Акселерация, или секулярный тренд

К содержанию учебника «Антропология» | К следующей главе

Проблема акселерации, или секулярного тренда, тесно связана с обсуждаемыми в предыдущей главе средовыми факторами, влияющими на рост и развитие. Акселерации соматического развития посвящено огромное количество работ (в одном из обзоров, изданном в 1980 г. и обобщающем только исследования последнего десятилетия, упоминается свыше 200 названий: Тромбах, 1980).

Едва ли в современной ауксологии существует другое, столь же горячо обсуждаемое понятие, как акселерация. Дискуссии вызывает все: сам термин, его содержание, написание и произношение, причины акселерации и ее последствия. Поскольку наблюдения за ростом и развитием детей в разных странах продолжают оставаться одной из важнейших задач антропологии и медицины, а результаты подобного мониторинга существенно разнятся, споры о том, что такое акселерация, не прекращаются и сегодня, на рубеже столетий и тысячелетий.

Но прежде всего о самом термине. Термин «акселерация развития» (от лат. acceleratio — ускорение) был впервые введен в научную литературу немецким врачом Е. Кохом (Koch, 1953), который на основании многолетних наблюдений над разными поколениями школьников показал, что дети 30-х гг. нашего столетия во всех возрастно-половых группах оказались крупнее, чем были их родители в том же возрасте.

Под акселерацией понимается ускорение соматического развития и физиологического созревания детей и подростков относительно аналогичных показателей у предшествующих поколений. Однако поскольку этот же термин часто используется и для характеристики внутригруппового расслоения по темпам развития в пределах той или иной детской популяции (например, «акселерированные» или «ретардированные» дети, т. е. те, у которых биологический возраст обгоняет паспортный и наоборот — см. выше), в зарубежной литературе находит более широкое применение термин «секулярный тренд» — в дословном переводе «вековая тенденция» — подразумевающий, что наблюдаемые явления характерны в первую очередь для XX в. Интересно отметить, что характер сдвигов при внутригрупповой и межгрупповой, «вековой» акселерации не совпадает: так, во внутригрупповом масштабе более позднему сроку наступления полового созревания соответствуют, как правило, большие окончательные размеры тела в целом за счет удлинения ростового периода. При «вековой» акселерации зависимость прямо противоположная: более раннее наступление полового созревания сочетается с большими дефинитивными размерами тела. Эта тенденция, отмечаемая некоторыми исследователями (Властовский, 1976, Sinclair, Dangerfield, 1998), пока не получила достаточного объяснения в научной литературе.

Другой бытующий в русскоязычной научной литературе перевод того же термина «secular trend» — эпохальный сдвиг — отражает изменения природы человека на протяжении более длительного отрезка времени, выходящего за пределы столетия. Подобные тенденции также имели место в истории человечества. При этом термином «секулярный тренд» обозначают не только ускорение развития подрастающего поколения, но и изменения в развитии взрослых людей за 100-150 лет, такие, как увеличение размеров тела, удлинение репродуктивного периода, более позднее наступление менопаузы у женщин, сохранение работоспособности в пожилом возрасте, увеличение продолжительности жизни и т. д.; в этой трактовке акселерация развития является одной из составляющих секулярного тренда.

В последнее время, в связи с разнонаправленными подекадными изменениями, наблюдающимися в ряде стран в течение последних десятилетий, предлагается использовать термин «секулярные изменения», чтобы отразить возможные «плюсовые» и «минусовые» колебания происходящих временных сдвигов (van Wieringen, 1986). В зависимости от продолжительности взятых в качестве сравнения временных периодов говорят о «долговременных» или «кратковременных» изменениях, выявляемых, как правило, путем повторяющихся каждый 10 лет измерений.

Акселерация характеризуется сложным комплексом взаимосвязанных явлений, в том числе некоторыми изменениями в психическом развитии. Лучше всего изучены ее морфологические и отдельные физиологические (например, сроки начала менструирования) проявления. При этом соответствующие изменения устанавливаются либо при сопоставлении данных о развитии современных людей с аналогичными показателями, относящимися к предшествующим периодам времени, преимущественно за последние 100-150 лет (ретроспективный метод), либо путем сравнения соответствующих параметров у представителей различных возрастных когорт в пределах одной популяции (как это и было сделано основателем учения Кохом, когда показатели размеров тела у представителей различных генераций в пределах одного сообщества различаются).

Трудно с уверенностью определить начало тенденции к увеличению размеров тела, поскольку массовые обследования ростовых процессов стали проводиться относительно недавно. В большинстве высокоразвитых стран мира характерные изменения зафиксированы с начала или середины прошлого века, а в Норвегии, судя по результатам одной серии измерений, они отмечаются уже с середины XVIII в. (Харрисон и др., 1979). Что касается возраста менархе, т. е. начала менструирования, то упоминания о нем имеются даже в трудах античных и средневековых ученых.

Акселерация соматического развития имеет место уже во внутриутробном периоде жизни. Размеры тела новорожденных в различных городах нашей страны и зарубежных стран за последнее время увеличились. У детей грудного возраста этот процесс проявляется в увеличении скорости роста, в более раннем наступлении перекреста обхватных размеров головы и груди, в более раннем зарастании родничков. Удвоение массы тела у детей Москвы происходит теперь в 4 мес. вместо прежних 6. По сравнению с довоенным временем годовалые дети 70-х гг. имели длину тела на 4-5 см, а вес тела на 1,2-1,5 кг больше, чем их сверстники в предыдущих поколениях. У детей в возрасте от 1 года до 7 лет акселерация также проявляется в увеличении размеров тела, в более раннем прорезывании постоянных зубов и сроках окостенения скелета.

Наибольше количество исследований посвящено процессам акселерации у детей и подростков школьного возраста. Для них также отмечено укрупнение размеров тела и сдвиги в уровне возрастного развития. В среднем за период с 40-х по 80-е гг. длина тела подростков 13-15 лет как в нашей стране, так и за рубежом, увеличивалась в среднем на 2,7 см, а вес тела — на 2,3 кг за каждое десятилетие. Особенно интенсивно процесс акселерации происходил с конца 50-х до середины 70-х гг. Параллельно с увеличением размеров тела снижался и возраст наступления полового

Рис. VI. 15. Изменение возраста первой менструации (Me) у девочек Москвы за 50 лет

Рис. VI. 15. Изменение возраста первой менструации (Me) у девочек Москвы за 50 лет

созревания, что особенно наглядно продемонстрировали сдвиги возраста менархе у девочек (рис. VI. 15). Эта тенденция была многократно отмечена для нашей страны, различных стран Европы, Северной и Южной Америки, Индии, Японии и т. д. Как показали исследования, средний возраст менархе в странах Европы сместился за 100 с лишним лет с 16,5-17,5 до 12,5-13,5 года. Одновременно с этим у девочек снизился средний возраст появления других признаков полового созревания — молочных желез, волос на лобке и в подмышечных впадинах. У мальчиков ускорение полового созревания выражается в более раннем усилении роста наружных гениталий, появлении вторичных половых признаков и возникновении поллюций. Об акселерации развития свидетельствуют также данные, полученные при изучении скелетного созревания школьников, их двигательной функции и др. Значительные временные сдвиги отмечаются также в соотношениях размеров: длины ноги к длине туловища, обхвата груди к длине тела, в индексе Кетле и т. д. Так, увеличение продольного роста происходит в основном за счет увеличения длины нижних конечностей по сравнению с туловищем, что также свидетельствует об улучшении условий жизни и питания.

Выраженная тенденция к увеличению роста сопровождается некоторой астенизацией, когда показатели крепости организма, такие, как обхват груди, даже несколько уменьшаются по сравнению с предыдущими десятилетиями. Рост тела в длину обгоняет рост поперечных размеров и увеличение веса тела.

Нарастание мышечной силы в прежнее время шло параллельно ускорению роста длины и веса тела. В последние годы отмечается снижение показателей динамометрии (рис. VI. 16). Достаточно упомянуть, что существовавшие пару десятилетий назад школьные нормы ГГО представляются совершенно непреодолимыми для современных детей. В популяции московских школьников резко уменьшилась частота встречаемости мышечного типа конституции. Причиной этих изменений, помимо гиподинамии и недостаточной тренированности, может быть изменение ценностных ориентации — по крайней мере, именно к такому выводу пришли ученые одного из японских университетов.

В результате ускоренного роста дефинитивная (окончательная) длина тела реализуется в настоящее время в более молодом возрасте, чем раньше. В конце прошлого века мужчины росли примерно до 26 лет, перед второй мировой войной — до 21 года, в настоящее время — до 18-19 лет. Девушки достигают окончательной длины тела в 16-17 лет. Таким образом, размеры тела взрослых также увеличиваются, но в меньшей степени, чем у детей.

Рис. VI. 16. Показатели динамометрии кисти (кг) у мальчиков Москвы в разные годы обследования

Рис. VI. 16. Показатели динамометрии кисти (кг) у мальчиков Москвы в разные годы обследования

Процесс акселерации охватил все слои населения как в городе, так и сельской местности, хотя его темпы до недавнего времени в городе были выше. В последние годы появились сообщения о наличии обратной тенденции в изменениях ростовых закономерностей. Вероятно, это связано с затуханием акселерации в городских популяциях, в сельских она продолжается или даже усиливается. Что касается социальной стратификации, то, по данным зарубежных исследователей, акселерация протекала более интенсивно у представителей беднейших слоев населения. При этом эпохальный сдвиг перекрыл различия между социальными классами, и, хотя они все еще существуют, средний английский мальчик любого возраста в наши дни выше, чем его ровесник из высших слоев общества конца XIX в. (Харрисон и др., 1979). Однако и в наши дни есть свидетельства того, что дети в сверхобеспеченных, элитарных семьях по-прежнему обгоняют своих родителей.

Процесс акселерации наблюдается в популяциях различной этнической принадлежности, хотя и протекает с разной степенью интенсивности. В республиках бывшего СССР увеличение размеров тела наблюдалось у представителей и европеоидной, и монголоидной расы — бурят, киргизов, казахов (Властовский, 1976). Увеличение размеров тела в подростковом возрасте описано также у японцев, эскимосов и индейцев Канады, негров юга Африки и даже низкорослых бушменов. В то же время среди так называемых традиционных популяций существует немало таких, которые еще не охвачены акселерацией, очевидно, в силу того, что их пока не коснулся процесс модернизации.

Известно много гипотез о причинах акселерации и секулярного тренда в целом. Предполагаемые факторы акселерации (подобно факторам, влияющим на рост в постнатальном онтогенезе) можно разделить на две группы: экзогенные (средовые) и эндогенные (наследственные).

Большинство авторов справедливо связывают акселерацию с улучшением условий жизни, в первую очередь — питания (возросшее потребление животных белков и жиров, а также молока, сахара, витаминов), с улучшением гигиенических навыков, уменьшением размеров семьи, успехами медицины (в том числе профилактической — вакцинация населения и т. д.), снижением заболеваемости и др. Очевидно, все эти причины играют существенную роль в объяснении наблюдаемых сдвигов. Так, во время войн, социальных и экологических бедствий, наряду с ухудшением питания и общего уровня материального благосостояния населения, отмечается снижение средних размеров тела у детей, замедление полового созревания. Этими же причинами можно объяснить и различия в темпах акселерации у представителей различных социальных слоев.

И все же это не единственная причина акселерации. Есть попытки объяснить акселерацию влиянием на организм условий жизни в современном городе (ускоренный темп жизни, информационные потоки, шумовые воздействия, атмосферное загрязнение, гиподинамия и т. д.) — так называемая теория «урабинизационной травмы». Однако подобная гипотеза не объясняет социальных различий в темпах акселерации или феномен акселерации у сельских жителей.

Многие авторы пытаются найти основную причину акселерации в факторах наследственности, в частности, в увеличении доли гетеролокальных браков. При этом высказывается мнение о «среднем уровне гетерозиготности» в популяции как одном из условий акселерации развития (Никитюк, Филиппов, 1975).

Ускорение или торможение ростовых процессов объясняется также исходя из концепции взаимодействия организма со средой обитания (Никитюк, 1989), когда расхождение между потребностями и возможностями приводит при слабой выраженности к физиологическому стрессу и акселерации, а при усугублении этого процесса — к торможению — ретардации — развития. В доказательство этой гипотезы приводятся данные по детям Дагестана, перенесшим ряд землетрясений различной степени.

Помимо уже упомянутых, необходимо остановиться на гелиогенной гипотезе Е. Коха, которая носит, скорее, исторический характер и делает акцент на стимулирующем влиянии витамина Д, образующегося в коже человека под действием ультрафиолетовых лучей. Согласно этой теории, современные дети в большей степени подвержены действию этого фактора, чем их сверстники начала века.

В последние годы получили большое распространение теории, связывающие феномен акселерации с действием более глобальных факторов, например, меняющимся уровнем солнечной и геомагнитной активности. Отмечается также, что волны эпохального увеличения или уменьшения размеров тела наблюдаются в истории человечества не впервые. Так, в Древней Греции и Древнем Риме возраст менархе был более ранним, чем в эпоху средневековья: 12-15 и 17,5-18 лет соответственно. Согласно палеоантропологическим данным, максимальные размеры тела человека на территории нашей страны были в неолите, минимальные — в средневековье. По некоторым последним данным, темпы соматического развития у неандертальцев были более интенсивными, чем у современного человека (Nelson, Thompson, 1999).

Немало загадок связано и с изменениями размеров тела в процессе эволюции, начиная с австралопитеков. Так, длина тела знаменитой Люси равнялась всего 120-130 см, а живший на пару миллионов лет позже Homo erectus из Нариокотоме (Кения) «вымахал» до 180 см. «Акселерированные» неандертальцы по длине тела были явно короче (160 см), а люди современного типа — «кроманьонцы» — вновь подросли и т. д. Очевидно, мы действительно имеем дело с волнами эпохальных изменений, причем «длина волны» может меняться в зависимости от продолжительности выбранного периода практически от миллиона лет до десятилетия. Можно предположить, что в разные периоды вступают в действие различные факторы или, по крайней мере, вклад их неодинаков: «на длинных волнах» действуют в первую очередь эволюционные глобальные (космические) факторы, с укорочением периода на первый план выходят более «земные», социально-экономические и др. факторы.

Пока ни одна из гипотез не может целиком удовлетворительно ответить на вопрос о причинах акселерации. Очевидно, реализация процесса акселерации происходит во взаимодействии экзогенных и эндогенных факторов, при этом наблюдаемые сдвиги, как в отношении размеров тела, так и темпов созревания, носят характер одного из самых значительных явлений в современной биологии человека, имеющего серьезные медицинские, педагогические и социологические последствия. Отсюда с очевидностью вытекает необходимость проведения широкомасштабного мониторинга ростовых процессов у детей разных национальностей, проживающих в разных условиях среды, с целью регулярного обновления локальных популяционных стандартов (подобное обследование московских детей проводится в настоящее время сотрудниками НИИ антропологии МГУ).

Полученные показатели, наряду с обычными жизненно-статистическими индексами (рождаемость, смертность, заболеваемость и др.), могут использоваться в качестве одной из характеристик состояния здоровья и социального благосостояния той или иной группы населения. Общественное значение связанных с акселерацией изменений может выражаться в пересмотре границ школьного возраста, обновлении стандартов для изготовления предметов народного потребления, в том числе обуви, одежды, мебели и пр.; корректировке принципов жилищного и гражданского строительства; изменении некоторых законодательных актов и основ судопроизводства и т. д.

Попытки спрогнозировать дальнейший ход процесса акселерации должны учитывать наблюдаемую в последние годы тенденцию к стабилизации или даже ретардации развития. В 80-е гг. во многих европейских странах, в том числе и в России, получены данные, свидетельствующие о прекращении акселерации у городских детей. Это в первую очередь касалось изменений в скорости полового созревания, в то же время рост тела в длину еще продолжался.

Согласно последним данным (Годинаидр., 1999; Ямпольская, 2000), выявленная в предыдущее десятилетие тенденция носит закономерный характер. В 90-е годы произошло дальнейшее «постарение» возраста менархе, а рост продольных размеров практически стабилизировался. В то же время несколько снизился рост обхватных размеров и показателей массы тела (рис. VI. 17; VI. 18).

Рис. VI. 17. Изменения тотальных размеров тела московских мальчиков в разные годы обследования

Рис. VI. 17. Изменения тотальных размеров тела московских мальчиков в разные годы обследования

Часто исследователям, занимающимся акселерацией соматического развития, приходится отвечать на вопрос: что такое акселерация — зло или благо? Однако сама постановка этого вопроса представляется некорректной. Акселерация имеет как положительные, так и отрицательные последствия и должна рассматриваться как закономерное социобиологическое явление. Конечно, более раннее в среднем физическое развитие подростков по сравнению с психологическим и интеллектуальным ставит перед обществом ряд серьезных проблем (см. выше). С другой стороны, есть целый ряд свидетельств более высоких показателей КИ у представителей последующих поколений (Sinclair, Dangerfield, 1998).

Из неблагоприятных сторон акселерации следует отметить ее явно негативное влияние на состояние здоровья подрастающего поколения. В настоящее время усилилась частота заболеваний центральной нервной системы (энцефалиты и менингиты), вегетативных неврозов и детских параличей, появились дефекты осанки; изменилась клиника туберкулеза; в более раннем возрасте появляется близорукость; учащаются случаи острого ревматизма и т. п. (Громбах, 1980). Однако отмечаемое повышение заболеваемости в равной степени связано с процессом модернизации, одной из составляющих которого является и акселерация: это как бы две стороны одного и того же процесса.

В последнее время в популярной отечественной прессе появились весьма негативные прогнозы относительно того, что в связи с наблюдающимися социальными изменениями у последующих поколений произойдет явное ухудшение физических кондиций. Эти прогнозы основываются на уже обсуждавшемся выше явлении стабилизации процесса акселерации. Однако, во-первых, подобное явление вполне закономерно: наблюдавшиеся сдвиги в ускорении полового созревания не могут происходить до бесконечности, иначе пришлось бы признать,

 Рис. VI. 18. Изменения тотальных размеров тела московских девочек в разные годы обследования


Рис. VI. 18. Изменения тотальных размеров тела московских девочек в разные годы обследования

что половозрелости могут достичь совсем маленькие девочки (что наблюдается как исключение в крайне редких случаях и носит характер патологического статуса «преждевременного полового развития» — pubertas praecox). Очевидно, процесс увеличения размеров тела и ускорения полового созревания должен иметь свои, генетически детерминированные пределы. Во-вторых, динамика продольного роста и полового развития вовсе не обязательно идет по одной и той же траектории. На самом деле, эти процессы достаточно автономны. Подобное предположение высказывалось в свое время В.В. Бунаком (Бунак, 1968) и было в дальнейшем подтверждено ходом подекадных временных сдвигов во многих странах, в частности, и в России. Хотя стабилизация процесса акселерации, выражающаяся в приостановке тенденции к более раннему созреванию, наблюдалась еще в 80-е годы, прекращения продольного роста не произошло (Година и др., 1987). Выявленная в 80-е годы тенденция сохранялась и на протяжении 90-х гг. Подобная закономерность наблюдается в этот же период и в других крупных европейских странах со стабильной экономикой. Таким образом, подобные колебания можно считать закономерным процессом, происходящим и в отсутствие глобальных катаклизмов и социальных катастроф. Тем не менее, поскольку процессы роста и развития являются четким отражением, «зеркалом» развивающихся в обществе процессов, дальнейшее ухудшение социально-экономического уровня и статуса питания подрастающего поколения могут привести к негативным тенденциям в показателях роста и развития.

К содержанию учебника «Антропология» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 25.10.2014 — 20:30
Яндекс.Метрика