Южные и западные соседи скифов (тавры, каллипиды, алазоны, агафирсы)

К содержанию книги Б.А. Рыбакова «Геродотова Скифия» | К следующей главе

ТАВРЫ

География крымских тавров достаточно подробно изучена по археологическим данным Х.И.Крис [97].

Таврские поселения VII — V вв. до н.э. тянулись от самой южной оконечности Крыма по юго-восточному побережью до Отуз, немного не доходя до Феодосии. Как мною уже установлено выше, Геродот очень точно измерил (очевидно, с моря) это таврское побережье протяжением в 130 км и сопоставил его с побережьем Тарентского залива от древнего Тарента до мыса Япигиона, также равным 130 км.

«За таврами опять живут скифы: частично далее на восток на морском побережье, а частью на западе Киммерийского Боспора и озера Меотиды до реки Танаиса.» (§ 99).

Все это, как уже говорилось, полностью подкрепляется археологическими данными о размещении тавров и скифов в Крыму и на Керченском полуострове. Тавры занимали обширный район гор и побережья, а скифы (царские) — степные пространства и часть побережья восточнее античной Феодосии. Постепенно происходит процесс ассимиляции туземного населения скифами [98].

КАЛЛИПИДЫ. АЛАЗОНЫ

Первыми народами Скифии, которые Геродот начал перечислять, продвигаясь на север от Ольвии, были каллипиды (по переводу Б.Н. Гракова — «потомки доброконных») и алазоны, или ализоны [99].

«От торгового города борисфенитов, составляющего наиболее срединный пункт во всей приморской Скифии, первыми живут каллипиды, представляющие собой эллино-скифов. Выше их живет другой народ, именуемый алазонами. Как алазоны, так и каллипиды во всем ведут такой же образ жизни, как и скифы, но хлеб они сеют и употребляют в пищу, равно как лук, чеснок, чечевицу и просо.»

«…Народы эти (каллипиды, алазоны, пахари и невры) живут вдоль реки Гипаниса к западу от Борисфена» (§ 17).

Археологические памятники тех степей, которые подступают к Ольвии к западу от Днепра, немногочисленны. Оседлые поселения земледельцев в этих краях обнаружены близ моря, по берегам лиманов и в самых низовьях Днепра. Границу земледельческих поселений VI — V вв. на Нижнем Днепре И.В. Яценко определяет примерно около Каховки, «значительно южнее Никополя» [100], т.е. на расстоянии около 100 км от устья Борисфена. Граница между каллипидами и алазонами не определена Геродотом. Археология почти бессильна помочь здесь, т.к. в степях в удалении от моря памятников так же мало, как и в земле скифов-кочевников в Приазовье. Возможно, что, говоря о «скифском образе жизни», Геродот в большей степени имел в виду степных алазонов, чем земледельцев каллипидов, смешавшихся с приморскими греками.

По происхождению каллипиды могут быть потомками каких-либо кочевых конных племен киммерийского времени, частично осевших на землю после потери обширных днепровских пастбищ, занятых «храбрейшими и многочисленнейшими» царскими скифами.

Географически каллипиды размещались в срединной части «Исконной Скифии» и, очевидно, были покорены скифами в первую очередь. Западными прибрежными соседями каллипидов были тириты, жившие в устье Тиры. А.И. Мелюкова относит греко-фракийское по антропологическому облику население Днестровского лимана тоже к каллипидам [101], но, может быть, правильнее было бы следовать Геродоту:

«У устья Тиры живут эллины, которые называются тиритами» (§ 51).

Северная граница алазонов известна нам хорошо, это — речка Эксампай:

«Ручей этот протекает на границе скифов и алазонов. Тира и Гипанис сближаются своими излучинами в земле алазонов. Далее обе реки делают новые повороты и разделяющее их пространство становится все шире» (§ 52).

Таким местом сближения является примерно параллель 48° северной широты, идущая от Первомайска на Буге на запад через Балту к излому Днестра. Именно здесь кончаются алазонские степи и начинается лесостепь скифов-пахарей.

Труднее определить широтное протяжение земли алазонов. Предположительно можно говорить о кочевании их между Днестром и Ингулом или Ингульцом, за которыми уже начинались владения царских скифов. На западе алазонские кочевья должны были соприкасаться с тиритами и агафирсами.

Любопытно отметить, что в описании кампании 512 г. ни разу не упомянуты ни каллипиды, ни алазоны: они не участвуют в совещаниях, нет речи об их царях, они не упомянуты ни в составе скифских войск, ни в числе тех племен, которые пытались сохранить вооруженный нейтралитет. Это тем более странно, что персидские войска должны были проходить сквозь всю прибрежную территорию каллипидов. Очевидно, каллипиды и алазоны были полностью подчинены царским скифам и самостоятельного политического целого не представляли.

АГАФИРСЫ

Несмотря на наличие у Геродота специальных записей о нравах агафирсов, об их участии в событиях 512 г. и о других агафирско-скифских отношениях, Геро¬от нигде не охарактеризовал географическое положение этого народа. У него есть только два попутных упоминания: то, что из земли агафирсов вытекает река Марис (Мареш), и то, что скифы граничат близ Дуная сначала с агафирсами, а потом с неврами (§§ 49, 100). Б.Н. Граков размещает агафирсов вдоль Днестра-Тиры , а А.П. Смирнов — в верховьях Мареша, за Прутом [102]. Думаю, что правильнее было бы объединить обе точки зрения и считать землей агафирсов пространство от Мариса до Тиры включительно и связывать с ними находящиеся здесь археологические памятники молдавской группы, идущие от Днестра далее на запад [103].

Геродот, очевидно, не отредактировал свои записи о юго-западной части Скифии и об агафирсах, т.к. у него ощущается двойственное отношение к понятию «скифского» применительно к этому району. Левые притоки Истра (Тиарант и Пората), очевидно, вытекают из прикарпатской земли агафирсов, т.к. Тиарант-Серет отстоит всего лишь на три дня пути от верховьев Мариса. А между тем и низовья Истра и эти притоки Геродот называет скифскими так, как если бы агафирсы обитали только за Карпатами, западнее Серета. Возможно, что Геродота смутила историческая справка о том, что «Исконная Скифия» начиналась непосредственно от дунайского устья. В результате агафирсам не нашлось места в этногеографическом описании Геродота, хотя сведения о конфликтах агафирских царей со скифами он получил в Ольвии от Тимна.

К сожалению, и археологи-скифоведы не уделили внимания проблеме агафирсов. Агафирсы оказались пасынками науки. Мы не найдем их имени ни на карте Б.Н. Гракова (1947), ни в археологическом тексте А.И. Тереножкина и В.А. Ильинской [105].

Некоторые основания сближать агафирсов со скифами заложены в геродотовой генеалогической легенде, где родоначальники обоих народов — родные братья, сыновья Геракла (§§ 8-10). Близость к фракийцам тоже отмечена Геродотом:

«По образу жизни агафирсы походят на фракийцев» (§ 104).

Мне думается, что скифо-фракийские взаимоотношения — это прежде всего проблема агафирсов, родичей скифов, воспринявших обычаи фракийцев.

Древности скифского времени занимают часть течения Днестра (вокруг Рыбницы), Прута, Серета и лишь немного не доходят до истоков Мареша. Памятники фракийского гальштата господствовали на Днестре до середины VII в., а с этого времени появляются скифские. Очевидно, в это время скифоидные агафирсы наслоились на местный фракийский (?) субстрат [106].

Мы рассмотрели степную половину того огромного археологического ареала, который устойчиво именуется скифской культурой. Ядром здесь оказалась территория царских скифов на Нижнем Днепре и прилегающих землях по направлению к морю и Меотиде и на Боспоре.

У этой земли, заполненной огромными курганами царей и вождей, было как бы два широких крыла кочевий, распростертых в обе стороны от Борисфена: пустынные кочевья алазонов на запад и такие же, не оставившие следов, кочевья скифов-номадов на восток от Днепра. За пределами этой компактной территории протяжением около 900 км и глубиной от моря 300-500 км находился обособленный скифский остров в лесостепи на Среднем Дону, отдаленный от скифских царских могил примерно еще на 500 км к северо-востоку.

У нас осталось нерассмотренным значительное пространство восточноевропейской лесостепи от Львова до Харькова и сопредельной с лесостепью части лесной зоны.

В запасе у нас осталось еще много геродотовских имен, прикрепление которых к тем или иным районам или сопоставление с теми или иными археологическими культурами вызывало и продолжает вызывать оживленные споры. Это будины, гелоны, скифы-пахари, скифы-земледельцы, невры, андрофаги, тиссагеты, йирки. Следует сказать, что для племен, затронутых скифской культурой, район поиска уже значительно сократился: на востоке предел предположительно поставлен «обособившимися скифами» и меланхленами.

Вести поиск земледельческих племен Геродота нужно (в рамках общего ареала археологических культур скифского облика) на запад от Среднего Дона и на север от рассмотренных уже областей разных кочевых скифских племен.

97 Крис Х.И. О таврах и кизил-кобинской культуре. — ВДИ, 1971, №4, с. 158, карта.
98 Троицкая Т.Н. Скифские погребения в курганах Крыма. Автореф. канд. дис. Симферополь, 1954,
99 В новейших изданиях Геродота принято чтение AAictDv^ — Ализоны (см.: hpoaotoy etopia. Annvai^, 1951, о. 672).
100 Яценко И.В. Скифия., с. 98. И.В. Яценко, анализируя памятники Нижнего Днепра и Днепровско-Бугского лимана, отождествляет их с геродотовскими «скифами-земледельцами», считая, что это «теперь уже не представляется спорным» (там же, с. 97-98).
Логичнее признать в этих южных земледельцах каллипидов, как это сделали А.И. Тереножкин и В.А. Ильинская (см.: Тереножкш ОТ., ^ынська В.А. Сшфський перюд, с. 72-74).
101 Мелюкова А.И. Поселение и могильник у с. Николаевки. М., 1975, с. 174.
102 Граков Б.Н. Скифы. М., 1971, с. 14, карта.
103 Смирнов А.П. Скифы, с. 50, карта.
104 Тереножкш ОТ., ^шська В.А. Сюфський перюд, с. 9, карта; см. также: Vulpe A.Forschungen uber das 7 bis 5 Jh. v. u. Z. — In: Memoria Antiquitatis, Bd II. 1970, S. 115-214. А.Вульпе связывает с агафирсами древности по обе стороны Карпат до Прута.
105 «За Днестром на запад начинается территория с фракийским, вероятно гетским, населением» (Тереножкш ОТ., ^ынська В.А. Сюфський перюд, с. 74).
106 Если, следуя Б.Н.Гракову, размещать агафирсов на Днестре и за Днестром, то следует обратить внимание на то, что в самом названии агафирсов-агатирсов, может быть, содержится указание на Тиру-Тирас
(Днестр). В.И. Абаев, анализируя скифский язык, отмечал роль суффиксов «-аг», «-ак», придававших смысл: «происходящий оттуда», «принадлежащий к чему» (Абаев В.И. Скифский язык. — В кн.: Осетинский язык и фольклор. М.— Л., 1949, с. 224). В данном случае перед нами не суффикс, а префикс, но, возможно, с тем же значением: «ага-тирсы» — «происходящие с Тираса» (?).

К содержанию книги Б.А. Рыбакова «Геродотова Скифия» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика