Отхожие промыслы

К оглавлению книги С.А. Токарева «Этнография народов СССР»

Помимо кустарно-ремесленных производств, очень развиты были в русской деревне, а также в белорусской и украинской, различные отхожие промыслы. Особенно широкий характер приняли они в той же нечерноземной полосе.

Многие отхожие промыслы были связаны с ремесленными занятиями: таковы были плотничный, печной, кровельный, малярный, штукатурный и другие промыслы. Мастера этих производств уходили из своих деревень — по преимуществу из северновеликорусских, с Верхнего Поволжья — на заработки в Петербург, Москву и другие города, кто на один сезон, кто на более долгое время, а скопив немного денег, возвращались на родину. Многие работали артелями. Этот тип сезонного отходника-ремесленника был одним из очень характерных образов русской дореволюционной этнической среды.

Уличный план деревни (русская деревня Печи, Алтай)

Уличный план деревни (русская деревня Печи, Алтай)

Другие отхожие промыслы были связаны с мелкой торговлей. Особенно характерен тип «коробейника», или «офени», — продавца мелкого галантерейного товара, путешествовавшего со своим «коробом» за плечами по деревням. Больше всего таких коробейников выходило из деревень Ярославской губернии. Но развитие капитализма и проникновение городских товаров в деревню через сельские купеческие и кулацкие розничные лавки убило эту колоритную фигуру.

До проведения сети железных дорог и развития пароходства на Руси был широко развит ямщичий и бурлацкий промыслы. Ямская езда по почтовым трактам и перевозка различных грузов гужевым путем кормила многие тысячи ямщиков—выходцев из малоземельных деревень. В этом промысле, как и в других, существовала жестокая эксплуатация ямщиков владельцами лошадей. Для богачей это был вид очень выгодного предпринимательства. Еще тяжелей была участь бурлаков. Это были наиболее обездоленные люди, не имевшие за душой ничего, кроме физической силы; ее и надрывали они в каторжно тяжелом труде, когда впрягались целыми артелями в лямки и тянули «бичевой» нагруженные баржи. Главным местом бурлацкого промысла была Волга — главная русская транспортная артерия старого времени. Характерный тип бурлака, как и тип ямщика, отразился в богатом русском фольклоре, он воспет нашими поэтами-классиками — Некрасовым, Никитиным и др., правдиво описан Решетниковым («Подлиповцы»), запечатлен и в русской живописи — у Репина и др.

Наконец, своеобразный отхожий промысел представляло собой и нищенство. Оно было широко распространено, но весьма не однородно. Среди нищих, побиравшихся христовым именем по деревням и городам, были и калеки, нетрудоспособные, старики, дети сироты, для которых это было постоянным или долговременным промыслом. Но были и временно выбитые из хозяйства погорельцы, пострадавшие от неурожая и т. п., для которых нищенство было лишь способом перебиться в тяжелую пору. Интересно в этом отношении явление, описанное А. Н. Энгельгардтом в 1870-х гг. в Смоленской губ.: собирание «кусочков». В отличие от профессиональных нищих, побирающиеся «кусочками» — это местные крестьяне, которым не хватило хлеба до нового урожая, что бывало в этих краях самым обычным делом. Справившись на следующий год, этот же крестьянин сам будет подавать другим «кусочки». Хождение «в кусочки» составляло в иные годы массовое явление в этой полосе.

Порожденное всем классовым эксплуататорским строем царской России нищенство именно поэтому интересовало этнографов- демократов того времени. Специальную работу — «Нищие на святой Руси» — написал И. Т. Прыжов (1862).

В этот день:

Нет событий

Рубрики

Свежие записи

Обновлено: 25.12.2018 — 00:45

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Археология © 2014