В.И. Молодин, Н.В. Полосьмак — Венгерово-2 — поселение кротовской культуры

К содержанию сборника «Вопросы археологии и этнографии Сибири»

Поселение Венгерово-2 открыто в 1966 г. Т.Н. Троицкой. Оно находится в Венгеровском районе Новосибирской области в 2 км к ЮВ от одноименного села у старого Московского тракта на краю второй надпойменной террасы левого берега р. Тартаса (рис.1).

Рельефно прослеживаются западины 19 жилищ, некоторые из них потревожены при закладке телефонного кабеля. Поселение поросло лесом.

Новосибирским отрядом Северо-Азиатской комплексной экспедиции Института истории, филологии и философии СО АН СССР в 1973 г. раскопано жилище 1 (Деревянко, Молодин, 1974, с. 197), а в 1975 г. — жилище 2. В общей сложности на поселении вскрыто 365 кв. м.

ЖИЛИЩА

Жилище 1 — четырехугольная в плане полуземлянка площадью приблизительно 123,5 кв. м, углубленная в материк на 20-27 см (рис. 3). Пол жилища довольно ровный, стенки котлована чаще всего перпендикулярны полу. В ЮЗ части жилище имеет вход. Он прослеживается благодаря двум материковым останцам, направленным во внутрь камеры, длиной от 1 до 1,5 м и шириной около 35 см каждый. Ограниченная ими внутренняя часть жилища на уровне материка была как бы вымощена мелко битами обломками керамики. Ширина входа 130 см.

В жилище и за его пределами прослежены ямы. Одни из них были от опорных столбов сооружения, другие служили для хозяйственных целей.

Ямы для опорных столбов, образующие ближний к стенкам жилища ряд, имеют наклон по направлению к стенкам жилища: диаметр их от 25 до 45 см, глубина — от 7 до 42 см. Ямы для опорных столбов двух центральных рядов значительно глубже (12-66 см) и больше по диаметру (25-50 см) чаще всего направлены перпендикулярно относительно пола.

В жилище сооружены два очага. Это овальные в плане ямы. Первая очажная яма имеет размеры 210 х 75 х 56 см. Дно ямы прокалено на 10 см; на нем залегал слой пепла мощностью до 16 см, верхняя часть ямы наполнена прокаженным слоем мощностью 15 см.

В заполнении найдены обломки керамики, пряслица и заготовки для них, обломки литейных формочек. Второй очаг — яма, овальная в плана, размером 215 х 76 х 52 см. Заполнение также послойное. Нижний горизонт прокален на 22 см, над провалом на 15 см залегал слой пепла, а над ним — слой проваленной почвы мощностью 16 см. В заполнение также найдены обломки керамики.

Жилище 2 по своей конструкции идентично жилищу 1. Оно подпрямоугольной формы, площадью 192,6 кв. м. Котлован углубляется в материк от 20 до 40 см. Вход проследить не удалось, но видимо он был такой же, как и в жилище 1 и, вероятно, тоже вымощен мелко битой керамикой (в ЮВ части котлована, там, где судя по всему должен быть вход, найдено больное количество фрагментов керамики мелких размеров). Как в жилище, так и за его пределами, прослежены ямы для опорных столбов. Они расположены, вдоль стен жилища и в его центральной части. Четыре ямы явно хозяйственного назначения. В них найдены обломки керамики и кости животных.

Очаг в жилище один, расположен в центре камеры. Очаг подпрямоугольной формы, его размеры 150 х 60 см, глубина очажной ямы 27 см. Дно ее прокалено на 10 см. На нем залегает слой пепла мощностью 17 см.

Раскопки двух жилых сооружений поселения Венгерово-2 позволяет дать их реконструкцию. Кровля жилища покоилась на прямоугольном каркасе, который, в свою очередь, крепился на перпендикулярно стоящих опорных столбах. Под углом к каркасу устанавливались опорные столбики меньшего диаметра. Пространство между боковыми опорными столбами, видимо, перекрывалось ветками, берестой или шкурами. С внешней стороны сооружения по периметру присыпалась земля, образующая завалинку, которая хорошо прослеживается на стратиграфии обоих жилищ (рис. 4). Крыша строения была плоской. Аналогии жилищам подобной конструкции мы находим прежде всего в другом памятнике кротовской культуры — в Преображенке-3. Речь идет о сооружении 2 этого памятника (Молодин, 1973, с. 263-264). На поселениях эпохи доаннроновской бронзы в Приобье и Прииртышье также исследованы жилища (Генинг, Гусенцова и др., 1970, рис. 1; Зайберт, 1973, с. 106-107; Матющенко, 1973, с. 61-64). Однако их описанию, не говоря уже о попытках реконструкции, уделялось слишком мало внимания (исключая работу В.И. Матющенко).

По этой причине сравнение конструкций жилищ крайне затруднено. Пока можно с уверенностью сказать, что жилищные постройки памятника Самусь-IV (Матющенко, 1973) отличаются, и весьма существенно, от сооружений, нами проанализированных.

Жилища, подобные выше описанной нами конструкции, находят аналогии в этнографических материалах. В частности, несколько жилищ, очень похожих на венгеровские, были опубликованы З.П. Соколовой (1959, с. 19) и Г.И. Пелих (1972, с. 52,53,59). Это селькупские постройки типа тяй-мат и сооружения, включаемые Г.И. Пелих в шестой тип ее классификации (Пелих, 1972, с.59, табл. XXXI).

Очень важным является то, что и жилища типа тяй-мат, и жилища шестого типа являются наиболее древними конструкциями, доведшими до нашего времени.

Конструкция более ранних жилищ на интересующей нас территории — речь идет об энеолитических сооружениях, связанных с культурой ямочно-гребенчатой керамики (Молодин, Нечепуренко, 1975, с. 223-224) — существенно отличаются от анализируемых нами кротовоких.

КАМЕННЫЙ ИНВЕНТАРЬ

Каменный инвентарь поселения Венгерово-2 невелик, насчитывает всего 8 предметов (рис. 2).

Для изготовления каменных орудий использовался, прежде всего, мелкозернистый кварцит. Лишь обломок ножа из жилища 1 выполнен из розового высококачественного кремня, а обломок одного из нуклеусов — из коричневой яшмы.

Камень на поселении чрезвычайно ценился, о чем говорит, прежде всего, небольшое его количество. Это связано, очевидно, с большой отдаленностью источников материала, пригодного для изготовления орудий, расположенных за пределами Барабинской лесостепи.

Каменные орудия найдены следующие:

Скребки, 2 экземпляра. Оба небольших размеров. Форма орудий подчинена форме отщепа. Рабочие лезвия округлые. Скребок из жилища 2 сильно сработан.

Нуклеусы , 2 экземпляра. Первый нуклеус имел коническую форму, окончательно сработан. Второй нуклеус из яшмы представлен обломком, о его первоначальной форме судить трудно. Нуклеус имеет следы вторичного использования: в торцовой части он подправлен ретушью и использовался, скорее всего, в качестве скребка.

Нож, 1 экземпляр. О первоначальной форме его судить трудно, т.к. дошел только небольшой обломок.

Топор, 1 экземпляр. Сохранился лишь обломок лезвия. В разрезе изделие имело овальную форму. Истинные размеры установить невозможно. Судя по сильной изношенности лезвия, орудие долго находилось в употреблении.

Ножевидная пластина, 1 экземпляр. Правильной огранки, местами лезвие подправлено ретушью. В разрезе орудие трапецевидное.

По жилищам каменные орудия распределяются следующим образом:

vengerovo-2

Аналогичные каменные изделия мы находим на других памятниках
кротовской культуры. Сопоставление венгеровского комплекса с материалами базового кротовского памятника, каким является Преображенка-3 (Молодин, 1974, с. 101-104), обнаруживает сходство по низкому качеству исходного материала, грубости вторичной обработки. Однако комплекс каменных орудий поселения Венгерово-2 недостаточно велик, чтобы детально сравнить с материалами других памятников,

ИЗДЕЛИЯ ИЗ ГЛИНЫ (рис. 2)

Представлены незначителым числом предметов. Прежде всего, это пряслица и зaготовки для них. В жилище 1 обнаружено одно пряслице, изготовленное из орнаментированной стенки сосуда. Заготовок для пряслиц найдено 6 экземпляров. От готового изделия они отличаются лишь отсутствием отверстия в центре. Аналогичные пряслица и заготовки для них обнаружены ив кротовских памятниках Кротово-7/8 и Преображенке-3.

В жилище 1 встречены 4 глиняных ширика диаметром от 1 до 2 см. Определить их назначение пока не представляется возможным.

ПРЕДМЕТЫ БРОНЗОЛИТЕЙНОГО ПРОИЗВОДСТВА

В жилище 2 обнаружены две формочки для отливки шильев или игл. Обе изготовлены из фрагментов керамики. В каждой форме можно было отливать по три предмета. В сечении отливаемые предметы имели трехгранную форму. Длина изделия достигала 3 см. Помимо этих форм в жилищах обнаружены фрагменты керамики (11 экз.) со специфическим углублением, в котором могло отливаться простейшее изделие — ножичек или металлический стерженек для скрепления поломанных сосудов. Подобный способ реставрации керамики встречается у племен афанасьевской культуры (Гришин, 1971, с. 36), а также и в более позднее андроновское время (Чебакова, 1975, с. 98, рис. 3-4). Не исключено, впрочем, что данные изделия могли быть и своеобразными абразивами. Подобные предметы не являются специфичными только для Венгерово-2. Довольно значительное их количество было обнаружено при раскопках других кротовских поселений.

В жилицах найдено несколько фрагментов керамики, которые были тщательно отшлифованы как с обеих плоскостей, так и с торцов. Не исключено, что эти предметы могли быть крышками для литейных форм, применяемых при простейшей плоскостном литье.

В жилище 1 обнаружены два фрагмента, очевидно от крупных литейных форм, изготовленных из глины. Определить, какой предмет отливался, к сожалению, не представляется возможным.

В жилище 2 найдены два кусочка сильно прокаленной (до черноты) глины, что сведетельствует о длительном и сильном тепловом воздействии, которое присуще литейным тиглям.

КОСТИ ЖИВОТНЫХ

В жилищах обнаружено небольшое количество костей животных, как диких (лось, медведь, косуля), так и домашних (лошадь, козел).

Рис .1. Схема расположения поселения Венгерово-2. Рис. 2. Предметы с поселения Венгерово-2. 1 - ножевидная пластинка; 2 - обломок кремневого ножа; 3 - скребок; 4,5 - заготовки пряслиц; 6 - пряслице; 7 - обломок литейной формы; 8 - литейная форма; 9,10 - глиняные шарики.

Рис .1. Схема расположения поселения Венгерово-2.
Рис. 2. Предметы с поселения Венгерово-2. 1 — ножевидная пластинка; 2 — обломок кремневого ножа; 3 — скребок; 4,5 — заготовки пряслиц; 6 — пряслице; 7 — обломок литейной формы; 8 — литейная форма; 9,10 — глиняные шарики.

Наличие костей диких и домашних животных было прослежено в
Преображенке-3 (Молодин, 1975а), а также на другом памятнике
кротовской культуры — в Черноозерье-IV (Смирнов, 1975, с. 37,38).

В жилище 2 найдены кости рыбы. Детальный их анализ пока не
произведен, но, судя по находкам характерных жаберных щитков, это были осетровые породы.

В целом остеологический материал поселения Венгерово-2 подтверждает наличие у кротовцев производящей системы хозяйства, наряду с охотой и рыболовством.

КЕРАМИКА

В жилице I найдено 649 фрагментов примерно от 50 сосудов, в жилице 2 — 762 фрагмента примерно от 70 сосудов. Целесообразно дать анализ керамики в целом, т.к. различий между керамикой жилищ 1 и 2 практически нет. Таким образом, мы исходим из анализа комплекса в количестве 1411 фрагментов.

Рис. 3. План раскопа жилища 1 поселения Венгерово-2.

Рис. 3. План раскопа жилища 1 поселения Венгерово-2.

Керамика представлена баночными плоскодонными сосудами, изготовленными ленточной техникой. В качестве примеси использовался песок. Внутренняя и внешняя поверхность сосудов заглаживалась гребенкой или щепой (рис. 5).

Наиболее характерным способом нанесения орнамента по краю венчика является крупный гребенчатый штамп, составляющий 46%.

Рис.4. Стратиграфия раскопа жилица I поселения Венгерово-2. 1 - дерн; 2 - черная суглинистая супесь; 3 - темно-желтая суглинистая супесь; 4 - материк - желтый суглинок; 5 - красноватый суглинок; 6 - серая супесь; 7 - пепел; 8 - прокал.

Рис.4. Стратиграфия раскопа жилица I поселения Венгерово-2.
1 — дерн; 2 — черная суглинистая супесь; 3 — темно-желтая суглинистая супесь; 4 — материк — желтый суглинок; 5 — красноватый суглинок; 6 — серая супесь; 7 — пепел; 8 — прокал.

Край венчика или оставался гладким (28%), или украшался вдавлениями или насечкой. Крупным гребенчатым штампом часто украшались сосуды и под краем венчика (42,9%). Эта часть сосудов орнаментировалась более разнообразно — протащенной гребенкой (14,6 %), вдавлениями (16,0 %) и т.д. Крупный гребенчатый штамп характерен и для орнаментации стенок сосудов, где он составляет (60,3 %). Отступающей гребенкой, нанесенной вертикально или горизонтально, украшено 23,1 %. В меньшей степени встречается шагающая гребен¬ка (11,9 %), протащенная гребенка (4,1 %) и т.д. Особенностью данной керамики является редкость орнамента на придонной части (10,3 %). Иногда эта зона сосуда украшалась крупным гребенчатым штампом (6,2 %), в других случаях — отступающей гребенкой (3,0 %). Дно сосудов практически не орнаментировано.

Говоря об орнаментации сосудов в целом, важно отметить ее гребенчатый, гребенчато-отступающий характер и полное отсутствие линейно-накольчатого орнамента. Обычно сосуды украшались примерно на 2/3 части от венчика горизонтальными, реже вертикальными рядами отступающей и шагающей гребенки. Орнаментальные зоны расположены параллельно друг другу. Иногда под краем венчика наносились вертикально идущие ряды отступающей и шагающей гребенки.

Рис. 5. Керамика поселения Венгерово-2.

Рис. 5. Керамика поселения Венгерово-2.

Отличительной чертой данной керамики, как, впрочем, и вообще кротовской (Молодин, 1975, с. 259, 261), является украшение по тулову налепными и вытяжными валиками. Наиболее распространены волнистые валики, которые составляют 80 % всей валиковой керамики памятника. Реже встречается прямой валик, рассеченный гребенчатым штампом, и волнистый, также рассеченный гребенчатый штампом. Они составляют по 10% валиковой керамики. Вообще следует подчеркнуть, что на сосудах Венгерово-2 валики встречаются значительно реже, чем в других памятниках кротовской культуры, исключая Ордынское-1е (Молодин, 1975, рис.2-1, 5,7; Троицкая, 1973, с.93, рис. 4-а, с.96, рис.5-б).

В целом, керамическому комплексу поселения Венгерово-2 присущи все основные черты кротовской керамики (Молодин, 1975, с. 159,161).

Сходство прослеживается не только по основным параметрам, форме, выделке и орнаментации посуды, но и в элементах, наличие которых в кротовской керамике невелико и, на первый взгляд, казалось бы не характерно для нее. Речь идет о штрихованных треугольниках по венчику сосуда.

Из всего вышесказанного вытекают следующие выводы:

1. Поселение Венгерово-2 по всем элементам культуры имеет большое сходство с материалами памятников кротовской культуры и относится к последней.

2. Расположение поселения Вевгерово-2 аналогично поселению Преображенка-3 на второй надпойменной террасе позволяет предположить наличие в данный хронологический период более сильного обводнения, приводившего к затоплению первой надпойменной террасы р. Тартаса и р. Оми.

ЛИТЕРАТУРА

Генинг В.Ф.Гусенцова Т.М.Кондратьев 0.М.,Стефанов В.И.Трофиминко B.C. 1970. Периодизация поселений эпохи неолита и бронзового века Среднего Прииртышья.-В кн.: Проблемы хронологии и культурной принадлежности археологических памятников Западной Сибири. Томск.
Гришин Ю.С. 1971. Металлические изделия Сибири эпохи энеолита и бронзы. — САИ, БЗ-12. М.
Деревянко А.П.,Молодин В.И. 1974. Исследование памятников в Барабинской лесостепи.—В кн.: Археологические открытия 1973 года. М.
Зайберт В.4. 1973. Новые памятника ранней бронзы на р.Ишим.-КСИА, 134.
Матющеико В.И. 1973. Древняя история населения лесного и лесостепного Приобья. Часть 2. Самусьская культура.-«Из истории Сибири», ВЫП. 10. ТОМСК.
Молодин В.И. 1974. Преображенка-3 — памятник эпохи ранней бронзы. — «Из истории Сибири”, вып.15. Томск.
Монодин В.И. 1975. Кротовская культура и ее окружение.-В кн.: Соотношение древних культур Сибири с культурами сопредельных территорий. Новосибирск.
Молодин В.И. 1975а. Эпоха неолита и бронзы лесостепной полосы Обь-Иртышского междуречья. Автореф. дис. на соиск. учен.степени канд. ист.наук. Новосибирск.
Молодин В.И.,Нечипуренко Н.Я. 1975. Исследование памятников эпохи бронзы Новосибирской области.-В кн.: Археологические открытия 1974 года. М.
Пелих Г.И. 1972. Происхождение селькупов. Томск.
Смирнов Н.Г. 1975. Ландшафтная интерпретация новых данных по фауне андроновских памятнкив Зауралья. — ВАУ, вып.13. Свердловск.
Соколове 3.П. 1959. К вопросу о развитии обско-угорской землянки.- «Ежегодник Тюменского областного музея», вып.1. Тюмень.
Троицкая Т.Н. 1973. Курганный могильник Ордынское-1.- «Научн.труды Новосибирск. пед.ин-та»,вып.85.
Чебакова Т.Н. 1975. Андроновские поселения верховьев р.Увельки.- ВАУ, вып.13. Свердловск.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика