Эпоха раннего металла вне пределов Циркумпонтийской металлургической провинции

К оглавлению книги / К следующей главе

В эпохи раннего и среднего бронзового веков производство медных и бронзовых изделий существовало и в других областях Евразии. Оно связано с деятельностью нескольких очагов металлургии и металлообработки, возникших как самостоятельно, так и под влиянием центров Циркумпонтийской провинции, особенно ее северо-восточной и восточной периферии. Производство этих очагов по своим масштабам, ассортименту изделий и уровню технологии заметно уступало циркумпонтийскому и не входило в его систему. Связанные с ними культуры образуют своеобразный ареал постепенно расширяющегося мира металлоносных культур. Одни из этих культур принадлежали охотникам и рыболовам лесных и лесостепных районов Евразии, другие — скотоводам Саяно-Алтайского нагорья, третьи — земледельцам и скотоводам юга Средней Азии. В таком порядке мы их и рассмотрим.

Металлоносные культуры Северной Евразии вне пределов ЦМП

Металлоносные культуры Северной Евразии вне пределов ЦМП

КУЛЬТУРЫ ОХОТНИКОВ И РЫБОЛОВОВ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

От Карелии и северных районов Фенноскандии вплоть до Ишима и Иртыша протянулась цепь культур, которые археологи относят к числу постнеолитических, палеометаллических или энеолитических. Данные культуры по своему экономическому укладу принадлежали к обществам, прежде всего, оседлых лесных, лесостепных и отчасти степных рыболовов и охотников. Предполагается, что в некоторых степных культурах (например, в терсекской и ботайской в Урало-Иртышском регионе) сложился многоотраслевой хозяйственно-культурный тип с доминантой коневодства, однако надежных палеозоологических и археологических данных о доместикации лошади в эту эпоху нет.

Становища и долговременные поселки лесных и степных охотников и рыболовов разбросаны в основном по берегам крупных и небольших рек и озер. Редкие для этих культур (волосовская, ботайская) грунтовые погребения совершены на площади поселений. Повсеместно сооружаются земляночные и полуземляночные жилища, на севере изучены, кроме того, следы наземных построек типа чума. Это были как изолированные, так и многокамерные сооружения, состоящие из построек, соединенных друг с другом крытыми переходами, с одним или двумя входами, очагами и хозяйственными ямами. При сооружении каркаса, крыши жилищ и утеплении стен наряду с деревом использовался подручный материал — камни, камыш, береста, шкуры животных, дерн. В азиатской степи появляется глинобитная технология строительства жилищ, заимствованная у южных соседей. Орудия труда и оружие в основном делались из различных пород кремня. В памятниках Карелии немало также изделий из сланца, горно-лесного Урала — из яшмы и кварцита, степного Казахстана — из яшмо-кварцитовых пород. В торфяниках лесной полосы Восточной Европы и Урала (Сахтыш, Шигирский, Горбуновский) и в степных памятниках Казахстана (Кожай 1, Ботай) сохранились костяные и деревянные предметы, связанные с волосовской, аятской, липчинской, ботайской и другими культурами.

Керамика этих культур близка по своим формам — это полуяйцевидные сосуды с приостренным и округлым дном, мало отличимые от неолитических. На поздних этапах появляются банки и горшки с уплощенным и плоским дном. Добавки к глине в основном минерального или органического происхождения (асбест, тальк, песок, толченая раковина, пух, растительная труха и др.). Традиции изготовления глиняного теста и особенно нанесения орнамента специфичны в каждом регионе. В немалой степени благодаря этому удается выявить своеобразие керамики той или иной культуры и степень их сходства и различия.

В постнеолитических культурах, в отличие от неолитических, умели добывать и обрабатывать медь. Только это объединяет их с обществами ранних земледельцев и скотоводов южных районов Евразии, которые традиционно относят к энеолиту. Укоренение металлообработки в постнеолитических культурах Северной Евразии было длительным процессом. Не случайно радиоуглеродная хронология этих культур является столь протяженной (от конца IV до начала II тыс. до н.э.). Их развитие протекало в основном параллельно с общностями раннего и среднего бронзового веков Циркумпонтийской провинции (ямная, катакомбная, фатьяновско-балановская и др.). В лесостепи и на юге лесной полосы Восточной Европы ареалы этих культурных образований смыкались, образуя широкую контактную зону. Постепенное взаимодействие пришлых и местных групп населения привело к тому, что охотники и рыболовы юга лесной полосы, сохранив традbционный уклад экономики, освоили относительно несложные приемы металлургии и металлообработки меди.

Инвентарь постнеолитических культур охотников и рыболовов: 1-11 — культуры ромбоямочной, асбестовой и пористой керамики (Карелия), 12-15, 27, 28 — липчинская культура (Урал)-, 16-20, 22— гаринская культура (Приуралье); 21, 23-26— волосовская культура (Среднее Поволжье и Волго-Окское междуречье) 1 — реконструкция жилища-полуземлянки; 2-4, 12, 13, 19, 20 — керамика; 5, 16 — топоры; 6 — желобчатое долото; 7 — скребок; 8, 9 — наконечники стрелы и дротика; 10, 11, 21-26 — фигурки; 14 — «утюжок»; 15 — ковш; 17, 18 — ножи; 27 — обломок предмета с личиной; 28 — весло (5-10, 16-18, 22— камень; 11 — глина; 15, 28— дерево; 21, 23-26— кость)

Инвентарь постнеолитических культур охотников и рыболовов:
1-11 — культуры ромбоямочной, асбестовой и пористой керамики (Карелия), 12-15, 27, 28 — липчинская культура (Урал)-, 16-20, 22— гаринская культура (Приуралье); 21, 23-26— волосовская культура (Среднее Поволжье и Волго-Окское междуречье)
1 — реконструкция жилища-полуземлянки; 2-4, 12, 13, 19, 20 — керамика; 5, 16 — топоры; 6 — желобчатое долото; 7 — скребок; 8, 9 — наконечники стрелы и дротика; 10, 11, 21-26 — фигурки; 14 — «утюжок»; 15 — ковш; 17, 18 — ножи; 27 — обломок предмета с личиной; 28 — весло (5-10, 16-18, 22— камень; 11 — глина; 15, 28— дерево; 21, 23-26— кость)

В Северной Евразии выделяются три зоны постнеолитических культур, которых технология и основные формы металлопроизводства развивались своим особым путем. Первая из них локализуется в Карелии и на севере Фенноскандии и связана с культурами ромбоямочной, асбестовой и пористой керамики.

Культура ромбоямочной керамики, названная так по основным элементам орнамента, относится исследователями еще к позднему неолиту или переходному этапу от неолита к энеолиту. Стоянки с находками медных предметов концентрируются в ее ареале у северо-западного побережья Онежского озера (Пегрема 1, Оровнаволок). В этом же районе располагаются выходы самородной меди. На прилегающих к Заонежью территориях, где нет месторождений самородной меди, медные изделия отсутствуют на синхронных стоянках с той же ромбоямочной и гребенчато-ямочной керамикой. Мастера неолитической эпохи воспринимали медь, по всей видимости, как разновидность камня, имеющего особый красный цвет и особое свойство — ковкость. Примечательно, что более сотни поделок, найденных на стоянках культуры ромбоямочной керамики, все без исключения изготовлены с помощью свободной холодной ковки — приема, явно заимствованного от техники изготовления каменных орудий.

Памятники с асбестовой и пористой керамикой (Войнаволок 27, Челмужская Коса 21) названы в первом случае по ведущей примеси к глиняному тесту сосудов, во втором — исходя из пористой структуры стенок сосудов, в которых выгорели органические примеси. В этих культурах, которые относятся уже к эпохе раннего металла, выявлены более совершенные способы обработки самородной меди — плавление (в глиняных тиглях), литье, термическая обработка холоднокованых слитков, горячая ковка. Ареал металлоносных памятников с асбестовой и пористой керамикой существенно шире, чем только Заонежье, хотя самих медных изделий в них в два раза меньше, чем на стоянках с ромбоямочной керамикой.

В развитии металлообработки постнеолитических культур Карелии наблюдается явная преемственность. В качестве сырья используется только самородная медь. На протяжении более тысячи лет изготавливаются самые простые предметы — проколки, ножи, пластины, кольца, крючки. Ни технология, ни формы изделий не дают очевидных свидетельств каких- либо внешних влияний при возникновении карельского очага металлообработки. Вероятно, мы имеем дело с редким и бесспорным случаем спонтанного зарождения металлургии в среде населения, по сути, еще каменного века. В этой связи не случайна и судьба ранней карельской металлообработки. Отрыв от южных производственных центров того времени привел к долгому и вялому развитию технологии обработки самородной меди. Традиция эта прервалась только в позднем бронзовом веке, когда в Карелии появилось пришлое население культуры текстильной керамики с высокоразвитым бронзолитейным производством.

Вторая зона постнеолитических металлоносных культур связана с обширными лесными и лесостепными пространствами Восточной Европы От верховий Волги на западе до предгорий Урала на востоке, от Самарской Луки на юге до бассейнов Вычегды и Печоры на севере разбросаны памятники волосовской (Уржумка, Панфилове, Ховрино), шагарской (Шагара 1) новоильинской (Ново-Ильинское 3, Гагарское 3), юртикской (Усть-Лудяна 2 Худяковское 1), гаринской (Русско-Азибейское 3, Старушка 1) и других культур (названы так по первым исследованным памятникам). Все они близки по многим проявлениям материальной и духовной культуры. Не случайно волосовские, юртикские и гаринские памятники объединяют в единую культурно-историческую общность, с которой исследователи связывают истоки формирования последующих культур финно-угорского мира.

Основная масса медных вещей происходит из Волго-Камья. В Среднем и Верхнем Поволжье и в Окском бассейне действовали волосовский металлообрабатывающий, а в Прикамье — гаринский металлургический очаги, которые были явно доминирующими в лесной полосе и в северной лесостепи Восточной Европы. Продукция этих очагов представлена как заимствованными образцами (кованые наконечники копий, кельт-тесло , массивные и плоские долота и тесла, стержневидные стамески и пробойники, очковидные подвески, бляшки-розетки, булавки со спиралевидной головкой и др.), так и оригинальными изделиями (кинжал с рукоятью в виде головы лебедя, гарпуны, ножи с игловидным черенком, подвески-лунницы и др.). В отличие от карельского очага, волосовский и гаринский сформировались под воздействием производящих центров Циркумпонтийской провинции — ямно-полтавкинских и особенно фатьяновско-балановских. Волосовская и гаринская металлообработка в финале своего развития испытала также влияние абашевской металлургии.

Орудия труда, оружие и украшения составляют лишь малую часть металлических находок в культурах этой зоны. Преобладают отходы плавки и литья меди — капли, сплески, потеки и слитки. Они сосредоточены главным образом в жилищах — в очагах и на производственных площадках близ очагов. Здесь же найдены каменные наковальни, обломки и развалы глиняных тиглей, каменные и глиняные литейные формы открытого типа. Последние предназначались для отливки массивных заготовок для последующей кузнечной формовки долот и тесел.

Для металлообработки культур лесной и лесостепной полосы Восточной Европы — помимо несложных приемов технологии и форм изделий — характерно использование «чистой» меди. Рудными источниками этой меди являлись медистые песчаники Приуралья, имевшие многочисленные поверхностные выходы в Прикамье. Только здесь, на поселениях новоильинской и гаринской культур, выявлены следы металлургического передела, т.е. выплавки меди из руды. Гаринский очаг, вероятно, снабжал медью юртикские, волосовские и другие центры металлообработки, расположенные в безрудных районах Восточной Европы.

Медные изделия постнеолитических культур Волго-Камья: 1 — тесло; 2 — заготовка тесла или долота; 3 — кельт-тесло; 4, 6, 7 — ножи; 5 — кинжал; 8 — булавка; 9 — гарпун; 10, 11, 13 — шилья, проколка; 12 — наконечник копья; 14-16, 18 — подвески; 17 — фигурка; 19 — бляшка; 20 — кольцо; 21 — скоба на керамике

Медные изделия постнеолитических культур Волго-Камья:
1 — тесло; 2 — заготовка тесла или долота; 3 — кельт-тесло; 4, 6, 7 — ножи; 5 — кинжал; 8 — булавка; 9 — гарпун; 10, 11, 13 — шилья, проколка; 12 — наконечник копья; 14-16, 18 — подвески; 17 — фигурка; 19 — бляшка; 20 — кольцо; 21 — скоба на керамике

Третья зона постнеолитических металлоносных культур охватывает горно-лесной Урал, таежное и лесостепное Зауралье и степные пространства Тоболо-Иртышского междуречья. Здесь выявлены памятники аятской (Аятское 2, Палатки 2), липчинской (Береговая 3, Разбойничий Остров), суртандинской (Карабалыкты 9, Суртанды 8), ботайской (Ботай), терсекской (Кожай 1) и других культур (названия связаны с населенными пунктами или озерами). Их яркой чертой является керамика, орнаментированная отпечатками гребенчатого штампа в виде разнообразных геометрических фигур.

Исследователи даже объединяют указанные культуры в единую культурно-историческую общность, генетически связанную с местным неолитом.

Памятники данного блока объединяет и то, что найденные в них металлические изделия откованы из «чистой» меди, но уже не приуральской а выплавленной из окисленных руд коренных месторождений Зауралья. О металлургической деятельности культур этой области можно судить только по косвенным данным (химический состав металла). Прямые свидетельства выплавки меди на поселениях отсутствуют. Остатки металлообработки и сами медные вещи здесь немногочисленны. Набор изделий заметно беднее, чем в гаринском и волосовском очагах. Среди них — ножи, шилья, проколки, скобы, кольца, пронизки, т.е. самые простые вещи. В целом уровень металлопроизводства культур этой зоны является более примитивным, нежели волго-камских. Металлообработка зауральских постнеолитических культур развивалась, по всей видимости, в изоляции от восточных очагов Циркумпонтийской провинции (ямная культура). Активные контакты и взаимодействие культур Прикамья и Зауралья дают основание предполагать, что ранняя металлургия и металлообработка горно-лесного Урала и прилегающих областей Западной Сибири и Казахстана сформировалась под изначальным воздействием производящих центров Камского региона — новоильинских и гаринских.

Металлопроизводство культур всех трех зон развивалось в неолитических, по сути, обществах с присваивающей экономикой. Население лесной полосы севера Европы и азиатских степных пространств еще не испытывало потребности в широком использовании медных орудий, производило их в ограниченных масштабах и сугубо для внутреннего потребления, сохраняло примитивный уровень технологии металлообработки. Даже в Волго-Камье, где наблюдается прямое взаимодействие пришлых групп скотоводов и металлургов с аборигенными племенами и прослеживается влияние высокоразвитой металлургии Циркумпонтийской провинции, производство волосовского и гаринского очагов носит зачаточный характер.

АФАНАСЬЕВСКАЯ КУЛЬТУРА САЯНО-АЛТАЯ

Вне пределов Циркумпонтийской провинции развивалось также металлопроизводство афанасьевской культуры. Традиционно эта культура датируется III — началом II тыс. до н.э. Она представлена главным образом курганными могильниками в предгорьях и в высокогорных долинах Алтайской горной страны (Ело 1-2, Бике 1, Пещеркин Лог и др.) и в степях Минусинской котловины (один из них, в верховьях Енисея, у Афанасьевской горы, и дал название культуре). К числу памятников этой культуры отнесены в настоящее время также несколько высокогорных поселений открытого типа на Алтае и в Туве (Кара-Тенеш, Усть-Куюм, Тоора-Даш), пещерные становища (Денисова, Каминная), святилища (Кара-Коба, Ку- черла 1) и медные рудники в Горном Алтае (Владимировка).

Афанасьевская культура: 1 — план ограды и могильных ям; 2-5 — керамика; 6 — курильница; 7, 8 — каменные наконечники стрел; 9— курант; 10— скребок; 11— орудие из рога косули; 12— мраморный шар; 13 — каменный пест; 14 — колотушка; 15, 16 — рожок и рукоятка топора из рога марала; 17 — бусы из раковин

Афанасьевская культура:
1 — план ограды и могильных ям; 2-5 — керамика; 6 — курильница; 7, 8 — каменные наконечники стрел; 9— курант; 10— скребок; 11— орудие из рога косули; 12— мраморный шар; 13 — каменный пест; 14 — колотушка; 15, 16 — рожок и рукоятка топора из рога марала; 17 — бусы из
раковин

Афанасьевские кладбища невелики. Погребальные сооружения — это первоначально кольца из камня и плит, сверху перекрытые бревнами или плитами. Внутреннее пространство имело каменно-земляную засыпь или каменную вымостку. В центре находились 1-2, редко — большее количество могил. Умершие лежат на спине с согнутыми в коленях ногами или на боку в скорченном положении. Среди сопровождающего инвентаря — глиняная и деревянная посуда (от нее сохранились медные оковки) каменные сверленые и клиновидные топоры, песты, терочники, колотушки, медные ножи и шилья, украшения из камня, кости, меди, железа, серебра и золота. Найденные в редких случаях среди костей погребенных каменные наконечники стрел, вероятно, не были вынуты из ран и явились причиной смерти. Рядом с посудой обнаружены остатки мясной пищи (кости барана, коровы, лошади, а также диких животных).

В небольших поселках открытого типа изучены полуземляночные жилища прямоугольной формы (Кара-Тенеш). Стены были сложены, вероятно, из бревен. Внутри вдоль стен располагались каменные или земляные очаги. Такие же очаги выявлены в пещерах. Входы и проходы в глубь пещер перекрывались плетнем или забором. На поселениях и в пещерах найдены керамика, каменные, костяные и медные орудия, кости животных. Предполагается, что пещеры использовались пастухами как загоны для содержания скота. Не случайно культурный слой исследованных становищ состоит в основном из перегноя овечьих капролитов. Главной отраслью экономики и основой жизнеобеспечения афанасьевского общества являлось скотоводство (мелкий, крупный рогатый скот, лошади). У афанасьевцев сложилась подвижно¬сезонная система хозяйства с выпасом скота на высокогорных пастбищах. Такой способ вертикального кочевания (яйлажный) является одним их ранних типов номадизма. Важную роль в жизнеобеспечении играла также охота на марала, косулю, горного козла и других диких животных. В долинах и на склонах гор собирались грибы, ягоды, коренья, травы.

Афанасьевцы были первыми горняками и металлургами в центре Азии. Медных изделий у них немного, но они представлены такими выразительными формами, как втульчатые топоры, плоские тесла, двулезвийные черенковые ножи и шилья. Самые близкие образцы орудий обнаруживаются за тысячи километров к западу, в памятниках ямной общности Южного Урала. Морфологический облик медных орудий, сложная литейная техника (двусторонние литейные формы), изготовление украшений из железа, золота и серебра свидетельствуют об изначально высоком уровне афанасьевской металлообработки. Это производство имеет явно выраженный циркумпонтийский облик и вряд ли зародилось в Саяно-Алтайской горной области, в среде окружающих неолитических обществ охотников и рыболовов. Гораздо больше оснований предполагать, что оно укоренилось здесь в уже сложившемся виде. На протяжении нескольких столетий афанасьевский металлургический очаг оставался изолированным как от циркумпонтийской метрополии, так и от окружающих неолитических культур. Его исторические судьбы остаются неясными. В начале позднего бронзового века в Саянах и на Алтае — в отличие от Восточной Европы — возникло принципиально иное производство сейминско-турбинского типа, не имеющее генетических связей с циркумпонтийским.

Высокоразвитая афанасьевская металлургия является еще одним из косвенных свидетельств того, что само происхождение этой культуры или импульсы к ее формированию в Саяно-Алтайской горной стране связаны со стремительной миграцией скотоводческих групп населения из ареала древнеямной культуры. Путь этот отмечен редкими погребальными комплексами ямно-афанасьевского круга в урало-казахстанских степях (Верхняя Алабуга, Убаган, Карагаш). Многие черты культуры (домашние животные, погребальный обряд, металл, керамика яйцевидных форм) и европеоидный антропологический облик позволяют видеть в афанасьевцах уникальную этнокультурную группу древнейших индоевропейцев. Некоторые исследователи именно с ними связывают распространение в центре Азии носителей прототохарских языков и их ранний отрыв от основного индоевропейского ареала.

Медные изделия афанасьевской культуры: 1, 2, — топоры; 3 — тесло; 4— топор-молоток; 5, 6 — оковки деревянных сосудов; 7 — скоба; 8, 9 — ножи

Медные изделия афанасьевской культуры:
1, 2, — топоры; 3 — тесло; 4 — топор-молоток; 5, 6 — оковки деревянных сосудов;
7 — скоба; 8, 9 — ножи

КУЛЬТУРЫ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ И СКОТОВОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ

Вне пределов Циркумпонтийской провинции в раннем и среднем бронзовом веке на юге Средней Азии вплоть до начала II тыс. до н.э. продолжалось развитие культур оседлых земледельцев и скотоводов. Согласно культурно- стратиграфической периодизации региона, которая основана на стратиграфии телля Намазга, это периоды Намазга IV и Намазга V. В III тыс. до н.э. на территории северной подгорной равнины Копетдага существуют два крупных центра — Намазга-депе и Алтын-депе. Истоки этой формирующейся цивилизации древневосточного типа связаны с позднеэнеолитической культурой Южной Туркмении (геоксюрский вариант).

Близкие по уровню развития и облику культуры распространяются на восток по всему югу Средней Азии и северу Афганистана вплоть до предгорий Памира и Гиндукуша. Оседлые земледельческие общины осваивают новые ландшафты — низменные дельтовые равнины Мургаба и Средней Амударьи. Здесь, на территории древних Маргианы и Бактрии, складываются протогородские центры — поселения и могильники Гонур, Тоголок, Сапалли, Джаркутан, Дашлы, Саразм и др. Сходство материальной культуры Маргианы и Бактрии свидетельствует о существовании культурного единства или даже общности этих центров. Специалисты выделяют в этой связи особый бактрийско-маргианский археологический комплекс. Важную роль в его формировании сыграли не только традиции культур Южной Туркмении, но в большей степени — взаимодействие и миграции из ареалов хараппской цивилизации Индостана, раннеземледельческих общин Ирана и Афганистана. Влияние неолитических и постнеолитических культур охотников и рыболовов Среднеазиатского междуречья и Казахстана в эпоху ранней и средней бронзы не столь ощутимо, как в позднебронзовую.

Для областей земледельческо-скотоводческих культур юга Средней Азии наиболее типичным и хорошо изученным центром является Алтын-депе. Площадь этого протогорода достигала 25-26 гектаров. Здесь вскрыто девять строительных горизонтов, мощность слоев от 22 до 30 м. Три верхних горизонта относятся к среднему бронзовому веку (период Намазга V), а шесть следующих (слои 4-9) — к раннебронзовому. Поселение окружали монументальные обводные стены толщиной до 3 м. Оно было застроено многокомнатными кварталами, разделенными дворами и узкими улочками. Отдельный блок или дом занимала малая семья. Несколько таких семей разных поколений составляли одну большесемейную общину, которая, вероятно, занимала квартал и вела общее хозяйство. С жилищами тесно соприкасались погребальные усыпальницы, являвшиеся, по всей видимости, гробницами малых семей. Выявлен культовый центр с монументальной архитектурой (ступенчатая башня-зиккурат).

Северную часть Алтын-депе занимали кварталы ремесленников-керамистов. Их жилища соседствовали с мощными двухъярусными гончарными печами, пришедшими на смену одноярусным в среднем бронзовом веке.

Культуры ранних земледельцев и скотоводов юга Средней Азии: 1 — реконструкция культового комплекса Алтын-депе; 2-5 — керамика; 6 — каменный сосуд; 7- 9 — мотивы росписи на керамике; 10 — каменная булава; 11, 12 — кремневые наконечники стрел; 13, 14 — глиняные женские статуэтки; 15 — зеркало; 16 — спираль; 17 — нож; 18 — булавка; 19 — ложечка; 20-24 — печати (15-24— бронза)

Культуры ранних земледельцев и скотоводов юга Средней Азии:
1 — реконструкция культового комплекса Алтын-депе; 2-5 — керамика; 6 — каменный сосуд; 7- 9 — мотивы росписи на керамике; 10 — каменная булава; 11, 12 — кремневые наконечники стрел; 13, 14 — глиняные женские статуэтки; 15 — зеркало; 16 — спираль; 17 — нож; 18 — булавка;
19 — ложечка; 20-24 — печати (15-24— бронза)

Благодаря внедрению гончарного круга быстрого вращения и печей новой конструкции исчезает пышная расписная посуда, в обиход входят простые гончарные сосуды стандартных форм. Это стало рубежом эпох ранней и средней бронзы.

В слоях Алтын-депе обнаружено огромное количество каменных, костяных, медных и бронзовых орудий труда, украшений, сосудов, разного рода печатей и других изделий. Среди металлических орудий — зубила
пробойники, шилья, иглы, ножи, крючки. Широко распространены украшения — серьги, кольца, зеркала и др. предметы культа (терракотовые статуэтки, коробочки-реликварии), и практически нет оружия. Большая часть орудий труда, найденных в жилищах, связана с различными домашними промыслами. В каждом доме обнаружены орудия для растирания зерна.

Основой жизнеобеспечения населения являлось земледелие. Дефицит влаги способствовал развитию искусственного орошения в среде древних земледельцев Средней Азии. Водообеспечение из малых речек и ручьев привело к формированию земледелия мелкооазисного типа. В долинах Мур-габа и Амударьи для орошения использовались, кроме того, дельтовые протоки. Среди домашних животных преобладал мелкий рогатый скот. В среднем бронзовом веке наиболее рентабельным было отгонное скотоводство. Охотничья добыча представлена куланом, джейраном и безоаровым козлом. Их остатки выявлены в основном в кварталах небогатых слоев населения.

Алтын-депе, комплекс периода Намазга V: 1, 2 — каменные бусы; 3, 4 — золотые головки волка и быка; 5 — изделие из кости; 6 — терракотовая модель повозки

Алтын-депе, комплекс периода Намазга V:
1, 2 — каменные бусы; 3, 4 — золотые головки волка и быка; 5 — изделие из кости; 6 — терракотовая модель повозки

Металлургия и металлообработка в культурах юга Средней Азии развиваются в бронзовом веке в системе Ирано-Афганской металлургической провинции, которая охватывала также нагорья Центрального и Восточного Ирана, Афганистан и западные районы Пакистана (хараппская цивилизация в долине Инда). Контактная зона между этой провинцией и Циркумпонтийской пролегла по центральным и северным областям Ирана. Производство Ирано-Афганской провинции, особенно среднеазиатских периферийных очагов, по многим показателям отличалось от циркумпонтийского. Здесь отливается сравнительно мало орудий труда и в особенности оружия. Топоры, тесла и долота, ножи и кинжалы представлены редкими образцами, далекими от стереотипов ЦМП. В основном же изготавливаются украшения, предметы туалета и культа. Такая же направленность металлообработки сохранится в южных районах Средней Азии в позднем бронзовом веке.

К оглавлению книги / К следующей главе

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика