Неолит

К оглавлению книги / К следующей главе

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕОЛИТА

Неолит — особая эпоха в истории человечества, он завершает период каменного века, в течение которого люди пользовались для изготовления орудий труда лишь камнем, костью и деревом. Время, когда начала использоваться медь, а позже и ее сплавы для производства орудий, оружия и украшений, знаменует окончание неолита и всего каменного века и наступление века металлов.

Из-за различий в темпах и характере развития, сложившихся еще в мезолите, хронологические рамки неолита в различных климатических зонах определяют по-разному. Так, на «землях плодородного полумесяца», куда входят Ближний Восток и Северная Африка, мы можем говорить о начале неолитической эпохи уже в VIII—VII тыс. до н.э. В Средней Азии, Южной Европе и в Северном Причерноморье неолит выделяется с начала или середины VII и длится до IV тыс. до н.э. В лесной зоне Евразии, начавшись в основном на рубеже VI и V или в V тыс. до н.э., эта эпоха продолжалась до рубежа III—II, а в некоторых районах, особенно на Крайнем Севере, возможно, длилась и дольше.

Неолит — эпоха расцвета техники обработки традиционных материалов — камня, кости и дерева, при широком распространении и совершенствовании таких прогрессивных приемов обработки, как шлифование, сверление, пиление. Первоначально неолит и выделялся как «эпоха шлифованного камня». Кроме того, в это время получает очень широкое распространение керамика, используемая для различных целей — в основном для изготовления сосудов, а также различной утвари — пряслиц, грузил, мелкой пластики. Часто именно наличие керамики считается определяющим признаком эпохи неолита.

В неолите произошло становление и широкое распространение производящего хозяйства (земледелия и скотоводства) — одного из важнейших достижений в истории человечества. Возникнув в ранних формах на Ближнем Востоке еще в мезолите, в неолите оно охватило широкие пространства Евразии, вызвав существенные перемены во всех сферах социально-экономической деятельности — материальной культуре, социальном устройстве образе жизни, мировоззренческих представлениях. Это явление в истории человечества называют неолитической революцией.

Неолитические памятники и культуры Северной Евразии: 1 — буго-днестровская культура; 2 — днепро-донецкая культура; 3 — нарвско-неманская культура; 4 — льяловская культура; 5 — неолит Кольского п-ова; 6 — джейтунская культура; 7 — китойская культура; 8 — исаковская и серовская культуры; 9 —ямочно-гребенчатая культурно-историческая общность

Неолитические памятники и культуры Северной Евразии:
1 — буго-днестровская культура; 2 — днепро-донецкая культура; 3 — нарвско-неманская культура; 4 — льяловская культура; 5 — неолит Кольского п-ова; 6 — джейтунская культура; 7 — китойская культура; 8 — исаковская и серовская культуры; 9 —ямочно-гребенчатая культурно-историческая
общность

Таким образом, при определении неолитической эпохи часто используются два разных подхода — орудийный и хозяйственный. Орудийный учитывает качественные изменения в материальной культуре, прежде всего распространение керамической посуды, широкое использование шлифования при обработке камня, появление новых групп орудий; хозяйственный — наличие производящих форм хозяйства. Следует отметить, что применение второго подхода не всегда возможно, так как в обширных регионах переход к производящей экономике совершился значительно позже или вообще не произошел. Одновременно следует сказать, что и распространение керамики далеко не всегда связано с тем или иным типом хозяйства: хорошо известны культуры «докерамического неолита», носителями которых были ранние земледельцы и скотоводы. Видимо, пришло время разрабатывать новые критерии для характеристики неолита, сочетающие оба этих подхода.

Природно-климатические условия в неолитическое время большей частью определялись атлантическим климатическим оптимумом голоцена и, в значительно меньшей степени, — суббореальным периодом. В атлантический период (6000-2600 лет до н.э.) наблюдался наибольший сдвиг физико-географических зон к северу. Для этого периода характерен преимущественно теплый и влажный климат, хотя и выделяются разные климатические фазы с большей и меньшей увлажненностью. По данным спорово-пыльцевого анализа удается реконструировать в основных чертах характер растительности, которая была значительно более теплолюбивой, чем в более поздние времена. В лесной зоне преобладали смешанные, в основном широколиственные леса с участием хвойных пород, лишь на севере сменявшиеся темно-хвойной тайгой. Большая часть Западной и Центральной Европы была покрыта широколиственными лесами, степные пространства характеризовались богатым разнотравьем.

В начале атлантического периода в южных районах формируются черноземные почвы, а в более северных — подзолистые и болотные. Животный мир был разнообразней и богаче, чем современный, что соответствовало растительному покрову. Даже в северных областях обитали тур, благородный олень, кабан, не считая таких традиционно лесных животных, как лось, медведь, бобр, соболь, куница, белка и многие другие. Среди пернатых было очень много водоплавающей птицы, реки и озера изобиловали рыбой. Морские побережья служили прекрасной базой для морского собирательства, рыболовства и охоты на морского зверя.

В начале суббореального периода (2600-1200 лет до н.э.) произошло некоторое похолодание, что привело на последующих этапах к аридизации климата, вызвавшей соответствующие изменения окружающей среды.

ХОЗЯЙСТВО И БЫТ. НЕОЛИТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Человек вел присваивающее хозяйство, т.е. обеспечивал себя продуктами, которые давала сама природа, на протяжении большей части своей истории — около трех миллионов лет. Производящее хозяйство, т.е. система производства основных пишевых ресурсов, получаемых с помощью земледелия и скотоводства, сложилось сравнительно недавно — не более 11-10 тыс. лет тому назад.

Согласно современным представлениям, процесс «неолитической революции» был длительным и очень неравномерным в разных географических зонах. Начало перехода к производящим видам хозяйства относится в ряде регионов к эпохе мезолита, а завершается этот процесс иногда только в эпоху железа. В некоторых регионах хозяйство до сих пор носит присваивающий характер.

Исследования неолитических и мезолитических памятников Ближнего Востока, Балкан и Средней Азии показали, что производящее хозяйство может возникнуть в некоторых случаях даже до изобретения керамики, тогда его называют «докерамическим неолитом». Хотя процесс возникновения и развития производящего хозяйства в разных частях ойкумены был крайне разнообразен, в нем можно выделить ряд определяющих моментов:

1. Огромную роль играли естественные предпосылки, а именно то, что в некоторых немногочисленных районах дикие предки будущих домашних растений и животных были представлены в значительно большем количестве и разнообразии, чем в других местах. Именно поэтому возникло лишь несколько центров доместикации и селекции растений и животных. В изучении и решении этой проблемы — предпосылок возникновения земледелия — огромное значение имели работы Н.И. Вавилова, который совершил ряд научных экспедиций и выявил несколько таких центров: это «земли плодородного полумесяца» (север Африки, Передний Восток и Северный Иран), где были доместицированы пшеница и ячмень; междуречье Янцзы и Хуанхе и долина Инда — родина бобовых и риса; и Мезоамерика — родина маиса (кукурузы), картофеля (батата).

Центров доместикации животных было значительно больше, чем центров селекции растений, дискуссии о том, где именно впервые были одомашнены разные виды животных, ведутся до сих пор. Районом, где был выведен (одомашнен) мелкий и крупный рогатый скот, а также свинья, по общему мнению специалистов, является Малая Азия и Иранское нагорье. Однако в вопросе о времени и месте доместикации других видов имеются существенные разногласия. Так, например, в последние годы появились новые данные, говорящие о том, что неолитические племена, обитавшие в Нижнем и Среднем Подонье — Поволжье, разводили лошадей уже в начале VI тыс. до н.э., хотя ранее доместикация лошади относилась к IV тыс. до н.э. Особое место в жизни ранних земледельцев заняли животные, помогающие сохранить урожай от многочисленных грызунов, — ими были кошка и, в некоторых районах, хорь. Понятно, почему в раннеземледельческих цивилизациях кошка часто обожествлялась, например, богиня Бастет в Древнем Египте изображалась с кошачьей головой.

2. Собирательство создало комплекс эмпирических представлений о питательных качествах плодов и зерен дикорастущих растений всех видов. При интенсивном собирательстве человек начал примитивно заботиться об участках растений, с которых собирал «урожай» и где он даже осуществлял примитивную селекцию — так называемое «патронирующее собирательство».

3. Знания о возможности приручения диких животных были получены в результате длительного опыта содержания в неволе раненых животных или их детенышей в качестве «запаса пиши».

4. Определенный кризис присваивающего хозяйства привел к тому, что человек не мог старыми способами добывать достаточное количество пищи. Такие кризисные ситуации могли возникать в силу изменений природной среды, например изменений климата, но могли быть и спровоцированы человеком. Так, в конце мезолита в степях Северного Причерноморья произошел специфический кризис охотничьего хозяйства, обусловленный слишком активной охотничьей деятельностью населения. Это обстоятельство привело к интенсификации собирательства и создало предпосылки к быстрому переходу к производящим формам хозяйства в неолите.

При становлении производящей экономики возникло два основных направления: селекция растений, содержащих углеводы и белки, прежде всего бобовых и злаковых, и доместикация животных, мясо и молоко которых также содержит необходимые человеку белки. Как правило, в неолите хозяйство было комплексным — в нем сочетались в разных пропорциях, в зависимости от условий окружающей среды, земледелие, скотоводство, собирательство, рыболовство и охота.

В неолите особенно ярко проявилась неравномерность развития обществ, живущих в разных ландшафтно-климатических условиях.

Наряду с обществами земледельцев и скотоводов существовали общества, хозяйство которых основывалось целиком на традиционных направлениях деятельности — охоте, собирательстве и рыболовстве. Было бы ошибочным называть общества этих охотников, собирателей, рыболовов отсталыми: переход к производящему хозяйству в этих регионах не было в то время жизненной необходимостью. Напротив, во многих случаях уровень их жизнеобеспечения был не ниже, а порой и выше, чем у коллективов, переходящих или уже перешедших к производящему хозяйству.

Для всей эпохи в целом характерна гораздо большая оседлость населения, чем в предшествующее мезолитическое время, что находит отражение в домостроительстве. На поселениях неолита разных регионов открыто много самых разнообразных жилищ, построенных из тех материалов, которые человек мог получить в ближайшем окружении. Так, в южных районах появились строения из высушенного на солнце кирпича-сырца, в горных поселениях — из камня, в лесной зоне — землянки и полуземлянки с конструкциями из дерева, в степях и на юге лесостепей — жилища с плетеным каркасом, обмазанным глиной, которые в конструктивном отношении практически не изменились до наших дней (хаты, мазанки и пр.). Формы и размеры жилых сооружений широко варьируются в зависимости от климатических условий и культурных традиций того или иного региона.

Начиная с неолитического времени на Ближнем Востоке появляются первые укрепленные поселения, что связано с появлением производящих форм хозяйства, возможностью накопления пищевых запасов и необходимостью их сохранять и защищать. Как правило, это поселения земледельцев, ставших, в силу специфики своей хозяйственной деятельности, оседлыми. Они занимались и придомным скотоводством, что характерно системы комплексного хозяйства, обеспечивающего сбалансированный пищевой рацион из растительных и животных белков и углеводов. Если поселение занимало выгодное положение по отношению к другим, оно могло стать центром небольшого земледельческого района и занять достаточно важное административно-хозяйственное положение: здесь могли находиться стабильные места обмена, концентрироваться ремесла, располагаться культовые постройки; такие поселки могли с течением времени превратиться в протогорода. Во всяком случае, возникновение укрепленных неолитических поселков указывает на усложнение социальной организации и всей жизни неолитических племен. Наиболее яркими поселениями такого типа следует считать Иерихон, расположенный неподалеку от Мертвого моря (Израиль), и Чатал-Гуюк в Анатолии (Турция).

Иерихон (VII тыс. до н.э.), окруженный стенами семиметровой высоты и имеющий оборонительные башни, выдержал, судя по находкам каменных стрел, воткнувшихся в эти стены с наружной стороны, немало осад и нападений. Первый Иерихон был разрушен значительно позднее, уже в эпоху металла, но почти сразу же был отстроен заново и, пережив многие превратности судьбы, существует до сих пор.

Чатал-Гуюк (VI тыс. до н.э.) — одно из интереснейших поселений позднего неолита — раннего энеолита. Это поселок, состоявший из больших глинобитных зданий, оштукатуренных и украшенных многоцветной росписью, представленной зооморфными и орнаментальными мотивами. Выделяются здания, имевшие не жилой, а явно общественный или культовый характер.

В Европе укрепленные неолитические поселения крайне редки, в основном они известны в южных областях и на Балканах.

Разнообразие хозяйственной деятельности людей в неолите определяло потребность в различных орудиях труда. Основные категории каменных изделий, известные в эпохи палеолита и мезолита, широко представлены во всех природных зонах и, несмотря на новые приемы обработки, легко узнаваемы. Широко распространены такие категории орудий, как скребки, резцы, проколки, скобели, зубчатые и выемчатые орудия, необходимые для различных операций, связанных с выделкой кож, шкур, шитьем одежды и другими хозяйственными потребностями.

Среди технических приемов обработки камня продолжают существовать и развиваться традиционные методы — наиболее распространены техника двусторонней оббивки, струйчатая ретушь, шлифование, пиление, сверление. Интенсивно развивалась в неолите техника пиления, которая ранее употреблялась довольно редко.

В зонах развития производящих форм хозяйства преобладают орудия, связанные с земледелием: вкладыши жатвенных ножей и редко сохраняющиеся основы для них, серпы, мотыги и кирки. Там, где жили охотники—собиратели—рыболовы, обычно встречаются разнообразные предметы охотничьего вооружения, остатки рыболовных снастей, деревообрабатывающие орудия — топоры, тесла, долота.

С ростом численности населения, развитием и усложнением хозяйства увеличивалась потребность в каменных орудиях и соответственно требовалось гораздо больше сырья для его изготовления. Основной породой для этого по-прежнему был кремень, хотя очень широко использовались кварцит, обсидиан, сланец, яшма, нефрит, горный хрусталь и другие горные породы. Степень заселенности отдельных районов зачастую находилась в прямой зависимости от наличия доступного и качественного каменного сырья. Нередко рядом с его выходами располагались мастерские — места добычи и, зачастую, первичной обработки. Сырье хорошего качества служило предметом обмена между населением достаточно удаленных друг от друга районов, что прослеживается на материалах разных археологически культур неолита.

Каменные орудия неолита: 1-6 — наконечники стрел; 7 — нож; 8 — рубящее орудие; 9-11 — наконечники; 12-14 — негеометрические микролиты (пластинки с ретушью); 15-18 — геометрические микролиты; 19-21 — скребки; 22, 23, 27 — шлифованные топоры из сланца; 24 — кремневый топор; 25, 26 — нуклеусы

Каменные орудия неолита:
1-6 — наконечники стрел; 7 — нож; 8 — рубящее орудие; 9-11 — наконечники; 12-14 — негеометрические микролиты (пластинки с ретушью); 15-18 — геометрические микролиты; 19-21 — скребки; 22, 23, 27 — шлифованные топоры из сланца; 24 — кремневый топор; 25, 26 — нуклеусы

Источником для удовлетворения возросших потребностей человека в кремне стали его горные разработки — один из первых видов специализированной деятельности — горное дело. Для добывания кремня в больших объемах люди строили настоящие шахты, для чего пробивали глубокие ямы — колодцы, а когда такой колодец достигал кремненосного слоя, его расширяли боковыми штольнями. На стенках шахт сохранились следы от подпорок и перекрытий, ударов роговых орудий, копоть от лучин и жировых светильников. Найдены и сами орудия: роговые кайла и кирки, целые рога оленей и их крупные фрагменты, служившие в шахтах рычагами для отделения кусков породы. Известны находки останков «шахтеров» неолита, погибших при обвалах штолен. Как правило, вместе с людьми находят кирки и кайла, корзины с каменным сырьем, светильники, керамические сосуды, в которых брали с собой запасы воды или пищи. Огромные шахты длиной более километра исследованы близ Красного Села в Белоруссии, широкие разработки горных пород открыты на Верхней Волге и в Новгородской области, в Польше, Словакии. К концу неолитической эпохи добыча качественного сырья и его обмен были широко распространены во многих районах.

В неолите, особенно в развитом и позднем, продолжается совершенствование охотничьего вооружения, рыболовных снастей и других орудий. Возросший объем деревообработки и горного дела требовал создания крупных орудий — очень широко распространяются топоры, тесла, долота, струги, кирки, кайла, молоты. В южных регионах получает дальнейшее развитие микролитическая техника: вкладыши использовались и для изготовления охотничьего вооружения, и для серпов и жатвенных ножей.

В более северных, лесных районах появляются крупные кремневые наконечники копий, продолжают существовать костяные кинжалы, снабженные кремневыми вкладышами. Кремневые наконечники стрел чрезвычайно разнообразны, особенно широко распространены листовидные бесчерешковые формы.

Кроме каменного сырья для изготовления необходимых вещей широко использовались и другие материалы, особенно кость и рог. Костяные орудия многочисленны и разнообразны, представлены устойчивыми типами изделий, изготовленных при помощи достаточно стандартных приемов обработки. Это и предметы охотничьего вооружения, рыболовная снасть, предметы утвари, мелкая пластика и украшения.

Охота, судя по обилию костных остатков диких животных на неолитических поселениях, была очень продуктивной. Главными предметами охотничьего вооружения были луки разных размеров, стрелы и копья. О луках неолита дают представление их находки в погребениях. При их изготовлении могли использоваться роговые накладки, которые придавали лукам дополнительную упругость и увеличивали ударную силу стрелы. В развитом и позднем неолите появляется много крупных каменных листовидных наконечников копий, а также наконечники из кости, что может свидетельствовать о том, что копья были весьма разнообразны. Кроме того, существовали разнообразные костяные наконечники стрел, среди которых известны специальные формы с тупым концом, предназначенные для охоты на мелкого пушного зверя. Несомненно, существовали различные ловушки, капканы, силки.

Неолитические изделия из кости и зубов животных: 1- гарпун; 2 — шило; 3, 4 — наконечники стрел; 5 — рыболовные крючки; 6 — подвески из зубов животных; 7 — резные подвески; 8 — подвеска из клыка кабана; 9 — гребень; 10 — флейта

Неолитические изделия из кости и зубов животных:
1- гарпун; 2 — шило; 3, 4 — наконечники стрел; 5 — рыболовные крючки; 6 — подвески из зубов животных; 7 — резные подвески; 8 — подвеска из клыка кабана; 9 — гребень; 10 — флейта

Значение рыболовства в неолите возрастает. Об этом свидетельствуют массовые находки орудий, связанных с этим видом хозяйственной деятельности. Следует отметить необычайно искусное изготовление рыболовецкой снасти — это сети, разнообразные крючки и гарпуны, верши, сложные конструкции для ловли рыбы (затоны). При раскопках стоянок Прибалтики и неолитического Севера обнаружены многочисленные плетеные и деревянные ловушки, применяемые при рыбной ловле, остатки рыболовных сетей и костяных игл для их вязания. Рыболовы Приангарья использовали крупные каменные грузила в виде рыб с двумя головами (так называемые янусовидные).

Ткачество получает в областях производящего хозяйства широкое распространение. Об этом говорят многочисленные находки грузиков для ткацких станов и пряслиц. Пряслица — маленькие круглые (кольцевидные) изделия из мягких пород камня, глины или других материалов, которые насаживались на веретено для придания ему устойчивости и равномерности вращения. Веретено использовалось для прядения и наматывания нитей, которые изготовлялись из растительных волокон, получаемых сначала из дикорастущих растений — крапивы, конопли и пр., а затем и из культивированных — клещевины, хлопка, в позднем неолите — и льна. Нити натягивались на примитивный ткацкий стан и закреплялись с помощью грузиков, простейшим челноком протягивались поперечные нити. Переход к созданию более плотного материала — текстиля был подготовлен всей предыдущей практикой, так как еще со времен палеолита люди использовали самые разные растительные материалы для плетения и вязания.

Керамическая посуда, одно из важнейших изобретений древнего человека, появляется и широко распространяется именно в неолитическую эпоху. Происхождение керамики невозможно связать с каким-то одним центром, по-видимому, это произошло независимо в ряде мест. Ее появление означало для неолитических обшеств переворот в способах приготовления пиши и хранения ее запасов.

Керамика повсеместно изготавливалась из керамического теста, основой которого служили местные глины. В него добавлялись различные примеси-отощители, которые предохраняли изделия от растрескивания при обжиге. Состав таких примесей был различен: это могли быть тальк, асбест, песок, толченая ракушка, дресва, различные растительные остатки. Разные примеси были характерны для определенных территорий и временных периодов. Использование определенных примесей становилось со временем местной культурной традицией. Следует подчеркнуть, что у земледельческих племен такой примесью обычно служила солома доместицированных злаков. После приготовления керамического теста (глина +
отощитель) начиналось ручное изготовление сосуда, в основном, двумя способами — выбиванием или при помощи техники налепа (ленточным способом). Последний способ состоял в последовательном прикреплении друг к другу, кольцами или по спирали, лент или жгутов-налепов, наращивавших высоту изделия. При достижении нужной формы изделие заглаживалось, орнаментировалось и обжигалось. Орнамент наносился при помощи разнообразных гребенчатых штампов, лопаточек, палочек, трубочек и пр. Кроме того, применялась роспись минеральными красками. Орнаментом, как правило, покрывалась внешняя поверхность сосуда целиком или частично, зонами, но иногда его элементы переходили и на внутреннюю поверхность. Как правило, орнамент подчеркивает верхнюю и наиболее выпуклую части сосуда, а также днище.

Проблема обжига — одна из самых важных при изготовлении керамики, так как для обжига высокого качества требуются высокие температуры и равномерный нагрев, чего достаточно трудно достичь при помощи обычного костра. Однако вся ранняя керамика обожжена именно на костре, и только в развитом и позднем неолите появляются примитивные гончарные горны. Керамика, сделанная на гончарном круге, появляется очень поздно, при переходе к энеолиту, и только в протогородских цивилизациях Переднего Востока или Египта.

Орнаментация керамической посуды — один из важнейших признаков, по которому производится различение археологических культур неолита, определение культурной принадлежности того или иного комплекса. По форме, технологии изготовления и орнаментации неолитические сосуды северных областей резко отличаются от сосудов южной зоны, заселенной земледельцами и скотоводами. Для орнаментации керамики лесной зоны характерны рельефные — прочерченные, накольчатые, вдавленные — орнаменты. На поселениях ранних земледельцев как правило присутствует расписная керамика. Однако эти различия не так четки в пограничных областях — вследствие культурных контактов или смешанности древнего населения.

Керамические орнаментальные мотивы и композиции являются ценным источником для изучения духовных представлений неолитического времени.

ДУХОВНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ. ПОГРЕБЕНИЯ.
ИСКУССТВО

Изменения в хозяйственной жизни общества в эпоху неолита привели к изменению мировоззренческих, духовных представлений, которые находят отражение в религиозных обрядах и верованиях, погребальной практике и в искусстве. Для неолитической эпохи, как и для всего каменного века, характерны представления, связанные с тотемизмом и анимизмом. Они выражались в различных культах сил природы, которые олицетворялись в образах всевозможных духов животного и растительного мира, небесных и земных стихий.

Погребения

Интересные данные для изучения духовной культуры неолитических общин дают могильники и отдельные погребения, которых известно для этого времени очень много. Для всей эпохи, но особенно для развитого и позднего неолита, следует отметить заметную, по сравнению с предыдущими эпохами, «стандартизацию» погребального обряда, которая выражается и в устойчивых формах погребальных сооружений, и в позах погребенных, и в наборах сопровождающего их инвентаря. По-видимому, это может свидетельствовать о наличии достаточно устойчивой системы представлений мировоззренческого порядка. Естественно, что они были различными у обществ, ведущих разную хозяйственную жизнь.

Погребения земледельцев, как правило, приурочены к жилым объектам, часто совершаются под полами жилищ, что указывает на наличие культа предков-покровителей, защитников общины. В силу небольших размеров жилищ такие погребения никогда не бывают массовыми. Подобные погребения известны практически у всех древних земледельцев — в Месопотамии и Анатолии, на Балканах и в Средней Азии, в Центральной и Юго-Восточной Европе. Позы погребенных чаще всего могут быть описаны как положение спящего на боку человека. Степень скорченности скелета и положение рук, так же как и состав сопутствующего инвентаря, который почти всегда состоит из керамических сосудов и украшений, могут незначительно варьироваться. Анализ большого количества погребений не позволяет говорить о существовании имущественного неравенства, лишь в позднем неолите появляются редкие погребения с «богатым» инвентарем. Можно предположить, что это явление связано с выделением каких-то социально значимых членов коллектива — вождей, служителей культов и т.п.

Погребальные памятники степной и лесостепной зоны Восточной Европы представлены могильниками днепро-донецкой культуры (см. ниже), так называемыми могильниками мариупольского типа (хотя сам Мариупольский могильник относится уже к энеолиту). Эти большие, видимо, родовые могильники представляют собой сооружения в виде длинных траншей, в которых, иногда в несколько слоев, было погребено до сотни людей, лежащих вытянуто на спине. Погребенные были засыпаны ярко-красной охрой. В сопутствующем инвентаре присутствует множество украшений в виде бус из пластинок перламутра, костяные украшения, шлифованные топорики и тесла. Возможно, что над такими погребальными комплексами существовали надмогильные сооружения из дерева, тростника или других растительных материалов.

Погребения охотников—рыболовов—собирателей лесной зоны делятся на две группы: это индивидуальные погребения, совершенные на стоянках, и могильники, вынесенные за их пределы. Наиболее известными могильниками являются Сахтыш, Тамула, Звийеники в лесной зоне. Значительно чаще и повсеместно в этой зоне встречаются отдельные захоронения. Погребальный обряд лесных охотников-рыболовов, оставивших разные археологические культуры, достаточно сходен — это трупоположения в грунтовых ямах, где позы погребенных варьируются от выпрямленных до скорченных. Погребальный инвентарь немногочислен, это каменные и костяные орудия труда и охотничье вооружение, украшения из раковин или сверленых клыков зверей, изредка встречаются мелкие зооморфные фигурки из различных материалов. Оружие и украшения клались и в мужские, и в женские погребения. Находки керамики чрезвычайно редки. Следует отметить, что исследование большого количества неолитических погребений лесной зоны позволяет сказать, что более многочисленный инвентарь обнаружен в погребениях людей среднего возраста, как мужчин, так и женщин, погребения других возрастных групп более бедные. Видимо, именно эта возрастная группа имела максимально важное значение в жизни социума, что и нашло отражение в погребальном обряде.

Искусство неолита

Многочисленные памятники искусства эпохи неолита позволяют проследить определенные особенности в мировоззренческих представлениях населения различных географических зон и регионов.

В южных областях, там, где жили племена, уже перешедшие к производящим формам хозяйства, были в большей степени распространены культы плодородия, имеющие генетическую связь с материнско-родовым почитанием хозяек и охранительниц домашнего очага, матерей-прародительниц, известным еще в палеолите. Правда, в неолитической мелкой пластике образ женщины претерпевает сильные изменения, становясь все более схематичным и даже абстрактным. Женские статуэтки южноевропейских земледельческих культур крайне упрощены и часто выглядят как стерженьки, на которые нанесены символические знаки пола.

Связанными с культами плодородия следует считать и солярные (солнечные) культы, которые были особенно важны для земледельцев, так как хозяйственно-календарный цикл их работ был приурочен к годовому циклу движения солнца. Об их наличии говорят многочисленные солярные знаки, изображения солнечной ладьи, странствующей по морю, сюжеты, известные по более поздним мифам, о борьбе солнца с чудовищами. Многие из этих образов и символов встречаются и на памятниках изобразительного искусства лесной зоны. Исследователи считают, что это результат межкультурных обменов и влияний.

Некоторые мифологические мотивы, известные нам по древним письменным и этнографическим источникам, в основе своей восходят к первобытной эпохе, что подтверждается сходством и повторяемостью некоторых сюжетов и образов.

Искусство неолитических земледельческих племен представлено небольшим числом образцов, среди которых выделяется монументальная живопись, мелкая пластика и прикладное искусство.

Изображения человека (1-8) и животных (9-17) в неолите (1, 2, 11, 13, 15, 16—кость; 4, 5, 10, 14— кремень; 3, 12— дерево; 6, 7, 9— изображения на керамических сосудах; 17— камень)

Изображения человека (1-8) и животных (9-17) в неолите (1, 2, 11, 13, 15, 16—кость; 4, 5, 10, 14— кремень; 3, 12— дерево; 6, 7, 9— изображения на керамических сосудах;
17— камень)

Среди памятников наскальной живописи хорошо известны росписи в ущелье Зараут-Сай на юге Узбекистана. Рисунки Зараут-Сая выполнены охрой. На крупных каменных глыбах в небольших углублениях изображены сцены охоты с собаками на быков, джейранов, козлов, кабанов. Охотники вооружены луками, топорами и бумерангами. Одним из наиболее интересных сюжетов являются изображения людей, видимо, тоже охотников, в необычной одежде — широких конусовидных накидках и «страусовых» масках. Изображения людей в звериных или птичьих масках имеются и в других районах Средней Азии (см. рис. на с. 101).

Тысячи изображений, вырезанных на камне и окрашенных охрой, обнаружены в гротах холма Каменная Могила в Приазовье. На потолках гротов сохранилось множество изображений быков, оленей, хищников, изредка людей и следов человеческих ног. С ними соседствуют геометрические узоры и солярные знаки. Как и Зараут-Сай, Каменная Могила была древним святилищем, существовавшим на протяжении многих тысячелетий от мезолита до бронзы.

Мелкая пластика земледельцев представлена на ряде поселений Переднего Востока, на Балканах, в Средней Азии. Очень показательны в этом смысле глиняные статуэтки джейтунской культуры, которые сделаны как из обожженной, так и необожженной глины. Некрупные фигурки животных и людей довольно схематичны. Часто находят только фрагменты — головы или торсы статуэток. Нередко они имеют отверстия и углубления, сделанные острым предметом, — возможно, что это следы магических обрядов.

Мировоззренческие представления охотников-рыболовов и собирателей лесной зоны, судя по памятникам искусства, были иными. Многочисленные и разнообразные изображения животных были, по-видимому, связаны с обрядами охотничьей магии. Образцы монументального искусства, вероятно, были приурочены к особо почитаемым местам, предметы мелкой пластики могли служить амулетами-оберегами. Судя по изображениям, наиболее почитаемыми были самые крупные животные — лось и медведь, а также водоплавающая птица.

Наскальная живопись и гравировка неолитических племен Северной Евразии представлена многочисленными группами изображений, часто называемых писаницами или петроглифами, которые располагались на скальных поверхностях берегов рек и водоемов. Широко известны такие памятники на побережьях Скандинавии, Карелии, Белого моря, Онежского озера, в долине рек Лена, Ангара, Томь (древнейший пласт изображений), в Приамурье (см. рис. на с. 101). Иногда вместе с животным изображались фантастические существа, по-видимому, духи — покровители охоты или хозяева зверей.

Ангарские и Ленские писаницы представляют замечательные изображения лосей. Томские писаницы выбиты или вырезаны на гладких камнях у самого берега р. Томь. Более древняя часть изображений, первоначально выбитая точечным способом (пикетаж), позже была усилена и заново прочерчена линиями. Среди древнейших изображений выделяются фигурки «танцующих» человечков: люди с широко расставленными и согнутыми в коленях ногами как бы приседают в танце. Наряду с фигурами людей на камнях видны контуры человеческих ступней и геометрических фигур.

Блистательным образцом монументального наскального искусства неолита могут считаться петроглифы Белого моря и Онежского озера, дающие представление о сложном ментальном мире их создателей. Они располагаются на прибрежных плитах и валунах, иногда группируясь в композиции.

Петроглифы, включающие сотни изображений, представляют сцены сухопутной и морской охоты, образы реальных животных, водоплавающих птиц, рыб, а также фантастических существ и абстрактные символы. Очень выразительны фигуры лыжников, преследующих добычу, или охотников, плывущих в большой лодке и загарпунивших крупную рыбу. Известны изображения лосей, водоплавающих птиц (лебедя), рыб, выполненные в лаконичной реалистической манере. Фантастические существа антропоморфны, возможно, они изображают каких-то божеств или духов — покровителей и хозяев животных. Выразительным примером таких изображений может служить двухметровая фигура «беса» с Бесова мыса на Онежском озере.

Мелкая пластика представлена во всей лесной зоне Евразии зооморфными и антропоморфными изображениями, сделанными из кремня, глины, кости, рога, дерева, янтаря.
Зооморфные изображения более многочисленны, среди них — изображения лося, медведя, бобра, куницы, лисы, рыб и змей, однако существенно преобладают разнообразные птицы, как боровые, так и водоплавающие. Фигурки водоплавающих птиц особенно распространены, что, возможно, служит отражением их важного промыслового значения для населения лесной зоны. Известны деревянные черпаки с рукояткой, являющиеся изображением птицы. Образ водоплавающей птицы становился сюжетом не только мелкой пластики, на поздних этапах культур с гребенчато-ямочной керамикой встречаются сосуды, украшенные фризом из вереницы уточек.

Изображения головы лося — один из распространенных мотивов оформления наверший. Изображения медведя относительно редки. Удивительно художественна и выразительна каменная (песчаник) фигурка медведя из западносибирского поздненеолитического Самусьского могильника. Медведь стоит, сложив на груди передние лапы, морда выполнена рельефно.

Антропоморфные изображения, как правило, очень схематичны, черты лица, детали фигуры обозначены весьма условно.

Мелкая пластика обнаружена и в культурных слоях поселений, и в погребениях, что, вероятно, свидетельствует о ее разнообразном использовании и в качестве культовых предметов, и как украшений и амулетов.
Прикладное искусство неолита представлено богатейшим массивом орнаментов, нанесенных в основном на керамику, а также на костяные и деревянные изделия.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ НЕОЛИТА ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ, СРЕДНЕЙ АЗИИ, СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

В эпоху неолита природные особенности окружающей среды каждого региона определяли структуру хозяйства и опосредованно влияли на материальную и духовную культуру населения.

Общие хронологические рамки неолита Восточной Европы, Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока определяются по-разному: в южных степях и лесостепях — с конца VII-VI по IV тыс. до н.э., в некоторых районах Средней Азии — с VII по IV тыс. до н.э., в лесной зоне — с рубежа VI-V по III тыс. до н.э., а в некоторых районах Крайнего Севера России — с IV до II тыс. до н.э.

Выделяются ранний, развитой и поздний этапы неолита. Материальная культура раннего неолита в целом близка к культуре мезолита, а поздненеолитическая во многом близка к эпохе раннего металла. Часто одни и те же культуры разные исследователи относят то к позднему неолиту, то к энеолиту, а иногда даже к ранней бронзе.

Археологические культуры в неолите выделяются повсеместно и часто объединяются благодаря сходным чертам в культурные общности или области. Некоторые исследователи предполагают развитие автохтонных археологических культур в пределах одного региона на протяжении нескольких эпох — от мезолита до бронзы. Другие ученые при решении вопросов этногенеза в неолите придают большее значение миграционным процессам.

В неолитическую эпоху на рассматриваемой территории сложились две большие хозяйственные зоны: область культур, которые в той или иной степени освоили способы производящего хозяйства, и обширная область культур лесной зоны с исключительно присваивающим хозяйством.

Зона производящей экономики располагалась в Средней Азии, а также в степных, лесостепных и предгорных районах на обширной территории от долины р. Буг до Поволжья и восточнее — до степей Приаралья. Районы, население которых уже в неолите занималось преимущественно земледелием, были очень небольшими — все они относятся к северной периферии центров производящего хозяйства, которые сложились на Ближнем Востоке и в Южной Европе. Наиболее яркими земледельческими культурами являются джейтунская и культура линейно-ленточной керамики. Ареал этих культур приурочен к районам, наиболее пригодным для земледелия по климатическим, гидрологическим и почвенным характеристикам.

Гораздо шире распространены племена, знавшие скотоводство, поскольку обширная зона степей и лесостепей предоставляла для этого широкие возможности. Носители буго-днестровской, горно-крымской, сероглазовской, днепро-донецкой, среднедонской, ракушечноярской, гиссарской, келmтеминарской культур занимались скотоводством в той или иной степени.

Юго-запад Восточной Европы

Племена, жившие на юго-западе Восточной Европы (Молдавия, часть Правобережной Украины) и уже освоившие земледелие и животноводство в эпоху неолита, являлись периферией ярких земледельческих культур Южной и Центральной Европы, сложившихся там в VI-V тыс. до н.э. Эти племена, в свою очередь, оказывали определенное влияние на своих северных соседей, населявших территорию современной России. В Буго-Днестровском междуречье выделяются две культуры: буго-днестровская и культура линейно-ленточной керамики.

Керамика неолитических культур юга европейской части России: 1-4— буго-днестровская кулыура; 5-8— культура линейно-ленточной керамики; 9-12 — днепро-донецкая культура

Керамика неолитических культур юга европейской части России:
1-4— буго-днестровская кулыура; 5-8— культура линейно-ленточной керамики; 9-12 — днепро-донецкая культура

Материалы обеих культур отражают постепенный переход к производящим видам хозяйства — земледелию и скотоводству, при сохранении значения охоты и рыболовства.

Культура линейно-ленточной керамики, конец Vl-V тыс. до н.э. Хозяйство этой культуры базировалось на примитивном земледелии и придомном скотоводстве. Сеяли два вида пшеницы, просо и горох. Жатва производилась серпами: они имели изогнутую рукоять из дерева или рога, в
которую закреплялись кремневые пластинки-вкладыши. Разводили преимущественно крупный рогатый скот, свиней. Кроме того, велась охота на крупных копытных, видимо, существовало и собирательство.

Освоение больших территорий носителями этой культуры, по-видимому, связано с примитивным мотыжным земледелием. Подобный способ выращивания злаков приводил к быстрому истощению земли и необходимости переселяться на новые территории. Возможно, что поселения существовали всего по 10-12 лет. Постройки состояли из деревянного каркаса, обмазанного глиной с соломой. На земляном полу встречаются остатки очагов и небольших хозяйственных ям.

Культура линейно-ленточной керамики получила свое название из-за способа орнаментации сосудов. На ранней ее стадии керамика во многом сходна с ранненеолитической посудой Центральной Европы. Сосуды толстостенны, часто украшены прочерченными спиралями из одной, двух или трех параллельных линий. Следующий этап развития культуры характеризуется распространением керамики с так называемым «нотным» орнаментом, образованным сочетанием тонких параллельных линий и ямочных вдавлений, напоминающим нотную запись. В керамическом тесте обильны растительные примеси.

Орудия труда изготавливались из кремня, рога, кости, дерева, их делали почти в каждом жилище. Большая часть орудий представлена скребками и вкладышами для серпов, меньше ножей, резцов и сверел, встречаются рубяшие орудия.

Могильников найдено немного. Известны отдельные погребения на поселениях. Умерших хоронили в скорченном положении на боку, иногда подсыпая охру, в могилу ставили посуду с жертвенной пищей, клали орудия из кремня, украшения из раковин и зубов животных.

Буго-днестровская культура, VI-V тыс. до н.э. Эта культура сложилась на местной основе и была распространена на территории всего Буго-Днестровского междуречья. Она соседствовала с сурской и днепро-донецкой культурами на севере и культурой линейно-ленточной керамики на западе.

На ранних стадиях ее развития в комплексном хозяйстве превалируют охота и рыболовство, на следующих появляются земледелие и скотоводство. Удельный вес земледелия был невелик, животноводство находилось в начальной стадии развития. Роль охоты и рыболовства на всем протяжении существования этой культуры была значительной — добывались благородный олень, косуля, кабан; обилие рыбы зафиксировано многочисленными костными остатками в культурных слоях поселений. Дома, по-видимому, были наземными или слегка углубленными, с внутренними очагами, их площадь — от 12 до 30 кв. м.

Орудия труда, изготовленные в основном из кремня, представлены скребками, резцами, вкладышами для охотничьего вооружения.

Керамика достаточно разнообразна, существуют плоскодонные и круглодонные формы. Для керамического теста характерна примесь травы, песка и толченых раковин. Сосуды почти полностью покрыты орнаментом из врезанных линий, оттисков штампов или пальцевых зашипов.

Юг Восточной Европы

В степной и лесостепной зоне между Днепром и Волгой на местной мезолитической основе сложился ряд культур, характеризующихся большим сходством в хозяйстве и темпах развития. Основным занятием населения в неолите здесь были охота и рыболовство, земледелие было развито очень слабо, а скотоводство в некоторых районах получило развитие только к концу неолита. Кроме того, их всех объединяет микролитический характер кремневого инвентаря и некоторые общие черты в оформлении керамики.

Археологические культуры этого региона можно разделить на две группы: в первую входят сурская и горнокрымская культуры, во вторую — днепро-донецкая культурная общность, ракушечноярская, среднедонская, сероглазовская, самарская, волго-уральская культуры. Все они могут быть датированы VII/VI-V/IV тыс. до н.э., однако первая группа более архаична.

Основным занятием населения первой группы культур были охота и рыболовство, хотя и имеются редкие данные о наличии скотоводства. Керамика представлена остродонными сосудами с S-видным профилем, которые декорированы бедно или совсем не орнаментированы. Кремневые орудия изготовлены на пластинах и имеют микролитический облик. Могильники этих культур не найдены.

Носители второй группы культур также занималось охотой, рыболовством и скотоводством, но удельный вес скотоводства в их хозяйстве, особенно в некоторых культурах, был значительно выше.

Формы сосудов более разнообразны, появляются плоскодонные формы, нет сосудов с S-видным профилем, сосуды богато орнаментированы разнообразными [ребенчатыми отпечатками и школами. Каждая из культур имеет своеобразный орнамент. Гребенчатая орнаментация (штамп — гребешок, линия непрерывна) в целом более характерна для районов Днепра, Северского Донца, а накольчатая (штамп — заостренная палочка, линия прерывиста) — для районов Прикаспия, Дона и Нижней Волги.

Кремневый инвентарь на ранних этапах имеет микролитический облик, в качестве заготовки для орудий используются небольшие пластины. На поздних этапах уже много более крупных орудий, изготовленных на отщепах.
Хорошо изучены погребальные памятники этих культур: могильник у села Съезжее, Никольский, Александрия и др. В основном погребальный обряд представлен трупоположениями, вытянугыми на спине и обильно окрашенными охрой. Встречаются коллективные погребения.

Обе группы культур отражают постепенный переход неолитических племен к скотоводству в условиях степей и лесостепей. Наиболее показательной для этого региона является днепро-донецкая культурная общность VII-IV тыс. до н.э.

Она сменила племена носителей сурской культуры в лесостепных районах Поднепровья и Подонья. Сходство локальных вариантов и типов памятников, входящих в эту общность, было обусловлено сходством природного окружения, хозяйства и происхождения. На раннем этапе существования днепро-донецкой культурной общности это внутреннее сходство выражено гораздо сильнее, чем на позднем, когда контакты с населением сопредельных территорий стали многочисленней и разнообразней. Подобные контакты, как правило, приводят к ряду культурных заимствований, что находит отражение в появлении новых черт в каменных и керамических комплексах.

Днепро-донецкая керамика раннего периода с примесью органики в тесте характеризуется плохим обжигом. Форма сосудов остродонная, слабопрофилированная. Сосуды орнаментированы рядами гребенчатых оттисков и прочерченных линий. На более поздних этапах развития культуры усложняется профилировка сосудов, появляются плоскодонные формы, в глиняное тесто добавляется дресва, орнаментация сосудов усложняется.

Кремневые орудия на раннем этапе изготавливались на пластинах, а на поздних этапах — на отщепах. Набор орудий характерен для охотников и рыболовов — это скребки, резцы, ножи, рубящие орудия и наконечники стрел и копий, разнообразные вкладыши охотничьего вооружения.

Известно более 20 могильников мариупольского типа, которые ряд исследователей связывают с носителями днепро-донецкой культурной общности. Ранняя группа этих могильников датируется концом VII-VI тыс. до н.э., поздние — V тыс. до н.э. Погребальный обряд сходен — это трупоположения, вытянутые на спине, сопровождающиеся многочисленными украшениями и засыпанные красной охрой. Нередко коллективные усыпальницы представляли собой длинную траншею, в которых лежали десятки погребенных.

Хозяйство днепро-донецких племен базировалось на охоте и рыболовстве, но было известно и примитивное скотоводство. На поздних этапах кости домашних животных уже преобладают.
На памятниках ракушечноярской, среднедонской и сероглазовской культур представлены костные остатки домашних животных — крупного и мелкого рогатого скота, свиней, лошадей.

Появление в этом регионе древнейших культур энеолита относится ко второй половине VI тыс. до н.э.; затем в течение долгого времени неолитические и раннеэнеолитические культуры сосуществуют здесь, развиваясь параллельно, вплоть до появления древнейших культур эпохи бронзы на рубеже IV и III тыс. до н.э.

Средняя Азия и Казахстан

Неравномерность культурного развития отчетливо выражена в неолите Средней Азии. Обычно выделяют три основных его области: джейтунскую культуру в юго-западной Туркмении, гиссарскую культуру в Таджикистане и кельтеминарскую культурную общность на территории Туркмении, Узбекистана и отчасти Казахстана. Наиболее показательными являются джейтунская культура и кельтеминарская культурная общность.

Джейтунская культура, вторая половина VII-VI тыс. до н.э. Во второй половине VII тыс. до н.э. в юго-западной Туркмении, в предгорьях Копет-дага, складывается земледельческая культура, получившая по наиболее полно исследованному памятнику название джейтунской. Будучи одной из древнейших культур неолита на рассматриваемой территории, она занимает северо-восточную окраину обширной зоны древнеземледельческих культур Ближнего Востока. Сходство памятников джейтунской культуры с поселениями Малой Азии и Ближнего Востока объясняется общностью генезиса, форм хозяйства, природного окружения, а также, возможно, наличием культурных контактов.

Экономический уклад джейтунцев сочетал в себе такие прогрессивные явления, как земледелие и скотоводство, и традиционную охоту. Развитие поливного земледелия (а оно требует создания хотя бы простейшей оросительной системы) явилось причиной прочной оседлости неселения. Основу хозяйства составляло выращивание злаков — ячменя и различных видов пшеницы. На ранних этапах джейтунской культуры основным источником мясной пищи служила охота на безоарового козла, джейрана и кабана. Изредка встречаются кости домашней козы. Однако на поздних поселениях джейтунцев кости домашних животных преобладают, причем в состав стада входит уже и крупный рогатый скот.

Небольшие поселки состояли из домов, построенных из глиняных блоков. Дома имели прямоугольную форму, дверные проемы были узкими. Пол покрывался толстой глиняной обмазкой, иногда на ней обнаруживаются следы красноватой или черной окраски. В каждом доме имелся очаг, а напротив очага в стене была сделана небольшая ниша. Около домов находились хозяйственные постройки и дворики, окруженные глинобитными (каркас обмазан жидкой глиной) оградами. Именно к джейтунскому времени восходит широко распространенная в Средней Азии традиция строительства из сырцового (необожженного) кирпича.

При раскопках Джейтуна были обнаружены остатки 29 домов, в которых предположительно могли жить около 180 человек. На других, менее крупных поселениях (Чагыллы-депе, Чопан-депе) проживало не более 70 человек.

На местах джейтунских поселений обнаружены погребения, совершенные под полами домов или во двориках, что типично для ранних оседлых земледельцев. Для погребального обряда характерно как скорченное, так и вытянутое положение покойного.

Керамика Джейтуна — один из древнейших керамических комплексов Средней Азии. Сосуды сформованы вручную, в технике ленточного налепа, они разнообразны по форме, стенки тщательно заглажены, обжиг — сильный, произведенный в примитивных горнах или печах. Небольшую часть посуды составляют изделия с росписью. Ее мотивы — вертикальные струйчатые линии, иногда переплетающиеся с горизонтальными, или горизонтальные пояса, составленные из вертикальных рядов скобочек или треугольников. Вероятно, расписная посуда использовалась джейтунцами в особых случаях — торжественных или ритуальных.

На памятниках встречаются зооморфные и антропоморфные статуэтки из обожженной и необожженной тины.

Орудия труда изготавливались из кремневых пластин. Основные категории орудий — вкладыши жатвенных ножей и серпов, скребки, скобели, наконечники стрел, геометрические микролиты. Есть шлифованные топорики и тесла из других пород камня.

Кельтеминарская культурно-историческая общность, VII-IV тыс. до н.э. Племена этой культурно-исторической общности занимали огромную территорию ныне пустынных равнин Средней Азии в междуречье Амударьи и Сырдарьи, в западном Казахстане и восточном Прикаспии. Естественно, что на таком широком пространстве не наблюдается полного единообразия культуры, однако все ее варианты демонстрируют сходство каменных орудий, форм и орнаментации керамики и украшений.

Следует подчеркнуть, что в этот период все эти пространства были обводнены, покрыты богатой растительностью и предоставляли прекрасные условия для жизни неолитического человека. В древесных зарослях по берегам рек и в разнотравных степях водилась многочисленная и разнообразная дичь, реки изобиловали рыбой.

Огромную роль в комплексном хозяйстве играли охота и рыболовство, о чем говорят многочисленные находки костей быка, благородного оленя, кабана, кулана, джейрана и разнообразных рыб. Находки раковин моллюсков и яичной скорлупы указывают на наличие собирательства. Однако уже на ранних стадиях существования культуры присутствует скотоводство, о чем свидетельствуют находки костей домашних животных.

Кельтеминарские стоянки представляют собой в большинстве случаев кратковременные стойбища. Жилища, исследованные на стоянках Кават и Джанбас-кала IV, представляют собой округлые наземные или слегка углубленные шалашеобразные постройки с очагами в центре, иногда очень больших размеров (около 200 кв. м). Глинобитное строительство отсутствует.

В кельтеминарской общности керамика появляется на рубеже VII и VI тыс. до н.э. Наряду с джейтунской, это древнейшая в Средней Азии обожженная посуда. Все кельтеминарские сосуды вылеплены от руки и обожжены на костре. Керамические сосуды различны по форме — это полусферические чаши, шаровидные или яйцевидные с высоким цилиндрическим горлом, изредка встречаются плоскодонные формы. Керамика украшалась нарезным и штампованным орнаментом, роспись редка.

Для изготовления каменных орудий кельтеминарцы использовали кремень, добываемый в шахтах. Кроме того, кельтеминарцы освоили добычу бирюзы, разработки которой находились в горах Султануиздага.

Кремневые орудия изготовлены на некрупных пластинах, основные типы — скребки, ножи на пластинах, разнообразные геометрические микролиты, на позднем этапе появляются наконечники стрел с двусторонней обработкой. Из плотного песчаника изготовлялись терки и грузила для сетей. Известны также топоры-тесла из шлифованного камня и костяные наконечники.

  Керамика неолита Средней Азии: 1 — джейтунская культура; 2 — кельтеминарская культура


Керамика неолита Средней Азии:
1 — джейтунская культура; 2 — кельтеминарская культура

В степных районах Казахстана в неолите происходили процессы, сходные с теми, которые шли в Прикаспии и на Дону. Для неолитических культур этого района характерно сочетание присваивающей и производящей экономики. Огромные территории исследованы крайне неравномерно, и большая часть Казахстанских степей обследована недостаточно.

Исследователи отмечают большое разнообразие неолитических памятников Казахстана. Так, если в южных районах прослеживается больше сходства с кельтеминарской культурной общностью, то в северных — с культурами Зауралья и Западной Сибири. Это выражается как в орнаментации сосудов, так и в характере каменного инвентаря.

Кавказ. Материалы по неолиту Кавказа очень отрывочны, несмотря на многолетние обследования этой территории и обилие памятников предшествующих и последующих эпох. Несмотря на близость к центрам древнейших цивилизаций, здесь не произошло формирования развитых неолитических культур. Малочисленность достоверно датированных памятников сильно осложняет сопоставление имеющихся материалов.

На территории Кавказа выявлена серия пещерных стоянок и долговременных поселений, для которых характерно сочетание кремневых и обсидиановых орудий микролитических типов, весьма близких к мезолитическим. Кроме того, встречены шлифованные клиновидные топоры и весьма примитивная керамика. Некоторые из этих поселений свидетельствуют о знакомстве их обитателей со скотоводством и земледелием уже в начале VI тыс. до н.э., еще до появления в Закавказье энеолитических культур переднеазиатского типа с глинобитной архитектурой и развитым производящим хозяйством.

Лесная зона Восточной Европы

Практически по всей территории лесной зоны на протяжении неолитической эпохи сохранялось хозяйство присваивающего типа. Это отчасти объясняется спецификой природных условий, которые в избытке обеспечивали немногочисленное население продуктами питания, не стимулируя тем самым перехода к новым формам хозяйства.

При благоприятных природных условиях даже в раннем неолите существовали довольно большие поселения, на которых могло жить до 100 человек. В позднем неолите намечаются и определенные изменения в социальной структуре общества, что прослеживается в основном на материалах погребального обряда. В лесной зоне Восточной Европы и Восточной Сибири известны большие некрополи.

Основой экономики на протяжении почти всей эпохи неолита на территории Северной Евразии были охота, рыболовство и собирательство, морской промысел, который имел большое значение для жителей побережий морей и крупных озер. Наскальные изображения на берегу Белого моря в Залавруге дают представления о характере охоты на морского зверя — петроглифы изображают охотников, стоящих и сидящих в лодке, в руках у одного из них гарпун, уже вонзившийся в тело крупного морского зверя (см. рис. на с. 101).

Первые признаки появления производящего хозяйства в лесной зоне прослеживаются только в развитом неолите. Исследования последних лет позволяют говорить о существовании одомашненных животных у населения на южных окраинах лесной зоны, на границе с лесостепью. Однако единственно достоверно одомашненное животное эпохи неолита в лесной зоне — собака.

Неолитические культуры различных регионов северной Евразии изучены очень неравномерно — наиболее полные представления имеются о центре европейской части России и некоторых регионах Сибири. На некоторых территориях, особенно на Севере, археологический материал неолита трудноотличим от материала памятников раннего металла, за исключением собственно металлических предметов, поэтому вопросы культурной хронологии часто дискуссионны.

Европейская часть лесной зоны. К раннему неолиту на территории европейской части России относят культуры: раннюю валдайскую, верхневолжскую, сперрингс, нарвскую, неманскую, сертейскую, руднянскую, среднедонскую, ранний этап деснинской культуры, ранние этапы волго-камской культуры. Наиболее древними являются верхневолжские, среднедонские и деснинские памятники, возникновение которых, вероятно, относится к рубежу VI-V тыс. до н.э., время их распространения — V-IV тыс. до н.э.

В материальной культуре носителей ранненеолитических культур было много общего: небольшие стоянки располагались по берегам озер и небольших рек. Как правило, на поселении было несколько жилищ, но существовали и кратковременные промысловые стойбища с легкими шалашеобразными конструкциями. Жилища этого периода представлены наземными формами и полуземлянками, с каркасом из жердей, обтянутых шкурами, в плане округлыми или четырехугольными.

Керамика широко встречается на поселениях лесного неолита. Самыми распространенными типами сосудов были круглодонные и остродонные, вся внешняя поверхность или ее верхняя часть была орнаментирована. Орнаментация накольчатая, ямочная, гребенчатая. Согласно ранним типологическим схемам, широко принятым в археологической науке, круглодонная посуда предшествовала плоскодонной. Однако современные исследования показывают, что это справедливо не для всех археологических культур; так, в ряде наиболее ранних культур, например нарвской, есть плоскодонные формы сосудов.

Основные типы охотничьего вооружения представлены многочисленными и разнообразными некрупными кремневыми и костяными наконечниками стрел, которые имели листовидную, треугольную или ромбическую форму. Наконечники копий чаще всего повторяют формы наконечников стрел, хотя преобладают листовидные.

Каменный инвентарь часто близок мезолитическому, однако при его изготовлении в большем объеме использовалась струйчатая ретушь, пиление и шлифование. Широко распространены скребки, среди которых появляются новые формы — скребки четырехугольных очертаний, обработанные ретушью по трем, а иногда и по четырем сторонам, округлые или совсем круглые, обработанные по периметру. Часто встречаются разнообразные ножи, проколки, резчики. Резцы распространены на относительно узкой территории, включающей Верхнее Поволжье, Верхнее и Среднее Поднспровье, Южное Приуралье. Могильники крайне редки.

Ранненеолитические культуры лесной зоны очень незначительно отличаются от мезолитических. Единственное существенное отличие — находки керамических сосудов разных размеров, в которых варили пищу и хранили запасы. Близость к мезолиту в материальной культуре ранненеолитического населения объясняется в некоторых случаях преемственностью традиций (многие исследователи указывают на связь верхневолжской культуры с бутовской), отсутствием скачкообразных изменений в хозяйстве и сходством природного окружения.

Северо-западные области (Эстония, Латвия, часть Литвы и Ленинградской области) занимали племена нарвской и неманской культур (V-IV тыс. до н.э.). Как уже говорилось выше, отсутствие месторождений высококачественного кремня способствовало широкому использованию костяных орудий и развитию стандартных приемов их изготовления. Хороший кремень импортировался из более южных районов, и, напротив, прекрасный прибалтийский янтарь экспортировался в другие области.

Стоянки развитого и позднего неолита отличаются от ранненеолитических большой плошадью, более мощным культурным слоем, обилием керамических сосудов, остатками больших жилищ и значительным количеством могильников. Все это говорит о стабильности присваивающего хозяйства и его эффективности — возрастает численность населения и его оседлость.

Значительную роль в формировании развитого и позднего лесного неолита сыграли племена, которые украшали свою керамику ямочно-гребенчатым орнаментом. Они представлены рядом археологических культур и их локальных вариантов. Однако до сих пор многие из вопросов, связанных с их происхождением, определением критериев для выделения локальных вариантов, хронологией, остаются дискуссионными.

Неолитические культуры с ямочно гребенчатой керамикой, рубеж VI- III тыс. до н.э. Основной территорией формирования этих культур было, по мнению большинства исследователей, Волго-Окское междуречье и Верхнее Поволжье, откуда впоследствии началось их широкое распространение на север, северо-восток, восток и в меньшей степени на запад. Почти все культуры, входящие в круг культур ямочно-гребенчатой керамики (льяловская, балахнинская, карельская, каргопольская, печеро-двинская, прибалтийская), а также те, что испытали их значительное влияние на втором этапе своего развития (деснинская, верхнеднепровская, мсгинская, валдайская), обладают рядом общих черт.

Для них характерны достаточно крупные поселения поблизости от воды. Площадь жилищ — от 20 до 50 кв. м. На таком поселении, в зависимости от сезона, могло жить приблизительно 15-40 человек. Каменный инвентарь характерен для времени развитого и позднего неолита. На поселениях много орудий — скребки, ножи, резцы, двусторонне обработанные наконечники стрел и копий листовидной и других форм, сверла, топоры, тесла, есть орудия из кости и рога. Керамической посуды много, это крупные и средних размеров сосуды, округлодонные, с прямыми стенками. Орнамент покрывает всю поверхность сосудов, он всегда зональный и состоит из сочетаний конических ямок, сделанных белемнитами, и отпечатков гребенчатого штампа. Встречаются и другие виды орнамента — полулунные и ногтевые вдавления. Локальные варианты этих культур часто выделяются по особенностям орнаментации.

В III тыс. до н.э. появляется культура так называемой гребенчато-ямочной керамики, близкая к культурам ямочно-гребенчатой керамики и распространившаяся в северной части ее ареала.

Керамика неолитических культур лесной зоны: 1,2 — верхневолжская культура; 3, 4 — культура сперрингс; 5, 6 — льяловская культура; 7-9 — нарвская культура; 10-13 — волосовская культура

Керамика неолитических культур лесной зоны:
1,2 — верхневолжская культура; 3, 4 — культура сперрингс; 5, 6 — льяловская культура; 7-9 — нарвская культура; 10-13 — волосовская культура

Найден ряд могильников — Караваиха, Сахтышские могильники, Языкове. Все они характеризуются сходным погребальным обрядом — как правило, это трупоположения, вытянутые на спине, сопровождаемые иногда украшениями (сланцевыми подвесками, просверленными зубами промысловых животных) и немногочисленными орудиями труда, оружием. Иногда в культурном слое поселений, особенно в северных районах распространения ямочно-гребенчатой и гребенчато-ямочной культурной общности, находят эмбрионовидные глиняные антропоморфные фигурки, разнообразные зооморфные изображения и фигурки водоплавающих птиц и изображения их на керамике.

Большая часть ученых считает, что племена — носители этих культур принадлежали к древнейшему финно-угорскому населению лесной зоны Восточной Европы.

В конце позднего неолита в Волго-Окском междуречье возникает волосовская культура (вторая четверть III — первая четверть II тыс. до н.э.), которая впоследствии распространяется на обширной территории от Прибалтики до Среднего Поволжья и сменяет ряд культур ямочно-гребенчатой общности. Материалы волосовской культуры очень ярко характеризуют поздний неолит, его финал и переход к энеолиту, так как на ее поздних памятниках появляются медные изделия.

Для волосовской культуры характерны долговременные поселения, расположенные у самой воды. Жилища — прямоугольные, углубленные в землю, были построены из дерева и имели срубную или столбовую конструкцию. Площадь жилищ варьирует от 60 до 120 кв.м, в средней части располагались очаги, обмазанные глиной. На поселениях известны находки от 5 до 17 таких жилищ, которые были связаны крытыми переходами.

Присваивающее хозяйство волосовских племен характеризуется очень высокой для каменного века степенью организации охоты, рыболовства, собирательства. Мощные прослойки из раковин моллюсков, костей животных и рыб свидетельствуют о наличии заготовок запасов пищи, которые позволяли функционировать довольно крупным поселениям круглый год в течение длительного времени. Охотничье вооружение и рыболовная снасть отражают специализацию в зависимости от объектов добычи и способов промысла. Преобладала индивидуальная охота с луком и стрелами на лесных животных и птиц. Основными промысловыми видами были известные лесные животные, но главными объектами охоты почти везде были лось и утка. Из одомашненных животных присутствует собака, об особом статусе которой свидетельствуют индивидуальные погребения (стоянки Черная Гора, Шагара II).

Возрастает роль рыболовства. Помимо обычных способов ловли рыбы (ужения на крючок, битье гарпуном и острогой), широко применялся сетевой лов, который и давал основной объем уловов. О применении сетей свидетельствуют их многочисленные отпечатки на керамике.

Ведение довольно сложного стационарного хозяйства и оседлость предполагают развитие производства каменных и костяных орудий. Волосовские изделия характеризуются разнообразием форм, отражающих специализацию. Особенно высоким качеством обработки отмечены наконечники, рубящие орудия и предметы искусства. При изготовлении кремневых предметов характерно широкое применение плоской покрывающей поверхность ретуши, а каменных и костяных орудий — шлифовки.

Волосовская керамика представлена крупными лепными сосудами полуяйцевидной и котловидной формы. В керамическое тесто добавлялись органические примеси. Сосуды богато орнаментированы по всей поверхности отпечатками разнообразных штампов, вдавлениями разных форм, прочерченными линиями, составляющими определенные орнаментальные мотивы.

О существовании у волосовцев межплеменных связей и возможном обмене говорят находки украшений из прибалтийского янтаря на стоянках Верхней Волги и Средней Оки.

Определенные социальные и мировоззренческие изменения в обществе, свойственные позднему неолиту, находят отражение в усложнении погребального обряда, прослеженном на материалах волосовской культуры. Характерны отдельные погребения на плошали поселений — в жилищах и между ними. Кроме того, известны и большие могильники, находящиеся рядом с поселениями (Сахтыш II, VIII, Кончанское, Языково I). Большинство погребений — одиночные, однако известны и коллективные (Сахтыш II. Черная Гора, Шагара I). Погребальный инвентарь небогат, обычно это наборы украшений из костяных, каменных или янтарных под¬весок, расположенных в области груди или пояса погребенных. Часто могильная яма окрашивалась охрой. Интересной чертой волосовского погребального обряда является создание своеобразных ритуальных комплексов, известных на некоторых стоянках. Одно или несколько погребений на специальных площадках, сопровождались кострищами, большим количеством охры, черепами животных, «кладами» изделий и заготовок.

Особой чертой волосовской культуры, ярко выделяющей ее на фоне других культур неолита лесной зоны, являются предметы искусства — это скульптурные изображения людей и животных (птиц, лося, медведя, змеи), выполненные из кости, кремня, глины, изредка из дерева или янтаря. Такие предметы могли использоваться в ритуальных целях или служить амулетами. Антропоморфные и зооморфные изображения иногда встречаются на керамических сосудах.
В восточных областях лесной зоны Европы с IV до конца III тыс. до н.э. проживали неолитические племена, относящиеся к волго-камской культурной общности. Она сформировалась на местной мезолитической основе и характеризуется керамикой с гребенчатым орнаментом. Специфические кремневые орудия и посуда орнаментированы особым узором — «шагающей гребенкой». Сосуды разнообразны, присутствуют плоскодонные и остродонные формы.

Кремневый инвентарь многочисленен, особенно на ранних памятниках. Для него характерны листовидные и ромбические наконечники стрел, слегка изогнутые ножи и скребки, обработанные с двух сторон.

На поселениях существовали наземные жилища и полуземлянки большой площади, имевшие коридорообразные выходы и двускатные крыши. Вероятно, они служили для проживания нескольких семей.

Сибирь и Дальний Восток

Неолит Восточного Зауралья и Западной Сибири изучен пока недостаточно полно, однако можно выделить некоторые его общие черты, в первую очередь, это долгое переживание мезолитических традиций в обработке камня. В первой половине неолитической эпохи большую часть Зауральско-Западносибирского региона занимал единый гигантский этнокультурный массив, наиболее характерной чертой его материальной культуры была керамика, орнаментированная сочетаниями прямых и волнистых линий, прочерченных палочкой или выполненных отступающей лопаточкой, и различными вдавлениями-наколами.

В позднем неолите внутри этого массива, видимо, под влиянием притока нового населения, оформилось два новых варианта орнаментации — гребенчатая и гребенчато-ямочная. Первый первоначально появился и распространился в районах Восточного Зауралья, а второй — преимущественно в Среднем Прииртышье. В Зауралье и Западной Сибири хронологическая последовательность этих трех орнаментальных традиций выражена недостаточно четко, хотя ряд исследователей считает, что первый (отступающая лопаточка и прочерченные линии) декоративный комплекс возник раньше гребенчатого и гребенчато-ямочного. Однако несомненен и факт их длительного сосуществования.

В Южном и Западном Зауралье были выделены ташбулатовская и прибельская культуры, датировка которых достаточно дискуссионна и колеблется от VI до IV тыс. до н.э. Их материальная культура имеет много сходных черт.

Керамические сосуды некрупные, остродонные и округлодонные, имеющие вытянутые пропорции, венчик отогнут наружу. Орнамент, прочерченно-накольчатый или печатно-накольчатый, расположен в виде поясов из прямых и наклонных отпечатков, часто в виде «шагающей гребенки». Кремневый инвентарь пластинчатый, близок к мезолитическому, особенно на раннем этапе. Основным занятием населения была охота и рыболовство, хотя имеются данные о том, что на поздних этапах появляется крупный рогатый скот. Погребений и жилищ пока не найдено.

В нижнем течении р. Тобол выделены две культуры — кошкинская и боборыкинская, хозяйство которых было сугубо присваивающим.

Ареал кошкинской культуры захватывает Нижнее Притоболье и часть Среднего Зауралья, датируется она V тыс. до н.э. Керамические сосуды представлены остродонными и плоскодонными формами со скошенным венчиком. Орнаментированы сосуды горизонтальными волнистыми или зигзагообразными линиями, выполненными прочерчиванием или отступающей палочкой.

Каменные орудия изготовлены в основном на пластинах. Набор орудий характерен для племен лесных охотников и рыболовов — это разнообразные наконечники стрел, скребки, ножи, рыболовная снасть, рубящие орудия. Жилища представлены землянками глубиной до 1,5 м или наземными постройками, площадь жилых объектов колеблется от 40 до 60 кв.м.

Памятники боборыкинской культуры занимают территорию от Западного Казахстана до Нижнего Притоболья и датируются с середины IV до начала III тыс. до н.э. Керамические сосуды представлены остродонными и баночными формами. Орнамент — прочерчивание, отступающая лопаточка и ямочные вдавления. Он располагается только в верхней и придонной частях сосудов в виде горизонтальных полос.

Орудия из кремня, кварцита, сланца сделаны в основном на пластинах, но есть и шлифованные рубящие орудия. Встречаются геометрические микролиты, чаще всего трапеции. Жилища — прямоугольные полуземлянки площадью от 25 до 56 кв. м. Могильники пока не обнаружены.

Неолит Восточной Сибири изучен крайне неравномерно. Наиболее полная характеристика этой эпохи получена для районов Прибайкалья, Приамурья и Приморья, остальные огромные пространства исследованы явно недостаточно.

Неолит Прибайкалья делится на три хронологических этапа. Каменная индустрия ранних этапов, китойского и ивановского, характеризуется наличием большого количества шлифованных тесел и топоров, крупными вкладышевыми наконечниками и ножами. Много изделий, в основном охотничье вооружение, изготовлено из ископаемой мамонтовой кости и бивня.

На более поздних этапах развития неолитической культуры (серовский) орудия становятся меньше, крупные шлифованные формы относительно редки, но появляются многочисленные орудия из зеленого нефрита. Этот камень служил предметом обмена с другими племенами.

Керамические сосуды неолитического Прибайкалья некрупные и тонкостенные. Последнее обстоятельство связано с особой техникой их изготовления— выбиванием, при котором стенки выколачивались специальной колотушкой на массивной болванке, помещавшейся внутри сосуда. Сосуды круглодонные, на внешней поверхности стенок видны следы колотушки, кроме того, они украшены налепами и вдавлениями в верхней части.

Материалы ранних могильников говорят об имущественном равенстве всех групп населения. Погребальный инвентарь, как правило, небогат и представлен в основном украшениями из перламутра или белого нефрита. Иногда встречаются предметы охотничьего вооружения — кремневые на¬конечники стрел, костяные кинжалы с кремневыми вкладышами; именно в погребениях были найдены составные луки с костяными обкладками.

Последний этап прибайкальского неолита относится к началу II тыс. до н.э., грань с энеолитом здесь неотчетлива, о чем говорят редкие находки металлических предметов. В некоторых погребениях этого периода обнаружен богатый погребальный инвентарь, в других погребениях он практически отсутствует. Судя по этим данным, можно говорить о возникновении имущественного неравенства или о появлении каких-то социально значимых членов коллектива.
На немногочисленных неолитических стоянках не обнаружено следов долговременных жилых сооружений, единственными следами жилищ являются небольшие очаги, обложенные или вымощенные крупной речной галькой. На поселениях, близ очагов находят остатки сосудов, редкие каменные и костяные изделия, кости диких животных, в основном косули и лося, небольшие ямы для хранения рыбы. Все это вместе позволяет большинству исследователей считать неолитическое население Прибайкалья и Верхней Лены полукочевыми охотниками и рыболовами, объединенными в небольшие группы.

Якутия и северо-восток Азии — области расселения охотников на северного оленя, ведших еще более подвижный образ жизни, чем население Прибайкалья. Для этих областей характерны археологические памятники двух типов: это стоянки-мастерские, расположенные у выходов каменного сырья, и стойбища, приуроченные к местам традиционных переправ северных оленей через реки. Именно там происходил массовый забой этих животных и делались основные запасы пиши. Поблизости от таких поселений находятся погребения и жертвенные места, связанные с охотничьей магией. Сходные памятники оставили и племена кочевых охотников и речных рыболовов, обитавших на удаленных от морских побережий просторах Чукотки, Сахалина, Камчатки. Наиболее полное представление о материальной культуре этих людей дают памятники ушкинской культуры Камчатки.

Неолитические племена, селившиеся на побережье Охотского моря и далее к северу, на протяжении 1000 км морского побережья, жили охотой на морского зверя, создавая особый мир морских зверобоев, который очень мало изменился за последующие тысячелетия. Похожие неолитические культуры известны и на побережье Аляски.

Население Приамурья и Южного Приморья в эпоху неолита испытывало сильное влияние соседних культур Северной Кореи, Китая и Японии. Особенностью развития этого региона Юго-Восточной и Восточной Азии было раннее появление керамики и быстрый переход от интенсивного собирательства к производящим формам хозяйства. Стадия мезолита здесь также очень коротка и своеобразна, как и на Ближнем Востоке (см. раздел «Мезолит»). Соседние территории развивались сходным образом, что во многом определялось мягким климатом, богатым животным и растительным миром.

Ранний неолит Приамурья представлен новопетровской (V тыс. до н.э.) и громатухинской (V-IV тыс. до н.э.) культурами. Наиболее архаичной по облику инвентаря является громатухинская: здесь много крупных грубых галечных орудий, листовидных наконечников-клинков, но при этом представлены и правильные призматические и конические нуклеусы. Текстильный орнамент на керамике роднит ее с керамикой, свойственной лесным охотникам Якутии.

В материальной культуре новопетровской культуры прослеживаются как архаические черты — мезолитический характер кремневого инвентаря, так и неолитические — среди орудий представлены шлифованные тесла, мотыги, топоры, довольно много керамики. Сосуды плоскодонные, как правило, неорнаментированые, имеют ведрообразную форму.
Осиноозерская — самая древняя земледельческая культура на Дальнем Востоке, по-видимому, связана своим происхождением с новопетровской. На стоянках в остатках полуземлянок найдены зерна проса и сосуды с отверстиями в тулове, предназначенные для распаривания зерна. В каменном инвентаре присутствуют мотыги и зернотерки. Каменные орудия изготавливались из халцедона и яшмы. Наконечники стрел и вкладышевые орудия обработаны тончайшей ретушью.

Поздний неолит представлен зайсановской культурой Южного Приморья и нижнеамурской культурой, которые датируются III — началом II тыс. до н.э. В инвентаре нижнеамурской культуры много шлифованных тесел и топоров. Керамика плоскодонная, богато орнаментирована спиральными завитками и вертикальными зигзагами, так наз. «амурской плетенкой». Встречаются глиняные фигурки черепах и рыб. Хозяйство, специализирующееся на оседлом рыболовстве и морском собирательстве, привело к устойчивой оседлости, а благоприятные климатические условия способствовали впоследствии развитию земледелия.

Хозяйство и материальная культура неолитических племен Приморья: 1 — варианты росписи и орнамента посуды; 2 — формы керамических сосудов; 3 — орудия из камня и кости

Хозяйство и материальная культура неолитических племен Приморья:
1 — варианты росписи и орнамента посуды; 2 — формы керамических сосудов; 3 — орудия из
камня и кости

В инвентаре зайсановской культуры присутствуют терочники и лощила, топоры и тесла, треугольные ножи. Керамика украшена прочерченным орнаментом, отпечатками шнура в виде треугольников. Судя по материалам стоянок, население занималось охотой, рыболовством, земледелием, разводило свиней.

В конце неолита происходит разделение населения Дальнего Востока на земледельцев и традиционных охотников-собирателей-рыболовов.

Таким образом, в эпоху неолита — в финале каменного века — человечество в целом заняло очень устойчивые позиции на путях освоения мира: были заселены все географические зоны и выработаны соответствующие им хозяйственные системы природопользования и жизнеобеспечения, нашедшие отражение в разнообразных формах мировоззренческих представлений и социальных отношений.

К оглавлению книги / К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика