше наций род означал замечательную социальную организацию, господствовавшую со времен столь глубокой древности, что ее происхождение теряется во мраке отдаленных веков. Он был вместе с тем единицей организации всей системы общественного устройства и управления, основой древнего общества. Существование этой организации не ограничивалось племенами, говорившими по-латыни, по-гречески и на санскрите, у которых она стала таким видным учреждением. Она была найдена также и у других ветвей арийской семьи наций, у семитической, уральской и туранской семей, у племен Африки и Австралии, а равно и у американских туземцев.

Описание основной структуры рода с его функциями, правами и привилегиями требует нашего внимания прежде всего; вслед затем мы проследим его как можно шире у различных племен и наций, чтобы путем сравнения доказать его принципиальное единство. Тогда будет ясно, что его следует считать одним из основных учреждений человечества.

Род прошел через последовательные стадии развития, переходя от архаической к своей конечной форме, вместе с общим прогрессом человечества. Его изменения ограничивались главным образом двумя сторонами: во-первых, переходом счета происхождения из женской линии, что было архаическим порядком, как, например, у ирокезов, в мужскую линию, что было конечным порядком, как в греческих и римских родах; и во-вторых, изменением порядка наследования имущества умершего члена рода от наследования родичей, в архаическом периоде, к наследованию сначала агнатических родственников, а в конечном счете — детей умершего. Эти изменения, какими бы незначительными они ни казались, обозначают громадную перемену в состоянии общества, равно как и значительную степень прогрессивного развития.

Родовая организация, возникшая в периоде дикости и прошедшая через три подпериода варварства, стала исчезать у более развитых племен, достигших цивилизации, требованиям которой она не соответствовала. У греков и римлян на смену родовому обществу возникло политическое общество, однако, только с началом периода цивилизации. Городская община (и ее равнозначное — городской округ), с установившейся собственностью и находившимся в ее пределах населением, организованная в качестве политического целого, сделалась единицей и основанием новой и в корне иной системы управления. С установлением политического общества, эта древняя и освященная временем организация, вместе с развившимися из нее фратрией и племенем, постепенно стала исчезать. Моей задачей будет проследить в ходе настоящего исследования прогресс этой организации от ее возникновения в периоде дикости и до ее конечной гибели в периоде цивилизации; ибо именно при родовых учреждениях некоторые племена, находившиеся в состоянии дикости, достигли варварства, и потомки некоторых из тех же племен, находившихся в состоянии варварства, достигли цивилизации. Родовые учреждения вывели часть человечества из дикости и довели до цивилизации.

Эта организация может быть успешно изучена как в ее существующих, так и в ее исторических формах у большого числа племен и рас. Подобное исследование предпочтительно начать с рода в его архаической форме и затем проследить его последовательные изменения у более развитых наций для того, чтоб вскрыть как самые изменения, так и причины, их вызвавшие. Я начну поэтому с рода, как он существует ныне у американских туземцев, где мы находим род в его архаической форме и среди которых его структура и практическое действие могут быть исследованы более успешно, чем на примерах исторических родов греков и римлян. Действительно, для того чтоб вполне понять род этих последних наций, повелительно необходимо изучить функции и права, привилегии и обязанности членов рода американских индейцев.

В американской этнографии термины племя и клан употреблялись в качестве равнозначных вместо термина род, посколько еще не была известна универсальность последнего. В предыдущих работах, следуя моим предшественникам, я также пользовался этими терминами 1. Сравнение индейского клана с греческим и римским родом сразу обнаруживает их тождество как в структуре, так и в функциях. То же самое относится к фратрии и племени. Если же тождественность этих различных организаций может быть доказана, в чем не может быть сомнения, то совершенно уместно вернуться к латинской и греческой терминологии, представляющейся правильной и точной, а вместе с тем и историчной.

Общественное устройство американских туземцев началось с рода и кончилось конфедерацией, при чем последняя была высшей точкой, достигнутой их общественными учреждениями. Это дало в качестве органического ряда: во-первых, род, совокупность кровных родственников, имеющих общее родовое имя; во-вторых, фратрию, соединение родственных родов, объединившихся в более высокую ассоциацию для известных общих целей; в-третьих, племя, соединение родов, обычно организованных во фратрии, все члены которых говорили на одном диалекте; и в-четвертых, конфедерацию племен, члены которых говорили на соответствующих диалектах одного и того же основного языка. Все это в целом — составляло родовое общество (sосiеtas), отличное от политического общества или государства (civitas). Различие между ними глубокое и принципиальное. В Америке, в эпоху ее открытия, не существовало ни политического общества, ни граждан, ни государства, ни какой-либо цивилизации. Целый этнический период отделял наиболее развитые племена американских индейцев от начала цивилизации в собственном смысле этого термина.

Подобным же образом общественное устройство греческих племен до начала цивилизации состояло из того же органического ряда, за исключением его последнего члена: во-первых, рода, совокупности кровных родственников, имеющих общее родовое имя; во-вторых, фратрии, соединения родов, объединившихся для общественных и религиозных целей; в-третьих, племени, соединения родов одного происхождения, организованных во фратрии; и в-четвертых, нации, соединения племен, слившихся в родовое общество на общей территории, так четыре племени афинян в Аттике и три дорийских племени в Спарте. Это слияние было явлением более высокого порядка, чем конфедерация. В последнем случае племена занимали самостоятельные территории.

Римский строй и свойственные ему формы были те же самые: во-первых, род, совокупность кровных родственников, имеющих общее родовое имя; во-вторых, curia, соединение родов, объединившихся в более высокую ассоциацию для выполнения религиозных и общественных функций; в-третьих, племя, соединение родов, организованных в curiae; и в-четвертых, нация, соединение племен, слившихся в одно родовое общество. Древние римляне с полным правом называли себя populus romanus.

Везде, где господствовали родовые учреждения, и вплоть до установления политического общества мы находим народы и нации организованными 6 родовые общества, и только. Государства не существовало. Строй этих народов был глубоко демократическим, так как принципы, на которых были организованы род, фратрия и племя, были демократическими. Это последнее положение, хотя и противоречащее общепринятому мнению, имеет историческую важность. Справедливость его будет доказана после того, как будут последовательно рассмотрены род, фратрия и племя американских туземцев и те же самые организации у греков и римлян. Как род, единица этой организации, был глубоко демократичным, так и естественно демократичными были состоявшая из родов фратрия, состоявшее из фратрий племя и образованное путем конфедерирования или слияния племен родовое общество.

Род, хотя и был древнейшей социальной организацией, основанной на родстве, не включал всех потомков одного общего предка. Это потому, что когда род возник, брак отдельных пар был неизвестен, и происхождение по мужской линии не могло быть установлено достоверным образом. Родственники были связаны друг с другом главным образом узами их материнского происхождения. В древнем роде счет происхождения ограничивался женской линией. Род обнимал всех таких лиц, ведших свое происхождение от одной предполагаемой праматери, по женской линии, при чем факт этот устанавливался обладанием общим родовым именем. Он включал таким образом эту праматерь с ее детьми, детей ее дочерей и детей ее женских потомков, по женской линии, до бесконечности, тогда, как дети ее сыновей и дети ее мужских потомков, по мужской линии, принадлежали к другим родам, а именно к родам своих матерей. Таким был род в его архаической форме, когда отцовство не могло быть установлено достоверным образом и когда принадлежность определенной матери составляла единственный надежный признак происхождения.

Этот счет происхождения, который восходит до среднего периода дикости, существуя, например, у австралийцев, сохранился у американских туземцев на высшей ступени дикости и вплоть до низшей ступени варварства, со случайными исключениями. На средней ступени варварства индейские племена стали переходить от счета происхождения по женской линии к счету по мужской линии, когда синдиасмическая семья этого периода начала принимать моногамный характер. На высшей ступени варварства счет происхождения перешел в мужскую линию у греческих племен, за исключением ликийцев, и у италийских племен, за исключением этрусков. Влияние собственности и ее наследования, вызвавших моногамную семью, которая сделала достоверным отцовство детей, и переход счета происхождения из женской линии в мужскую, будет рассмотрено в другом месте. Между этими двумя крайними точками, представленными двумя порядками счета происхождения, лежат три цельных этнических периода, обнимающих много тысяч лет.

При счете происхождения по мужской линии род охватывал всех лиц, которые вели свое происхождение от предполагаемого общего прародителя только через мужчин, при чем доказательством этого было, как и в первом случае, обладание общим родовым именем. Род включал этого предка и его детей, детей его сыновей и детей его мужских потомков, по мужской линии, до бесконечности, тогда как дети его дечерей и дети его женских потомков, по женской линии, должны были принадлежать к другим родам, а именно, к родам своих отцов. Остающиеся в роде в первом случае исключались из него во втором, и наоборот. Таков был род в своей конечной форме, после того как отцовство детей могло, быть установлено в силу возникновения моногамии. Переход рода из одной формы в другую был чрезвычайно прост и не повлек за собой его гибели. Как будет показано в другом месте, для этого требовалась лишь соответствующая причина. Тот же самый род, но перешедший к счету происхождения по мужской линии, остался единицей общественной системы. Он не мог бы достигнуть второй формы, если бы ранее не существовал в своей первой форме.

Брак в пределах рода был запрещен, что избавляло его членов от зла кровнородственных браков и содействовало таким образом укреплению силы всей человеческой породы. Род возник на трех главных основаниях, а именно, кровной связи, чистой родословной при счете происхождения по женской линии и недопущении брака в пределах рода. С развитием идеи рода, он естественно должен был принять форму пар родов, потому что дети мужчин исключались из рода и потому, что было в одинаковой мере необходимо организовать оба класса потомков. При одновременном возникновении двух родов должный результат и был бы достигнут, посколько мужчины и женщины одного рода вступали бы в брак с женщинами и мужчинами другого рода, а дети, оставаясь в родах своих матерей, распределялись бы по этим двум родам. Покоясь на родственных узax как своем связующем начале, род предоставлял каждому отдельному своему члену ту личную защиту, которую никакая иная существующая сила не могла ему дать.

Рассмотрев права, привилегии и обязанности членов рода, мы должны будем исследовать род в его органических отношениях к фратрии, племени и конфедерации, чтоб установить его функции, предоставляемые им привилегии и порождаемые им принципы. Ирокезские роды будут взяты в качестве типических образчиков этого института в ганованской семье. Ирокезы провели свою схему управления от рода до конфедерации, осуществив ее полностью в каждой из частей этого строя, и дали превосходную иллюстрацию возможностей родовой организации в ее архаической форме. Когда ирокезы были открыты, они находились на низшей ступени варварства и достигли значительной высоты в развитии производств, принадлежащих этому состоянию. Они изготовляли сети, шнуры и веревки из волокна древесной коры; ткали пояса и ремни с основой и утком из того же материала; изготовляли сосуды и трубки из глины, смешанной с кремнистой породой, закаливали их на огне, при чем некоторые из этих изделий были орнаментированы грубыми медальонами; они возделывали маис, бобы, тыквы и табак на огородных грядах и выпекали в глиняных сосудах пресный хлеб из толченого маиса 2; они превращали посредством дубления шкуры в кожу, из которой изготовляли кильты 3, гамаши и мокассины; их главное оружие состояло из лука, стрел и боевой палицы; употребляли кремневые и костяные орудия, носили одежду из шкур и были опытными охотниками и рыболовами. Они сооружали длинные общинные дома, достаточно обширные для удобного размещения пяти, десяти и двадцати семей, при чем каждое домохозяйство осуществляло коммунизм в домашней жизни, но они не были знакомы с употреблением камня или необожженного кирпича для постройки жилищ и с использованием самородных металлов. По своим умственным способностям и общему развитию они были представительной ветвью индейской семьи, обитающей к северу от Новой Мексики. Генерал Ф. А. Уокер охарактеризовал их военные атаки двумя фразами: «Атаки ирокезов были поистине ужасны. Они были бичом божьим для всех туземцев материка» 4.

С течением времени ирокезские племена стали в незначительной мере различаться по своей численности и по именам входящих в них родов, наибольшее число которых было восемь, а именно:

Сенека: 1. Волк. 2. Медведь. 3. Черепаха. 4. Бобр. 5. Олень. 6. Бекас, 7. Цапля. 8. Ястреб.
Кайюга: 1. Волк. 2. Медведь. 3. Черепаха. 4. Бобр. 5. Олень. 6. Бекас. 7. Угорь. 8. Ястреб.
Онондага: 1. Волк. 2. Медведь. 3. Черепаха. 4. Бобр. 5. Олень. 6. Бекас. 7. Угорь. 8. Мяч.
Оней да: 1. Волк. 2. Медведь. 3. Черепаха.
Мохавки: 1. Волк 2. Медведь. 3. Черепаха.
Тускарора: 1. Серый волк. 2. Медведь. 3. Большая черепаха. 4. Бобр. 5. Желтый волк. 6. Бекас. 7. Угорь. 8. Маленькая черепаха.

Эти различия показывают, что одни роды некоторых из этих племен вследствие различных превратностей вымерли и что другие образовались путем сегментации чрезмерно разросшихся родов.

Ознакомившись с правами, привилегиями и обязанностями членов рода, мы лучше поймем значение рода в качестве единицы всей системы общественного устройства и управления, равно как и порядок, в силу которого он входил в состав более высоких организаций, фратрии, племени и конфедерации.

Род характеризуется следующими правами, привилегиями и обязанностями, предоставленными и возложенными на его членов и составляющими в совокупности jus gentilicium:

I. Правом избирать своего сахема и вождей.
II. Правом смещать своего сахема и вождей.
III. Обязанностью не вступать в брак в пределах рода.
IV. Взаимным правом наследования в имуществе умерших членов.
V. Взаимной обязанностью помощи, защиты и отмщения обид.
VI. Правом давать имена своим членам.
VII. Правом усыновлять в род чужих.
VIII. Общими религиозными обрядами.
IX. Общим кладбищем.
X. Советом рода.

Перечисленные функции и атрибуты сообщали этой организации ее жизненную силу и ее индивидуальный характер и охраняли личные права ее членов.

1. Право избирать своего сахема и вождей

Почти у всех племен американских индейцев имелись две степени вождей, а именно: сахемы и обыкновенные вожди. Все остальные степени были разновидностями этих двух высших степеней. Они избирались в каждом роде из числа его членов. При счете происхождения по женской линии сын не мог быть избран на место своего отца, так как он принадлежал к другому роду, между тем ни один род не мог иметь вождя или сахема из другого рода, кроме своего собственного. Должность сахема была наследственной в роде в том смысле, что она замещалась вновь, как только освобождалась вакансия; должность вождя, напротив, не была наследственной, так как она давалась в награду за личные заслуги и со смертью ее носителя прекращалась. Далее, обязанности сахема ограничивались исключительно мирными делами. Сахем не участвовал в военных, действиях. С другой стороны, вожди, возведенные в эту должность за личную храбрость, мудрость или красноречие в совете, составляли обыкновенно по своему положению высший класс, хотя и не имели особой власти в роде. Сахем имел дело преимущественно с родом, официальным главою которого он состоял; вождь — преимущественно с племенем, к членам совета которого принадлежали как он, так и сахем.

Должность сахема имела естественную основу в роде как организации кровных родственников, нуждавшейся как таковая в представляющем ее главе. Должность эта, однако, древнее родовой организации, так как встречается у племен, которые этой организации не знают, но у которых она имела подобную же основу в пуналуальной группе и даже в предшествующей ей орде. Положение сахема в роде было ясно определено и покоилось на твердых основаниях, а обязанности его носили отеческий характер. Будучи наследственной в роде, должность эта была выборной из числа его мужских членов. При рассмотрении индейской системы кровного родства мы увидим, что все мужчины рода были между собою либо братьями, родными или коллатеральными, либо же коллатеральными дедами и внуками 5. Это объясняет порядок наследования должности сахема, которая переходила от брата к брату или от дяди к племяннику и очень редко от деда к внуку. Выбор, производившийся свободным голосованием взрослых мужчин и женщин, обычно падал на брата умершего сахема или на одного из сыновей его сестры, при чем особое предпочтение отдавалось родному брату или же сыну родной сестры. Между несколькими братьями, родными и коллатеральными, с одной стороны, и сыновьями нескольких сестер, родных и коллатеральных, с другой, не существовало первенства и правах по той причине, что все мужчины рода имели одинаковое право быть избранными. Сделать выбор между ними составляло функцию избирательного начала.

В случае смерти сахема, например, у сенека-ирокезов, созывался совет родичей для назначения его преемника. По существующим порядкам должны были баллотироваться два кандидата, оба члены рода. Каждому достигшему зрелого возраста предоставлялось высказаться за того или другого, и получивший большинство голосов считался избранным. Требовалось, однако, согласие остальных семи родов, чтобы избрание считалось окончательным. Если роды, собравшиеся для этой цели по фратриям, отказывались утвердить назначение, то оно тем самым отменялось, и род приступал к новым выборам. Если избранный своим родом принимался остальными родами, то избрание его считалось окончательным; но все же было необходимо, чтобы новый сахем, по их выражению, был поднят, т. е. облечен своей должностью советом конфедерации, для того чтоб он мог вступить в исполнение своих обязанностей. Таков был их порядок вручения imperium. Таким образом принимались во внимание и охранялись права и интересы различных родов, так как сахем рода был ex officio членом совета племени, а равно более высокого совета конфедерации. Тот же порядок избрания и утверждения и на тех же основаниях существовал и при выборах вождя. Но общий совет никогда не созывался для поднятия вождей ниже сахема. Они ожидали того времени, когда утверждались сахемы.

Демократический принцип, получивший свое начало в родовой организации, проявлялся в том, что родичи сохраняли право избирать сахема и вождей, в мерах, предохраняющих эту должность от узурпации и, наконец, в праве протеста против избрания, принадлежавшем остальным родам.

Число вождей в каждом роде обычно было пропорционально числу его членов. У сенека-ирокезов имеется один вождь приблизительно на каждые пятьдесят человек. Санека насчитывают теперь в штате Нью-Йорк около трех тысяч, при чем у них имеется восемь сахемов и около шестидесяти вождей. Есть основания предполагать, что относительное число сахемов и вождей теперь больше, чем в прежнее время. Что касается числа родов в племени, то чем многочисленнее народ, тем обычно больше число родов. Оно разнится у различных племен, от трех у делаваров и мунси до двадцати у оджибве и криков; шесть, восемь и десять было обычным числом родов в племени.

II. Право смещать своего сахема и вождей

Это право, не менее важное, чем право избрания, также сохранялось за членами рода. Хотя номинально должность была и пожизненной, однако на практике обладание ею зависело от хорошего поведения, посколько существовала возможность смещения. Возведение в должность сахема символизировалось «надеванием рогов», а его низложение — «снятием рогов». Рога были эмблемой должности и власти у племен, обитающих в самых различных местах, что, вероятно, было подсказано, как думает Тэйлор, внушительной внешностью носящих рога самцов у жвачных животных. Недостойное поведение, повлекшее за собой потерю доверия, давало достаточное основание для смещения с должности. После того как сахем или вождь был смещен в должном порядке советом своего рода, он переставал признаваться таковым и отныне становился частным лицом. Совет племени также имел право смещать как сахемов, так и вождей, не ожидая соответствующих действий со стороны рода и даже против его желания. Благодаря наличию и время от времени осуществлению этого права утверждалась и сохранялась верховная власть родичей над их сахемом и вождями. Это свидетельствует также о демократическом строе рода.

III. Обязанность не вступать в брак в пределах рода

Эта обязанность, хотя и отрицательного характера, все же была одной из основных. Первоначальной целью родовой организации было, очевидно, стремление изолировать половину потомков предполагаемого предка и предотвратить родственные браки. Когда род возник, братья состояли в групповом браке с женами каждого из них и сестры — в групповом браке с мужьями каждой из них, чему род не ставил препятствий. Но он позаботился о том, чтоб исключить братьев и сестер из брачных отношений, что и было осуществлено, как мы имеем полное основание предполагать, сказанным запрещением. Если бы род пытался непосредственно вырвать с корнем всю брачную систему этого периода, то нет ни малейшего вероятия, чтобы это получило всеобщее признание. Род, возникший, вероятно, в качестве продукта изобретательности небольшой орды дикарей, должен был вскоре обнаружить свою пользу, давая более одаренных людей. Его почти универсальное преобладание в древнем мире является наилучшим доказательством его преимущества и его приспособляемости к человеческим потребностям в периоды дикости и варварства. Ирокезы до сих пор непоколебимо держатся порядка, запрещающего вступать в брак в собственном роде.

IV. Взаимное право наследования в имуществе умерших членов

В периоде дикости и на низшей ступени варварства собственность имела незначительные размеры. В первом периоде она состояла из предметов личного потребления, к чему на следующей ступени присоединились владельческие, права в общинных домах и огородах. Самые ценные предметы личного потребления погребались вместе с телом умершего собственника. Тем не менее вопрос о наследовании должен был возникнуть, приобрести еще большее значение с ростом собственности по числу объектов и объему и выразиться в конце-концов в каком-нибудь определенном порядке наследования. Соответственным образом мы уже в самом начале низшей ступени варварства и даже еще раньше, в периоде дикости, находим установившийся принцип, по которому имущество должно оставаться в роде и делиться между родичами умершего собственника. Согласно обычному праву греческих и латинских родов на высшей ступени варварства, сохранившемуся в качестве писаного права и в периоде цивилизации, имущество умершего должно было оставаться в роде. Однако у афинян после Солона это ограничивалось случаями неоставления завещания.

Вопрос, кто должен получить имущество умершего, вызвал последовательное возникновение трех основных порядков наследования. Первый — что оно должно быть поделено между родичами умершего собственника. Таков был порядок на низшей ступени варварства и, насколько известно, в периоде дикости. Второй — что имущество должно быть поделено между агнатическими родственниками умершего собственника, с исключением остальных родичей. Зародыш этого порядка возникает на низшей ступени варварства и, вероятно, окончательно утверждается на средней ступени. Третий — что имущество должно наследоваться детьми умершего собственника, с исключением остальных агнатов. Этот порядок присущ высшей ступени варварства.

Теоретически у ирокезов действовал первый порядок, но на практике вещи умершего присваивались его ближайшими родственниками в пределах рода. Если умирал мужчина, его вещи делили между собой его родные братья и сестры и дяди с материнской стороны. Это фактическое ограничение наследования ближайшими родственниками обнаруживает зародыш ататического порядка наследования. Если умирала женщина, ее имущество наследовали ее дети и сестры, братья же исключались. В обоих случаях имущество оставалась в роде. Дети умерших мужчин ничего не получали после своего отца, так как принадлежали к другому роду. На том же основании муж ничего не получал после своей жены или жена после мужа. Эти взаимные права наследования укрепляли независимость рода.

V. Взаимная обязанность помощи, защиты и отмщения обид

В цивилизованном обществе охрану личности и собственности берет на «себя государство. В связи с привычкой к этому источнику охраны личных прав произошло соответствующее ослабление силы родственных уз. Но в родовом обществе безопасность индивида зависит от его рода. Род занимал то место, которое впоследствии заняло государство, при чем он обладал достаточной численностью, чтобы сделать свою охрану действительной. В среде его членов родственные узы были могущественным элементом взаимной поддержки. Нанести обиду кому-либо значило нанести обиду его роду и оказать помощь кому-либо значило вступиться за него совместно со всеми его родичами.

При спорах и затруднениях члены рода помогали друг другу. Можно привести два или три примера, взятых наудачу из быта индейских племен. Говоря о майя Юкатана, Эррера замечает, что «когда требовалось возместить причиненные убытки и если присужденный к уплате обрекался на нищету, то все родственники участвовали в уплате» 6. Но под термином родственники в том смысле, в каком он здесь упоминается, мы в праве понимать род. А об индейцах Флориды он говорит: «Если умирает брат или сын, то домашние в течение трех месяцев скорее умрут, чем станут заботиться о пище, но родные и свойственники присылают им все необходимое» 7. Лица, переселявшиеся из одного «селения в другое, не могли передать свои владельческие права на обработанные земли или на часть общинного дома постороннему, но должны были оставить их своим родичам. Эррера ссылается на существование этого порядка у индейских племен Никарагуа: «Кто переселялся из одного города в другой, не мог продать то, что имел, но должен был оставить своим ближайшим родственникам» 8. Посколько их имущество находилось в коллективном владении, их «общественный строй не допускал его отчуждения члену другого рода. Фактически право на такого рода имущество было лишь правом владения, и когда это имущество покидалось, оно возвращалось в род. Гарсилассо де ла Вега замечает о племенах Перуанских Андов, что «при вступлении в брак людей из простонародья общины были обязаны построить и снабдить их домами» 9. Под употребленным здесь выражением общины мы в праве понимать род. Эррера, говоря о тех же племенах, замечает, что «это разнообразие наречий происходит от того, что эти нации делятся на колена, племена или кланы» 10. Здесь родичи привлекались к оказанию помощи молодым парам сооружением для них домов.

Древний обычай кровавой мести, который был так широко распространен среди человеческих племен, зародился в недрах рода. На нем лежала обязанность отмстить за убийство одного из своих сочленов. Суды для преследования
преступников и законы, устанавливающие их наказание, возникли поздно в родовом обществе, однако они появились еще до установления политического общества. С другой стороны, преступление убийства так же древне, как и человеческое общество, а наказание его в порядке мести кровных родственников так же древне, как и само преступление. У ирокезов и вообще индейских племен обязанность мстить за убийство родственника признавалась всеми 11.

Все же обязанностью рода убийцы и убитого было попытаться достичь примирения, прежде чем прибегнуть к крайним мерам. Собирался совет членов каждого рода в отдельности и вносились предложения об искуплении убийства, обычно в форме выражения соболезнования и подарков значительной ценности. Если имелись оправдывающие или смягчающие вину обстоятельства, дело обыкновенно кончалось выкупом; но если родичи убитого оставались непримиримыми, то из числа членов его рода назначался один или несколько мстителей, обязанностью которых было преследовать преступника до тех пор, пока не откроют его, и убить, где бы он ни оказался. После этого никто из членов рода убитого не имел основания для претензии. Жизнь была искуплена жизнью, и требование справедливости было удовлетворено.

То же чувство братства проявлялось другими путями: в виде помощи впавшему в нужду товарищу по роду или защиты его от обид.

V. Право давать имена своим членам

У дикарских и варварских племен не существует семейных имен. Личные имена членов одной и той же семьи не указывают на их семейную связь. Семейное имя не старше, чем цивилизация 12. Однако индейские личные имена обычно указывают род индивида лицам других родов того же племени. Как правило, каждый род имел личные имена, которые составляли его исключительную собственность и как таковые не могли употребляться другими родами того же племени. Родовое имя давало само по себе родовые права. Эти имена либо прямо по своему значению указывали на род, которому они принадлежали, либо были в качестве таковых общеизвестны 13.

После рождения ребенка его мать, при участии ближайших родственников, выбирала одно из принадлежащих роду и еще не находящихся в обращении имен, которое и давалось ребенку. Но такое назначение имени не считалось окончательным до тех пор, пока о его рождении и имени вместе с именем и родом его матери и именем его отца не оглашалось на ближайшем совете племени. После смерти какого-нибудь лица его именем нельзя было пользоваться при жизни его старшего сына без согласия последнего 14.

Существовало два класса имен: один — для детского возраста, другой — для зрелого; в соответствующий период одно имя заменялось другим тем же формальным порядком; одно, как они выражались, снималось, другое назначалось вместо первого. O-wi’-go (лодка, плывущая по течению) и Ah-woa’-ne- ont (висящий цветок) были именами девушек у сенека-ирокезов, a Ga-ne-o- di’-yo (прекрасное озеро) и Do-ne-ho-ga’-weh (хранитель дверей) —. именами взрослых мужчин. В шестнадцати или восемнадцатилетнем возрасте первое имя снималось, обычно одним из вождей рода, и вместо него назначалось одно из имен второго класса. На ближайшем совете племени публично объявлялось о перемене имени, при чем данное лицо, если это был мужчина, принимало на себя обязанности взрослого. У некоторых индейских племен юноша должен побывать на войне и заслужить свое второе имя каким-нибудь актом личной храбрости. Бывало нередко, что кто-нибудь после тяжкой болезни, из суеверия, добивался вторичной перемены своего имени. Это делалось иногда еще раз уже в весьма преклонном возрасте. Когда кто-нибудь избирался сахемом или вождем, с него снималось его имя, и в день его назначения давалось другое. Отдельное лицо не могло решать вопрос о перемене своего имени. Это было прерогативой женщин-родственниц и вождей; но взрослый человек мог переменить свое имя, если ему удавалось убедить вождя объявить об этом в совете. Лицо, имевшее право распоряжения каким-либо именем, например, старший сын — именем своего умершего отца, могло ссудить это имя другу из другого рода, но после смерти лица, получившего имя таким путем, оно возвращалось в свой род.

У шауни и делаваров мать имеет в настоящее время право назвать своего ребенка именем какого угодно рода, и это имя переводит ребенка в тот род, которому оно принадлежит. Но это является значительным отклонением от архаического порядка и встречается лишь в виде исключения. Оно ведет к искажению и смешению родословной. Имена, употребляемые в настоящее время ирокезами и другими индейскими племенами, большей частью — древние имена, с незапамятных времен передающиеся по наследству.

Предосторожности, сопряженные с использованием имен, принадлежащих роду, указывают на их важность и те родовые права, которые с ними сопряжены.

Хотя этот вопрос о личных именах имеет еще много сторон, но для моих целей достаточно, если я ограничусь указанием общих порядков, вскрывающих взаимные отношения членов рода. В семейном обиходе и при формальных приветствиях американские индейцы обращаются друг к другу в выражениях, обозначающих родство между говорящим и лицом, к которому он обращается. Если они родственники, они приветствуют друг друга как родственники; если не родственники, то говорят «мой друг>. Было бы грубостью назвать индейца его личным именем или спросить у него его имя.

Наши предки саксы имели личные имена еще во время норманского завоевания, но у них не было фамильных имен. Это указывает на позднее появление у них моногамной семьи и позволяет заключить о существовании саксонского рода в более раннем периоде.

VII. Право усыновлять в род чужих

Другое отличительное право рода состояло в принятии новых членов путем усыновления. Военнопленные или умерщвлялись или усыновлялись каким-нибудь родом. Взятые в плен женщины и дети обыкновенно получали помилование в этой форме. Усыновление давало не только право рода, но и племенную национальность.
Усыновленный пленник или пленница становился по отношению к усыновившему его лицу братом или сестрой, а если усыновляла мать, то сыном или дочерью, при чем впоследствии с усыновленным обращались во всех отношениях так, как если б он был действительно родным. Рабство, ставшее на высшей ступени варварства участью пленных, было неизвестно в туземную эпоху племенам, стоявшим на низшей ступени. Усыновление имело также некоторую связь с ордалиями, ибо тот, кому удавалось, благодаря неустрашимости или покровительству, пройти сквозь строй невредимым, имел право на эту награду. Усыновленные пленные часто отдавались какой-либо семье для замещения убитых в бою, чтобы заполнить ряды родственников. Вымирающий род мог пополнить число своих членов путем усыновления, однако такие случаи бывали редко. Одно время род Ястреб-сенека дошел до незначительного числа членов, и ему грозило вымирание. Для спасения этого рода несколько человек из рода Волк, по взаимному согласию, были переведены путем усыновления в род Ястреб. Право усыновления, повидимому, предоставлялось усмотрению каждого рода.

У ирокезов церемония усыновления совершалась в публичном собрании совета племени, при чем фактически она обратилась в религиозный обряд 15.

VIII. Религиозные обряды рода

У греческих и латинских племен эти обряды занимали выдающееся место. Появившаяся тогда наивысшая политеистическая форма религии вышла из рода, в котором религиозные обряды передавались из поколения в поколение. Некоторые из них, в силу приписываемой им святости, сделались национальными. В некоторых городах должность верховного жреца известных божеств была наследственной в отдельном роде 16. Род стал естественным центром развития религии и местом возникновения религиозных церемоний.

Но индейские племена, хотя и имели политеистическую систему, не очень отличавшуюся от той, из которой, вероятно, произошли греческие и римские системы, не достигли того религиозного развития, которое так определенно характеризует роды этих последних племен. Едва ли можно сказать, что какой-нибудь индейский род имел особые религиозные обряды, и все же их религиозный культ имел более или менее прямую связь с родом. Именно здесь естественно зарождались религиозные идеи и устанавливались формы культа. Но они не оставались особо присущи роду, а скорее распространялись на все племя. Соответственным образом мы находим у ирокезов шесть годовых религиозных праздников (праздники Клена, Посева, Ягод, Зеленого зерна, Жатвы и Нового года) 17, которые были общими всем соединенным в одно племя родам и справлялись в определенное время года.

Каждый род давал известное число «хранителей веры», как мужчин, так и женщин, на которых было возложено совершение этих праздников 18. Число лиц, назначаемых каждым родом на эту должность, считалось показателем преданности рода религии. Они назначали дни отправления праздников, делали необходимые приготовления и руководили церемониями совместно с сахемами и вождями племени, состоявшими «хранителями веры» ex officio. Не имея официального главы и каких-либо внешних отличий жреческого звания, они обладали одними и теми же функциями. На обязанности женщин «хранительниц веры» лежали преимущественно приготовления к пиршеству, которое устраивалось во время всех собраний совета в конце каждого дня для всех присутствующих. Это была общая трапеза. Относящиеся к этим празднествам религиозные обряды, описанные мной в предшествующем труде 19, описывать здесь не приходится; достаточно отметить, что их культ имел характер принесения благодарности с просьбами к Великому духу и низшим духам продолжать посылать им блага жизни.

С прогрессом человечества от низшей к средней, а в особенности от этой последней к высшей ступени варварства род все более становится центром религиозного влияния и источником религиозного развития; Мы знакомы с религиозной системой ацтеков только в общих чертах, но, помимо национальных богов, у них, повидимому, были и другие боги, принадлежавшие меньшим, чем фратрии, подразделениям. Существование у ацтеков ритуала и жречества могло бы дать основание предполагать у них более тесную связь между религиозными обрядами и родами, чем у ирокезов, но их религиозные воззрения и церемонии покрыты таким же мраком, как и их общественная организация.

IX. Общее кладбище

Древний, но не единственный способ погребения состоял в том, что труп выставлялся на помосте до тех пор, пока не истлеет мясо, после чего кости собирались и сохранялись в коробах из коры в специально выстроенном доме. Принадлежавшие к одному роду обычно помещались в одном и том же доме. Д-р Кир Байингтон нашел этот способ погребения в 1827 г. у чокта, а Эдер упоминает о таком же по существу обычае у чироков. «Я видел в одном из их городов, -—говорит он,—три таких дома, расположенных почти рядом… Каждый дом содержал кости только одного племени, при чем на каждом ящике, очень странной формы, имелись иероглифические изображения, принадлежащие данной семье [роду]. Они считали безбожным смешивать кости родственника с костями чужого, подобно тому как кость с костью и плоть с плотью должны быть всегда вместе» 20. В древние времена ирокезы также пользовались помостами и сохраняли кости умерших родственников в коробах из коры, часто держа их в том доме, где жили. Существовало у них и погребение в земле. В последнем случае принадлежавшие к одному роду не всегда погребались в одном месте, разве бы имелось общее кладбище всего селения. Покойный Эшер Райт, бывший в течение долгого времени миссионером у сенека и представляющий собой благородный образец американских миссионеров, писал автору следующее: «Я не нахожу следов влияния клана на выбор места погребения умерших. Я думаю, что они хоронились вперемежку. Все же они говорят, что в прежнее время члены различных кланов чаще жили вместе, чем в настоящее время. Представляя собой одну семью, они больше были подвержены влиянию семейных чувств и имели меньше индивидуальных интересов. Поэтому могло иногда случиться, что большая часть умерших, погребенных на каком-нибудь кладбище, принадлежала к одному клану». Райт несомненно прав, что члены всех родов, живущих в одном селении, могли хорониться на одном кладбище, но они могли класть членов одного и того же рода в одном месте. Соответствующий пример находим сейчас в резервации Тускарора, близ Льюистона, где все племя имеет одно общее кладбище, при чем члены одного рода хоронятся в одном и том же ряду. Один ряд состоит из могил умерших членов рода Бобр, два ряда — из членов рода Медведь, ряд — из рода Серый волк, ряд — из рода Большая черепаха и т. д., всего восемь рядов. Муж и жена разлучаются друг от друга и хоронятся в разных рядах; то же самое отцы и их дети, но матери и их дети, а равно братья и сестры лежат в одном и том же ряду. Это показывает силу родового чувства и быстроту, с которой при благоприятных условиях старые обычаи возвращаются; тускарора обращены теперь в христианство, но не оставили этого обычая. Один индеец онондага сообщил автору, что тот же способ погребения по родам преобладает и теперь на кладбищах онондага и онекда. Хотя этот порядок, быть может, и нельзя считать всеобщим у индейских племен, несомненно, что в древние времена этот способ погребения предпочитался.

У ирокезов — а то, что относится к ним, относится обыкновенно и к другим индейским племенам, стоящим на той же ступени развития — все члены рода облекались в траур при погребении умершего родича. Речи во время похорон, приготовление могилы и погребение трупа — все это совершалось членами других родов.

Оседлые индейцы Мексики и Центральной Америки практиковали как неполную кремацию, так и выставление на помостах и зарывание. Кремации подвергались только вожди и выдающиеся лица.

X. Совет рода

Совет был выдающейся чертой древнего общества, азиатского, европейского и американского, от возникновения рода в периоде дикости и до цивилизации. Он был орудием управления, как и верховной властью в роде, племени и конфедерации. Обыкновенные дела решались вождями, но все, что касалось общих интересов, передавалось на решение совета. Так как совет возник из родовой организации, то оба учреждения удержались вместе в течение многих веков. Совет вождей представляет собой древний способ выявления человеческой мудрости и ее применения к людским делам. Его история, родовая, племенная и конфедеральная, выражает рост идеи управления в ее полном объеме, вплоть до появления политического общества, в которое совет перешел преобразованным в сенат.

Самой простой и низшей формой совета был совет рода. Это было демократическое собрание, так как каждый взрослый член рода, мужчина и женщина, имел голос по всем вопросам, которые на нем ставились. Он выбирал и смещал сахема и вождей, выбирал «хранителей веры», прощал или мстил за убийство родича и усыновлял в род чужих. Он был зародышем совета племени и еще более высокого совета конфедерации; каждый из этих советов состоял исключительно из вождей — представителей родов.

Таковы были права, привилегии и обязанности членов ирокезского рода, равно как и членов родов индейских племен вообще, насколько мы можем судить по существующим их исследованиям. Изучая роды греческих и латинских племен, мы найдем те же права, привилегии и обязанности, за исключением рассмотренных в пунктах I, II и VI; что касается этих последних, то существова¬ние их в прошлом также представляется вероятным, хотя это и не может быть доказано.

Все члены ирокезского рода были лично свободны и были обязаны защищать свободу друг друга; они пользовались одинаковыми привилегиями и личными правами, при чем сахемы и вожди не претендовали на какое-либо преимущество в этом отношении; это было братство, связанное узами родства. Свобода, равенство и братство, хотя и не были никогда формулированы, были основными принципами рода. Эти факты имеют существенное значение, посколько род представлял собой единицу системы общественного устройства и управления, на основе которой было организовано индейское общество. Организация, состоявшая из таких единиц, естественно носила отпечаток их характера, ибо какова единица, таково и целое. Это служит нам объяснением того чувства независимости и личного достоинства, которое составляет господствующую черту индейского характера.

Таково было существенное и важное место рода в социальной системе американских туземцев, таковым он был в древние времена у американских туземцев и таковым же остается до сего времени в полной своей жизненной силе у многих индейских племен. Он был основанием фратрии, племени и конфедерации племен. Его функции могли бы быть представлены в некоторых пунктах белее подробно, но и изложенного достаточно, чтобы показать его постоянный и стойкий характер.

В эпоху открытия Америки европейцами племена американских индейцев были по общему правилу организованы в роды со счетом происхождения по женской линии. У некоторых племен, например у дакота, роды распались; у других, например у оджибве, омаха и у майя на Юкатане, счет происхождения перешел из женской в мужскую линию. Во всей туземной Америке род получал свое имя от какого-нибудь одушевленного или неодушевленного предмета, но никогда не от человека. В этом начальном состоянии общества индивидуальность личности растворялась в роде. Можно, пожалуй, предполагать, что и роды греческих и латинских племен назывались таким же образом в более раннее, время; но в то время, когда они впервые появились на арене истории, они уже носили личные имена. У некоторых племен, например у моки, оседлых индейцев Аризоны, члены рода вели свое происхождение от того животного, имя которого они носили, веря, что их отдаленные предки были превращены Великим духом из животных в людей. Такая же легенда существует в роде Журавль племени оджибве. У некоторых племен члены рода не едят того животного, имя которого они носят, без сомнения, под влиянием этого же представления.

Что касается числа людей в роде, то таковое было различно в зависимости от числа родов и благосостояния или упадка племени. Три тысячи сенека, разделенных поровну между восемью родами, дадуф в среднем триста семьдесят пять человек на род. Пятнадцать тысяч оджибве, разделенных поровну между двадцатью тремя родами, дадут по шестьсот пятьдесят человек на род. У чироков среднее будет свыше тысячи на род. При нынешнем состоянии главных индейских племен число людей в каждом роде будет колебаться от ста до тысячи.

В качестве одного из древнейших и наиболее широко распространенных учреждений человечества род был тесно связан с человеческим прогрессом, на который он оказывал могущественное влияние. Род был найден у племен находившихся в состоянии дикости и на низшей, средней и высшей ступенях варварства на различных континентах и в его полной жизненной силе у греческих и латинских племен уже после начала периода цивилизации. Каждая человеческая семья, за исключением полинезийской, повидимому, дошла до родовой организации и была обязана ей своим сохранением и своим прогрессом. Она имеет себе равное в смысле длительности существования только в системах кровного родства, которые, возникнув в еще более раннем периоде, сохранились до насто¬ящего времени, хотя брачные порядки, из которых они возникли, давно исчезли.

Раннее появление родовой организации и ее сохранение в течение такого огромного периода времени убедительно доказывает ее исключительное соответствие потребностям человечества как в диком, так и в варварском состоянии.

Notes:

  1. В Letters on the Iroquois by Skenandoah, напечатанных в American Review в 1847 г. e League of ,the Iroquois, изданной в 1851 г., и в Systems of Consanguinity and Affinity of the Human Family, изданных в 1871 г. (Smithsonian Contributions to Knowledge, vol. XVII), я употреблял слово племя как равнозначное роду и вместо него, но с точным определением мой группы.
  2. Эти хлебы или лепешки были около шести дюймов в диаметре и в дюйм толщиной
  3. Род короткой юбочки (Ред.).
  4. North American Review, April No., 1873, p. 370, Note.
  5. Сыновья нескольких сестер — друг другу братья, а не двоюродные братья. Последние здесь являются коллатеральными братьями. Так, сын брата какого-нибудь человека — его сын, а не его племянник, точно так же как сын его родной сестры. Первого мы будем называть коллатеральным племянником.
  6. History of America, bond, ed., 1725, Stevens’ Trans., IV, 171.
  7. lb., VI, 34.
  8. lb., III, 298.
  9. Royal Commentaries, Loud, ed., 1688, Rvcaut’s Trans., p. 107.
  10. Herrera, IV, 231._
  11. „Их сердца день и ночь беспрерывно пылают страстью, пока они не прольют кровь за кровь. Они передают от отца к сыну память об утрате родственника, члена их племени или семьи, если даже это была старуха*.—Adair’s Hist. Amer. Indians, Lond. ed., 1775, p. 150.
  12. Mommsen’s History of Rome, Scribners’ ed., Dickson’s Trans., I, 49.
  13. Когда мы приводим отдельные обычаи, их следует относить к ирокезам, если не указан» противного.
  14. Один из двенадцати родов омаха — La-ta-da, ястреб-голубятник — имеет между прочим следующие имена: Имена мальчиков:
    Ah-bise’-na-da
    Gla-dan’-noh-che
    Nes-tase’-ka
    Длинное крыло
    Ястреб, парящий в воздухе
    Белоглазая птица

    Имена девочек:
    Me-ta’-na
    La-ta-da’-win
    Wa-ta’-па
    Птица, поющая при дневном свете
    Одна из птиц Птичье яйцо

  15. После того как народ собирался в доме совета, один из вождей держал речь, в которой сообщал сведения об усыновляемом, основания его усыновления, имя и род усыновляющих, равно как имя, назначенное новому члену. Затем двое вождей, взяв усыновляемого за руки, проходили с ним через дом совета и обратно с пением песни усыновления. Народ вступал хором в конце каждого стиха. Хождение продолжалось, пока не оканчивались стихи, для чего требовалось сделать три круга. Этим церемония оканчивалась. Иногда усыновлялись из любезности и американцы. Мне выпало ка долю несколько лет тому назад быть усыновленным в род Ястреб, племени сенека, при чем была исполнена эта церемония.
  16. Grote’s Hist, of Greece, I, 194.
  17. League of the Iroquois, p. 182.
  18. Хранителей веры было примерно столько же, сколько вождей; они избирались из мудрых мужей и матрон каждого рода. После избрания они поднимались советом племени с соответствующими церемониями. Их имена снимались и вместо них давались новые, принадлежавшие данному классу. Мужчины и женщины избирались приблизительно в равном числе. Они были цензорами народа, имея право доносить совету о чьих-либо дурных поступках. Избранный был обязан принять должность, но мог сложить ее с себя после известного времени; это знаменовалось тем, что он отдавал свое имя как хранителя веры и вновь принимал прежнее.
  19. League of the Iroquois, p. 182.
  20. History of the American Indians, p. 183.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 16.03.2017 — 14:45

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика