Н.К. Анисюткин — Орудия клювовидных форм в раннем и среднем палеолите

К содержанию журнала «Советская археология» (1973, №1)

В раннем и среднем палеолите наиболее распространенной техникой вторичной обработки орудий была выемчато-зубчатая ретушь, особенно характерная для клектоно-тейякских индустрий, где выемчатые и зубчатые орудия зачастую преобладали над остальными. Выемки (зубчатая ретушь — это цепь соприкасающихся выемок) использовались не только для оформления лезвия орудий, а применялись иногда как конструктивные детали. Так, две смежные выемки выделяли выступ, который затем переделывался вторичной обработкой в скребки, долотовидные орудия, острия. Подобные инструменты можно назвать, учитывая их форму, клювовидными. Они не должны отождествляться с клювовидными формами позднего палеолита и неолита, которые, за некоторым исключением, иначе обработаны и, как правило, редки. Кроме того, многие из так называемых клювовидных орудий совсем не имеют выемок, и основой для их выделения является только форма [1].

Изделия с выемчатыми рабочими краями, или, иначе, клювовидные формы, были в ряде древних комплексов весьма распространенными орудиями. В клектонском местонахождении Сент-Анне-д’Эвеноз (Южная Франция) таких изделий обнаружено более 23%, а в тейякских слоях грота Бом-Бон их было более 14% [2]. Столь же обильны орудия клювовидных форм и в синхронных памятниках Центральной Европы [3].

Подобные формы известны в мустье, но почти везде в небольшом числе. В различных вариантах мустье имеется разное количество этих орудий. Если в типичном мустье их нет или они единичны, то в зубчатом мустье они обычны, хотя, судя по публикациям, и немногочисленны. Исключением является зубчатое мустье с тейякской традицией Приднестровья — стинковская культура, открытая и исследованная автором на правобережье Днестра в окрестностях Хотина Черновицкой области [4].

Некоторые формы клювовидных орудий. 1 — клювовидный резак; 2 — стамескообразное орудие; 3 — скребок; 4 — стамескообразное орудие с рабочим краем на месте ударной площадки; 5 — клювовидное острие типа 3 (комбинировано со скребком); 6 — клювовидный резак на расколотой гальке (обушок — плоскость гальки); 7 — острие типа 2 (подтип «чопперовидные»); S — острие типа 1; 9 — долотовидное орудие. 1, 2 — Осыпка; 3 — верхний слой Стинки I; остальные — нижний слой Стинки I

Некоторые формы клювовидных орудий.
1 — клювовидный резак; 2 — стамескообразное орудие; 3 — скребок; 4 — стамескообразное орудие с рабочим краем на месте ударной площадки; 5 — клювовидное острие типа 3 (комбинировано со скребком); 6 — клювовидный резак на расколотой гальке (обушок — плоскость гальки); 7 — острие типа 2 (подтип «чопперовидные»); S — острие типа 1; 9 — долотовидное орудие. 1, 2 — Осыпка; 3 — верхний слой Стинки I; остальные — нижний слой Стинки I

На основе стратиграфических и технико-типологических данных выделено три хронологических этапа этой культуры: древнейший — осыпский (местонахождения Осыпка, Стинка II и IV), «средний»—нижний слой стоянки Стинка I и «поздний» — верхний слой этой же стоянки, соответствующий, вероятно, финальному мустье 5 (рисунок). Клювовидные формы особенно обильны на ранних этапах и редки на позднем. Так, среди 101 орудия (исключены отщепы с ретушью и отдельные леваллуазские сколы без обработки, т. е. все малоопределимые орудия) осыпского этапа 27 относится к клювовидным, из 294 орудий нижнего слоя Стинки I — 37 клювовидных, а из 96 орудий верхнего слоя — 6.

В основу предлагаемой автором классификации клювовидных орудий положены материалы стинковской культуры, а также следующие комплексы тейякского типа Попрутья: грот Старые Дуруиторы [6] и местонахождение Мерсына [7], а также открытый автором в 1971 г. на Днестре тейякский памятник Хоробра (с. Рашков Каменского района Молдавской ССР). Всего использовано более 200 подобных орудий.

Одним из первых на эти формы обратил внимание немецкий ученый Руст. Он выделил их не только в раннем и среднем палеолите Германии, но и в клектонских индустриях Англии [8]. Однако все клювовидные орудия, независимо от характера оформления рабочего края, названы скребками «с носиком» (Nasenschaber). В данном случае исследователь обратил внимание на главную деталь — выделение рабочего края выемками. Почти аналогично поступил и французский ученый А. Люмлей, положивший в основу выделения клювовидных форм две смежные выемки [9]. В отличие от зарубежных исследователей И. И. Коробков отдал предпочтение не конструктивным деталям, а форме орудия и характеру оформления рабочего конца (короткие острия) [10]. Предлагаемая нами классификация учитывает все эти разработки. Она построена с учетом соподчинения признаков. За основу взят основной прием выделения рабочего элемента двумя выемками, далее следует принцип оформления лезвия, т. е. речь идет о сумме общих признаков. Признаки частные характеризуют тип орудия.

Под клювовидными орудиями следует понимать такие изделия, рабочий край [11] которых выделен двумя смежными выемками. Они могут быть клектонскими, т. е. образованы одним сколом, или ретушированными. Иногда отмечается сочетание обычных выемок, т. е. ретушированных, и клектонских. Как правило, они крупные, отчетливо выделяющие основной рабочий элемент — выступ, который иногда бывает образован выемкой в сочетании с обломом или поперечной ретушью. Эти признаки, а также форма орудий имеют первостепенное значение и являются общими.

Типы объединены в группы, характеризующиеся способом оформления рабочего края, и названы с учетом предполагаемой функции: острия, долотовидные орудия, резаки, скребки. В одном случае удалось установить по следам работы, что клювовидный резак использовался в качестве своеобразного ножа — возможно, как предполагает В. Е. Щелинский, для раскройки шкур. Для типов характерно устойчивое сочетание признаков более конкретных, свойственных определенной и повторяющейся совокупности предметов.

Если речь идет о комбинированных орудиях, то можно либо каждый из элементов считать самостоятельным и учитывать отдельно, либо использовать предложенный Ф. Бордом метод преимущества. Кроме того, возможно такое описание: большой латинской буквой обозначается группа, арабской цифрой — тип. К примеру, если обычное клювовидное острие (верхний слой Стинки I) может иметь такое обозначение — А2, то комбинированное со скребком (нижний слой) — АЗД1. В данном случае первым ставится тот рабочий элемент, который ярче выражен.

А. Клювовидные острия. Обязательно наличие выделенного смежными выемками острого конца, подправленного с нижней плоскости подтеской. В ряде случаев это следы утилизации. В отличие от проколок, тонкое жальце которых оформлено крутой или противолежащей ретушью, клювовидные острия имеют массивные и относительно короткие концы; форма их ладьевидная. В качестве заготовок использовались укороченные и толстые отщепы, а также осколки и даже остаточные нуклеусы. Можно
выделить следующие типы: 1) простые на отщепах с одним или несколькими остриями; 2) нуклевидные высокой формы; 3) массивные с клектонскими выемками, нанесенными со стороны брюшка, чаще всего это комбинированные орудия; 4) острия-ножи дуруиторского типа; 5) изделия с противолежащими выемками.

1. Простые клювовидные острия. Выемки чаще всего ретушированные и очень редко клектонские. Подправка конца со стороны брюшка незначительная, напоминающая следы употребления. Обычно ось орудия не совпадает с осью отщепа, и речь может идти о боковых остриях. Возможно выделение двух подтипов: типичных и атипичных. Последние характеризуются сочетанием отчетливой выемки и намеренного или естественного облома. Второй подтип следует выделять лишь в том случае, если в коллекции имеются типичные образцы.

2. Нуклевидные высокой формы. Орудия на массивных осколках, остаточных нуклеусах и иногда укороченных отщепах. Наибольшая длина не совпадает с осью орудия. Острый конец выделен выемками различного вида. Массивное жальце подправлено с нижней плоскости подтеской, напоминающей иногда обработку бифасов. Характерен «обушок» — противолежащий острию массивный край заготовки. Можно выделить три подтипа: укороченные — «чопперовидые» — с плоской ретушью конца и обушком, на нуклеусах с относительно удлиненным, но массивным острием, а также атипичные. От первого типа отличаются укороченными пропорциями, характером подправки рабочего края с нижней плоскости, массивностью и наличием обушка.

3. Массивные клювовидные острия, жальца которых выделены с брюшка выемками клектонского типа. В качестве заготовок использовались толстые отщепы. В большинстве случаев это комбинированные орудия. Выступы являются чаще остриями, реже долотовидными орудиями и иногда скребками [13]. Предварительно можно выделить два подтипа: обычные на обломках отщепов и орудия с острием на месте ударной площадки.

4. Острия-ножи дуруиторского типа [14]. Орудия на массивных, но удлиненных сколах, острия которых расположены обычно на месте ударной площадки, а обработка нанесена с брюшка. Ось заготовки, как правило, совпадает с осью орудия. Короткое острие образовано клектонской выемкой и прилегающей ретушью края. Жальце подправлено ретушью с нижней стороны. Очень часто один из краев превращен дополнительной обработкой в скребло с острым лезвием, что предполагает использование этого орудия в качестве ножа. Предварительно можно выделить два подтипа: типичные и атипичные. В широком смысле слова острия дуруиторского типа близки клювовидным формам типа [3]. Как в одном случае, так и в другом обработка нанесена со стороны брюшка, отчетливо выражена подправка острия плоской ретушью. Отличаются они формой и прежде всего характером выделения рабочего края: если для типа 3 характерны клектонские выемки, то для дуруиторских острий существенно сочетание выемок с ретушью или, что очень редко, намеренным обломом.

5. Острия с противолежащими выемками. Орудия на различных заготовках с выемками клектонского типа. Напоминают клювовидные резцевидные острия (Вес burinante), выделяемые Ф. Бордом [15], отличаясь массивностью заготовок и характером оформления острого конца. В памятниках стинковской культуры не обнаружены. Орудия, напоминающие клювовидные острия, известны в ряде мустьерских стоянок. Они присутствуют, к примеру, в нижнем слое Ильской. Однако их обработка совершенно иная: острый конец выделен не выемками, а типичной мустьерской ретушью, и речь может идти либо о массивных остроконечниках, либо о конвергентных (по терминологии Ф. Борда) скреблах.

B. Долотовидные или стамескообразные орудия. От острий отличаются характером оформления рабочего края — выступа, который также выделен смежными выемками. Он двусторонней или, что реже, односторонней обработкой превращен в долотовидное лезвие. В качестве заготовок использовались отщепы и, по-видимому, осколки. Можно выделить два типа: первый — изделия с широким лезвием желобчатого типа, второй — с узким.

1. Рабочий край долотовидных орудий образован двусторонней подтеской. Лезвие всегда относительно острое. Можно выделять два подтипа: типичные и атипичные. Последние характеризуются только одной выемкой и выделяются в том случае, если в коллекции имеются типичные образцы. К примеру, в комплексе французской стоянки ашельского времени Ориньяк (Ардеш) имеются долотовидные орудия только с одной выемкой [16], выделяющей затесанный рабочий конец, но их не следует рассматривать как подтип стинковских долот, а нужно считать самостоятельным типом.

2. Стамескообразные орудия. Очень узкий рабочий край образован односторонней или, что реже, двусторонней подтеской. Обычно это очень мелкие изделия на отщепах или их фрагментах. Могут быть два подтипа: один — с лезвием, которое противолежит основанию скола, и второй — с рабочим краем на месте ударной площадки. В принципе можно говорить об одном типе с двумя или тремя подтипами, но, учитывая то обстоятельство, что стамескообразные орудия в основном характерны для более ран ¬них памятников, целесообразно, на наш взгляд, выделять два типа.
C. Клювовидные резаки. Речь идет о специфическом орудии, которое иногда описывается зарубежными исследователями как Bill-Hook — типичное для клектонских индустрий Англии [17]. Выделяемый нами клювовидный резак отличается от последних рядом признаков, и прежде всего характером выемки, которая бывает не только клектонской, но и ретушированной.

Клювовидным резаком называется такое орудие, режущая кромка которого находится на углу заготовки. Она образована поперечным концом и прилегающей выемкой, выделяющей «клюв» — рабочий конец. Основные и необходимые признаки: приуроченная к концу заготовки выемка, «обушок» — поперечный конец и короткое острие, часто подправленное или ретушированное с одной или двух сторон. Все три элемента взаимосвязаны и обязательны. Это один тип, состоящий из нескольких подтипов, за основу выделения которых взят принцип «оформления обушка». У первого он образован обломом или намеренным сечением верхней (или нижней) части заготовки, у второго подтипа обработан крутой ретушью, у третьего — естественный обушок (желвачная корка, плоскость гальки или грань скола), и у четвертого подтипа обушком является скошенная ударная площадка отщепа или пластины. Два последних подтипа выделяются в том случае, если представлены остальные разновидности, т. е. речь может идти о типичных резаках (первый и второй подтипы) и атипичных (третий и четвертый подтипы). Режущая кромка бывает образована плоской, иногда двусторонней, ретушью, микрорезцовыми сколами или просто имеет следы утилизации. Различными бывают и выемки.

D. Скребки. Рабочий край, выделенный двумя смежными выемками, обработан крутой скребковой ретушью. Можно выделить два типа: первый — ладьевидные высокой формы, второй — на плоских сколах.

В отличие от скребков позднего палеолита, где скребковый выступ часто случаен, выделяемый нами тип должен иметь сочетание признаков, т. е. двух смежных выемок и скребкового рабочего края между ними. В отличие от вышеописанных групп орудий клювовидные скребки встречаются не только в среднем палеолите, но и обычны в позднем, а особенно в памятниках ранней поры, к примеру в ориньякских.

На территории СССР орудия клювовидных форм в значительном количестве известны только в комплексах клектоно-тейякского типа и в зуб¬чатом мустье. Они обнаружены на Кавказе (пункты 3 и 9 Яштуха, в группе местонахождений Западного Азербайджана и северо-западной части Кавказа: Шиш-Гузей, Кёчаскар, Чахмахлы — материалы М. М. Мансурова, а также в Ходыженской — материалы В. Е. Щелинского), в Приднестровье (стинковская группа памятников, Хоробра, нижний слой грота Выхватинцы — раскопки Н. К. Анисюткина в 1971 г.), на северо-западе Молдавии (Мерсына, грот Старые Дуруиторы, Бобулешты V) и в Средней Азин (Куль-Булак в Узбекистане — материалы из раскопок М. Р. Касымова). Наиболее многочисленны эти орудия в комплексах Пруто-Днестровского междуречья, местонахождениях Шиш-Гузей (Западный Азербайджан) п Яштухском [18]. Однако всюду, где клювовидные орудия многочисленны, они имеют свою специфику: в Западном Азербайджане [19], к примеру, поч¬ти нет резаков и, исключая Шиш-Гузей, настоящих острий, но представ¬лены долотовидные орудия. Даже территориально и культурно близкий стинковской культуре комплекс Мерсыны имеет свои отличия [20]. Здесь среди 300 орудий обнаружено 40 клювовидных изделий, среди них 16 острий, 7 долотовидных орудий, 11 резаков и 6 скребков. Если количественные соотношения до известной степени сопоставимы, то типологические их характеристики различны. Среди острий преобладают дуруиторские (7 экз.), совершенно отсутствующие в стинковской культуре, много атипичных (4 экз.) клювовидных острий, а среди долотовидных орудий мало типичных. Атипичными являются и резаки. Особенно показательны скребки — формы сравнительно редкие даже в верхнем слое Стинки I. Среди них — два на площадках отщепов, что типично для дуруиторо-мерсынской культуры и почти не характерно для стинковской — скребки на площадках, многочисленные в Мерсыне и в Старых Дуруиторах, встречаются относительно часто (5%) в инвентаре осыпского этапа, но только как скребки, а не клювовидные формы. Правда, что касается Старых Дуруитор, то здесь клювовидных орудий относительно немного, и среди них преобладают скребки.

Все это свидетельствует о том, что данные формы специфичны в каждой территориальной группе памятников в зависимости от времени и культурной принадлежности их.

В стинковской культуре отмечена эволюция клювовидных орудий. Если в инвентаре осыпского этапа их около 27%, то в нижнем слое Стиики I — только 12,5%, а в верхнем слое этой же стоянки (на позднем этапе) клювовидных форм было лишь 6%. На осыпском этапе острий имелось 9%. долотовидных орудий — 6%, резаков — 12%, а скребков не обнаружено. На следующем этапе — в нижнем слое Стинки I — острия составляли 5 %, долотовидные орудия — около 2%, резаки — 5%, скребки, не считая комбинированного с острием,— менее 1%. На позднем этапе обнаружено всего одно атипичное острие, резаков — почти 3 %, скребков — 2 %. Долотовидные формы отсутствовали. Все это согласовывалось с общими изменениями всего каменного инвентаря: на заключительном этапе почти исчезают типичные скребла, выемки клектонского типа и увеличивается процент позднепалеолитических форм, пластин и зубчатых орудий, причем количественные изменения вели к качественным изменениям: все эти формы, исключая скребки, достаточно атипичны.

Памятники стинковской культуры существовали в течение всей мустьерской эпохи, т. е. с конца последнего межледниковья и, по-видимому, до интерстадиала Подградем-Хенгело [21]. В течение этого периода происходит постепенное исчезновение клювовидных форм, особенно остриц и долотовидных орудий. Присутствие их на завершающем этапе, который соответствует самому концу мустье, свидетельствует о специфике этой культуры. Она состоит в том, что здесь сравнительно долго существуют архаичные формы клювовидных орудий. В этом нас убеждает не только эволюция их в рамках стинковской культуры, но и период распространения массивных клювовидных орудий. Они не характерны в полном объеме для позднего палеолита (даже ориньяка, где представлены главным образом только скребки, и не всегда клювовидные), но зато многочисленны в некоторых индустриях среднего и раннего палеолита. В большинстве комплексов этой эпохи представлены все те группы типов клювовидных орудий, которые описаны выше. Характерно, что в очень древних индустриях эти формы часто изготовлены из галек или кусков камня. В данном случае предполагается связь их с галечными комплексами [22]. Как показал в своих исследованиях К. Валох, памятники гейдельбергской культуры с обильными клювовидными орудиями, относящиеся еще к кромерскому времени — гюнц-миндель, получают дальнейшее развитие [23]. И поэтому логично предположить, что индустрии типа стинковской, а может быть, и дуруиторской культур появились на основе центральноевропейского клектона с обилием клювовидных форм, на ранних этапах развития. В этом плане мустье с ашельской традицией юго-запада Франции является своеобразной мо¬делью, которая может быть применена (только как модель) к зубчатому мустье с тейякской традицией Среднего Приднестровья. Сущность данного сопоставления состоит в том, что как в Перигоре, так и в междуречье Днестра и Прута (к подобным памятникам относится и местонахождение Бобулешты V на Реуте) существовали такие среднепалеолитические культуры, которые очень долго сохраняли древние традиции. В одном случае это ручные рубила, в другом — клювовидные формы орудий.

Разумеется, отсюда не следует, что клювовидные орудия и их количество повсюду являются хронологическим показателем. Справедливость этого положения следует доказывать на конкретных материалах. Известно, что ашель Франции часто очень беден бифасами. Однако это еще не свидетельство его возраста. Так, для позднеашельских комплексов Средиземноморья характерен невысокий процент рубил, в то время как в син¬хронных индустриях Северной Франции они всегда встречаются в изобилии [24]. Необходимо принимать во внимание различие темпов переживания тех пли иных архаичных форм орудий, которые были свойственны кон¬кретным территориям, конкретным палеолитическим культурам.

Разумеется, предложенная нами классификация будет в дальнейшем уточнена и дополнена новыми материалами и новыми наблюдениями, тем более что орудия, о которых шла речь в данной статье, только начинают выделяться исследователями палеолита.

1. П. П. Ефименко. Первобытное общество. Киев, 1953, стр. 196, рис. 60; А. А. Формозов. Пещерная стоянка Староселье и ее место в палеолите. МИА, 71, 1958, рис. 48.
2. H. de Lumley-Woodyear. Le Paléolithique inférieur et moyen du midi Mediterraneén dans son cadre géologique. 1. Paris, 1969, стр. 204, 249.
3. A. Rust and G. Steffens. Die Artefakte der Altonaer Stufe. Offa — Bücher, 1962, стр. 17.
4. H. K. Анисюткин. Мустьерская стоянка Стинка на Среднем Днестре. «Археологический сборник ГЭ», II. Л., 1969.
5. Н. К. Анисюткин. Мустье Пруто-Днестровского междуречья. Автореф. канд. дис. Л., 1971.
6. H. А. Кетpару. Исследования палеолита в Молдавии. «ИАН Молд. ССР», 2. Кишинев, 1969.
7. Н. А. Кетрару, Н. К. Анисюткин. Мерсына. Кишинев, 1967.
8. A. Rust und G. Steffens. Ук. соч., стр. 56—58.
9. H. de Lumley-Woodyear. Ук. соч.
10. И. И. Коробков. Относительно подхода к разработке типологии тейякских индустрий. «Тезисы доклада на заседании, посвященном 75-летию со дня рождения Г. А. Бонч-Осмоловского, 1970.
11. Обязательное правило — выделение рабочего края, а не черешка, как в атерийскпх памятниках. В том же случае, если между выемками нет рабочего края, речь идет о двойном выемчатом орудии. Кроме того, черешок выделяется чаще всего крутой ретушью.
12. F. Bordes. Typologie du Paléolithique ancien et moyen. I, Bordeaux, 1961, стр. 10—11.
13. Подобный предмет происходит из рисских слоев грота Бом-Бон. H. de Lumlеуet В. Воllet. Remplissage et évolution des industries de la Baum-Bonne. Congres pré¬historique de Monaco. XVI, 1959, рис. 2.
14. Предварительное описание см. H. К. Кeтpapy, H. K. Анисюткин. Мерсына, стр. 30.
15. F. Воrdes. Ук. соч., стр. 37.
16. J. Combier. Le Paléolithique de l’Ardeche dans son cadre paléoclimatique. 4, Bordeaux, 1967, рис. 14, 3.
17. D. M. Collins. Metrischer und typologischer Beweis für die Selbstständigkeit der Kulturtraditionen des Acheuléens und des Clactoniens in England und Deutschland. Jahresschrift für mitteldeutsche Vorgeschichte. 52, Halle (Saale), 1968, стр. 28—29.
18. И. И. Коробков. Итоги пятилетних исследований Яштухского палеолитического местонахождения. СА, 1967, 4, рис. 1 и 2.
19 Все памятники открыты и изучаются. М. М. Мансуров. Мустьерское местонахождение Чахмахлы. «Материалы к сессии археологических и этнографических исследований 1970 г. в Азербайджане». Баку, 1971, стр. 4—5.
20. В публикации эти формы почти не были выделены.
21. Н. К. Анисюткин. Мустье Пруто-Днестровского междуречья, стр. 19.
22 В этом плане представляют интерес находки А. Руста в Южной и Северной Германии. A. Rust. Artefakte aus der Zeit des Homo heidelbergensis in Süd- und Nord-deutschland. Bonn, 1956. Можно указать на типичные долотовидные орудия из галек (местонахождение рисского времени Кастель в южной части Франции). H. de Limleу-Wооdуеаr. Le Paléolithique ancien et moyen, стр. 225, рис. 144, 1—2.
23. K. Va loch. Les Paléolithiques inférieur et moyen en Europe Centrale. Actes du VIII Congres international des Sciences préhistoriques et protohistoriques. 1. Beograd, 1971, стр. 29.
24. H. de Lumley-Woody e ar. Ук. соч., табл. 20.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика