Литовцы

К оглавлению книги С.А. Токарева «Этнография народов СССР»

Среди литовцев (2,4 млн) сохранилось деление на «верхних» литовцев (аукштайтов) и «нижних» (жемайтов). Жемайты, или «жмудь», — остаток некогда самостоятельного племени, сохранивший некоторую обособленность; до революции жмудины иногда считались даже особым народом. Они живут очень компактной группой в северо-западных округах Шяуляй, Телшай и Расейнай. Более обособлены были еще недавно западные литовцы, обитатели северо-восточной части бывшей Восточной Пруссии и Клайпедской области (Мемель). Они издавна находились под властью Пруссии и испытали на себе сильное немецкое влияние, частью онемечились. Численность этих западных литовцев трудно точно определить, так как немецкая официальная статистика преуменьшала ее; перед второй мировой войной их, вероятно, было до 150 тысяч 1

Хозяйство

Исконное занятие литовцев — земледелие. Неземледельческие занятия еще недавно были слабо развиты. Наблюдатели не раз отмечали особую любовь литовца к земле. В русской Литве и Жмуди держалась традиционная трехпольная система, но с применением естественных и искусственных удобрений. Без них тощая песчаная и глинистая почва ничего не дала бы. Каменистая земля затрудняет вспашку. В связи с этим, а особенно вследствие бедности большинства крестьян, долго держался примитивный инвентарь. Обычно употреблялась простая двузубая соха двух видов: соха с одной (перекладной) полицей — так называемая «русская» — распространена была в северной части Литры (как и у латышей); соха с двумя (неподвижными) полицами — «литовская» — в южных районах. Местами применялось еще более простое однолемешное рало — «арклас». Пахали неглубоко, чтобы не поднимать «дикую землю». Употреблялась плетеная или деревянная борона. Жали хлеб в старину серпами, зазубренными, как у восточных славян; но еще с XVI в. начали литовцы употреблять особую косу (пусдальгис) с короткой рукоятью — ею работали одной рукой, другой сгребая колосья, — а с конца XIX в. распространилась современная коса—«литовка». Молотили цепами.

Из нолевых культур распространены пшеница, рожь, овес, ячмень, картофель, лен. Огородничество издавна развито и особо крупное значение имело для малоземельной бедноты. В новейшее время, особенно после коллективизации, стало расти и садоводство, прежде существовавшее только у помещиков.

Сейчас литовские колхозы перешли почти целиком на современную социалистическую технику земледелия. Проводится в больших масштабах мелиорация и осушение заболоченных земель.

Животноводство занимает видное место. Издавна литва славилась как конный народ, — видимо, здесь сохранились какие- то следы южных скотоводческих традиций; ведь примесь южного элемента видна и в антропологическом типе литовцев. Литовский крестьянин любит лошадей и умеет за ними ухаживать, хотя старая литовская порода лошадей невзрачна на вид и низкоросла. С XIX в. эту породу начали систематически улучшать. Разведение рогатого скота тоже прогрессировало, особенно благодаря хорошему спросу на молочные продукты. Овцеводство, напротив, пришло в упадок от конкуренции дешевой шерсти из заокеанских стран. Зато свиноводство в годы буржуазной республики получило крупный размах в связи с большим спросом на сало и бекон. При этом западные литовские области были связаны с германским рынком, который требовал главным образом сала, тогда как Литовская (как и Латвийская и Эстонская) республика была поставщиком английского рынка, поглощавшего бекон. Отсюда два разных направления свиноводства и связанные с этим различия в кормовой базе: в принадлежавших Германии литовских землях свиней откармливали зерном, дающим большую твердость жиру, поэтому там преобладало зерновое направление и в земледелии; в Прибалтийских же республиках на откорм шел (как и теперь идет) главным образом картофель, который поэтому и среди полевых культур здесь занял более видное место.

В Советской Литве животноводческое хозяйство несравненно улучшилось и превратилось в ведущую отрасль хозяйства. Существуют многие тысячи колхозных жиротноводческих ферм. Улучшаются породы молочного скота: в южных районах главным образом черно-пестрой масти, в северных — красной. Кормовая база укрепилась благодаря повышению урожая сена с культурных лугов и посевных трав, силосным кормам и пр.; молочность скота поднялась в среднем до 1,6 тыс. кг в год, а местами — до 2,5 тыс. кг.

В прежнее время в лесных районах крестьяне широко занимались бортным пчеловодством; теперь распространилось культурное пасечное пчеловодство; каждый крестьянин старается иметь у себя в саду хоть несколько ульев. Много колхозных пасек. С пчеловодством связаны некоторые старые обычаи и поверья: например, избегали продавать и покупать пчел, а старались поймать рой на чье-нибудь «счастье», и это лицо тогда считалось как бы совладельцем улья: таким же совладельцем признавался и хозяин пасеки, откуда слетел пойманный рой; если при разделе полученного меда и воска не удовлетворить этих лиц, это, по поверью, может повредить успеху в разведении пчел.

В старое время немалое значение имели рыболовный и охотничий промыслы. Охота потеряла значение, но рыболовство на морском побережье сейчас, в советскую эпоху, получило новое развитие.

Кустарно-ремесленные производства, равно как и торговля, были распространены относительно слабо: в прошлом они были больше в руках евреев, поляков, немцев. Из народных производств более развиты были некоторые женские промыслы — тканье, вышивка и пр. и мужские производства — кузнечное, по обработке дерева. Сейчас эти народные производства, особенно имеющие художественное значение, вступили в полосу подъема.

«Литовская» соха: а — дышло (рогач); 6, в — рукоятки (рога); е — брусок, соединяющий рукоятку с дышлом; д, е — полица и отвал; ж — подвои; з, и — сошники; к — ярмо

«Литовская» соха: а — дышло (рогач); 6, в — рукоятки (рога); е — брусок, соединяющий рукоятку с дышлом; д, е — полица и отвал; ж — подвои; з, и — сошники; к — ярмо

Клети

Клети

Промышленность в царское время была слабо развита. В период буржуазных республик вся Прибалтика стала аграрным привеском крупных европейских капиталистических стран. Лишь в годы Советской власти в Литве начала расти крупная промышленность социалистического типа.

Поселения и постройки

У литовцев преобладало прежде расселение небольшими деревнями — по 20—25 дворов, в которых усадьбы располагались вдоль одной улицы, часто по одну сторону ее, а по другую — огороды. Усадьбы расположены просторно, местами они бывают даже в стороне от улицы и соединяются с ней поперечными дорогами. В Жемайтии издавна преобладал однодверный тип расселения. После образования Литовской буржуазной республики и проведения аграрной реформы (1922), укрепившей кулацко-крестьянскую земельную собственность, в Литве произошло массовое расселение на хутора и осталось мало деревень старого типа. В связи с развитием коллективизации начался переход от хуторов к новым колхозным поселкам.

Дом литовского крестьянииа-середняка (Пандельский р-н): 1 — крыльцо; 2 — сени; 3 — изба; 4 — кладовая; 5 — малая кладовая; 6 — белая изба; 7 — камин

Дом литовского крестьянииа-середняка (Пандельский р-н): 1 — крыльцо; 2 — сени; 3 — изба; 4 — кладовая; 5 — малая кладовая; 6 — белая изба; 7 — камин

Жилые и хозяйственные постройки располагаются внутри усадьбы. Строительная техника — срубная, как у русских и белорусов, в отличие от центрально-европейской «столбовой» техники. Срубная техника построек, видимо, заимствована от восточных славян. Материалом для построек служат круглые бревна. Только в западных районах Литвы употребляются, быть может, под влиянием немцев или поляков, обтесанные четырехгранные брусья.

Срубные жилые постройки выступают в Литве в двух разных типах. Один из них, более древний и самобытный, сохранился в Жемайтии, другой — в Восточной Литве (Аукштайтии). Первый тип — «namas», или «питан», — представляет собой в основе однокамерный сруб с очагом посередине. Такие простейшие постройки существовали еще в XVI в.; в дальнейшем намас обрастал пристройками для скота и для разных хозяйственных надобностей. Возникала трехкамерная, позже многокамерная постройка, центральной частью которой, однако, оставалось помещение с очагом. Теперь старинный тип «намаса» можно кое-где встретить только в качестве хозяйственных построек.

Группа девушек—учениц средней школы в национальных костюмах (г. Кельме, Литовской ССР)

Группа девушек—учениц средней школы в национальных костюмах (г. Кельме, Литовской ССР)

Второй тип — это так называемая «pirkia» («istaba»). Она появилась позже, однако тоже известна уже в XVI—XVII вв. Распространилась, вероятно, под русско-белорусским влиянием, главным образом в восточных районах. «Пиркя» аналогична русской двух-трехраздельной избе-хате: жилая часть, отапливаемая русской печью («pecius»), холодные сени и не всегда — 3-я часть — кладовая или чистая комната («kamara»).

У богатой части населения дом и намас и пиркя — получал более сложную планировку, разрастался в длину и ширину, с выделением ряда жилых комнат и хозяйственных помещений. Особенно сложное расчленение известно у жемайтов. У бедняков же сохранялись убогие избы, иногда даже с топкой «по-черному».

Хозяйственные постройки в большинстве отделены от жилого дома. Из них главную роль играет амбар, называемый «svirnas», или «kletis» (русское «клеть»): это приподнятая над землей на колодах постройка с обязательным навесом на столбах перед фасадной стеной, разделенная — особенно у жемайтов — поперечными перегородками на 3—5 частей. Это место для хранения продуктов и хозяйственных вещей, но оно служит также спальней для девушек и для новобрачных. «Высокая клетис», упоминаемая часто в народных песнях, связана с целым рядом поверий и обычаев и считалась романтической частью литовской крестьянской усадьбы.

Другая важная хозяйственная постройка — гумно для сена и соломы — «kluonas». Местами в середине его устраивается овин с печью для сушки снопов. Обычно имеется и баня — «pirtis», с ней тоже были связаны старинные поверья, что там водится нечистая сила. Встречается отдельно стоящая летняя кухня — однокамерная срубная постройка с центральным очагом. В ней сохранился древнейший тип жилища — древнелитовский «намас».

В некоторых районах существуют свои местные типы построек. Так, совершенно самобытный тип представляли собой старые жилища рыбаков Курской косы, потомков древних куронов. У них дом тоже делился на 3части, но средняя часть, сенп, была гораздо больше по размерам, чем обычно. В этих сенях, с открытым очагом, рыбак работал над починкой своих сетей и парусов, растягивал их для просушки и коптил в дыму очага. Направо и налево — маленькие жилые комнаты. Хозяйственные постройки разбросаны в беспорядке вокруг дома, но их было немного, так как земледелием и скотоводством жители почти не занимались.

В бывшей «Малой Литве» часто встречались типы построек, заимствованные от немцев или поляков. Здесь жилые и хозяйственные постройки обычно располагались замкнутым четырехугольником вокруг открытого двора; иногда жилой дом стоял внутри этого четырехугольника. Местами, впрочем, встречался чисто литовский тип дома даже там, где само население уже давно было онемечено.

Характерна одна декоративная деталь литовского дома: крыша украшается двумя стилизованными, вырезанными из досок, изображениями лошадиных голов, которые, служа продолжением ребер крыши, увенчивают в виде ножниц фронтон. Это украшение широко распространено также в Западной Латвии, у северных поляков, у нижних лужичан, встречается оно и у русских.

Одежда

Женская рубаха (marskinai)

Женская рубаха (marskinai)

Мужская рубаха (marskinai)

Мужская рубаха (marskinai)

Традиционный национальный костюм литовцев к началу первой мировой войны был в значительной степени вытеснен одеждой городского покроя. В годы буржуазных республик националистическая интеллигенция начала искусственно восстанавливать этот костюм. В советские годы наметились пути подлинного возрождения национальной одежды, которая теперь употребляется особенно в дни народных праздников.

Формы традиционного костюма были разнообразны по отдельным местностям, но основные его особенности сходны. Основу и мужского и женского костюма составляет длинная рубаха, в старину из домотканого холста, с отложным воротником. Женская рубаха — туникообразного покроя, но с характерными нашивками на плечах, которые можно рассматривать как переход к типу восточнославянской рубахи с «поликами». Мужчины носили холщовые или суконные штаны, а поверх рубахи, подпоясанной ременным поясом, — белую холщовую свитку, а зимой суконную сермягу; местами, под западным влиянием, вошло в обычай носить черный застегнутый на все пуговицы жилет, у западных литовцев также и черный или синий сюртук из фабричного сукна. Для женщин характерна широкая юбка, поверх нее передник; местами, например в б. Сувалкской губ., юбка шилась с квадратной вставкой спереди из более дешевой материи; в этом можно видеть пережиток восточнославянской поневы. Плечевой одеждой служила кофта с рукавами или корсет-безрукавка, суконный кафтан и пр. Чрезвычайно характерна одна старинная принадлежность литовского женского костюма: это так называемая «маргине». Она состояла в старину из двух кусков самодельной пестрой ткани; каждый кусок обертывался вокруг тела сбоку под рукой, и концы его закреплялись на противоположном плече пуговицами, так что руки оставались свободными; на талии маргине стягивалось вышитым поясом. Впоследствии эта одежда превратилась в большое покрывало, которое надевалось на голову и плечи. Такое покрывало из клетчатой ткани сохранилось, например, в Жемайтии. Головным убором для замужних женщин служат обычно разные платки, белые или цветные, либо чепцы; девушки украшают голову венком (vainikas) с лентами сзади.

Передник с вышывкой.

Передник с вышывкой.

Исторические особенности общественного быта

В общественном быту литовцев сохранилось мало архаических черт. Крестьянство долго находилось под крепостным гнетом. Земля принадлежала ополяченным панам-магнатам и шляхте-дворянам, не считавшим своих крепостных за людей. Крепостнические пережитки оставались и после освобождения крестьян. Больше всего литовское крестьянство страдало от крайнего малоземелья. Земли принадлежали крупным помещикам. Крестьянские участки дробились благодаря разделам, хотя разделы и запрещались законом. Из-за земли постоянно велись судебные тяжбы, которые сделались бытовым явлением в литовской деревне. Малоземельные и безземельные делались «огородниками» или шли в батраки. Зажиточные хозяева держали, кроме обычных батраков, также так называемых «кумяцов». Кумяц — это бездомный бедняк, живший с женой у хозяина и обязанный вместе с ней отработать ему известное число дней в год, за что он получал «ординарию» — квартиру и харчи.

Общинного землепользования совершенно не сохранилось, но еще недавно держались остатки общинного деревенского суда: судили старики в качестве третейских посредников.

В семейном быту литовцев осталось мало патриархальных черт. Авторитет главы семьи признавался только пока он держал в своих руках хозяйство. Состарившись, глава семьи обычно передавал управление хозяйством в руки старшего сына, а сам оставался доживать свой век на своего рода пенсии, которая называлась у литовцев «ординария» (или «ишимтине») и состояла из квартиры, питания, одежды и карманных денег; о размерах ординарии между отцом и сыном заключалось обычно письменное условие; нередки бывали и тяжбы на этой почве. Бывало и так, что старик поселялся на таких же условиях не в своей семье, а у чужих. Хозяйство переходило обычно к старшему сыну, а младшие, чтобы избежать дробления земли, искали себе других занятий, шли на отхожие заработки, даже эмигрировали.

С этим же связан был обычай ушкурства. Ушкур — зять, поселяющийся после женитьбы в доме своего тестя. Этот своеобразный вид матрилокального брака объясняется теми же экономическими причинами: младший брат не имел своей доли в хозяйстве.

Положение женщины в семье было подчиненное, но сравнительно независимое: вместе с мужем она руководила хозяйством.

Свадебные обряды литовцев очень напоминают славянскую свадьбу. Это сложный церемониал с разнообразными торжественными и шуточными обрядами, ритуальными песнями, пиршеством. Важную роль в литовской свадьбе играет главный сват «пиршлис», произносящий в установленные моменты высокопарно-шуточные речи — «орации». В последнее время, впрочем, старые свадебные обряды соблюдаются далеко не полностью.

После установления буржуазной республики (1918) и проведения земельной реформы (1922) положение широких масс крестьянства мало улучшилось, земельная нужда почти не смягчилась, потому что выгадали от земельной реформы только кулацкие элементы деревни. Кулачество чрезвычайно усилилось. Положение же малоземельного крестьянства, а особенно батраков и кумяцов, как раз в эти годы стало особенно тяжелым.

 Надмогильные «кресты» в Западной Литве


Надмогильные «кресты» в Западной Литве

Радикально изменилось положение крестьянских масс лишь при Советской власти, когда народный сейм Литвы в июле 1940 г. провел национализацию земли и ликвидацию земельной собственности паразитических групп; был установлен максимум земельного владения — 30 гектаров; все прежние недоимки и выкупные платежи были с крестьян сложены. С 1946 г. началось широкое колхозное движение, которое приняло массовые размеры с 1948 г. С прежней нуждой и классовым гнетом было покончено. Рабочий класс вырос и окреп.

Семиструнный канклес

Семиструнный канклес

Религиозные пережитки

Религия у прибалтийских народов уже много столетий христианская. Подавляющее большинство литовцев — католики; только в бывшей «Малой Литве» литовцы под немецким влиянием перешли в лютеранство.

Однако у литовцев сохранялись и остатки древнейших дохристианских верований, обрядов и обычаев, частично смешавшиеся с христианскими. Любопытен, например, культ креста. Многочисленные кресты встречаются в Литве на дорогах и перекрестках, у въезда в деревню, в лесу, а также на кладбищах. Эти кресты, иногда с художественной резьбой, с ореолом, изображающим солнце, зачастую очень мало похожи на традиционный христианский символ; нередко эти «кресты» представляют собой просто резные столбы с божницами или без них. Кресты увешаны лентами, бумажными цветами, обетными приношениями. Католическая церковь подозрительно смотрела на этот не совсем христианский культ и в прежнее время иногда даже запрещала ставить над могилами кресты. И в самом деле, во всем этом явно видны следы древней дохристианской религии литовцев — почитания солнца и культа предков. Многие «кресты» представляют собой не что иное, как стилизованное изображение шкуры жертвенного быка. Некоторые почитаемые места с крестами или часовнями, где-нибудь в лесу, так называемые «кальварии», становились центрами богомолья и вокруг них постепенно вырастали поселения. Таково происхождение некоторых городов, до сих пор носящих это имя (г. Кальвария в б. Сувалкской губ., на Виленщине, в б. Тельшовском уезде).

В языке и фольклоре, а частью и в поверьях сохранились следы культа древних богов. В сказках и народных песнях до сих пор фигурирует Перкунас, божество грозы, когда-то бывшее главным богом балтийских племен. Сохранилось поверье о борьбе Перкунаса с чертом (veins, vialnes), которого он старается убить молнией и который от него прячется в какую-нибудь щель. В сказках и песнях упоминается также древняя литовская богиня Летува, с именем которой литовский народ связал мечту о национальной независимости, лесная богиня Медейна. Сохранилось поверье о Лаумах (Лаймах), женских божествах, приносящих счастье ребенку; но Лаума может и подменить или убить ребенка, может мучить взрослого кошмаром, вредить скоту. Вообще образ Лаумы — сложный, в нем есть общее со славянскими русалками; подобно последним, Лаумы считаются душами проклятых родителями детей. Было также представление о домашнем духе, подобии нашего домового: это Пукис, изображаемый в виде петуха, змеи: он может принести хозяину дома богатство, удачу. Сходные образы представляют Айтвар, Каукс, Спирукс, — быть может, разные имена одного и того же домашнесемейного духа-покровителя.

Литовская народная скульптура, св. Исидор (XIX в.)

Литовская народная скульптура, св. Исидор (XIX в.)

Образец деревянной резьбы. Дощечка к прялке.

Образец деревянной резьбы. Дощечка к прялке.

Узорчатые полотенца

Узорчатые полотенца

Резные посохи

Резные посохи

Есть немало и других остатков древних верований. Сохранялись представления о волках-оборотнях (vilkats, vilklrisa), очень сходные со славянскими поверьями, вера в колдовство, «порчу», в тайные заговоренные клады, в ведьм, знахарские приемы лечения, разные заговоры, приметы и пр. Вообще балтийские народы в своих верованиях, так же как и в языке, сохранили из всех индоевропейцев, быть может, больше всего архаических черт. Недаром Вильгельм Мангардт, крупнейший знаток религии древних индоевропейцев, в последние годы своей жизни специально занимался древними «летто-прусскими» верованиями и собрал обширный материал о дохристианских божествах этих народов.

Культурное развитие и народное творчество

Уровень общего культурного развития-литовцев долго оставался очень низким, вследствие крепостнического гнета. Но с середины XIX в. на почве разложения феодально-крепостнических отношений у литовцев началось национальное возрождение. Главную роль в нем сыграла патриотическая разночинная интеллигенция, которая деятельно и успешно работала над созданием национальной школы, над развитием литературы. К началу XX в. была достигнута почти поголовная грамотность: национальная литература, искусство стояли на высоком уровне.

Большую роль в национальном движении литовцев сыграла борьба их за язык и письменность. Царское правительство, проводя в Литве варварскую обрусительскую политику, запретило печатать литовские книги привычным для литовцев латинским шрифтом, приказав употреблять только русские буквы (1864): этим оно якобы боролось против ополячивания литовцев, а на самом деле лишь разжигало рознь между литовцами и русским народом. Литовцы справедливо усмотрели в этом покушение на свою национальную самобытность. 40 лет велась борьба за язык; литовские книги печатались за границей и контрабандой провозились в Литву. В 1904 г. общий подъем революционного движения заставил царское правительство отменить запрет.

Прогрессивные демократические писатели Литвы — А. Страздас, Д. Пошка, позже Юлия Жемайте и др. — ярко рисовали в своих произведениях тяжелый быт литовского крестьянина.

Из среды литовского народа выделились и этнографы—исследователи родной старины и быта. Такими были Э. Вольтер, Басанович, Видунас (Староста), Матулайтис, фольклористы А. и П. Юшкевичи. Они работали все в тесном сотрудничестве с русскими учеными обществами. Сейчас в прибалтийских советских республиках развернулась новая огромная работа по изучению народного искусства.

В народном творчестве литовцев самое ценное и оригинальное — это лирическая поэзия. Литовские «дайны» — лирические песни известные в огромном количестве, записаны многие тысячи отдельных текстов песен с вариантами. По своему содержанию это главным образом семейные, любовные и обрядовые песня, по преимуществу девичьи. Они отражают разные стороны быта литовской девушки и женщины. Но немало и других песен — земледельческие, похоронные, солдатские. Есть песни с мифологическим содержанием, но таких сохранилось мало. Некоторые дайны воспевают любимого литовским народом коня, другие цветок руту, излюбленный девушками. Есть песни-загадки. Особняком стоят похоронные песни-плачи («rauda»), а также песни религиозно-назидательного характера — «giesmes», распространенные в прошлом в Западной Литве как подражание немецким церковным гимнам.

Характерная черта литовских дайн — это искренность и глубина выражающегося в них чувства, их поэтическая правдивость и безыскусственность. Особенно выразительны в этом отношении девичьи любовные песни с их сентиментальной печалью о далеком возлюбленном. Замечательна моральная чистота любовных песен, отсутствие в них грубо-эротических мотивов. В лирических песнях отражался и классовый гнет, вражда народа к угнетателям-панам.

Язык дайн богат, образен и выразителен. Сентиментальный оттенок их отразился в обилии уменьштельных и ласкательных суффиксов, которыми литовский язык так богат; эти суффиксы присоединяются даже к глаголам.

В противоположность богатому лирическому творчеству народный эпос у литовцев сохранился слабее, хотя из отдельных упоминаний в старых письменных источниках известно, что прежде существовали былины о богатырях и исторические песни. Из эпоса ныне имеются только сказки, народные легенды и предания. В сказках проявились чисто крестьянские антифеодальные идеи — насмешка над паном, над ксендзом.

Отмечены новые формы фольклора советской эпохи. Записан ряд новых сказок, в том числе с острым политическим содержанием, например сказки, высмеивающие фашистов.

Собирание фольклора сейчас стало делом широких масс. В Советской Литве действуют десятки кружков фольклора, в них свыше тысячи участников.

Музыкальное искусство литовцев стоит высоко. Довольно разнообразны народные музыкальные инструменты. Их, в отличие от песен, которые поют главным образом женщины, употребляли по преимуществу мужчины. Различные дудки, флейты, рожки, в том числе пастушеские; свирель, флейта Пана (скудутис); из струнных инструментов особенно типичен «канклес» с числом струн от 5 до 24 — подражание русским гуслям, откуда заимствовано и название. С середины ХIХ в. распространилась скрипка.

В советскую эпоху народное музыкальное творчество необычайно расцвело. В Литовской ССР в 1954 г. насчитывалось 8,5 тысяч кружков художественной самодеятельности (с 150 тысячами участников). Есть сотни оркестров народных инструментов, более 2 тысяч коллективов народного танца. Они выступают на массовых народных праздниках.

Изобразительное искусство литовцев развито довольно высоко, и оно послужило питательной почвой для развития профессионального искусства, особенно в годы демократического движения, во второй половине XIX века. Наиболее оригинальными и ценными его произведениями являются памятники деревянной скульптуры и резьбы; многие из них связаны с религиозными сюжетами (крест, статуи святых), но от официальной церковной иконографии это народное творчество, как уже говорилось, стоит далеко.

Узорчатое тканье и вышивка у литовцев пришли в упадок в эпоху капитализма, вследствие проникновения покупных тканей. Но в старое время это искусство стояло на высоком уровне. В Сувалкской губ. оно держалось очень долго: художественные ткани, изготовлявшиеся литовскими женщинами, успешно выдерживали конкуренцию с дешевыми фабричными материями. В текстильной орнаментике преобладают геометрические мотивы, но часто встречаются и растительные. Особенно разнообразны узоры на тканых поясах: это различные комбинации геометрических фигур, ромбов, квадратов, перекрещивающихся линий, звезд, окаймленных продольными полосами. Следует также отметить декоративную роспись мебели, утвари, керамических изделий.

Сейчас это древнее народное искусство получило новые возможности развития. Мотивы его используются в промышленности — текстильной, керамической, кожевенной (цветное тиснение) и других. В Литовской ССР имеются комбинаты кустарно-промышленных предприятий (в Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде), находящиеся под руководством особого «Художественного фонда».

Работает ряд кружков изобразительного искусства. Устраиваются (с 1952 г.) выставки народного творчества — в них участвуют тысячи народных мастеров.

Notes:

  1. Эти западнолитовские земли, захваченные некогда Германией, назывались прежде «Малой Литвой», в отличие от «Большой Литвы», входившей в состав России.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1865 Умер Кристиан Томсен — датский археолог, создатель «системы трёх веков»
  • 1997 Умер Аскольд Александрович Щепинский — советский археолог, специалист по археологии Крыма.

Рубрики

Свежие записи

Обновлено: 21.01.2019 — 21:07

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Археология © 2014