Гайдукевич В.Ф. Итоги последних раскопок древней Тиритаки

К содержанию 4-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Летом 1939 г. продолжила свои работы Боспорская археологическая экспедиция Института истории материальной культуры им. Н. Я. Марра АН СССР. В экспедиции принимал участие, как своими средствами, так и научными силами, Керченский археологический музей им. А. С. Пушкина. Экспедиция продолжала раскопки древнего города Тиритаки (в Камыш-буруне, к югу от Керчи), начатые в 1932 г. и ведущиеся с тех пор ежегодно. Ниже мы даем наиболее существенные выводы.

Прежде всего следует отметить своеобразный облик Тиритаки как древнего поселения. Античные писатели упоминают Тиритаку как город, но то, что открывают раскопки, далеко не совпадает с обычными представлениями об античных городах с присущей им четкой распланировкой, уличными магистралями, с многочисленными жилыми и монументальными общественными постройками и т. д. Этого в Тиритаке мы не находим. Тиритака — ярко выраженный боспорский промышленный городок, в котором преобладающая часть территории была использована под различного рода производственно-хозяйственные постройки.

Раскопки нынешнего года подтвердили, что значительная часть территории Тиритаки в I—III вв. н. э. была занята под рыбопромышленные сооружения. Последними раскопками открыт в нескольких пунктах городища еще ряд рыбозасолочных ванн.

Устройство отдельных комплексов засолочных ванн находилось в зависимости от размеров хозяйства, к которому те или иные группы ванн принадлежали. Так, в этом году открыто в южной части городища 5 ванн, общей емкостью около 42 кубометров, что позволяло подвергать одновременному посолу десятки тонн рыбы. В данном случае перед нами остатки довольно крупного в условиях древности предприятия, несомненно, экспортировавшего соленую рыбу за пределы Тиритаки и даже, вероятно, за пределы Боспора. К числу таких наиболее обширных рыбозасолочных комплексов относится ранее открытая около крепостной стены группа ванн. Но на ряду с крупными рыбозасолочными объектами раскопки обнаружили и одиночные ванны, расположенные при отдельных домах и, несомненно, служившие лишь для заготовки рыбы, рассчитанной на домашнее потребление. Впрочем, групповые засолочные ванны преобладают, чем подтверждаются большие масштабы рыбозасолочного дела в Тиритаке, являвшейся, безусловно, одним из важнейших пунктов массового экспорта рыбных продуктов в римский период.

Значительно расширена была в 1939 г. площадь раскопок в западной части городища, где в 1938 г. были открыты интересные остатки здания VI в. до н. э. с ценным комплексом вещественных находок (архаические терракоты и др.). В текущем году это здание было подвергнуто исчерпывающему доследованию. Расширение площади раскопок повело к открытию построек римского времени (обширное здание — „амбар», мощеный дворик, подвальное помещение с ступенчатым ходом и др.). Интересны выложенные внутри каменной кладкой обширные ямы, служившие, повидимому, зернохранилищами.

Большой научный интерес представляет открытие в текущем году хорошо сохранившихся остатков дома с многочисленным комплексом вещественных находок позднеримского времени. Перекрывавший его слой земли достигал почти 3.5 м толщины. Стены здания сохранились местами до 2 м в высоту. Здесь через дверной проем можно пройти из дворика, вымощенного каменными плитами, внутрь помещения. В помещении пол также имеет плитовой настил.

Против входа внутри помещения в пол вкопан большей пифос (наиб. диам. туловища около 1 м) емкостью в несколько сот литров. Возможно, пифос служил для хранения запасов зернового хлеба: в помещении, в промежутке между пифосом и входом, при раскопках обнаружено значительное количество обуглившихся зерен пшеницы. В этой же связи следует отметить находку каменных жерновов для ручного размола зерна. Близ пифоса, в полу выявлена яма, диам. 1 м, глуб. 0.68 м, заполненная золой, при удалении которой в яме найдены: костяная игла для плетения рыболовных сетей, глиняный светильник, железный молоток, сероглиняный кувшин сарматского типа (туловище украшено поясом из перекрывающихся линий, исполненных посредством лощения), точильные камни и др. На полу помещения обнаружены различные предметы домашнего обихода и хозяйства. В числе их были целые и фрагментированные лепные сосуды, несколько светильников, круглое бронзовое зеркальце с ушком в центре, глиняные пряслица, фрагменты стеклянных сосудов и краснолаковых блюд поздних типов (на одном обломке имеется
оттиснутое штампом изображение креста), несколько бронзовых монет и пр. В исключительном изобилии в помещении найдены объемистые, массивные остродонные амфоры позднеримского времени, на некоторых из них сохранились свинцовые скрепы, которыми сосуды были реставрированы еще в древности. Дом погиб в пожаре, поэтому весь пол был покрыт большим количеством угля от сгоревших деревянных частей его. Повидимому, значительное число вышеуказанных амфор хранилось в этом доме во втором этаже, во время пожара они упали вниз при обвале потолка. О наличии второго этажа говорят и остатки каменной лестницы, от которой во дворе сохранились вдоль одной из стен дома каменные ступени. В Тиритаке уничтоженные пожаром в позднеримское время здания обнаруживаются не впервые. Это позволяет заключить, что Тиритака подверглась в IV в. н. э. вражескому нападению, приведшему город к частичной гибели.

Возвращаясь к описанию раскопок здания позднеримского времени, следует отметить находку около двух десятков грузил в виде грубо обработанных камней различных размеров с желобчатым перехватом посредине, служившим для обвязывании грузил веревкой. Кстати сказать, в помещении были встречены куски обуглившегося каната, являвшегося, быть может, частью рыболовных снастей. Очевидно, владелец дома занимался рыболовством, об этом же говорит и обнаруженная в смежном помещении оцементированная рыбозасолочная ванна, размерами 1.75 X 1.35 м, глуб. 1.90 м.

При раскопках основного помещения в нижней части стены было обнаружено выдолбленное в большом камне углубление, замазанное глиной. Внутри этой своеобразной замурованной ниши лежали кости поросенка и ягненка, присыпанные сверху морским песком с жучками севрюги и покрытые амфорными черепками. Возле костей оказался целый глиняный светильник. Повидимому, ниша с костями животных связана с каким-то древним культовым обрядом.

Заслуживает внимания еще одна деталь: на каменном помосте во дворе при раскопках обнаружен небольшой каменный „тарапан», т. е. каменное ложе с высеченным на нем жолобом и сливом, служившее для выжимания виноградного сока. Стало быть, хозяйство данного дома включало в себя и виноделие. Раскопки последних лет все более убеждают, что виноградарство и виноделие на Керченском полуострове в античную эпоху занимали важное место в экономике Боспорского царства, особенно в позднеэллинистический и римский периоды, когда подвоз вин извне сократился. Раскопками 1939 г. в южной части Тиритаки вскрыты остатки еще одной большой винодельни, относящейся ко II в. до н. э. Винодельня оказалась под мощной земляной насыпью, причем выявить полностью все части винодельни не представлялось возможным из-за того, что почти половина развалин здания покрыта насыпью железно-дорожной ветки. Тем не менее удалось вскрыть обширную давильную площадку, на которой выжимали виноградный сок, а также часть большого резервуара. Для стока виноградного сусла с площадки в резервуар служил каменный слив. Площадка и резервуар покрыты цементом белого цвета, отличающимся по своему составу от цемента римского времени» но, судя по хорошей сохранности оцементированных поверхностей, он не уступал последнему по своей прочности. С открытием этой винодельни мы имеем в Тиритаке серию древних виноделен, относящихся к II в. до н. э. — III в. н. э. и наглядно рисующих развитие техники античного виноделия на Боспоре.

Как уже отмечалось выше, раскопками установлено, что в IV в. н. э. Тиритака подвергалась разрушению; это произошло в период значительных племенных передвижений в Северном Причерноморье, что и привело к окончательной гибели Боспорское государство. Но пострадавшая в IV в. Тиритака не прекратила своего существования. Об этом говорят вещественные находки и строительные остатки раннего средневековья.

Из них отметим находку в западной части городища глиняного пифоса с греческой надписью (имя гончара) и вырезанным изображением креста V—VI вв. н. э., а также некоторое количество керамики этого же времени.

В раннем средневековье, правда в меньших масштабах, продолжал существовать и рыбный промысел, хотя большое количество ванн римского времени уже было засыпано. Население занималось в основном хлебопашеством. В VII—VIII вв. жизнь в Тиритаке совершенно замерла.

Рис. 13.  Тиритака. Амора (IV-V вв. н.э.), в которой сохранилась нефтяная жидкость.

Рис. 13. Тиритака. Амора (IV-V вв. н.э.), в которой сохранилась нефтяная жидкость.

Что касается вещественных находок, то раскопочная кампания 1939 г. и в этом отношении дала немало нового интересного материала. Интересны фрагмент архаического расписного сосуда с частью надписи и ряд других обломков архаической керамики. Особенно обилен в этом году материал по римскому периоду, причем выдающимся представляется комплекс находок из позднеримского дома, открытого на раскопе XV. Здесь найден выразительный и разнообразный вещественный материал из боспорского жилого дома III—IV вв. н. э.

Большой интерес представляет находка близ одного из комплексов рыбозасолочных ванн закупоренной амфоры с сохранившейся в ней жидкостью (рис. 13). Амфора (выс. 0.58 м) имеет удлиненное цилиндрообразное туловище с конусовидным острым дном и, по своей форме, должна быть отнесена к IV—V вв. н. э. Амфора обнаружена в слегка наклонном положении, причем горло ее оказалось наглухо закрытым волокнистой массой, пропитанной каким-то веществом черного цвета, своим запахом напоминающим нефть.

Плечи и горло амфоры снаружи покрыты большим бесформенным комом твердой смолы с прилипшими к ней частицами земли. Для исследования амфора была доставлена в Ленинград. В Институте истории материальной культуры им. Н. Я. Марра вскрытие амфоры и изучение ее содержимого было поручено группе специалистов во главе с профессором Ленинградского Химико-Технологического института В. В. Яновским. Вскрытие амфоры решено было произвести так, чтобы до выяснения характера сохранившейся в ней жидкости избежать доступа в амфору воздуха извне, так как последний мог бы повлиять на качественное состояние жидкости. В виду этого проба жидкости из амфоры была взята через пробуравленное в ее корпусе небольшое отверстие, причем как сверление отверстия, так и взятие пробы производилось посредством специального прибора, исключавшего проникновение воздуха в амфору. Все внешние признаки (маслянистая темнобурого цвета жидкость, нерастворяющаяся в воде, характерный запах) указывали на то, что в амфоре заключено масло нефтяного происхождения. Амфора, опорожненная от этой жидкости, извлеченной в количестве около 2300 г, была затем распилена, чтобы извлечь из нижней ее части сгустевшую массу весом около 1300 г. Следовательно, вес всего содержимого амфоры составлял свыше 3.5 кг.

Любопытно, что внутри амфоры в сгустевшей части жидкости обнаружились куски стеблей соломы, вероятно от той „пробки», которой закупоривали амфору. Амфора, наполненная в древности нефтью или нефтяным продуктом, повидимому, была закрыта пробкой в виде плотного соломенного пыжа. Вследствие наклонного положения амфоры во время пребывания ее уже в земле через пробку понемногу просачивалась нефть, которая, окисляясь, превращалась снаружи в твердую смолу (,,кир“), что в свою очередь и придало укупорке амфоры полную герметичность, обеспечив тем самым сохранение в амфоре жидкой нефти на протяжении около 1500 лет.

Извлеченная из амфоры нефть передана в настоящее время для детального химического исследования. Находка амфоры с нефтью в Тиритаке показывает, что в поселениях Северного Причерноморья в древности умели использовать нефть, которая, судя по сообщениям античных писателей, применялась для хозяйственных целей, прежде всего в качестве горючего для освещения, а также, вероятно, и в медицинской практике.

К содержанию 4-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика