Артефакты и художественные стили

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Идеология является продуктом общества и политики. Это комплекс доктрины, мифа и символизма, ассоциируемый с социальным движением, институтом, классом или группой личностей, часто с соотнесением к какому-либо политическому или культурному плану, вместе со стратегиями для приведения доктрины в действие.

Письменность является силой, особенно в обществах, где грамотна лишь незначительная часть населения. У большинства народов различные познания — в области охоты, сельского хозяйства, строительства и религиозных верований — передавались от поколения к поколению устно, посредством песнопений, ритуалов и т. д. Искусство и архитектура являются мощными средствами распространения религиозных верований и идеологий, особенно в высокоцентрализованных обществах, где сам общественный строй зависит от социального конформизма.

ПРАКТИКА АРХЕОЛОГИИ
ХРАМ В ФИЛАКОПИ, МЕЛОС, ГРЕЦИЯ

В маленьком микенском городе на острове Мелос в Греции в Эгейском море в период между 1390 и 1090 годами до н. э. жило приблизительно от 1400 до 2100 человек. Поселение представляло собой лабиринт маленьких каменных домов и двориков на узких улочках. Колин Ренфрю проводил здесь раскопки с помощью 10-метровой сетки, что позволило ему с большой точностью зафиксировать архитектурные изменения и стратиграфию. Такой метод раскопок вместе с педантичным изучением микенской керамики обеспечили очень точные контексты находок и позволили Ренфрю идентифицировать важный храм (Ренфрю — Renfrew, 1985).

Сначала он предположил наличие храма, когда в траншеях раскрыл сломанные фигурки животных и людей. В ходе медленно продвигающихся раскопок пола предполагаемого храма были найдены каменные платформы и такие экзотические объекты, как каменные печати. Но свидетельства религиозной активности были в лучшем случае очень скромными, до тех пор пока раскопщики не раскрыли боковую комнату и нишу в стене в самой западной комнате храма. В ней находилась установленная на пьедестале ваза, остатки похожей на быка фигуры, другие фигурки и замечательная статуэтка женщины. У «Леди из Филакопи», как назвал ее Ренфрю, коническая основа, раскрашенная как юбка, лукообразное тело и маленькая грудь, коричневый подбородок, широко раскрытые глаза и очерченные коричневым волосы (рис. 17.5). Другая фигура женщины стояла на противоположной стороне.

Статуэтки могли быть из кладовой, поэтому Ренфрю стал изучать дизайн комнат. Он обнаружил, что строители расположили их таким образом, что симметричные платформы находились в центре внимания. Объекты, выставленные на них, сразу же привлекали внимание. Более того, в «храмах» нашли горны из витых раковин, идентичные тем, в которые дули жрицы на печатях из Крита. Панцири черепах с отверстиями являлись остатками лир. Тонкая керамика, найденная внутри храма, была более высокого качества, чем в других местах памятника (рис. 17.6).

Точные контексты этих находок позволили Ренфрю сделать заключение о том, что он нашел городской храм, у которого были копии, хотя бы приблизительные, на других памятниках Крита и материковой Греции.

Рис. 17.5. «Леди из Филакопи», Мелос, Греция. Одна треть от натуральной величины

Рис. 17.5. «Леди из Филакопи», Мелос, Греция. Одна треть от натуральной величины

Рис. 17.6. Реконструкция западного храма в Филакопи, выполненная Алексом Дейкин

Рис. 17.6. Реконструкция западного храма в Филакопи, выполненная Алексом Дейкин

Сильные идеологии способствовали развитию всех доиндустриальных цивилизаций. Египетские фараоны считались воплощением бога Солнца Ра. Правители майя имели божественное происхождение и обладали уникальными способностями становиться посредниками со сверхъестественным миром. Властители инков олицетворяли Солнце. Идеологии, усиливавшие эти верованиями, окружали всех; они присутствовали на тканях и керамике, на стенах храмов. Артефакты и здания часто отражали широко распространенные религиозные верования.

Такие идеологии доходят до нас в сильно ослабленном виде. Мы видим их в злобный лицах ольмекских каменных фигурах (рис. 17.7), топорах и алтарях низинной части Центральной Америки, где тесно ассоциируются правители и ягуары и где шаманы в трансе превращают себя в свирепых животных. Мы видим их в тонких портретах правителей и животных на меди, созданных мастерами племени хоупвелл и захороненных вместе с выдающимися личностями две тысячи лет назад. Миссисипианские художественные мотивы сохранились в украшениях раковин и горшков. И другие артефакты отражают религиозные верования, вышившие в модифицированной форме в исторические времена. Расшифровка таких посылов чрезвычайно сложна, особенно если отсутствуют этнографические или исторические материалы.

Рис. 17.7. Ольмекская фигурка со злобно сжатыми губами

Рис. 17.7. Ольмекская фигурка со злобно сжатыми губами

В государстве народа мочика на северном побережые Перу была пышная идеология и ряд религиозных верований, о которых что-то известно лишь по роскошным захоронениям правителей Сипана (см. рис. 1.4) и из детальных исследований раскрашенных глиняных сосудов работы мастеров мочика (Альва и Доннэн — Alva and Donnan, 1993). Археолог Кристофер Доннэн пытался расшифровать иконографию керамики, но удалось это сделать только в общих чертах (Доннэн и Маклелэнд — Donnan and McClelland, 1979). Например, он идентифицировал сложную церемонию с принесением в жертву людей, которая проводилась перед воинами-священниками, носящими те же регалии, что и правители Сипана (Альва и Доннэн — Alva and Donnan, 1993). Регалии Сипана отражают дуализм андских верований, в которых присутствовали солнце и луна, день и ночь. Но узнать о них подробнее без письменных источников невозможно. К счастью, некоторые другие исследования современных и старинных верований коренных жителей Южной Америки позволили взглянуть на такие институты древности, как шаманизм и поклонение предкам (Салливэн — L. Sullivan, 1989).

В исследованиях, подобных проведенному Доннэном, требуется исключительная осторожность, так как слишком легко можно поддаться желанию положиться на свою интуицию и художественный вкус и отойти от скрупулезного анализа. Другая исследовательница, Ольга Линарес, изучала идеологию по кладбищам в Центральной Панаме, где захоронены люди с высоким положением в обществе. Линарес (1977) изучала могилы и пышные многоцветные сосуды в них, используя материалы испанских свидетелей XVI века о местных вождях, вовлеченных в постоянные войны и налеты. Эти горшки были сделаны так, чтобы скорбящие могли видеть сверху нарисованные на них анималистические мотивы. Иногда сосуды были настолько ценными, что их извлекали из одной могилы и переносили в другую.

В этноисторических материалах упоминается о том, что конкурирующие вожди постоянно боролись за лидерство и престиж, их тела были раскрашены и покрыты татуировками, свидетельствующими о высоком ранге и храбрости. Каждая группа воинов носила отличительные знаки, которые говорили об их связи с вождем. Их хоронили вместе с их шлемами, оружием и прочим личным военным имуществом, в могилу клали и раскрашенную керамику. Линарес отметила, что в художественный мотивах редко встречаются растения, а анималистические мотивы очень часто отражают агрессию и храбрость. Крокодилы, крупные кошачьи, акулы, скаты, скорпионы и даже ядовитые змеи являлись теми опасными животными, которые могли выступать в качестве символов храбрости. Их часто изображали на сосудах, и иногда части их тел, например акульи зубы и шипы ската, клали в могилу умершего. Художники, как правило, игнорировали слабых животных, на которых охотились хищники. Таким образом, панамские вожди тщательно выбирали животных для выражения тех качеств, которыми восхищаются в воинах и повелителях.

Большая часть из того, что мы знаем о древних религиях, дошла до нас от сообществ, обладавших письменностью. Эти документы и писания резко расширяют археологический материал. Мы много знаем о религиях Центральной Америки и Древнего Египта, но самый большой успех последних лет связан с расшифровкой глифов майя. Например, Линда Шеле и Дэвид Фридель (Linda Schele, David Friedel, 1990, 1993) изучали изображения и иероглифы майя и использовали изменения в них для прослеживания изменений в значении символов, связанных с политической властью. Они выдвинули теорию о том, что религиозный символизм позднего доклассического периода две тысячи лет назад быт основан на том, что Венера проходила как утренняя и вечерняя звезда вместе с восходом и заходом Солнца. Люди в любой общине майя могли определять и сверять свой Космос, просто наблюдая за небом.

Со временем космология майя расширялась и усложнялась. Имена правителей позднего доклассического периода не фиксировались. Возможно, тогда такая постоянная верификация на общественных памятниках не считалась необходимой. Классические правители следовали другой стратегии. Они легитимировали свое правление посредством генеалогий, общественных церемоний и памятников; большая часть произведений классического искусства майя была создана как часть этого процесса легитимации правителей, которые добивались своего отождествления с богами Космоса майя. Шелле и Шредель считают, что метафора о двойных предках — Венере и Солнце — позволила создать символ кровной связи между линиями происхождения, сообществами и всеми, кто верит в те же мифы. Точно так же, как близнецы вышли из одной утробы и связаны кровью, так и у всех майя, общие предки и кровь.

Исследования глифов на археологических памятниках майя показывает, что археологи рассматривают религию и ритуалы не в отдельности, а в комплексе с социальной организацией общества, экономической жизнью и политической системой. Идеи и верования, являющиеся основой всех религий, отражаются во многих аспектах жизни человека, особенно в искусстве и архитектуре. У каждого общества есть своя модели того, как устроен мир, своя вера. Эти представления интерпретируются посредством теологии и ритуалов. Многие из этих ритуалов являются стандартизированными религиозными актами, часто повторяемые в связи с событиями, происходящими регулярно в течение года, — сбор урожая, посадка и другие ключевые события (Eliade, 1954). Другие ритуалы выполняются по мере необходимости — браки, похороны и т. п. В некоторых сообществах, например в Древнем Египте и у майя, составляли календари для отсчета времени религиозных событий и астрономических циклов. Регулярно повторяемые церемонии выполняли важные функции, они не только объединяли общество, но с их помощью перераспределялась пища, контролировалась численность населения посредством детоубийства, рассеивалось избыточное число быков в форме ритуально накопленного богатства (см. вставку «Практика археологии»).

ПРАКТИКА АРХЕОЛОГИИ
ЧТО РАССКАЗАЛИ ГЛИФЫ О МИРЕ МАЙЯ

Расшифровка глифов майя явилась замечательным научным триумфом, результатом вдохновенной совместной работы специалистов из многих стран (Коэ — Coe, 1993). Процесс расшифровки идет и по сей день. На данном этапе у нас есть устаревшее понимание запутанной космологии и религиозных верований древнего народа майя и многие детали все еще остаются неясными. Глифы дали нам новое видение сложного и многослойного мира майя. Такие великие города, как Копан, Паленке и Тикаль, отражают географию священного мира. Глифы майя говорят о том, что живой мир майя был насыщен святостью, которая концентрировалась в священных пещерах и на горах. Когда боги сотворили Космос, они создали и эти места. Жившие тогда люди строили свои города и общины в пределах матрицы священных мест, которые сливались с пещерами божественного происхождения и вершинами возведенных человеком пирамид. В то же самое время мир людей был связан с Потусторонним миром через ось Мирового дерева, которое проходит через центр существования. Эта ось постоянно двигалась, и ее можно было материализовать с помощью мощных ритуалов в любом месте природного и искусственного ландшафтов.

Глифы рассказывают нам о том, как повелители майя впадали в галлюциногенные трансы на вершинах гор-пирамид. Они надрезали себе пенисы шипами ската, этот ритуал кровопускания приводил к появлению Мирового древа в центре храма на вершине пирамиды. Дверь храма становилась священным входом в Потусторонний мир, а правитель становился посредником между людьми, богами и предками. Облака фимиама поднимались высоко над храмом во время ритуала. Кольца Змеи-видения символизировали путь сообщения между живым и потусторонним мирами.

Художники майя изображали Космос на специальных треногих пластинах, сделанных так, чтобы удерживать кровь, которая держала открытой дверь в Потусторонний мир. Огромная змея через разомкнутые челюсти выпускала чистые, несущие жизнь воды земли. Внизу текли темные воды преисподней, а Мировое дерево появлялось из головы бога Вечерней звезды, когда он поднимался из черных зачаточных (примордиальных) вод.

При современных исследованиях стараются соединить глифы с археологией и определить царские генеалогии, идентифицировать строителей храмов и пирамид, распутать сложный клубок политической истории этой пышной и изменчивой цивилизации.

Религиозная практика по большей части носит эмоциональный характер, часто это что-то сверхъестественное и внушающее благоговейный страх. Каждый аспект религий — священные представления, ритуалы, ощущения — дополняют друг друга. Посредством освященных ценностей, представлений и взглядов религия приводит к ожидаемой реакции со стороны людей. Такая предсказуемость, исходящая из некоего главного религиозного органа, обеспечивает упорядоченное существование общества. Иногда, как это было в Центральной Америке, такая власть может быть и светской. Институты и отдельные люди, связанные с религией, могут быть освящены, так как они ассоциируются со священными идеями, которые лежат в основе веры сообщества. По мере того, как общество становится все более сложным, состоящим из специализированный групп населения, увеличивается потребность в стабильной структуре для управления нуждами этих групп, которые и составляют само общество. Архитектура и священные места играют главную роль в этой идеологической структуре.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 21.12.2014 — 12:19
Яндекс.Метрика