Происхождение восточнославянских племен

К оглавлению книги «Этнография народов СССР»

По вопросу о происхождении собственно восточнославянских племен заслуживают особого внимания взгляды А. А. Шахматова (теория которого о кельто-славянских древних связях нам уже известна). Шахматов не раз возвращался к вопросу о древних восточнославянских племенах и об отношении их к позднейшим восточнославянским народностям, и при этом частично менял свои взгляды. Впервые он изложил их в 1899 г. в статье «К вопросу об образовании русских наречий и русских народностей».

В своей позднейшей работе «Введение в курс истории русского языка», часть I (1916) Шахматов, несколько уточняя свои взгляды, излагает следующим образом ход образования восточнославянских племен и народностей. Он помещает «первую прародину» всех славян в Прибалтику. Оттуда они, после ухода готов в III веке, перешли на Вислу — свою «вторую прародину». Западная ветвь, отделившись, ушла на запад, а восточно-южная двинулась на юг, в бассейн Дуная. Там произошло распадение на южную ветвь — склавинов, или словен, и восточную — антов, предков русских славян. Анты, спасаясь от аваров (VI в.), поселились на Волыни и в Киевщине — это была «колыбель русского племени, русская прародина». Что восточные славяне заселили эту область, двигаясь с юга вверх по Днепру, Шахматов доказывает тем, что они дали название Десны («десной» — правый на древнеславянском языке) двум рекам — восточным (левым) притокам Днепра и Южного Буга, следовательно, эти реки были у них по правую сторону при их переселении.

Переход части восточных славян на восточный берег Днепра был «первым раздроблением русской семьи»: восточнорусская ветвь перешла на Донец и Оскол; от нее же затем отделилась северная ветвь, заселившая Северное Поднепровье, а оттуда и верховья Западной Двины, Ловати и Волги. На старых местах осталась только южная ветвь. Так образовались «все три ветви русского племени: Восточная, Северная и Южная».

Восточную ветвь составляли вятичи — предки южных великорусов. Наречие их неизвестно, но Шахматов предполагает, что вятичи акали и обладали фрикативным г (хотя акание засвидетельствовано документально только с XIV в.). Севернорусскую группу племен, осевшую в верховьях Днепра, Западной Двины, Великой, Ловати и Волги, составляли кривичи и словене. Они столкнулись здесь с финнами и с западнославянским (ляшским) племенем радимичей и подверглись их влиянию. От кого-то из них они заимствовали «цокание» (смену ч—ц) и «мазуракание» (замену шипящих свистящими). Шахматов принимает тут возможность и скандинавско-варяжского влияния. Южная ветвь, оставшаяся в Среднем Приднепровье и Приднестровье, состояла из племен: полян, древлян, бужан, хорват, уличей, тиверцев и северян. В их сплочении особенно крупную роль сыграл Киев и образование первого Русского государства. Эти племена — предки украинцев: уличи и тиверцы — южных или собственно украинцев, остальные — «северных малороссов». Но древляне, отделившись, перешли на север через Припять и соединились там с дреговичами, которых Шахматов, как и радимичей, считает ляшским племенем. В этом смешении они и составили основу белорусской народности. К ним примешались также и радимичи, еще раньше подвергшиеся влиянию восточнорусских вятичей. Таким образом, белорусский язык и белорусская народность представляют собой, по Шахматову, сложное соединение трех элементов — восточнорусского (южновеликорусского), ляшского и южнорусского (украинского). Здесь два наслоения — древнейшее — «малорусское» и позднейшее — южновеликорусское.

Интересен взгляд Шахматова на происхождение великорусской народности. Она составилась из двух частей: «северно-руссов» и «восточно-руссов». Обособление одной от другой он относит, как мы уже видели, к очень давнему времени (еще к 1-му тысячелетию). Соединение же их и образование единой великорусской народности — явление позднее, замечаемое не ранее конца XIII в. Причиной его послужило образование нового крупного политического и культурного центра — Москвы. Шахматов настойчиво подчеркивает, что единство великорусов — не исконное, а позднейшее, что общевеликорусские черты языка представляют собой в большинстве новообразования. Одним из последствий сближения северных и южных великорусов было образование смешанной средневеликорусской диалектической группы во главе с московским говором.

Таковы в кратком изложении взгляды Шахматова на происхождение восточнославянских народностей. Многие из положений Шахматова и сейчас представляют интерес. Но в целом его концепция, конечно, совершенно устарела. Она прежде всего одностороняя: Шахматов говорит только о происхождении и развитии языков, а не народов, а это не одно и то же. А самое главное — концепция эта основана на упрощенной схеме развития языков путем разветвления из единого «праязыка», который некогда занимал будто бы очень маленькую территорию («прародину»), откуда и распространился на всю теперешнюю область.

Любор Нидерле, соглашаясь в основном с Шахматовым, дает такую схему образования восточнославянских народов. По его мнению, никогда не было абсолютного единства русского народа, но первоначально различия между племенами были очень слабы. В связи с принятием христианства в X веке культурная общность между ними еще более усилилась. Однако эти племена, искони заселявшие Среднее Поднепровье, делились на две группы — северную и южную. В VI—VII вв. между той и другой вдвинулась с запада третья группа племен, хотя тоже родственная по происхождению первым двум, но находившаяся под польским влиянием: это были радимичи, вятичи и дреговичи. Часть этих племен, именно вятичи, слилась с северной группой (так образовались великорусы), а другая часть — радимичи и дреговичи — составила основу белорусского народа. Среди белорусов Нидерле, таким образом, видит, как и Шахматов, польский элемент. Южная группа племен — это предки украинцев. Концепция Нидерле, этого лучшего знатока славянских древностей, добросовестного и прогрессивного ученого, сохраняет большой интерес и для нас. Ее преимущество в том, что Нидерле подходит к проблеме не с узко языковой точки зрения. Но и его взгляды, как мы дальше увидим, не могут нас удовлетворить.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1965 Умер Алексей Сергеевич Амальрик — специалист по исторической картографии, один из авторов книг «Что такое археология», «В поисках исчезнувших цивилизаций».
  • 1968 Умер Иван Иванович Ляпушкин — советский археолог и историк, специалист по восточнославянскому средневековью, доктор исторических наук.
  • 1996 Умер Стюарт Пигготт — британский археолог, получивший известность как исследователь доисторического Уэссекса.
  • 2004 Умерла Мария Владимировна Седова — доктор исторических наук, археолог, исследовательница Древней Руси.

Рубрики

Свежие записи

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Археология © 2014