В.И. Молодин, Е.В. Ламина — Керамика могильника Сопка-2

Молодин В.И., Ламина Е.В. — Керамика могильника Сопка-2 // Керамика как исторический источник. — Новосибирск: Наука, 1989. — С. 103-118.

Керамический коллекция кротовской культуры включает наряду с материалами, найденными на поселениях, немногочисленные, но выразительные керамические серии из могильников Сопка-2 в Центральной Барабе и Ордынское-1 в Верхнем Приобье [1].

Наиболее представительная коллекция получена при раскопках могильника Сопка-2. Несколько сосудов в стилистическом отношении были тождественны кротовской посуде из поселений, что явилось одним из основных аргументов, позволивших отнести могильник к кротовской культуре [2]. Вместе с тем малочисленность серии затрудняла сколько-нибудь полную оценку керамики могильника.

В настоящее время керамическая коллекция этого памятника пополнилась новыми находками, что позволило вернуться к вопросу о принадлежности керамики могильника к кротовской культурно-технологической традиции.
Керамическая серия представлена 30 археологически целыми сосудами и шестью фрагментами.

Прежде чем перейти к характеристике материала, отметим его наиболее общие особенности как одной из категорий погребального инвентаря. Керамика не является непременным атрибутом захоронений, и в сравнении с числом раскопанных погребений количество сосудов невелико. Тем не менее зафиксировано несколько вариантов их размещения по отношению к могилам: непосредственно в могильной яме; на погребенной почве вблизи северо-восточной стенки могильных ям, за их границами; наконец, несколько сосудов было найдено в заполнении. В связи с этим может возникнуть вопрос о правомерности включения всего имеющегося материала в круг анализируемых источников. В свое время уже приводились аргументы в пользу принадлежности древней керамики к могильнику [3]. Напомним некоторые факты, не позволяющие рассматривать сосуды, обнаруженные за границами закрытых погребальных комплексов, вне связи с ними.

Поселенческие комплексы, к которым можно было бы отнести археологически целые формы, отсутствуют. Планиграфически сосуды расположены на участках сосредоточения погребений, отдельно, на значительном удалении друг от друга, отсутствует «рассеивание» фрагментов. На некоторых наиболее сохранившихся сосудах фиксируются следы определенных целенаправленных манипуляций (пробитое дно, перевернутое вверх дном положение), кроме того, часть сосудов была положена, по-видимому, крупными фрагментами. Необходимо отметить, что пробитое дно, перевернутое положение, фрагментарность, характерны также для ряда сосудов, обнаруженных в закрытых погребальных комплексах.

Рассматриваемая керамическая серия, несмотря на свою внутреннюю разнородность, морфологически со всей очевидностью вычленяется из керамических материалов других инокультурных комплексов, представленных на памятнике.

Оставление вещей (в том числе керамики) на погребенной почве рядом с могилами отмечено в специальной литературе для могильников эпохи бронзы Западной Сибири [4], в том числе кротовских [5].

Керамика могильника представлена плоскодонными сосудами средних и малых размеров. Одной из ее наиболее ярких особенностей является индивидуальный характер формы и орнамента каждого сосуда.

Петрографический анализ, сделанный сотрудником Института геологии и геофизики СО АН СССР П. Н. Добрецовым, выявил три основные структурные группы.

I. Цвет красно-бурый до бурого и черпого.

Текстура грубополосчатая до линзовидно-полосчатой. Линзы и полосы выделяются в основном по цвету, по структурным особенностям и характеристике материала наполнителя существенных различий не наблюдается.

Структура слабосвилеватая до свилеватой. Участки со свилеватой структурой располагаются в основном у границ многочисленных мелких (до 0,5 мм), чаще всего окатанных, роже неправильной формы, комков глины того же состава. Характерна относительная равновеликость последних, что в сочетании с наличием слабопроявленной угловатости некоторых включений дает основание предполагать специальное использование комков сухой глины (возможно, с незначительной примесью обломков керамики) в качестве наполнителя. Помимо включений комков глины в качестве наполнителя присутствует мелко-среднезернистый до среднезернистого плохо просеянный слабоокатанный песок преимущественно кварц-полевошпатного состава с незначительной примесью амфибола и биотита. Характерно наличие многочисленных удлиненных зерен, расположенных субпараллельно срезу шлифа (в продольном изломе). На отдельных участках встречаются удлиненные, лапчатые включения органического вещества. Содержание наполнителя колеблется в пределах 20—30 % от объема.

II. 1. Цвет бурый до черного.

Текстура грубополосчатая. Отчетливо выделяются две полосы разного цвета, не имеющие существенных структурных различий. В основной части шлифа наблюдается преимущественно неориентированная до монолитной структура, которая вблизи контактов с включениями обломков керамики и комков глины переходит в слабосвилеватую.

Наиболее крупные обломки керамики (в отличие от основной массы теста) имеют четко выраженную слабосвилеватую до трещиновато-полосчатой структуру.

Материал наполнителя в целом очень неравномерно распределен по всему шлифу, включая обломки керамики. В основном он представлен тонкозернистым угловатым до слабоокатанного песком обломочного происхождения, очень равномерно распределенным но всему шлифу, и, возможно, является составной частью исходной глины. Минеральный состав примеси беден (кварц, по¬левой шпат). Кроме тонкозернистой фракции есть незначительное количество (менее 5 %) более крупных обломков разной окатанности, которые, по-видимому, являются случайной примесью. В основной массе присутствуют многочисленные комки глины того же состава, что и основная масса, одинаковые по размеру и различающиеся между собой лишь тем, что одни черного цвета, а другие бурые до темно-бурых. Включения обломков керамики также идентичны по составу основной массе.

II. 2. Цвет красно-бурый до бурого, местами до черного.

Текстура грубополосчатая до пятнистой. Отчетливо выделяются грубые полосы с неправильными границами без существенных различий по структурным особенностям и характеру материала наполнителя. Наблюдается значительное количество обломков керамики (до 30—40 % от объема).

Включения обломков по структурным особенностям в целом
аналогичны основной массе теста. Структура неориентированная
до монолитной, на участках с многочисленными мелкими (до 1 мм)
включениями обломков керамики — грубая свилеватая.

Материал наполнителя распределен неравномерно как в основной массе, так и во включениях обломков керамики. Материал наполнителя представлен тонкозернистым угловатым до слабо-окатанного песком, являющимся исходной составляющей глины.

Крупнозернистая примесь фиксируется в основном в шамоте.
Минеральный состав тонкозернистого материала наполнителя беден: в основном зерна кварца и полевого шпата. Аналогичный состав имеет и крупнозернистая фракция.

В целом, достаточно уверенно можно говорить о том, что керамика, представленная шлифами II группы, сделана в рамках единой технологии: исходный состав глинистого вещества и материала наполнителя идентичен. Шлифы различаются лишь процентным содержанием шамота. В первую очередь это может быть связано с тем, что сосуды были неодинаково отожжены, и не все обломки в шлифах идентифицируются.

III. Эта группа выявлена условно. Объединяющими признаками являются: наличие обломков керамики, мелких комков глины,
существенная примесь песка, черный цвет (органические включения). Ниже приводятся описание наиболее характерных шлифов.

Шлиф 105. Цвет темно-бурый, местами почти черный.

Текстура пятнисто-полосчатая. В прикраевой части отчетливо выделяется более светлая полоса шириной 2—3 мм.

Структура. Рисунок очень неравномерный. В пределах шлифа хорошо видны пятна, часто с постепенным переходом рисунка от трещиновато-полосчатого к неориентированному. Пятна подчеркиваются неравномерным распределением наполнителя и разной краской. Отдельные пятна, представленные обломками керамики (см. ниже), оконтуриваются системой пограничных трещин, которые местами переходят в небольшие маломощные зоны с мелкой трещиновато-полосчатой структурой, последние постепенно
сменяются (в участках свободных от обломков керамики) зонами
слабосвилеватой, свилеватой, а на отдельных участках неориентированной структурой. Распределение пятен с различным рисунком шлифа неравномерное, что может свидетельствовать об относительно плохой перемешанности теста.

Материал наполнителя. В качестве первого наполнителя использован мелко-среднезернистый песок, очень плохо просеянный неравномерной окатанностью. Характерно наличие участков, обогащенных хорошо окатанной фракцией, и участков, обогащенных угловатой фракцией. Такое распределение не носит закономерного характера, что не позволяет сделать вывод об использовании (или не использовании) искусственно дробленого материала, а в отдельных участках наблюдается перемешивание окатанных и неокатанных обломков. Крупные обломки распределены очень неравномерно, образуя своеобразные стяжения по два-три или несколько зерен, мелкие — более равномерно. Содержание последних достигает 30 % объема шлифа. Такое содержание и относительная равномерность распределения не позволяют однозначно идентифицировать мелкую фракцию как материал наполнителя (возможно, она является составляющей частью плохо отмытой глины). Обломочный материал представлен в основном кварцем, полевым шпатом (в крупных обломках) и кварцем, полевым шпатом, амфиболом, биотитом, эпидотом (в мелких).

В качестве второго наполнителя использован шамот. Характерна относительная равномерновеликость обломков, что может свидетельствовать о том, что керамика дробилась и просеивалась. Средняя величина обломков не превышает 1 мм. По своим характеристикам обломки делятся на три группы.

1. Угловатые включения со слабосвилеватой структурой. Материалом наполнителя служит хорошо просеянный мелко-тонкозернистый песок. Содержание наполнителя до 30 %, причем распределение внутри обломков неравномерное. Характерно присутствие удлиненных зерен полевого шпата, амфибола и биотита.

2. Материал наполнителя преимущественно тот же, что и в основной массе шлифа: тонкозернистый до среднезернистого с очень неравномерным распределением внутри включений.

3. В эту группу входят включения, сопоставимые с первой и второй группами, но отличаются округлыми очертаниями границ. Это может свидетельствовать о том, что первоначально они представляли собой комки глины.

Шлиф 103. Цвет красно-бурый.

Текстура грубая, линзовидно-полосчатая. Чередование красно-бурых и черных широких полос и линз с затеками и заливами подчеркивается протяженными трещинами расслаивания.

Структура. Шлиф очень темный, поэтому идентифицируется только по трещиноватости, которая четко распределяется по зонам. Более светлые линзы и полосы имеют отчетливую трещиновато-полосчатую структуру, которая при скрещенных николях подчеркивается распределением материала наполнителя. Условно участки с таким распределением можно выделить в зону 1.

В зоне 2 полосы и линзы с границами неправильной формы имеют редкую, грубую свилеватую трещиноватость. Характерно, что в пределах зоны 1 (на контакте с зоной 2) в общем-то параллельная трещиноватость меняется, трещины повторяют линию границ зоны 2.

Неправильная форма границ (до отчетливо угловатой в заливах и затеках) отдельных участков зоны 2 наводит на мысль, что они представляют собой включения обломков керамики. Однако последние очень темные до черного (органика), и их подробное изучение затруднено. Материал наполнителя охарактеризован по зонам.

Зона 1. Наполнитель представлен слабоокатанным плохо просеянным мелким до тонкозернистости песком преимущественно кварц-полевопшатного состава. Наиболее крупные обломки (до 0,3 мм), содержание которых не превышает 5—10 %, неравномерно распределены в пределах всей зоны. Мелкообломочная фракция (менее 0,1 мм) распределена довольно равномерно (содержание —- 10—20 %) и в отдельных местах отчетливо подчеркивает границу между зонами 1 и 2.

Идентификация мелкообломочной фракции как материала наполнителя неоднозначна. С одной стороны, исключительная тонкозернистость обломков и незначительные вариации их по размерам свидетельствуют о том, что они являются составной частью исходной глины. С другой — наблюдаемая неравномерность распределения (на отдельных участках обломки отсутствуют) может свидетельствовать о том, что это фракция наполнителя.

Зона 2 (основная). Характеризуется исключительно неравномерно-зернистым материалом наполнителя. Отдельные обломки кварца, полевого шпата достигают максимального размера (до 0,5—0,7 мм), при этом минимальные не превышают 0,05—0.03 мм. Материал распределен неравномерно в пределах всей зоны. В целом он характеризуется значительно более низким содержанием обломочного вещества (до 5—10 %), чем в зоне 1, причем если содержание крупных обломков сопоставимо в обеих зонах, то количество мелких в зоне 2 значительно меньше (до 5 %).

В целом керамика могильника Сопка-2 по характеру наполнителя и способу ее обработки относится к одной или нескольким близким технологическим разновидностям, не выходя за пределы лесостепной технологии, в том числе кротовской.

По способу лепки диагностируются 12 программ.

1. Вся форма выдавливалась из одного куска глины. Поверхность заглажена (рис. 1, 5, 7; 2, 5).
2. Форма сконструирована жгутовым налепом. Первоначально круглодонная, она уплощена с помощью «второго» дна. Внутренняя и внешняя поверхности обработаны гребенчатым орудием и заглажены (рис. 3; 1, 2).
3. Вся форма сконструирована жгутовым налепом с последующим уплощением первоначально округлого дна. Внутренняя и внешняя поверхность обрабатывалась гребенчатым орудием (рис. 4. 2; 5, 3; 6, 3).
4. Вся форма сконструирована жгутовым налепом. Судя по четкости перехода линии дна в стопки сосуда (внешний профиль), сосуд формовался, начиная с донной части на плоской подставке. Внутренняя и внешняя поверхность тщательно заглажены, включая дно (см. рис. 5, 5).
5. Дно выдавлено в виде чашки с невысокими краями. Тулово сформовано лентами (высотой до 2,5 см) с внутренним скосом. Внутренняя и внешняя поверхности обработаны гребенчатым орудием и дополнительно заглажены. Следы подставки на поверхности дна отсутствуют (см. рис. 1, 1, 4, 5, 8; 6, 1, 4).

Рис. 1. Керамика могильника Сопка-2.

Рис. 1. Керамика могильника Сопка-2.

6. Конструирование аналогично 5-й программе, включая приемы обработки поверхности. Дополнительной и последней операцией перед нанесением орнамента являлось применение горизонтальной выбивки по верхней части сосуда (см. рис. 2, 6; 4, 1).
7. Способ конструирования первоначальной формы не фиксируется. Сосуд формовался с помощью выбивки. Внутренняя поверхность имеет следы заглаживания гребенчатым орудием (см. рис. 6, 2).
8. Дно в виде лепешки с уплощенными краями. Первая лента ставилась на ее край. Тулово сформовано лентами. Перегиб профиля достигался наложением следующей ленты но внешнему краю предыдущей. Внутренняя и внешняя поверхность заглажены, на внутренней стороне сохранились следы предварительной обработки гребенчатым орудием (см. рис. 1, 2).
9. Конструирование аналогично 8-й программе. Дополнительной операцией являлось прикрепление но внутреннему краю последней венчиковой ленты (см. рис. 3, 3).
10. Дно в виде лепешки, спай нижней части сосуда скошен внутрь (ширина спая от 1 до 1,5 см), хорошо подсушен. Излишек глины, образовавшийся в результате соединения со следующей частью, не срезался. Внутренняя поверхность затерта трапом, внешняя — тщательно заглажена (см. рис. 2, 1).

Рис. 2. Керамика могильника Сопка-2.

Рис. 2. Керамика могильника Сопка-2.

11. Дно в виде лепешки. Формовка стенок начиналась по внешнему периметру дна. Внутренняя и внешняя поверхности тщательно заглажены, внешняя имеет следы залощенности. Верхняя часть сосуда не сохранилась (см. рис. 2, 2).

Рис. 3. Керамика могильника Сопка-2.

Рис. 3. Керамика могильника Сопка-2.

Рис. 4. Керамика могильника Сопка-2.

Рис. 4. Керамика могильника Сопка-2.

12. Форма изготовлена жгутовым налепом. Дно уплощено. Внутренняя и внешняя поверхности тщательно заглажены, венчик приострен (см. рис. 5, 4).

Программы лепки и формовки достаточно отчетливо проявляют связь с размером и формой изделий. Слабопрофилированные сосуды баночной формы малых объемов формовались по наиболее простым программам. Для изготовления сосудов горшковидной формы малых размеров характерно вычленение, в качестве отдельной операции формовки дна. Сопоставление программ лепки изделий относительно крупных размеров позволяет отметить различия на значимых этапах конструирования тулова (способ соединения дна со стенками, вторичная формовка). Это свидетельствует об отсутствии технологического единства серии и делает необходимым поиск связующих черт между крупными и мелкими сосудами.

Рис. 5. Керамика могильника Сопка-2.

Рис. 5. Керамика могильника Сопка-2.

Структурные группы I и II выявлены на основании идентичных вещественных характеристик исходного сырья и материала наполнителя.
I группа включает сосуды (см. рис. 1, 5, 7; 4, 2, 4; 5, 7), демонстрирующие 1, 3, 5-ю программы лепки.

Во II вошли различные по размерам сосуды (см. рис. 1, 2; 2, 2; 3, 3), сформованные по 8,9 и 11-й программам, что позволяет объединить их в технологическую группу.

III группа, выявленная условно, не показала четкой взаимосвязи с программами формовки. Наиболее компактной частью в нее вошли сосуды (см. рис. 1, 1, 4, 8; 2, 6; 4, 1; 6, 1, 4), сформованные по 5-й и 6-й программам.

Наличие в I и III структурных группах изделий, близких друг другу по способам формовки (с учетом незначительных отличий в рецептах формовочных масс), позволяет отнести их к единой технологической группе. По композиционным признакам ее можно разделить на две подгруппы.

1. Сосуды с четко выраженной зональностью в построении орнамента: характерно выделение зоны под венчиком. Отмечено три варианта ее оформления: вертикальные прочерченные линии; прочерченный зигзаг, сопровождающийся ямочными наколами; без орнамента (см. рис. 1, 1, 4; 2, 3; 4, 1, 3, 4). Для последних двух вариантов характерно наличие орнамента во второй зоне (тулово сосуда до 2/3 высоты). Зоны разделены поясками «жемчужин» (см. рис. 4, 3), ямочных наколов (см. рис. 4, 1), валиком (см. рис. 1, 1), сформованным оттисками гребенчатого штампа. Наконец, зона под венчиком может подчеркиваться горизонтальным расположенном орнамента на тулове (см. рис. 4, 4). Вторая зона оформлялась горизонтальными рядами, выполненными оттисками гребенчатого штампа (см. рис. 4, 3); горизонтальными поясами, состоящими на оттисков длинного гребенчатого штампа (см. рис. 4, 1, 4).
Заполнение придонной и донной части оттисками короткого гребенчатого штампа зафиксировано в одном случае (см. рис. 4, 4).

По технике исполнения орнамента и степени заполнения орнаментального поля в рассмотренной группе выделяются сосуды с заполнением только зоны под венчиком (см. рис. 1, 1, 4; 2, 3). В одном случае отмечен разделительный поясок в виде валика. Заслуживает внимания и направление орнаментации по часовой стрелке — противоположное для всей керамической серии могильника. Отличительной чертой орнаментации этих сосудов является также особый характер использования гребенчатого штампа при обработке внешней поверхности — «расчесами». Относительно двух сосудов (см. рис. 1. 4; 2, 3) (профилированной формы) можно говорить о полном совпадении данного технического приема с техникой орнаментации, при этом в общем виде выдерживается вертикально-горизонтальная схема. Вместе с тем орнамент воспроизводится со значительными вариациями и отклонениями. Таким образом, рассматриваемая подгруппа демонстрирует тенденцию отхода от традиционных способов нанесения орнамента к «упрощению» его исполнения вплоть до совмещения процесса нанесения орнамента с обработкой внешней поверхности. По принципам построения орнамента с этой подгруппой сближаются сосуды, выполненные но 8-й и 7-й программам (3, 3: 6, 2).

2. Сосуды с орнаментированным туловом. Орнамент состоит из горизонтальных рядов оттисков гребенчатого штампа, поставленного вертикально к поверхности (см. рис. (6, 4), отступающей палочкой (см. рис. 5. 1, 2), отступающей лопаточки (см. рис. 6, 1). Непосредственно под венчиком на ряде сосудов располагаются ряды «жемчужин» и оттисков гребенчатого штампа (см. рис. 5, 1; 6, 4). В одном случае гребенчатым штампом украшена вся внешняя поверхность сосуда, включая дно (см. рис. 2, 4).

Орнаментация других изделий керамической коллекции могильника в значительной мере индивидуальна и требует дополнительного описания.

Небольшой сосуд (3-я программа) украшен, включая дно, наколами палочки, образующими взаимопроникающие зоны, срез венчика орнаментирован гребенчатым штампом (см. рис. 6, 3). По технике орнаментации с ним сближается миниатюрный ладьевидный сосуд (1-я программа) (см. рис. 2, 5). В целом можно говорить о значительной архаичности зтих изделий по технике орнаментации и композиционному построению узора.

Сосуд, изготовленный по 4-й программе, орнаментирован гребенчатым штампом, оттиски которого расположены на тулове вертикальными рядами, на дне — в виде окружности (см. рис. 5, 5). Край венчика украшен наклонными оттисками гребенки.

Сформованный но 10-й программе сосуд орнаментирован, включая дно, гладким штампом, образующим горизонтальные и наклонные ряды. Но линии соединения донной части с туловом нанесены ямочные наколы (см. ряс. 2, 1).

Ближайшие аналогии по технике нанесения орнамента и по его композиционному построению рассмотренным сосудам можно найти в одиновско-крохалевских комплексах [6], последний сосуд (см. рис. 2, 1) сходен с одиновскими изделиями и по приемам конструирования тулова [7].

Сосуды, сформованные по 2-й программе, имеют различную орнаментацию. Первый (см. рис. 3, 2) украшен по тулову волнистыми рядами «протащенной» гребенки. Венчик как с внутренней, так и с внешней стороны орнаментирован насечками. В зоне под венчиком располагаются ряды «жемчужин» и ямочных наколов. Второй (см. рис. 3, 1) сосуд орнаментирован полностью, включая дно и срез венчика, оттисками гребенчатого штампа в манере, близкой екатерининской [8].

Сосуд, сформованный по 12-й программе, украшен но тулову прочерченными линиями, на дне они образуют крест (см. рис. 5, 4). Манера пополнении узора находит ближайшие аналогии в петровских комплексах [9].

Уточнение соотношения между выявленными группами сосудов невозможно без обращения к погребальному обряду могильника Сопка-2. В литературе уже отмечалось его многообразие, наиболее вариативным является признак «положение погребенного в могиле». Вместе с тем планиграфически погребения не выделяются в особые группы. Отмечена взаимовстречаемость различных положений погребенных в парных, коллективных и ярусных могилах [10]. Несмотря на то, что эта ситуация является археологическим фактом, причина такого явления остается не совсем ясной.

Сосуды, относящиеся к двум выявленным технологическим группам, а также сформованные по 2, 4, 8, 9 и 10-й программам, обнаружены в могилах с погребенными в разных положениях: «на спине вытянуто», «на спине вытянуто, голова покоится на материковой подушке», «на спине с подогнутыми коленями», «на правом боку скорченно», «сидя» и наконец в кенотафах. Сосуд, сформованный по 12-й программе, находился в могиле с погребенным в скорченном положении на левом боку. Таким образом, рассматриваемая керамика пока не может быть соотнесена с определенным погребальным обрядом.

Планиграфическая и стратиграфическая ситуация могильника, сходство в принципах манипуляции с сосудами (перевернутое вверх дном положение, пробитое дно), не установившаяся окончательно традиция размещения керамики при погребении, малочисленность керамики — все это свидетельствует о неустойчивости данной категории инвентаря в системе погребальной обрядности могильника.

Керамика могильника Сопка-2 представлена двумя основными группами. Первая по признакам формовочной массы, приемам лепки (в первую очередь, способу соединения дна с туловом) близка кротовской посуде поселений (см. рис. 1, 1, 4, 5, 8; 2, 6; 4, 1, 2, 4; 5, 1, 2, 3; 6, 1, 2, 4). Вторая демонстрирует принципы лепки, получившие распространение в андроновское время (см. рис. 1, 2; 2, 2; 3, 3) [11].

Аналогичная по способам конструирования керамика представлена в материалах могильника кротовской культуры Ордынское 1. По признакам формовочной массы ее можно разделить на две группы.

1. В качестве наполнителя использовался окатанный песок кварц-полевошпатного состава, встречаются также зерна гранита, биотита. Содержание наполнителя достигает 20 % от объема шлифа, средний размер зерен включений 0,2—0,3 мм. Тесто хорошо промешано.
2. В качестве отощителя использовалась выветрелая порода, которая, судя по наличию остроугольных обломков, предварительно дробилась. Содержание наполнителя достигает 15 % от объема шлифа, средний размер включений 0,3—0,5 мм.

Но способу соединения дна с туловом керамика могильника Ордынское-l также неоднородна. Отмечено два приема: первая порция глины либо устанавливалась по внутреннему периметру дна, либо прикреплялась к его внешнему торцу.

Керамическая коллекция могильника Сопка-2 включает также сосуды (см. рис. 2, 7; 3, 7, 2; 5, 4. 5), которые в настоящий момент не могут быть с определенностью отнесены к кротовской культурно-технологической традиции. Вместо с тем они найдены в погребениях, типичных для могильника в целом и, по-видимому, не могут рассматриваться вне кротовских древностей.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Зах В. А. Погребение кротовской культуры у села Ордынское // Сибирь в древности.— Новосибирск, 1979.— С. 31—32.
2 Молодим В. И. Бараба в эпоху бронзы.— Новосибирск, 1985.— С. 63.
3 Там же,— С. 100.
4 Матющенко В. И. Древняя история населения лесного и лесостепного Приобья (неолит и бронзовый век) // Из истории Сибири.— Томск, 1973.— Ч. 2.— Вып. 10; Потемкина Т. М. Бронзовый век лесостепного Притоболья.— М., 1985.
5 Зах В. А. Погребение кротовской культуры…
6 Молодин В. И. Памятника одиновского типа в Центральной Барабе // Проблемы западно-сибирской археологии. Эпоха камня и бронзы.— Новосибирск, 1981.— С. 81—83; Полосьмак Н. В. Керамический комплекс поселения Крохалевка-4 // Древние культуры Алтая и Западной Сибири.— Новосибирск, 1978.— C. 66—75.
7 Лимона Е. В. Элементы гончарной традиции одиновского населения Барабы // Роль Тобольска в освоении Сибири ; Тез. докл.— Тобольск, 1987.
8 Петров А. М. Екатерининский тип керамики на памятниках Среднего Прииртышья.— Томск, 1980.— С. 10.
9 Матющенко В. И., Ложинкова Г. В. Раскопки могильника у д. Ростовка близ Омска в 1966—1969 гг.; Предварит. сообщ. Из истории Сибири.— Томск, 1969.— Вып. 2; Зданович Г. Б., Зданович С. Я. Могильник эпохи бронзы у с. Петровка // CA.— 1980.— № 3.
10 Молодин В. И. Вараба в эпоху бронзы…
11 Кузьмина E. Е. Гончарное производство у племен андроновской культурной общности (об одном археологическим аспекте проблемы происхождения индоиранцев) // Восточный Туркестан и Средняя Азия в системе культур древнего и средневекового Востока.— М., 1986.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика