Ю.А. Заднепровский. Камилла Васильевна Тревер (1892-1974)

Ю.А. Заднепровский. Камилла Васильевна Тревер (1892-1974) // РА. 1993. №4. С. 240-244.

25 января 1992 г. исполнилось 100 лет со дня рождения К.В. Тревер — крупнейшего востоковеда, историка культуры и искусства народов Востока, доктора исторических наук, профессора, члена-корреспондента АН СССР (1943), заслуженного деятеля науки УзССР (1943). Камилла Васильевна родилась 13(25) января 1892 г. в Петербурге и получила блестящее образование. Она закончила с золотой медалью известную гимназию Петершуле, Женский педагогический институт (1907-1912) и с 1912 г. занималась на Высших женских (Бестужевских) курсах, в 1915 г. оставлена ассистентом, в том же году уволена, в 1918-1919 гг. (до перехода в Эрмитаж) работала там же ассистентом. Совершила длительные поездки с бестужевками в Италию (1912) и Грецию (1914). В 1914 г. сдала экстерном экзамены по историко-филологическому факультету Петербургского университета. Получила хорошую подготовку в семинарах Ф.Ф. Зелинского, М.И. Ростовцева и Б.В. Фармаковского.

В 1912-1918 гг. она преподаёт в разных гимназиях и одновременно работает нештатно с 1913 г. в Императорской археологической комиссии, обрабатывая древности Ольвии из раскопок её учителя Фармаковского. В 1914 г. выходит первая научная работа К.В. Тревер «Мраморные скульптуры из Ольвии» [1], в 1918 г. — статья «Ольвийская полихромная амфора 1901 г.» [2]. Таким образом, свою научную деятельность она начала как исследователь античных древностей Северного Причерноморья.

Камилла Васильевна Тревер

Камилла Васильевна Тревер

В 1918 г. Камилла Васильевна избрана научным сотрудником ИАК — РАИМК и с тех пор более 50 лет работала в ГАИМК — ИИМК — ЛОИА АН СССР. В 1919 г., как это было обычно в те нелёгкие годы, она по совместительству поступила в Эрмитаж помощником хранителя эллино-скифского отделения. В 1921-1928 гг. она была хранителем Строгановского дворца, бывшего тогда филиалом Эрмитажа. Много лет она проработала в этом музее, и вся её жизнь и научная деятельность связаны с этим двумя учреждениями — ИИМК и Эрмитаж.

Под влиянием И.А. Орбели Камилла Васильевна занялась изучением искусства Востока. В 1921 г. появилась её статья о бронзовой ножке канделябра из Закавказья. По особенностям стиля она определила, что это изделие эллинистического происхождения [3]. В 1925 г. опубликована статья о бронзовом водолее Киевского клада XII-XIII вв., который ранее изучали Н.П. Кондаков и Я.И. Смирнов, высказав противоположные суждения о восточном и западном происхождении сосуда. К.В. Тревер привлекла новые доказательства и обратила внимание на детали, указывающие скорее на происхождение с Востока [6].

Основательно изучением восточной торевтики она занялась, помогая И.А. Орбели разбирать архив хранителя Эрмитажа академика Я.И. Смирнова, лучшего в то время знатока искусства Востока, а также во время подготовки первой «Временной выставки сасанидских древностей» (1922). Именно тогда, как они написали позднее, ими был усвоен метод Я.И. Смирнова. «Этот технический анализ, объединённый с всесторонним исследованием письменных источников и с сопоставлением всех этих данных с исторической картиной, которую мы наблюдаем не только в сасанидском Иране, но и в других областях Передней Азии, и не только в сасанидский период, но и в другие эпохи, и, наконец, сопоставление металлических изделий с иными памятниками сасанидского искусства» [17]. Этот историко-технологический и стилистический метод изучения торевтики следовало бы называть методом Смирнова — Орбели — Тревер. Овладение им и усовершенствование его предопределило высокий уровень трудов отечественных учёных. Метод выдержал испытание временем и успешно применяется в наши дни с некоторыми модификациями.

В наследии К.В. Тревер центральное место занимает цикл работ по сасанидскому искусству и нумизматике, по истории культуры сасанидского Ирана, Первая её работа на эту тему посвящена кушано-сасанидской гемме с бактрийской надписью (1931) [8]. Сопоставляя изображения на гемме и на серебряном блюде №53, автор отнесла их ко времени бытности Варахрана I наследником и кушаншахом. Это сделано задолго до приписываемого Луконину отождествления. [1] Фундаментальная публикация И.А. Орбели и К.В. Тревер «Сасанидский металл» (1935) посвящена III Иранскому конгрессу и своевременно вышла в свет во время его работы [17]. О сасанидском искусстве написано более 20 работ К.В. Тревер. Увенчивает эту серию обобщающая, прекрасно изданная в 1987 г. книга «Сасанидское серебро» [98], совместное издание К.В. Тревер и В.Г. Луконина.

Оценивая в целом все эти работы, следует признать, что Камилла Васильевна достойно продолжила начатое школой Н.П. Кондакова — Я.И. Смирнова изучение торевтики как ценного источника по культуре и истории Востока.

Заслуживает внимания ещё один аспект этих исследований, заключающийся в глубоком и всестороннем анализе семантики и символики изображений на сасанидских предметах, имевших культовое значение и позволяющих охарактеризовать религиозные представления эпохи. Памятники искусства вкупе с письменными данными послужили источниками изучения персонажей зороастрийской

религии и иранской мифологии в целом. Особо отметим её статьи о «Сэнмурв — Паскудж» (1933-1937) [12, 24], получившие высокую оценку и не утратившие своего значения в наши дни как образец исследования по мировоззрению древних народов, прежде всего иранских.

Наряду с сасанидскими штудиями в начале 30-х годов К.В. Тревер занимается изучением коллекции из раскопок П.К. Козлова знаменитых курганов Ноин-Улы в Монголии. Ею была подготовлена полная публикация этих материалов на английском языке [10], сделавшая их доступными зарубежным исследователям. В том же 1932 г. была подготовлена к печати коллекция терракот Афрасиаба, вышедшая в 1934 г. также на английском языке. В этой книге имеется краткий очерк истории Афрасиаба-Самарканда и погребальных обычаев зороастрийцев, а также анализ астоданов (оссуариев), для украшения которых предназначались некоторые терракоты [16].

В 1934 г. ИВ АН СССР и Эрмитаж торжественно отметили 1000-летие со дня рождения великого персидского поэта Фирдоуси. На юбилейном заседании К.В. Тревер выступила с докладом «Сасанидский Иран и Шах-намэ» и рассмотрела, как историческая действительность отражена в замечательном произведении [13]. На юбилейную дату 1000-летия армянского народного эпоса «Давид Сасунский» она откликнулась специальной статьёй [26]. К.В. Тревер приняла участие также в праздновании 750-летия великого грузинского поэта Шота Руставели в 1938 г.

Звёздный час в жизни Камиллы Васильевны наступил в дни проведения III Международного конгресса по иранскому искусству и археологии (11-17 сентября 1935 г.), который стал крупным событием в истории советского востоковедения и археологии. К конгрессу в Эрмитаже была организована специальная большая выставка по иранскому искусству (около 20 000 экспонатов), а также выставки «Скифский звериный стиль» и коллекций Пазырыка. К.В. Тревер была Генеральным секретарем конгресса и отвечала за организацию его работы.

15 сентября 1935 г. на заседании конгресса в Ленинграде, в Эрмитажном театре, она выступила с докладом «Проблема бактрийского искусства». Так значится в программе. На английском языке название доклада «The Bactrian problem», что, очевидно, более верно отражает его содержание. В статьях о работе конгресса также говорится о проблеме Бактрии и бактрийском искусстве. [2] Но позднее, в трудах конгресса 1939 г., её доклад опубликован с несколько иным названием «Проблема греко-бактрийского искусства» [28]. Постановка вопроса о существовании самобытного бактрийского искусства является крупнейшей заслугой К.В. Тревер. Интересно отметить, что из 56 докладов на конгрессе в Ленинграде 25 принадлежат советским учёным. На заседание в Москве было выдвинуто 7 докладов, из них 3 советских: И.А. Орбели, К.В. Тревер, Е.Э. Бертельса. Одно это указывает на признание важности открытия К.В. Тревер. За большую работу на конгрессе её наградили иранским орденом «За научные заслуги» (но самого ордена она так и не получила). На конгрессе докладов по сасанидскому искусству не было, поскольку вне программы состоялся на эту тему специальный симпозиум (тогда его назвали симпозион).

В 1940 г. вышла в свет монография «Памятники греко-бактрийского искусства» [34]. Она содержит наиболее полную, непревзойдённую до сих пор сводку и анализ письменных сведений о Бактрии, а также предметов искусств, связанных с Бактрией. Так было положено начало изучения культуры Древней Бактрии, важнейшей историко-культурной области античной Средней Азии. На этот труд К.В. Тревер очень быстро появилось за рубежом три рецензии в Америке, Англии и Индии — явление необычное в нашей историографии. Самую строгую и в то же время доброжелательную оценку и критику книга получила от крупнейшего русского археолога М.И. Ростовцева, одного из её учителей. Находясь в эмиграции, он летом 1942 г. опубликовал обстоятельную рецензию. В ней он отметил пионерский характер исследования, в котором после В. Тарна и независимо от него поставлена проблема эллинистической Бактрии. Вместе с тем рецензентом убедительно показано, что ряд предметов торевтики не имеет касательства к Греко-Бактрии. К сожалению, эта рецензия, как и другие, вышедшие в годы Великой Отечественной войны, у нас практически не привлекла внимания.

Работая в ГАИМКе и в Эрмитаже, К.В. Тревер в 20-х годах прослушала на восточном факультете курсы лекций академиков В.В. Бартольда, С.Ф. Ольденбурга, а также И.А. Орбели, занималась языками у А.А. Фреймана. В 1926 г. её избрали доцентом кафедры иранистики Ленинградского университета (ЛГУ), где она преподавала в 1926-1932 гг. Степень кандидата исторических наук ей присвоена без защиты в 1938 г., в феврале 1939 г. — степень доктора исторических наук. В 1939-1940 гг. К.В. Тревер — профессор восточного факультета, а в 1948 г. также и исторического факультета ЛГУ.

Новый этап в жизни и научном творчестве К.В. Тревер составили годы, проведённые во время Великой Отечественной войны в Ташкенте. Перед самым отъездом летом 1941 г. она много сил и труда положила на упаковку коллекций Эрмитажа для эвакуации. 16 августа 1941 г. она была командирована в УзФАН СССР и в сентябре приступила к работе в Институте языка, литературы и истории, в котором с декабря 1942 г. заведовала отделом археологии и истории. Почти 2 года (1941-1943 гг.) провела она в Узбекистане и приняла активное участие в подготовке «Истории народов Узбекистана» — первого капитального труда по истории этой республики. Её перу принадлежат в I томе II-IV части и I глава V части объемом около 12 а.л., что составляет почти 1/3 всего тома. Её главы охватывают историческое прошлое всего домусульманского периода на протяжении более 1500 лет. Разделы написаны по первоисточникам с привлечением данных археологии и этнографии, что потребовало огромной подготовительной работы по подбору, переводу источников и исследованию ранее малоизученного периода. О размерах проделанной работы могут свидетельствовать хотя бы 650 подстрочных примечаний и ссылок, которые были в рукописи автора. Имеются достоверные сведения, что два тома «Истории» были готовы к лету 1943 г. Но редактирование и согласование привели к тому, что II том был издан в 1947 г., а I — только в 1950 г. [52-60].

К участию в этом труде К.В. Тревер была хорошо подготовлена как своим образованием антиковеда, так и всей предшествующей научной деятельностью. Благоприятствовали ещё два немаловажных обстоятельства. 24 августа 1942 г. в Ташкенте в Институте истории АН СССР состоялась защита докторской диссертации А.Н. Бернштама «История кыргыз и Киргизстана с древнейших времен до монгольского завоевания». К.В. Тревер вместе с А.Ю. Якубовским и М.Е. Массоном выступила на ней официальным оппонентом и, следовательно, углублённо ознакомилась с систематизированным исследованием истории кочевых народов древности, от саков до тюрков. Несколько позднее, 31 августа 1942 г., прошла защита докторской диссертации С.П. Толстова «Древний Хорезм. Опыт историко-археологического исследования». Весьма вероятно, что она была оппонентом и на этой защите. В любом случае по своему положению Камилла Васильевна должна была ознакомиться с этим трудом. Совершенно не случайно в машинописной рукописи её разделов неоднократно встречаются ссылки на эти докторские сочинения. И наконец, 27-29 августа 1942 г., 50 лет тому назад, в Ташкенте проходила сессия по вопросам этногенеза народов Средней Азии. В докладах Удальцова, Толстова, Ошанина, Умнякова, Мацулевича, Бернштама, Герасимова, Кислякова, Гинзбурга, Якубовского, Дебеца и др. всесторонне были проанализированы вопросы этнической истории народов Средней Азии.

К.В. Тревер выступила с докладом «Этнический состав населения Средней Азии в VI-V вв. до н.э.» [44].

Таким образом, Камилла Васильевна, находясь в центре этих событий исторической науки и являясь их активным участником, за 1 год (август 1941 — август 1942 гг.) получила обширную информацию об историко-археологических разработках по древней, домусульманской истории Средней Азии на самом современном и высоком тогда уровне. Она аккумулировала все эти достижения и умело использовала их при написании своих разделов «Истории». Она провела огромную работу в труднейших условиях Отечественной войны. Над «Историей народов Узбекистана» К.В. Тревер трудилась с полной отдачей и свой патриотический долг исполнила с честью, являя яркий пример ученого-интернационалиста. Всё это проходило к тому же в сложной обстановке, когда историческую науку сковывали жёсткие рамки «Краткого курса», требования классового подхода и преувеличенного внимания к вопросам социального строя, общественно-экономических формаций, когда уже приобретала господствующее положение концепция существования рабовладельческого строя повсеместно, и в Средней Азии в частности. Для обоснования этого положения тогда, как и в наши дни, в распоряжении науки данных было недостаточно. Этим прежде всего и объясняется противоречивость формулировок и разнобой в определении особенностей общественного строя древней Средней Азии, на что, главным образом, и обращали внимание критики и рецензенты I тома. Особо подробно этот вопрос рассмотрел И.И. Умняков в своей рецензии [61].

В блестящей статье К.В. Тревер «Александр Македонский в Согде» [41], которая представляет краткий вариант соответствующего раздела I тома и лучше которой до сих пор ничего не появилось в нашей литературе, автор убедительно показала, каким живым и полнокровным может быть историческое повествование, не скованное навязанными схемами.

Разделы, написанные Камиллой Васильевной, выдержали испытание временем и были с небольшими дополнениями опубликованы во втором и третьем изданиях «Истории Узбекской ССР» (1955 и 1967 гг.) и, следовательно, на протяжении более 40 лет служат основным пособием для изучающих и интересующихся историей Узбекистана и Средней Азии в целом. Вполне обоснованно правительство республики оценило труды и вклад Камиллы Васильевны Тревер в создание истории узбекского народа и подготовку местных кадров, присвоив ей в 1943 г. почетное звание «Заслуженный деятель науки Узбекской ССР».

В Ташкенте К.В. Тревер выступала оппонентом на двух докторских и трёх кандидатских защитах, среди которых в 1943 г. на защите Я.Г. Гулямова. К.В. Тревер провела на гостеприимной земле Узбекистана около 2 лет, внеся заметный вклад в историческую науку.

7 июня 1943 г. К.В. Тревер была откомандирована в Армянский филиал АН СССР и переехала из Ташкента через Красноводск в Ереван. Её сопровождал Б.Б. Пиотровский. Здесь она продолжала работать над текстом «Истории народов Узбекистана», которым она занималась вплоть до выхода тома в 1950 г. Годы, проведённые в Армении (1943-1945), были очень плодотворными для исследования древней культуры страны. Этому способствовали поездки вместе с И.А. Орбели и ознакомление на месте с древними памятниками. Она начала сбор материалов по эпиграфике античной Армении, знакомилась с материалами раскопок храма в Гарни и с состоянием изучения античной культуры в целом. Позднее на эти темы она опубликовала специальные работы. В сентябре 1943 г. К.В. Тревер избрали членом-корреспондентом АН СССР. Она приняла участие в мероприятиях по организации Академии наук Армянской ССР в 1943 г.

В 1944 г. исполнилось 10 лет со дня смерти Н.Я. Марра, и к этой дате написана специальная статья К.В. Тревер [38]. Она помогала И.А. Орбели и, в частности, держала корректуру книги Б.Б. Пиотровского «История и культура Урарту» и оперативно опубликовала рецензию на нее [39]. Весной 1945 г. Камилла Васильевна вернулась в Ленинград и приступила к работе в ИИМК и Эрмитаже, где активно участвовала в восстановлении экспозиций Отдела Востока. В 50-е годы К.В. Тревер занимается, главным образом, историей культуры народов Закавказья. В 1953 г. выходит её фундаментальный труд «Очерки по истории культуры древней Армении (II в. до н.э. — IV в. н.э.)». Он состоит из двух частей: 1) описание и интерпретация замечательного архитектурного памятника — храма Гарни и 2) публикация и анализ всех известных тогда эпиграфических памятников Армении античного времени. В совокупности все эти материалы позволили достаточно всесторонне осветить древнюю культуру и историю Армении на протяжении около 600 лет. Несмотря на дискуссионность некоторых выводов автора, книга составила значительный этап в изучении культуры эллинистической Армении [64]. В этой книге К.В. Тревер неоднократно обращалась к архивным материалам Я.И. Смирнова, который вместе с Н.Я. Марром проводил раскопки в Гарни в 1909-1911 гг.

В 1959 г. появилась монография К.В. Тревер «Очерки по истории и культуре Кавказской Албании в IV в. до н.э. — VII в. н.э.» — первый обобщающий труд по истории этого древнего государства на протяжении 1000 лет. Он написан с использованием всех видов источников, в том числе армянских письменных памятников, переводы которых были сверены И.А. Орбели, а также грузинских, сирийских и арабских. Автору удалось убедительно и обстоятельно проследить три последовательных этапа истории Албании, охватывая все стороны жизни народа [72]. С докладом о культуре Кавказской Албании К.В. Тревер выступила на 25-м Международном конгрессе востоковедов в 1960 г. в Москве [75, 82].

В 60-е годы, после кончины своего друга академика И.А. Орбели, Камилла Васильевна много сил и труда отдала разбору его научного архива и подготовке его трудов к изданию. В эти годы К.В. Тревер продолжала занятия сасанидской торевтикой [76]. Она посвятила исследование находки в Душанбе фалара с изображением Диониса и рассмотрела в этой связи данные о распространении дионисийского культа на территории древней Средней Азии [78]. Большой интерес представляет её публикация находок в селении Хаит, в связи с которыми она подробно остановилась на кушанском пантеоне [71]. Много времени она отдавала редактированию книг молодых учёных. Несколько лет К.В. Тревер вела в Эрмитаже семинар для молодых специалистов по проблемам культуры Востока. У неё было много учеников в Эрмитаже, в республиках Закавказья и Средней Азии. Среди них и автор этих строк. Распоряжением академика А.В. Топчиева вместо А.Н. Бернштама в 1953 г. моим научным руководителем была назначена Камилла Васильевна.

В эти годы она печатает и переиздает ряд своих работ в «Итальянской энциклопедии» [73, 74, 77 ] и в других изданиях. В Японии было переиздано SPA.

В ноябре 1971 г. она была уволена из ЛОИА в связи с уходом на пенсию. Скончалась Камилла Васильевна Тревер 11 ноября 1974 г. на 82-м году жизни.

Научные труды К.В. Тревер пользуются заслуженным авторитетом. Её работы оказали значительное влияние на исследователей среднеазиатской древности и античности народов Закавказья. Настольной книгой до наших дней остается I том «Истории народов Узбекистана». Работы её широко известны за рубежом. К.В. Тревер награждена медалью и орденами СССР.

Отмечая 100-летие К.В. Тревер, мы воздаём должное замечательной женщине Петербурга-Ленинграда, крупному знатоку истории искусства и учёному-патриоту, интернационалисту.

Список печатных работ К.В. Тревер.

Мраморные скульптуры из Ольвии // ИАК. 1914. Вып. 54. С. 47-64. 3 л. ил.
Ольвийская полихромная амфора 1901 г. Пг., 1918. 67 с., 10 л. ил.: ил. (MAP. №36).
Бронзовая ножка канделябра из Нахчавана // ИРАИМК. 1921. Вып. 1. С. 261-264. 1 л. ил.
Краснофигурный лекиф с изображением Артемиды // ИРАИМК. 1922. Вып. 2. С. 273-286. 4 л. ил.
Строгановский дворец-музей: Крат. путеводитель. Пбг, 1922. 11 с. (Гос. музейный фонд).
Бронзовый водолей Киевского клада // ИРАИМК. 1925. Вып. 4. С. 311-317. 2 л. ил.
Находки из раскопок в Монголии 1924-1925 гг. // СГАИМК. 1931. №9/10. С. 40-47.
Резной аметист из собрания Эрмитажа // СГАИМК. 1931. №2. С. 19-23; ил.
Олень с тоской во взоре и меланхолическая свинья (О кн. А.С. Башкирова «Искусство Дагестана». М., 1930) // СГАИМК. 1932. №1/2. С. 27-37. 1 л. ил.
Excavations in Northern Mongolia (1924-1925). Leningrad, 1932. 74 с. 33 л. ил.: ил. (Memoirs of the Acad. of history of material culture. V. 3). Библиогр.: 11 назв.
Сасанидское серебро и бронза [Каталог]. Сер. 1 / Гос. Эрмитаж. Музей истории культуры и искусства. Л., 1933. 8 с. 24 л. ил. Загл. на рус. и англ. яз.
Собака — птица: Сэнмурв и Паскудж // ИГАИМК. 1933. Вып. 100. С. 293-328. 13 л. ил.
Сасанидский Иран и Шах-наме // Фердовси. 934-1934. Л., 1934. С. 177-196.
Чествование Фердоуси в городе Ленина // Строим (журн. «За индустриализацию»). 1934. Спец. номер, посвящ. 1000-летию Фердоуси и сов.-перс. культ. сближению. С. 14: ил., портр.
Collection des copies galvanoplastiques de l’argenterie sasanide du Musée de l’Ermitage [Каталог]. Л., 1934. 7 с.
Terracottas from Afrasiab. М.; L., 1934. 52 c. 14 л. ил. (Bull. of the State Acad. for history of material culture; Fasc. 93). Библиогр.: 26 назв.
Сасанидский металл: Худож. предметы из золота, серебра и бронзы. Гос. Эрмитаж. М.;Л.: Academia, 1935. XLVII с. 85 л. ил. Библиогр.: с XXVII. Совместно с И.А. Орбели.
Рец.: Худяков М. // СЭ. 1935. №6. С. 170-173.
Шатранг: Книга о шахматах. Гос. Эрмитаж. Л., 1936. 196 с.: ил. Совместно с И.А. Орбели.
Новые сасанидские блюда Эрмитажа. АН СССР; Гос. Эрмитаж. М.;Л., 1937. 44 с. 3 л. ил. На рус. и фр. яз.
Портреты царей и правителей Греко-Бактрийского царства (250-126 г. до н.э.) // Выставка портрета. Вып. 1. Л., 1937. С. 13-18. 1 л. ил.
Портреты царей Аршакидской (Парфянской) династии в Иране (от 250 г. до н.э. и до 226 г. н.э.) // Выставка портрета. Вып. 1. Л., 1937. С. 19-27, 1 л. ил.
Портрет армянского царя Тиграна II (94-56 гг. до н.э.) // Выставка портрета. Вып. 1. Л., 1937. С. 28-29.
Портреты царей и знати Сасанидского Ирана (226-561 гг.) // Выставка портрета. Вып. 1. Л., 1937. С. 30-39. 1 л. ил.
Сэнмурв — Паскудж: Собака — птица. Гос. Эрмитаж. Л., 1937. 74 с.: ил.
То же на англ. яз. 1938.
The coinage of the Sāsānians: В. The artistic character // A Survey of Persian art. V. 1. London; New York, 1938. C. 819-830.
To же. 2-е изд. Токио, 1969.
Водный Антей армянского эпоса // Давид Сасунский. Ереван, 1939. С. 133-140.
Отражение в искусстве дуалистической концепции зороастризма // ТОВЭ. 1939. Т. I. С. 243-254. 6 л. ил.
Проблема греко-бактрийского искусства // III Междунар. конгр. по иран. искусству и археологии: Докл. М.;Л., 1939. С. 262-270. 2 л., ил. Рез. фр.
Греко-Бактрийское царство // Путеводитель по залам Отдела Востока. Гос. Эрмитаж Л., 1939. С. 75.
Передняя Азия при Аршакидах. 1. Парфянское царство // Путеводитель по залам Отдела Востока. Гос. Эрмитаж. Л., 1939. С. 80-83.
Византия X-XV вв. // Путеводитель по залам Отдела Востока. Гос. Эрмитаж. Л., 1939. С. 135-142.
Художественное значение сасанидских монет // ТОВЭ. 1939. Т. 1. С. 255-285. 4 л. ил. Рез. фр.
Гопатшах — пастух-царь // ТОВЭ. 1940. Т. 2. С. 71-86, 2 л. ил. Рез. фр.
Памятники греко-бактрийского искусства. Гос. Эрмитаж. М.;Л.; Изд-во АН СССР, 1940. 180 с. 50 л. ил. (Памятники культуры и искусства в собрании Эрмитажа. Вып. 1). Библиогр.: с. 164-166.
Рец.: 1) Rostovtzeff М. // American journal of archaeology. 1942. V. 46. №2. С. 295-301; 2) Minns F. The Journal of hellenic studies. 1943. V. 63. С. 123-125; 3) Ivanow W. // Journal of the Bombay Branch of the Royal Asiatic Society. 1941. C. 25.
Серебряное навершие сасанидского штандарта // ТОВЭ. 1940. Т. 3. С. 167-180. 3 л. ил. Рез. фр.
Серебряное навершие сасанидского штандарта // СГЭ. 1940. Вып. 2. С. 17-19: ил.

(245/246)
Эрмитаж. Общий путеводитель. Вып. 1. Л., 1940. 156 с., 18 л. ил.
Н.Я. Марр и вопросы исторической науки // ИАН АрмССР. Обществ. науки. 1944. №5. С. 3-24.
Рецензия на кн. Б.Б. Пиотровского «История и культура Урарту» — Ереван, 1944 // ИАН СССР. Сер. ист. и филос. 1945. Т. 2. №2. С. 118-120.
Проблема греко-бактрийского искусства (докл. на Юбил. науч. сессии Гос. Эрмитажа. 1940 г.) // СГЭ. 1945. Вып. 3. С. 10.
Александр Македонский в Согде (Из истории народов Средней Азии) // ВИ. 1947. №5. С. 112-122.
Древнеиранский термин «Parna» (К вопросу о соц.-возраст. группах) // ИАН СССР. Сер. ист. и филос. 1947. Т. 4. №1. С. 73-84: ил.
Сасанидский серебряный кубок из Урсдонского ущелья в Северной Осетии // ТОВЭ. 1947. Т. 4. С. 119-132. 4 л. ил.
Этнический состав населения Средней Азии в VI-V вв. до н.э. Тез. докл. // СЭ. 1947. Т. 6/7. С. 307-308.
Надпись о построении армянской крепости Гарни / Гос. Эрмитаж; предисл. И.А. Орбели. Л., 1949. 40 с., 3 л. ил.
К вопросу об античном храме в Гарни (Армения) // СА. 1949. Т. 11. С. 285-304: ил.
Ахеменидский ритон // Сокровища Эрмитажа. М.;Л., 1949. С. 95-98: ил.
Греко-бактрийская золотая чаша // Сокровища Эрмитажа. М.;Л., 1949. С. 99-102.
Рельеф женщины с арфой // Сокровища Эрмитажа. М.;Л., 1949. С. 103-106: ил.
Сасанидское блюдо с изображением Шапура II // Сокровища Эрмитажа. М.;Л., 1949. С. 111-114: ил.
Сасанидский кувшин с изображением Сэнмурва // Сокровища Эрмитажа. М.;Л., 1949. С. 115-118: ил.
Согд, Хорезм, Бактрия, Чач и Паркан (Фергана) в архаический период (VI-IV вв. до н.э.) // История народов Узбекистана. Ташкент, 1950. Т. I. Ч. 2. Гл. 1. С. 42-67.
Борьба Согда за свою независимость. Походы Александра Македонского (329-327 гг. до н.э.) // История народов Узбекистана. Ташкент, 1950. Т. I. Ч. 2. Гл. 2. С. 68-81.
Согд и Бактрия при селевкидах // История народов Узбекистана. Ташкент, 1950; Т. I. Ч. 3. Гл. 1. С. 85-89.
Греко-Бактрийское царство // История народов Узбекистана. Ташкент, 1950. Т. I. Ч. 3. Гл. 2. С. 90-100.
Низвержение греко-македонского владычества // История народов Узбекистана. Ташкент. 1950. Т. I. Ч. 3. Гл. 3. С. 101-103.
Кангха, Паркан и Тохаристан (II-I вв. до н.э.) // История народов Узбекистана. Ташкент, 1950. Т. I. Ч. 3. Гл. 4. С. 104-113.
Кушанское царство (I-IV вв.) // История народов Узбекистана. Ташкент, 1950. Т. I. Ч. 4. Гл. 1. С. 117-124.
Эфталитское государство (V-VI вв.) // История народов Узбекистана. Ташкент, 1950. Т. I. Ч. 1. Гл. 2. С. 125-136.
Народы Средней Азии при Тюркском каганате (VI-VII вв.) // История народов Узбекистана. Ташкент, 1950. Т. I. Ч. 5. Гл. 1. С. 139-152.
Рецензии на кн.: История народов Узбекистана. / Авт. К.В. Тревер и др. Т. I. 1950. Умняков И.И. // ТУзГУ. Нов. сер. 1952. №51. С. 151-172; Дьяконов М.М. // ВИ. 1951. №4. С. 134-141.
Кавказ и античная культура в свете учения Н.Я. Марра // ИАН СССР. Сер. ист. и филос. 1950. Т. 7. №2. С. 136-146.
К вопросу о так называемых сасанидских памятниках // СА. 1952. Т. 16. С. 282-286.
Очерки по истории культуры Древней Армении (II в. до н.э. — IV в. н.э.) М.;Л.: АН СССР. ИИМК. 1953. 294. XXIV с., 42 л. ил. Лит., посвящ. Гарнийскому храму: с. 29-34.
Рец.: Болтунова А.И. // ВДИ. 1954. №4. С. 86-93.
Кушаны, хиониты и эфталиты по армянским источникам IV-VII вв. (К истории народов Средней Азии) // СА. 1954. Т. 21. С. 131-147.
Орбели Иосиф Абгарович // БСЭ. 2-е изд. Т. 31. М., 1955. С. 134, портр.
К изучению Кавказской Албании / Тез. докл. на пленар. засед. Конф. по археологии Кавказа. Ереван, окт. 1956 г. М., 1956. С. 27-28.
Некоторые вопросы истории культуры и искусства древнего и раннесредневекового Азербайджана (Кавказской Албании) // Тез. докл. науч. сессии, посвящ. экспозиции по истории Азербайджана с древнейших времён до X в. Баку, 1956. С. 5, 32-33. На азерб. и рус. яз.
Смирнов Яков Иванович // БСЭ. 2-е изд. Т. 39. М., 1956. С. 407.
Бронзовый фалар, найденный в Сталинабаде // СРИКМ ТаджСССР. 1958. Вып. 3. С. 24-29. 3 л. ил.
Золотая статуэтка из сел. Хаит (Таджикистан) (К вопросу о кушан. пантеоне) // ТГЭ. 1958. Т. 2. С. 130-146: ил.
Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н.э. — VII в. н.э. АН СССР. ИИМК. — М.;Л.: Изд-во АН СССР, 1959. 391 с. 22 л. ил., карт.: ил.
Рец.: Струве В.В., Белявский В.А., Ломоури Н.Ю. // ВДИ. 1960. №3. С. 174-191.
Battriana, Arte della // Enciclopedia dell’arte antica classica e orientale. Roma, 1959. V. 2. С. 23-30: ил.

(246/247)
Caucaso, culture del. Età ellenistica e romana // Enciclopedia dell’arte antica classica e orientale. Roma, 1959. V. 2. C. 439-443: ил.
К вопросу о культуре Кавказской Албании. М.: Изд-во вост. лит., 1960. 11 с. (XXV Междунар. конгр. востоковедов: Докл. делегации СССР).
То же на англ. яз.
Новое «сасанидское» блюдце Эрмитажа (Из истории культуры народов Средней Азии) // Сборник в честь акад. И.А. Орбели. М.;Л., 1960. С. 256-270: ил.
Garni // Enciclopedia dell’arte antica classica e orientale. Roma, 1960. V. 3. C 793-794: ил.
Бактрийский бронзовый фалар с изображением Диониса // ТГЭ. 1961. Т. 5. С. 98-109: ил. Рез. англ.
Iranica Arte // Enciclopedia dell’arte antica e orientale. Roma, 1961. V. 4. C. 189-219: ил. Совместно с В.М. Массоном, В.Г. Лукониным.
Двусторонняя стеатитовая печать в собрании Эрмитажа // Древний мир. М., 1962. С. 355-357: ил.
Закавказье IV-VIII вв. // Культура и искусство народов Сов. Востока. Сред. Азия. Кавказ: Путеводитель по залам Гос. Эрмитажа. Л., 1963. С. 103-107: ил.
The culture of Caucasian Albania, A contribution to the problem // Тр. XXV Всемир. конгр. востоковедов. М., 1963. T. 3. С. 500-507.
То же. Отд. изд. М., 1960.
Архив акад. И.А. Орбели // ВАН. 1964. №11. С. 81-82.
Tête de Senmurv en argent des collections de l’Ermitage // Iranica antiqua. (Leiden). 1964. V. 4. fasc. 1. C. 162-170: ил.
Экономика и культура в период зарождения рабовладельческого общества (VI-IV вв. до н. э.) // История Узбекской ССР. Ташкент, 1967. Т. 1. Ч. 2. Гл. 1. С. 61-89.
Борьба Согда против Александра Македонского (329-327 гг. до н. э.) // История Узбекской ССР. Ташкент, 1967. Т. 1. Ч. 1. Гл. 2. С. 90-108.
Греко-Бактрийское царство // История Узбекской ССР. Ташкент, 1967. Т. 1. Ч. 2. Гл. 3. С. 109-123.
Кангха. Фергана. Бактрия (II в. до н.э. — I в. н.э.) // История Узбекской ССР. Ташкент, 1967. Т. 1. Ч. 2. Гл. 4. С. 124-136.
Кушанское царство (I-IV вв.) // История Узбекской ССР. Ташкент, 1967. Т. 1. Ч. 2. Гл. 5. С. 137-148.
Эфталитское государство (V-VI вв.) // История Узбекской ССР. Ташкент, 1967. Т. 1. Ч. 2. Гл. 6. С. 149-161: ил.
Народы Средней Азии при тюркском каганате (VI-VII вв.) // История Узбекской ССР. Ташкент, 1967. Т. 1. Ч. 3. Гл. 1. С. 165-182.
К вопросу о ремесленных корпорациях в сасанидском Иране // Эллинистический Ближний Восток. Византия и Иран: Сб. в честь Н.В. Пигулевской. М., 1967. С. 157-160.
A propos des temples de la deesse Anahita en Iran Sassanide // Iranica antiqua. (Leiden). 1967. V. 7. C. 121-132. 3 л. ил.
К вопросу о храмах богини Анахиты в сасанидском Иране // ТГЭ. 1969. Т. 10. С. 48-54: ил. Рез. англ.
Блюдо серебряное с изображением нереиды: Римская работа II-III вв. // Сокровища Эрмитажа. Л., 1969. №25. 1 л. ил.
Блюдо серебряное с изображением царя Шапура II // Сокровища Эрмитажа. Л., 1969. №31. 1 л. ил.
Женщина с арфой (Фрагмент фриза). Айртам (Узбекистан) // Сокровища Эрмитажа. Л., 1969. №20. 1 л. ил.
Сасанидское серебро: Худож. культура Ирана III-VII вв. Собр. Гос. Эрмитажа. Л.: Искусство, 1987. 155 с. 49 л. ил. Примеч.: с. 151-155. Совместно с В.Г. Лукониным.
История культуры: Проспект / Ред. М.О. Косвен и др. М.: Соцэкгиз, 1940. 70 с. К.В. Тревер указана как один из авторов. Т. 1.

Редактирование. ^

Борисов А.Я., Луконин В.Г. Сасанидские геммы / Предисл. и ред. К.В. Тревер. Л., 1963.
Дьяконов И.М. История Мидии от древнейших времён до конца IV в. до н.э. / Отв. ред. К.В. Тревер. М.;Л., 1956.
Кинжалов Р.В., Луконин В.Г. Памятники культуры сасанидского Ирана / Под ред. К.В. Тревер. Л., 1960.
Лившиц В.А. Юридические документы и письма: Чтение, перевод и комментарий / Отв. ред. К.В. Тревер. М., 1962.
Луконин В.Г. Иран в эпоху первых Сасанидов: Очерки по истории культуры // Предисл. и ред. К.В. Тревер. Л., 1961.
Марр Н.Я. Ереруйская базилика: Армянский храм V-VI вв. в окрестностях Ани / АН АрмССР. Ин-т истории и этнографии; Подгот. к печати К.В. Тревер. Ереван, 1968.
Орбели И.А. Избранные труды. Т. 1: Из истории культуры и искусства Армении X-XIII вв. / Ред., прим., указ. К.В. Тревер. М., 1968.
Толстов С.П. Древняя культура Узбекистана / Ред. К.В. Тревер. Ташкент, 1943.

(247/248)
Юзбашян К.Я. Академик Иосиф Абгарович Орбели / Отв.ред. К.В. Тревер. М., 1964.

Переводы. ^

Правдивая история. [Пер. с древнегреч.] // Лукиан из Самосаты. Избр. проза. М.: Правда, 1991. С. 513-550.
Др. публ. М.: Худож. лит., 1962.
Др. публ. М.: Academia, 1935. Т. 2.
Харон или наблюдатели. Правдивые рассказы // Лукиан. Философия. Быт. М.: Изд. бр. Сабашниковых, 1920. Т. 2. С. 19-35, 119-162.

Газетные статьи. ^

Водный Антей // Правда (Ц.О.). 1939. 12 сент. №253.
Шахматы и века // Вечерняя Красная газета. 1935. 7 сент. Совместно с И.А. Орбели.

Литература о К.В. Тревер. ^

[ К 20-летию работы К.В. Тревер в Эрмитаже, 1939 г. ] // СГЭ. 1940. Вып. 1. С. 32.
Образцов В.Н. Женщины-учёные в СССР // Огонёк. 1947. №9. С. 3, портр.
Камилла Васильевна Тревер // Энциклопедический словарь. В 3-х т. М., 1955. Т. 3. С. 426.
Камилла Васильевна Тревер // БСЭ. 2-е изд. М., 1956. Т. 43. С. 179.
Камилла Васильевна Тревер // Энциклопедический словарь в 2-х т. М., 1964. Т. 2. С. 520.
Джанполадян Р.М., Луконин В.Г. 80-летие К.В. Тревер // ВИ. 1972. №1. С. 150-152.
Тирацян Г.А. К.В. Тревер: (к 80-летию со дня рождения) // ИФЖ. 1972. №3. С. 111-115, портр.
Милибанд С.Д. Список основных трудов чл.-корр. АН СССР К.В. Тревер (к 80-летию со дня рождения) // НАА. 1972. №4. С. 205-206.
Камилла Васильевна Тревер: Некролог // СА. 1976. №1. С. 326.
Иерусалимская А.А., Луконин В.Г. К.В. Тревер. 1892-1974: Некролог // СГЭ. 1976. Вып. 41. С. 91.
Милибанд С.Д. Биобиблиографический словарь советских востоковедов. М., 1977. С. 554-555.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родилась Алевтина Алексеевна Юшко - специалист по истории и археологии Московской земли.

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Археология © 2014