Когнитивная археология

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Около одного поколения назад небольшая группа археологов бросила вызов своим коллегам и предложила выйти за рамки артефактов и остатков пищи. Они задали вопрос: почему мы должны интерпретировать прошлое исключительно с точки зрения экологических, технологических и других материальных факторов? Некоторые из лучших умов в археологии борются с научной методологией при изучении сознания человека, особенно религии и верований.

С археологической точки зрения термин когнитивная археология охватывает весь спектр поведенческих моделей человека, которые в значительной мере зависят от приверженности к определенным религиозным течениям и верованиям, а также от уровня развития самосознания человека. Еще со времени возникновения археологии исследователи интересовались древними религиями и их проявлениями, предметом когнитивной археологии, которую иногда называют археологией разума. Как нам определить когнитивную археологию? Можно ли изучать когнитивные способности человека по материальным остаткам в археологическом материале, даже если мы не можем позволить себе проигнорировать ее? Как уже обсуждалось в главе 3, когнитивно-процессуальный подход подразумевает применение как старый, так и новых моделей и методов для изучения и оценки древних систем верований.

Когнитивная археология охватывает все прошлое человечества, но ее можно разделить на две обширные сферы интересов. Одна включает в себя когнитивные способности древних гоминидов и архаичный людей, взаимосвязь между изготовлением орудий и когнитивными способностями, возникновение языка и социальный контекст поведения древнего человека (Доналыд — Donald, 1991; Гибсон и Инголд — Gibson and Ingold, 1993). Другая охватывает последние 40 000 лет и когнитивные аспекты современной культуры человека.

Одной из целей недавнего исследования в когнитивной археологии было сделать «основную» археологию более холистической, целостной. Например, Кент Флэннери и Джойс Маркус (Kent Flannery, Joyce Marcus, 1993) предприняли попытку понять поведение древнего племени сапотеков из долины Оахака в Мексике, принимая во внимание старинные описания испанцев древней космологии коренных американцев. Флэннери и Маркус считают, что целью когнитивной археологии является «изучение всех аспектов древней культуры, которые являются продуктом древнего разума». Сюда относятся космология, религия, идеология, иконография и все формы интеллектуального и символического поведения человека.

В период между 1400 и 1150 годами до н. э. в долине Оахака многие земледельческие общины не имели никакого очевидного ранжирования. Между 1150 и 850 годами до н. э. появились первые художественные описания сверхъестественных родов предков; одни представляли землю, другие — небо, в виде молнии или огненного змея. Похоже, новое искусство сопровождалось некоей формой наследственного социального ранжирования (Флэннери и Маркус — Flannery and Marcus, 1993). Потом появилось государство сапотеков, в котором правила мощная элита из Монте Альбан. Крохотное меньшинство стало ассоциироваться с описаниями неба и молнии, а символы земли и землетрясения исчезли. Быио так, будто бы те, кто выдвинулся наверх, были связаны с потомками молнии. В этом идеологическом сдвиге впервые было оправдано наследственное социальное неравенство (Флэннери и Маркус — Flannery and Marcus, 1996).

Во всех культурах имеются теории о вселенной, в которой они живут. Их космология, подобно космологии западной цивилизации, представляет теорию возникновения вселенной, дает определение пространству и времени, может излагать структуру религии и идеологии. Многие культуры, и среди них древнегреческая и народа майя, видят Космос заселенным сверхъестественными существами, что является еще одним связующим звеном с религиозными верованиями. Хотя космология может сильно влиять на расселение и вышивание, как, например, в случаях, где такие аспекты окружающей среды, как древний лес, могут считаться священными, всё же очень трудно, если не невозможно, реконструировать космологию только по остаткам растений и животных.

Религиозные верования обуславливают этику и ценности, часто в рамках поиска ценностей идеальной жизни. Четко определенный взгляд на мир связывает космологию и религию, при этом последняя дает ритуалы и практики, которые помогают поклоняющемуся добиваться идеала. Ясно, что этика и ценности могут оказывать сильное влияние на поведение человека, даже в таких прагматических областях, как добыча пищи и торговля. Религия может быть мощным катализатором социальный и политических изменений, примером может служить случай, когда торговцы-буддисты принесли свою религию на юго-восток Азии и изменили ход истории, дав духовное вдохновение ряду замечательных царств, такому как царство кхмеров (Уитли — Wheatley, 1975).

Любой археолог, занимающийся возникновением ранжированного, в противоположность эгалитарному, общества, изучает фундаментальные изменения в идеологии просто потому, что в эгалитарных обществах есть уравнивающие механизмы, не дающие отдельному человеку или группе людей достичь более высокого положения. И, опять же, такие изменения могут быть документированы лишь посредством продуманного использования исторических аналогий и артефактов.

Когнитивная археология является не методом, требующим наименьших затрат усилий, а подходом к изучению космологии, религии, идеологии и иконографии, основанным на тщательном анализе данных из разный источников. Это многообещающее теоретическое направление, но пока оно не может реконструировать целые идеологии по расположению здания или одной-единственной резной работы.

Ренфрю (1993а) считал, что когнитивная археология должна бросить вызов и разработать логически связанную методологию. Такая методология может вытекать из слияния таких разнообразных областей, как когнитивная психология, создание искусственного разума, компьютерная симуляция, и самой когнитивной археологии. Но такое слияние и возможный интеллектуальный скачок вперед не будут зависеть от точных исследовательских методов. Таким образом, ее можно будет использовать только тогда, когда будет полной база дополнительных данных (Салливэн — L. Sullivan, 1989). Иначе она становится «немногим более, чем предположением, вроде прыжка с моста в страну фантазию» (Флэнери и Маркус — Flannery and Marcus, 1993:110).

В практическом отношении и по очевидным причинам когнитивная археология наиболее эффективна в тех случаях, когда имеются исторические материалы, подтверждающие археологический материал, как это было, когда работали с археологическими свидетельствами и письменами майя (Шеле и Фридель — Schele and Friedel). Флэннери и Маркус (1993) считают, что одним из подходов к реконструкции древних религий является конструирование моделей по этноисторическим источникам, затем нужно отделить храмы, артефакты, художественные стили и другие культурные элементы, которые можно идентифицировать археологически. Эти признаки (features) изучаются в их культурном контексте, а наблюдаемые археологические остатки сравниваются с моделью из этноисторических документов.

Иконография — «анализ того, как древние люди представляли в своем искусстве религиозные, политические, идеологические или космологические объекты или концепции» (Флэнери и Маркус — Flannery and Marcus, 1993) — предлагает когнитивной археологии плодотворное направление. И вновь этноистория и история обеспечивают жизненно важный фундамент для интерпретации археологического материала, поскольку без такой информации исследователю придется заниматься практически гаданием. Такие исследования, очень часто основанные на интуиции и «эстетическом чувстве», более отражают личность исследователя, а не реальность.

Когнитивный подход в археологии является наиболее плодотворным, когда исследования подтверждаются документами, как это было в случае с цивилизацией ацтеков Мексики или инков в Андах. Но более древние сообщества, например первые земледельческие общества Юго-Западной Азии, с их женскими статуэтками и покрытыми гипсом человеческими черепами, являются вызовом для исследователей. Слишком легковесно называть любую женскую статуэтку «символом плодородия» и говорить о древних матерях-богинях, если фактически нет никаких научных оснований для таких выводов.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1832 Родился Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.
  • 1899 Родился Борис Николаевич Граков — крупнейший специалист по скифо-сарматской археологии, классической филологии и античной керамической эпиграфике, доктор исторических наук, профессор.
  • 1937 Родился Игорь Иванович Кириллов — доктор исторических наук, профессор, специалист по археологии Забайкалья.
  • 1947 Родился Даврон Абдуллоев — специалист по археологии средневековой Средней Азии и Среднего Востока.
  • 1949 Родился Сергей Анатольевич Скорый — археолог, доктор исторических наук, профессор, специалист по раннему железному веку Северного Причерноморья. Известен также как поэт.
  • Дни смерти
  • 1874 Умер Иоганн Георг Рамзауэр — чиновник из шахты Гальштата. Известен тем, что обнаружил в 1846 году и вёл там первые раскопки захоронений гальштатской культуры железного века.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 21.12.2014 — 12:15
Яндекс.Метрика