Фрида Давыдовна Гуревич (01.01.1912-02.09.1988)

Е. В. Ревуненкова, Н. В. Ревуненкова. Фрида Давыдовна Гуревич (01.01.1912-02.09.1988)// Записки ИИМК РАН. СПб: 2012, №7. С. 233-244.

Фрида Давыдовна Гуревич

1 января 2012 г. исполнилось 100 лет со дня рождения Фриды Давыдовны Гуревич — видного специалиста в области изучения древней и средневековой культуры Юго-Восточной Прибалтики и Белорусского Понеманья, первооткрывателя многих археологических памятников этого обширного региона.

Фрида Давыдовна Гуревич родилась 1 января 1912 г. (19 декабря 1911 г. по старому стилю) в Риге, в семье еврейских ремесленников, происходивших из местечка Прели Двинской (Даугавпилской) губернии Латвии. Ко времени ее рождения семья была разобщена — мать жила в Латвии, а отец — в Петербурге, обучаясь в это время ремеслу заготовщика обуви. Когда началась Первая мировая война, в июле 1914 г. мать с маленьким ребенком на руках, оставив все, отправилась к мужу, и с тех пор семья обосновалась в Петербурге навсегда.

Детство и отрочество Фриды Давыдовны пришлись на годы революции и последовавшие за ней годы голода, разрухи, нэпа. Семья жила на грани нищеты, к тому же в 1917 и 1919 гг. в ней появились еще две дочери. Старшую подкармливали в специальных столовых, организованных американцами для больных и особенно ослабленных детей. Когда Фриде исполнилось 7 лет, она поступила учиться в школу, которая тогда называлась советская единая трудовая школа, но очень скоро перешла в 5-ю национальную еврейскую школу и окончила ее в 1929 г.

Как и многие ее сверстники, Ф. Д. Гуревич в юности была захвачена революционной стихией, вступила в пионерский отряд — сначала при Военно-подковном заводе (бывшем заводе Поселя), находившемся на Малом проспекте Васильевского острова, затем при заводе «Красный гвоздильщик». С большим увлечением, даже с энтузиазмом она участвовала в общественных просветительских организациях типа «Долой безграмотность», в драматических представлениях живых газет («Костер», «Синяя блуза»). Как многие представители активной молодежи того времени, она ходила тогда в «юнгштурме» — с ременной портупеей поверх зеленой гимнастерки, коротко стриженая. Социальную активность и общественный темперамент Фрида Давыдовна сохранила на протяжении всей жизни — была комсомолкой, членом партии, активно реагировала на события, происходившие как в масштабе страны, так и в кругу друзей и коллег.

Несмотря на крайнюю нужду, родители Фриды Давыдовны одобрительно отнеслись к желанию дочери продолжить образование. Она поступила в Педагогический институт им. Герцена, который окончила в 1932 г., получив специальность преподавателя истории. Вместе с мужем В. Г. Ревуненковым (впоследствии известным историком Нового времени) она по распределению была направлена в Томск, где работала ассистентом кафедры социально-экономических дисциплин в Сибирском Горном институте. Вернувшись в Ленинград в 1934 г., Ф. Д. Гуревич поступила в аспирантуру ГАИМК по истории западноевропейского Средневековья. 4 декабря 1937 г. она была принята на работу в ИИМК/ЛОИА, а в 1938 г. защитила кандидатскую диссертацию по теме «Саксонское восстание 1073—1075 гг.».

В годы Великой Отечественной войны ее как мать двух маленьких детей командировали на работу в интернат, созданный для эвакуации из Ленинграда детей сотрудников Академии наук. В 1941 г. интернат находился в г. Тетюши Татарской АССР. В 1942—1944 гг. вместе с ленинградскими сотрудниками ИИМКа она жила и работала в Ташкенте, который во время войны стал центром научной и культурной жизни всей страны: туда были эвакуированы сотрудники многих академических учреждений. В это же время в эвакуации в Ташкенте находились многие артисты, писатели, поэты. Большинство эвакуированных ученых жили в общежитии, помещавшемся в бывшей балетной школе им. Тамары Ханум на Пушкинской улице, д. 31. Поэтому все обитатели общежития назывались ханумитами. В те годы Ф. Д. Гуревич подружилась со многими востоковедами, этнографами, антропологами, с некоторыми из них — на всю жизнь. Именно в Ташкенте Фрида Давыдовна познакомилась с Раисой Григорьевной Карлиной — талантливой ученицей Н. И. Конрада и Е. М. Колпакчи, высокопрофессиональным исследователем и переводчиком японской литературы. Р. Г. Карлина, а позже и ее муж Борис Иванович Панкратов — человек-легенда, специалист по культуре и языкам многих стран Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии, стали близкими друзьями Фриды Давыдовны. Именно по их совету младшая дочь Ф. Д. Гуревич в 1956 г. поступила на Восточной факультет Ленинградского университета на новое отделение индонезийской филологии и с тех занимается изучением Малайско-индонезийского региона.

Во время эвакуации Ф. Д. Гуревич работала в Институте и вела активную переписку с родными и коллегами из блокадного Ленинграда, Советска, Москвы, Фрунзе, Владивостока. Она сохранила письма из блокадного Ленинграда от своего отца и младшей сестры Евы, от коллег и друзей — искусствоведа и археолога Анатолия Леопольдовича Якобсона, известной скандинавистки Елены Александровны Рыдзевской, археолога-слависта Ивана Ивановича Ляпушкина (ему Фрида Давыдовна сообщала о событиях в жизни Института и о погибших коллегах). Она постоянно переписывалась с выдающимся исследователем древнерусской архитектуры Николаем Николаевичем Ворониным, находившимся в Москве, с пребывавшим в г. Фрунзе археологом Александром Натановичем Бернштамом и его женой Любовью Григорьевной Розиной-Бернштам, позднее — сотрудником Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, специалистом по материальной культуре народов Океании (с ней у Фриды Давыдовны сохранилась дружба на всю жизнь). Несколько писем сохранилось от Владимира Карловича Луппиана — художника, ученика Павла Филонова, впоследствии репрессированного, но выжившего после лагерей. Письма датируются 1942—1943 гг., когда его семья была вывезена в Советск (Кировская обл.) из блокадного Ленинграда. Коллегам, оказавшимся разлученными со своими детьми, которые были эвакуированы с интернатом под присмотром Фриды Давыдовны, она сообщала успокаивающие их сведения о детях.

Письма друзей и коллег, находившихся в блокадном Ленинграде, поражают своей спокойно-повествовательной тональностью, может быть, даже обыденностью. Сообщения о тяжелейших жизненных обстоятельствах перемежаются перечислением событий, происходящих в научной жизни, которая, несмотря ни на что, продолжалась. Вот несколько строк из письма Анатолия Леопольдовича Якобсона от 17 октября 1941 г.: «Завтра — Ученый совет с докладом Артамонова о скифах. Теперь каждую субботу будет засед. Уч. совета с научным докладом. В прошлую субботу был доклад Пиотровского об Урарту. В И-те холодно. Сижу в шубе и читаю Насонова “Монголы и Русь”. Но скоро начнут топить: дрова навезли. В ИИМК возвратился Мавродин (на 1/2 ставки)».

В письмах родных и друзей часто упоминаются имена ученых, которые достойно и благородно вели себя в экстремальной ситуации, оказывая помощь коллегам, находившимся в блокадном Ленинграде и в эвакуации. Это Сергей Николаевич Бибиков, Михаил Илларионович Артамонов, Александр Маркович Беленицкий. Авторы писем не скупятся на выражения любви, благодарности и уважения к ним.

Особое место в переписке военных и первых послевоенных лет занимает большое количество писем от мужа Ф. Д. Гуревич — Владимира Георгиевича Ревуненкова — из Москвы (1942—1947 гг.) и Владивостока (1943—1944 гг.), где он был лектором в группе политуправления Тихоокеанского флота.

Жизнь в эвакуации была нелегкой. Вместе с Фридой Давыдовной жила ее сестра Софья Давыдовна с двумя дочерьми. Продуктов, выдаваемых по карточкам, для большой семьи не хватало. Были и болезни, и серьезная тревога о родных, оставшихся в блокадном Ленинграде, и о тех, кто был на фронте. Но было в ташкентской эвакуации и то, что во всех случаях жизни помогает людям выжить, — брызжущий, неиссякаемый юмор. В нашем доме мы часто слышали рассказы и воспоминания о всяких курьезных и юмористических ситуациях в эвакуации, прежде всего от самой Фриды Давыдовны, ее сестры, от этнографа Григория Григорьевича Стратановича и др. Осталось от этого времени и «вещественное» доказательство: рукописный юмористический сборник стихов «Ожерелье памятных дней», датируемый 23 мая 1944 г. и посвященный, как написано на титульном листе, «заведующей культмассовым сектором Объединенного Месткома Ленинградских Институтов Академии Наук СССР Фриде Давыдовне Гуревич».

В 1944 г., приехав из Ташкента с детьми в Москву к мужу, Ф. Д. Гуревич была принята на работу в московскую часть ИИМКа, где проработала до 1946 г. Вернувшись после этого в Ленинград, в родной Институт, она окончательно связала свою научную деятельность с археологией. Проработав несколько полевых сезонов на раскопках Старой Ладоги (в экспедиции, возглавляемой членом-корреспондентом АН СССР В. И. Равдоникасом), в 1949—1951 гг. Ф. Д. Гуревич приступила к планомерному археологическому обследованию Калининградской области — земли древних пруссов, отошедшей после войны к СССР. Она стала первым советским исследователем, начавшим археологические изыскания этого региона и смежных с ним областей. Результаты этих работ легли в основу ряда статей и докладов, а также монографической статьи «Из истории Юго-Восточной Прибалтики в I тысячелетии н. э. (По материалам Калининградской области)» (1960), в которой была дана обобщающая характеристика типа поселений, хозяйства, экономической и социальной жизни древних пруссов.

В те же годы у Ф. Д. Гуревич устанавливаются научные контакты с учеными Прибалтийских стран, которые со временем перешли в дружеские, — с Х. А. Моора и М. Х. Шмидельхельм из Эстонии, Э. Д. Шноре и Э. С. Мугуревичем из Латвии, П. З. Куликаускасом, Р. К. Куликаускене и А. З. Таутавичюсом из Литвы, с польским археологом Ежи Антоневичем. Еще раньше, со времен аспирантуры, она была очень дружна с известной скандинависткой Хильдой Ивановной Мосберг. Постоянный обмен мнениями с прибалтийскими учеными и рецензирование их трудов значительно расширили круг научных интересов Ф. Д. Гуревич.

Проблемы археологического изучения Калининградской области и Юго-Восточной Прибалтики неразрывно связаны с широко обсуждаемой в свое время норманнской теорией. Фрида Давыдовна регулярно участвует в Скандинавских конференциях, печатает статьи в Скандинавских сборниках и, не вдаваясь в полемику между норманнистами и антинорманнистами, на основе добытых ею археологических материалов раскрывает роль скандинавов в исторических судьбах древних пруссов и славян.

В 1956 г. Ф. Д. Гуревич заинтересовалась памятниками Западной Белоруссии, также открывшейся для полевых работ только после Великой Отечественной войны. В бассейне Верхнего Немана ею был открыт ряд городищ, неукрепленных поселений, курганных и грунтовых могильников I тыс. н. э. и ХI— ХIV вв. Две монографии — «Древности Белорусского Понеманья» (М; Л.,1962) и «Древние города Белорусского Понеманья» (Минск, 1982) — хотя и отделены друг от друга двадцатилетием, тем не менее тесно связаны между собой: обе посвящены городам Черной Руси, все сведения об истории которых ограничивались скудными летописными упоминаниями конца XII в. Тщательно проанализировав материалы археологических памятников от первых веков нашей эры до середины I тыс. н. э., сопоставив их с данными археологических раскопок ХI-XIV вв. и с письменными свидетельствами, Ф. Д. Гуревич установила, что заселение Белоруссии с древнейших времен до сложения белорусской народности шло непрерывными волнами, состоящими из различных этнических компонентов, которые смешивались, сливались и взаимодействовали друг с другом. Она доказала, что уже в конце I тыс. н. э. в области Белорусского Понеманья формируется славяно-литовское пограничье, а с рубежа Х—ХI вв. Белорусское Понеманье предстает как один из важнейших очагов древнерусской культуры.

«Любимым детищем» в науке у Ф. Д. Гуревич стал Новогрудок, изучению которого она посвятила около тридцати лет. Это один из интереснейших древних городов, еще в ХIII в. ставший объектом напряженной борьбы между самодержцем земли Литовской Миндовгом и выдающимся политическим деятелем Руси Даниилом Галицким. Раскопки Новогрудка Ф. Д. Гуревич проводила с 1956 по 1985 г. Итоги этих исследований были подведены в монографии «Древний Новогрудок: Посад — окольный город» (1981) и изданной посмертно на белорусском языке книге «Летатсны Новгородок: (Старожытнарусю Наваградак)» (2006). Последнюю точку в этой книге Ф. Д. Гуревич поставила буквально накануне своей кончины. Неоценимую помощь в подготовке рукописи к печати оказали коллеги и друзья Ф. Д. Гуревич — участники многих полевых сезонов в Новогрудке: Марианна Владимировна Малевская-Малевич, Клавдия Васильевна Павлова и Николай Викторович Николаев, уроженец Новогрудка, начавший работу в Новогрудской экспедиции, будучи еще школьником. Ныне он доктор филологических наук, заведующий отделом редкой книги в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге.

Одними из главных черт характера Фриды Давыдовны были верность и преданность друзьям и коллегам — людям разных поколений. Со времен обучения в аспирантуре и всю жизнь ее друзьями оставались Александр Натанович Бернштам, Павел Иосифович Борисковский, с которым они чуть ли не каждый вечер обменивались по телефону новостями. Близким другом Фриды Давыдовны был Анатолий Леопольдович Якобсон. Со всеми этими людьми была
дружба семьями. Еще с довоенных времен Фрида Давыдовна подружилась с Николаем Николаевичем Ворониным, переписывалась с ним в годы войны и в послевоенное время. Очень теплые отношения всегда были между сотрудниками сектора славяно-русской археологии. Заведующий сектором Михаил Константинович Каргер с уважением относился к Фриде Давыдовне и подарил ей немало своих книг по истории русских городов, в том числе и монументальные труды по истории Киева и Новгорода. Многолетняя дружба связывала Фриду Давыдовну с другими сотрудниками сектора — Иваном Ивановичем Ляпушкиным, Павлом Александровичем Раппопортом, Гали Федоровной Корзухиной, Марией Александровной Тихановой, Анатолием Николаевичем Кирпичниковым, Марианной Владимировной Малевской-Малевич, Клавдией Васильевной Павловой. Фриду Давыдовну любили и как-то даже по-дружески опекали известные ученые старшего поколения — специалист по славянской и древнерусской истории Мария Александровна Тиханова и историк-медиевист Елена Чеславовна Скржинская.

Фрида Давыдовна была по-настоящему демократична и в каждом человеке, независимо от его возраста или профессии, уважала его личность и достоинство. Вокруг нее всегда была атмосфера искренности, сердечности, доброжелательности. Она легко делилась своими открытиями в науке, была щедра в дружбе с людьми разных поколений, и поэтому нередко друзья ее детей и внуков как-то совершенно естественным образом становились и ее друзьями. Она была человеком открытым для общения, ей было многое интересно в жизни вообще, не только в науке, ее эрудированность в литературе и искусстве покоряла и удивляла многих, с ней было интересно, легко и весело работать и жить. Мы неоднократно бывали в Калининградской и Новогрудской экспедициях и хорошо помним дух товарищества, доброжелательства, доверия между членами коллектива, сопровождавшийся шутками, байками, веселыми розыгрышами. И неизменным интересом к общему делу. Несколько сезонов подряд в Новогрудской экспедиции работала давний друг Ф. Д. Гуревич — Софья Львовна Чернявская, филолог-русист по образованию, которая буквально открывала для молодежи поэзию Пастернака, Ахматовой и многих других поэтов ХХ в., находившихся в то время фактически под запретом. С. Л. Чернявская, всю жизнь любившая стихи, была знакома с некоторыми известными поэтами, в том числе и пережившими страшные испытания советского времени (напр., Еленой Михайловной Тагер, Татьяной Григорьевной Гнедич), и не только просвещала молодежь чтением стихов на память, но и давала читать всем интересующимся тетрадки с переписанными ею от руки стихами любимых поэтов. Много лет подряд участником Новогрудской экспедиции была Елена Андреевна Будяковская, дочь выдающегося музыковеда Андрея Евгеньевича Будяковского, автора прекрасных книг о П. И. Чайковском, Листе и других, изданных только спустя много лет после его смерти в блокадном Ленинграде (1941). Е. А. Будяковская настолько прониклась любовью к белорусским местам и населяющим их людям, что после окончания английского отделения филологического факультета ЛГУ поехала преподавать английский язык в школу местечка Вселюб (недалеко от Новогрудка) и вспоминает годы, проведенные в белорусской экспедиции и в школе, как одни из лучших и интересных в ее жизни.

Конечно главным увлечением Фриды Давыдовны была наука. Наука была ее жизнью, ее счастьем, столь же необходимым для ощущения радости бытия, как дом, семья, дети, обожаемые ею внуки. Будучи человеком очень образованным, деликатным и сострадательным к людям, она, без сомнения, принадлежала к той породе людей, которых называют петербургскими интеллигентами, которая почти уже отошла в прошлое. Это не может не вызывать грусти. Но многие из тех, кто общался с Ф. Д. Гуревич, и сейчас испытывают очень светлые чувства от того, что судьба подарила им встречу с этим незаурядным человеком.

Е. В. Ревуненкова, Н. В. Ревуненкова

Приложение

Список научных работ Ф. Д. Гуревич

1. Средневековая немецкая империя в фашистской историографии // Борьба классов. 1936. № 10. С. 92-102: ил.
2. Саксонское восстание 1073-1075 гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Л., 1938.
3. Збручский идол // МИА. 1941. № 6. С. 279-287: ил. Рез. фр.
4. Каменные могилы на границе Литвы и Белоруссии (к вопросу о ятвягах) // Рефераты на¬учно-исследовательских работ за 1945 г. / АН СССР. Отделение истории и филологии. М.; Л., 1947. С. 94.
5. Обряд погребения в Литве // Там же. С. 93.
6. Обряды погребения в Литве // КСИИМК. 1947. Вып. 18. С. 31-37.
7. Украшения со звериными головами из прибалтийских могильников: К вопросу о культе змеи в Прибалтике // КСИИМК. 1947. Вып. 15. С. 68-76: ил.
8. Древние верования народов Прибалтики по данным «Хроники Ливонии» Генриха Латвийского // Советская этнография. 1948. № 4. С. 70-77.
9. Древнейшие бусы Старой Ладоги // СА. 1950. № 14. С. 170-186: ил.
10. К вопросу об археологических памятниках летописных ятвягов // КСИИМК. 1950. Вып.
33. С. 110-120: ил.
11. Древние поселения Калининградской области // КСИИМК. 1951. Вып. 38. С. 91-98: ил., карт.
12. Из истории раннего Гродно // СА. 1951. № 15. С. 82-95: ил.
13. Поселения Калининградской области в I тыс. н. э. по данным работ 1949-1950 гг. // ТД на пленуме ИИМК АН СССР, посвященные вопросам археологии Прибалтики 1951 г. М., 1951. С. 43-44.
14. Рагинянский могильник // КСИИМК. 1951. Вып. 36. С. 56-61: ил.
15. Археологические работы в Калининградской области в 1950 году // КСИИМК. 1952. Вып. 47. С. 93-100: ил.
16. Древние памятники юго-восточной Прибалтики и задачи их изучения // КСИИМК. 1952. Вып. 42. С. 13-23: ил.
17. Раскопки на городище Грачевка // КСИИМК. 1953. Вып. 52. С. 80-86: ил.
18. Каменные идолы Себежского музея // КСИИМК. 1954. Вып. 54. С. 176-179: ил.
19. Пилкальнис // БСЭ. 1955. 2-е изд. Т. 33. С. 37-38.
20. Рагинянская культура // БСЭ. 1955. 2-е изд. Т. 35. С. 467.
21. Юго-Восточная Прибалтика в I тысячелетии н. э. // ТД на объединеной конф. по архе¬ологии, этнографии и антропологии Прибалтики: (секция археологии). М., 1955. С. 30-32.
22. Археологические памятники Великолукской области // КСИИМК. 1956. Вып. 62. С. 95¬107: ил., карт.
23. К истории древних пруссов в 1 тысячелетии н. э. // КСИИМК. 1957. Вып. 70. С. 40-4 8: ил.
24. Рец.: Шмидехельм М. Х. Археологические памятники периода разложения родового строя на северо-востоке Эстонии IV в. до н. э.-У в. н. э. Таллин. 1955 // СА. 1957. № 1. С. 279-283.
25. Латышские и литовские племена Прибалтики в первой половине I тысячелетия // Очер¬ки истории СССР. Т. 2. М., 1958. С. 111-124: ил. (Совместно с Х. М. Моора).
26. О длинных и удлиненных курганах в Западной Белоруссии // КСИИМК. 1958. Вып. 72. С. 54-65: ил., карт.
27. Племена Прибалтики: (во второй половине I тыс.) // Очерки истории СССР. М., 1958. Т. 2. С. 643-657: ил. (Совместно с Х. А. Моора).
28. Археологическая разведка 1955 г. в Понеманье // Труды Прибалтийской объединенной комплексной экспедиции. М., 1959. Т. 1. С. 233-253: ил.
29. Некоторые данные о поселениях и городищах Самбии // Rocznik Olsztynski. 1959. T. 2. S. 205-220: il. (Польск. Рез. рус., англ.).
30. Работы Славяно-литовского отряда Прибалтийской экспедиции в 1956 г. // КСИИМК. 1959. Вып. 74. С. 89-91.
31. Верхнее Понеманье в I тысячелетии и начале II тысячелетия н. э. // КСИА. 1960. Вып. 81. С. 13-24: ил., карт.
32. Из истории Юго-Восточной Прибалтики в I тысячелетии н. э. (По материалам Кали¬нинградской области) // МИА. 1960. № 76. С. 328-451: ил., карт.; 2 л. ил.
33. Славяно-Литовский отряд Прибалтийской экспедиции // КСИИМК. 1960. Вып. 79. С. 95-96.
34. Этнический состав населения Верхнего Понеманья по археологическим данным второй половины I тысячелетия н. э. // Исследования по археологии СССР. Л., 1961. С. 174-181: ил.
35. Древности Белорусского Понеманья / АН СССР. ИА М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962. 222 с.: ил.; 5 л. карт.
36. К истории древнего Новогрудка // Swiatowit. 1962. T. 24. S. 557-575: il.
37. О жилищах окольного города древнего Новогрудка // КСИА. 1962. Вып. 87. С. 70-77: ил.
38. Об окольном городе летописного Новогрудка X-XIH вв. // СА. 1962. № 1. С. 241-252: ил.
39. Древнерусский Новогрудок // ТД на заседаниях, посвященных итогам полевых иссле¬дований 1962 г. М., 1963. С. 53-54.
40. Древние пруссы и норманны // ТД науч. конф. по истории, экономике, языку и лите¬ратуре Скандинавских стран и Финляндии. Тарту, 1963. С. 39-40.
41. Норманский могильник у дер. Вишнево // Скандинавский сборник. 1963. Т. 6. С. 197— 210: ил. (Рез. эст., швед.).
42. Раскопки в Новогрудке: (1960-1961) // КСИА. 1963. Вып. 96. С. 51-54: ил.
43. Стеклянный резной бокал из Новогрудка // СА. 1963. № 2. С. 243-246: ил.
44. Badania archeologiczne w Nowogrodku na obszarze BSSR w latach 1956-1961 // Rocznik Bialostocki. 1963. T. 4. S. 341-354: il.
45. Рец.: Шноре Э. Д. Асотское городище. Рига, 1961. // СА. 1963. № 4. С. 282-283. (Со¬вместно с П. А. Раппопортом).
46. Дом боярина XII в. в древнерусском Новогрудке // КСИА. 1964. Вып. 99. С. 97-102: ил.
47. Древний Новогрудок // ТД на I Международном конгрессе славянской археологии в Варшаве. М., 1965. С. 48-49.
48. Древний Новогрудок // I Miedzynarodowy kongress archeol. slowianskiej komunikaty. T. 4 Warszawa. 1965. S. 376-389.
49. Изображение музыкантов Древней Руси // СА. 1965. С. 276-281: ил.
50. Сельское хозяйство и промыслы древнерусского Новогрудка // КСИА. 1965. Вып. 104. С. 77-84: ил.
51. Древний Новогрудок // АО 1965 года. 1966. С. 163-165. (Совместно с К. В. Павловой)
52. Древний Новогрудок по данным раскопок 1965 г. // ТД на пленуме Института археоло¬гии 1966 г. Секция славяно-русской археологии. М., 1966. С. 10-11.
53. По поводу статьи Б. А. Шелковникова «Русское стекло домонгольского периода, рас¬писанное эмалями» // СА. 1966. № 1. С. 312-315. (Совместно с Р.М. Джанполадян, М. В. Ма- левской).
54. Польско — советский симпозиум, посвященный балто-славянским отношениям // Со¬ветское славяноведение. 1966. № 4. С. 109 -110.
55. Прибалтийский импорт в Понеманье в 10-13 вв. // От эпохи бронзы до раннего феода¬лизма. Таллин, 1965. С. 52-59: ил. (Рез. эст., нем.).
56. Археологические работы в Новогрудке // АО 1966 года. 1967. С. 268-270: ил. (Совмест¬но с М. В. Малевской).
57. Внешние связи древнерусских городов на территории Белоруссии в XII-XHI вв. // Древ¬ности Белоруссии. Минск, 1967. С. 281-283.
58. К истории Новогрудка X-XI вв. // Культура и искусство Древней Руси. Л., 1967. С. 26-30.
59. Ювелиры древнего Новогрудка // КСИА. 1967. Вып. 110. С. 14-20: ил.
60. Ближневосточные изделия в древнерусских городах Белоруссии // Славяне и Русь. М., 1968. С. 34-36: ил.
61. Восточное стекло в Древней Руси / АН СССР. ИА. Л.: Наука, 1968. 28 с.; 9 л. ил. (Рус., англ.). (Совместно с Р. М. Джанполадян, М. В. Малевской).
62. Исследования в Новогрудке // АО 1967 года. 1968. С. 252-254. (Совместно с М. В. Ма- левской, К. В. Павловой).
63. Новогрудская экспедиция // АО 1968 года. 1969. С. 353-354. (Совместно с М. В. Ма¬левской, К. В. Павловой, Т. С. Пономаревой, Е. В. Шолоховой).
64. Новые материалы по истории Новогрудка // КСИА. 1969. Вып. 120. С. 114-119: ил.
65. Об этническом составе населения древнего Новогрудка // Acta Baltico-Slavica. 1969. № 6.
S. 219-222.
66. O времени возникновения городов на территории Белоруссии // Studia archaeologica in memoriam Harri Moora. Tallinn, 1970. C. 69-73. (Рез. эст., нем.).
67. Об углубленных жилищах на территории Черной Руси // МИА. 1970. № 176. С. 117— 119: ил.
68. Раскопки Новогрудского детинца // АО 1969 года. 1970. С. 23-24. (Совместно с К. В. Пав-ловой, Т. С. Пономаревой, Е. В. Шолоховой).
69. Итоги работ Новогрудской экспедиции // АО 1970 года. 1971. С. 311-312. (Совместно с К. В. Павловой, Т. С. Пономаревой, Е. В. Шолоховой)
70. Находки в Копыси // Шахматы в СССР. 1971. № 7. С. 9.
71. О восточной ориентировке славянских погребений // КСИА. 1971. Вып. 125. С. 17-22.
72. Археалапчныя даследованш Навагрудка // ПГКБ. 1972. № 1. С. 18-22: ил.
73. К истории заселения Новогрудского детинца // ТД на сессии, посвященной итогам по¬левых археологических исследований 1971 г. М., 1972. С. 393-394.
74. Происхождение городов Черной Руси // Беларусюя старажытнасцг Мшск, 1972. С. 191-192.
75. Раскопки Новогрудского детинца // АО 1971 года. 1972. С. 29-31. (Совместно с В. А. На-заренко, К. М. Плоткиным, Т. С. Пономаревой).
76. Ремесленная корпорация древнерусского города по археологическим данным. 1972. Вып. 129. С. 31-36.
77. Города Черной Руси: (К истории городов белорусского Понеманья) // Этногенез бело¬русов. ТД на конф. по проблеме «Этногенез. белорусов». Минск, 1973. С. 34-37.
78. Грамотность горожан древнерусского Понеманья // КСИА. 1973. Вып. 135. С. 28-34: ил.
79. К истории культурных связей городов Западной Руси со странами мусульманского Во¬стока // ТД, посвященных итогам полевых археологических исследований 1972 г. в СССР. Ташкент, 1973. С. 260-261
80. К истории культурных связей древнерусских городов Понеманья с Киевской землей: (По материалам ювелирного ремесла) // Культура средневековой Руси. Л., 1974. С. 22-25: ил.
81. Культурный облик и социальная дифференциация горожан Понеманья в X-XIH вв. по материалам домостроительства // Реконструкция общественных отношений по археологичес¬ким материалам жилищ и поселений: Краткие ТД. Л., 1974. С. 49-50.
82. Некоторые итоги археологического исследования детинца древнего Новогрудка // КСИА. 1974. Вып. 139. С. 93 -99: ил.
83. Работы в Новогрудке // АО 1973 года. 1974. С. 370 -371. (Совместно с К. Т. Ковальской, Т. С. Пономаревой).
84. Рец.: Musianowicz K. Drohiczyn we wczesnym ftredniwiczu. Warszawa, 1969. // СА. 1974. № 1. С. 254-258.
85. Города Понеманья и южнорусские земли в X-XIH вв. // Новейшие открытия советских археологов. ТД конф. Киев, 1975. Ч. 3. С. 72 -74.
86. Новогрудская экспедиция // АО 1974 года. 1975. С. 384 -385. (Совместно с К. Т. Коваль¬ской, Н. В. Николаевым, Т. С. Пономаревой).
87. РамеснШ старажытнарускк гарадоу Понямоння // ПГКБ. 1975. № 3. С. 34 -38: ш.
88. Два этапа в истории древнерусских городов Понеманья // КСИА. 1976. Вып. 146. С. 25¬31: ил.
89. Древние города Понеманья и южнорусские земли в конце X-XIII вв. // Средневековая Русь. М., 1976. С. 25 -28: ил.
90. Скандинавские колонии на территории древних пруссов // ТД 7-й Всесоюзной конф. по изучению истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии. Л.; М., 1976. Ч. 1. С. 153-155.
91. Рец.: Nowakowski A. Gorne Pobuze w wiekach VIII-IX. (Acta archaeologica Lodziensis. 1972. № 21) // СА. 1977. № 1. С. 296-302.
92. Новогрудская экспедиция // АО 1977 года. 1978. С. 411-412. (Совместно с Н. В. Нико¬лаевым, Л. Г. Паничевой).
93. Скандинавская колония на территории древних пруссов // Скандинавский сборник. 1978. Т. 23. С. 167-174. (Рез. швед.).
94. Рец.: Зверуго Я. Г. Древний Волковыск X-XIV вв. Минск, 1975 // ПГКБ. 1978. № 3. С. 42-44.
95. Детинец и окольный город древнерусского Новогрудка в свете археологических работ 1956-1977 гг. // СА. 1980. № 4. С. 87-101: ил. (Рез. англ.).
96. Каменные могилы Подляшья и древний Дрогичин // КСИА. 1980. Вып. 160: ил.
97. Старажытныя гарады Панямоння // ПГКБ. 1980. № 1. С. 30-31.
98. Древний Новогрудок: Посад — окольный город / АН СССР. ИА. Л.: Наука, 1981. 160 с.: ил.; 1 л. ил.
Рец.: 1) Белецкий С. В., Лесман. Ю. М. // СА. 1984. № 4. С. 269-274.; 2) Ермолович М. // Неман. 1983. № 1. С. 146-149.
99. Культурные взаимоотношения древнерусских городов на территории Белоруссии с При¬балтикой // Проблемы этногенеза и этнической истории балтов: ТД. Вильнюс, 1981. С. 17-21.
100. Поливная керамика Новогрудского детинца // СА. 1981. № 4. С. 99-109: ил. (Рез. англ.).
101. Внешние связи древнерусских городов Понеманья // КСИА. 1982. Вып. 171. С. 43¬49: ил.
102. Древние города Белорусского Понеманья / Белорус. об-во охраны памятников исто¬рии и культуры. Бюро пропаганды. Минск: Полымя, 1982. 48 с: ил. Библиогр.: с. 46.
Рец.: Фоняков Д. И. // ПГКБ. 1984. № 1. С. 45.
103. Каму належау абразок лггык [из Новогрудка]? // ПГКБ. 1982. № 3. С. 42-43: ил.
104. Новые данные о стеклянных иконах-литиках на территории СССР // ВВ. 1982. 43. С. 178-182: ил.
105. New Finds of Glass Medallions in the U. S. S. R. // JGS. 1982. Vol. 24. P. 44-47.: il.
106. Жилые и хозяйственные постройки городов Черной Руси // Проблемы изучения древ¬него домостроительства в УШ-XIy вв. в Северо-Западной части СССР. Рига. 1983. С. 12-16.
107. Найдено в Новогрудке // ПГКБ. 1983. № 2. С. 22-24. (Белорус. Рез. рус.).
108. О формировании городов Черной Руси по данным археологии // СА. 1983. № 3. С. 61¬71: карт. (Рез. англ.)
109. Погребальные памятники жителей Новогрудка: (конец X-70^ годы XIII в. ) // КСИА.
1983. Вып. 175. С. 48-54: ил.
110. Связи древних городов Белоруссии с Причерноморьем и Средиземноморьем // Древ¬нерусское государство и славяне. Минск, 1983. С. 63-66: карт.
111 Города Черной Руси и Киевская земля в XII-XIII вв. // Древнерусский город. Киев,
1984. С. 31-33.
112. Застройка Новогрудского детинца в XII-XIn вв. // КСИА. 1984. Вып. 179. С. 53-59: ил.
113. Культурные связи древнерусских городов на территории Белоруссии с Прибалти¬кой// Проблемы этногенеза и этнической истории балтов. Вильнюс, 1985. С. 91-101: ил., карт. (Рез. нем.).
114. Об особенностях культуры Белорусского Понеманья в XII-XHI вв. // ТД советской делегации на 5 Международном конгрессе славянской археологии. М., 1985. С. 80-81.
115. Основание Новогрудка: (по письменным и археологическим источникам) // Вести АН БССР. Общест. науки. 1985. № 3. С. 71-76. (Белорус. Рез. рус., англ.).
116. Рец.: Яницкая М. М. Вытои шкларобства Беларусь Мшск, 1980 // СА. 1985. № 4. С. 264.
117. Византийский импорт в городах Западной Руси в XII-XHI вв. // ВВ. 1986. Т. 47. С. 65¬81: ил.
118. На дзядзщы i вакольным горадзе [Новагрудка] // ПГКБ. 1986. № 3. С 20-21: ил.
119. О времени постройки церкви Бориса и Глеба в Новогрудке // КСИА. 1986. Вып. 187. С. 36-40: ил.
120. Работы в Новогрудке // АО 1984 года. 1986. С. 340.
121. Скандинавские находки IX-XI вв. на территории Белоруссии // ТД X Всесоюзной конф. по изучению истории, экономики, литературы и языков Скандинавских стран и Фин¬ляндии М., 1986. Ч. 1. С. 171-173.
122. Alsengemmen from Ancient Russian Towns // JGS. 1986. Vol. 28. P. 24-29: il.
123. Гали Федоровна Корзухина. (К 80-летию со дня рождения) // СА. 1987. № 2. С. 291¬293. Библиогр.: с. 293.
124. О «кубках Ядвиги» // Культура и история средневековой Руси: ТД. М., 1987. С. 19-21.
125. Об одной группе стеклянных гемм из древнерусских городов // Памятники культуры. Новые открытия. М., 1985 (1987). С. 515-521: ил., карт.
126. Раскопки на территории детинца древнего Новогрудка // АО 1985 года. 1987. С. 447.
127. Западная Русь и Византия в XII-XUI вв. // СА. 1988. № 3. С. 130-144: ил., карт. (Рез англ.).
128. Об особенностях культуры городов Белорусского Понеманья в XTI-XHI вв. // Труды Международного конгресса археологов-славистов. Киев, 1988. Т. 2. Секц. 3, 4. С. 56-60.
129. Жилые и хозяйственные постройки городов Черной Руси // КСИА. 1989. Вып. 195. С. 57-62: ил.
130. Скандинавские находки X-XI вв. на территории Белоруссии // Скандинавский сбор¬ник. 1990. Т. 33. С. 100-121. (Рез. швед.).
131. О культурных связях Западной Руси с Херсонесом // Археологи. 1991. № 2. С. 76-82: ил. (Укр. Рез. рус., англ.).
132. О планировке и застройке древнего Новогрудка // КСИА. 1991. Вып. 205. С. 45-52: ил.
133. Некоторые итоги изучения древнерусских поселений: К выходу в свет тома «Археоло¬гия СССР: Древняя Русь. Город, замок, село» // Russia Mediavelis. 1992. T. 7. № 1. P. 134-150.
134. Летатсны Новгородок: (Старожытнарусю Наваградак). СПб.; Наваградак, 2003. 323 с.: ил., карт. (Белор. Рез. англ.).
Рец.: А. М. Решетов. URL: http://journal. iea. ras. ru/online январь 2006. С. 1-6.

Составитель Л. М. Всевиов

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1906 Родился Анатолий Леопольдович Якобсон — доктор исторических наук, видный археолог и крупный специалист в области архитектуры стран византийского ареала, исследователь Херсонеса Таврического.
  • 1929 Родился Валерий Павлович Алексеев — советский антрополог и историк, археолог, специалист в области исторической антропологии и географии человеческих рас, академик АН СССР.
  • Открытия
  • 1812 Экспедиция швейцарского археолога Иоганна Бурхардта обнаружила в 180 км от Аммана руины древнего города Петра, в котором, по преданию, Моисей добыл воду из скалы.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика