Крупнов Е.И. Грузинский храм Тхаба-Ерды на Северном Кавказе

К содержанию 15-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В глубине Ассинского ущелья, вблизи горного селения Хайрах, на Северном Кавказе, стоит заброшенный и постепенно разрушающийся храм, известный под названием „Тхаба-Ерды», т. е. церковь „святого 2-х тысяч». 1

Среди древних архитектурных сооружений центрально-горной полосы Северного Кавказа памятник занимает особое место.

Храм находится на правом берегу р. Ассы, в очень живописной горной котловине, образованной р. Ассою и ее притоками. По археологическим материалам и данным истории и этнографии устанавливается, что вся эта местность в отдаленные времена была густо заселена и с полным основанием может считаться первоначальным районом расселения местных племен и колыбелью древней горской культуры. Место для храма выбрано очень удачно. Храм неоднократно описывался и русскими и иностранцами, начиная с XVIII в.

[adsense]

Тхаба-Ерды находится в окружении древних, еще мало исследованных поселений и могильников; с ним связаны некоторые народные предания. Всестороннее изучение этого интересного архитектурного сооружения, совершенно незаслуженно находившегося до сих пор в тени, позволит выдвинуть и осветить далеко еще не ясные вопросы взаимосвязей населения Северного Кавказа с феодальной Грузией.

Впервые храм Тхаба-Ерды был открыт квартирмейстером русской армии Штедером еще в 1781 г. 2 Позднее, в 1811 г., Тхаба-Ерды посетил геолог Энгельгардт. Свои наблюдения и описания храма (в основном повторяющие описание Штедера) он сопроводил съемкой плана и зарисовками храма, правда, неточными, но дающими отчетливое представление о памятнике. 3 Наиболее же обстоятельными и точными описаниями, обмерами и зарисовками Тхаба-Ерды мы обязаны русскому классику кавказоведу В. Ф. Миллеру. 4

К сожалению, В. Ф. Миллеру остались неизвестными характеристики памятника, данные Штедером и Энгельгардтом; он не смог установить некоторого несоответствия данных, приводимых его предшественниками, с данными, заимствованными им у знатока грузинской эпиграфики Д. 3. Бакрадзе, к консультации которого по вопросу о датировке храма Миллер обращался. Впервые на это было обращено внимание только в советское время. 5

Сведения, приводимые различными авторами о храме Тхаба-Ерды, отличаются значительным разнообразием и неточностью, что в значительной степени объясняется тем, что памятник описывался часто наспех и по наличному
его состоянию без каких-либо даже поверхностных зачисток и, тем более, археологических раскопок вокруг.

Небольшие зачистки произвел только В. Ф. Миллер. Поэтому я полагаю необходимым дать краткое описание
современного вида и состояния памятника, основанное на личном ознакомлении с храмом Тхаба-Ерды во время
посещения его археологической экспедицией ГИМ и ИИМК АН СССР летом 1939 г.

Должен оговориться, что и нами также никаких археологических раскопок вокруг памятника произведено не
было, так как таким исследованиям должны предшествовать хотя бы предварительные восстановительные работы.

В основе храма Тхаба-Ерды лежит сравнительно небольшая удлиненная однонефная зала с одной абсидой, вписанной в прямоугольник здания и не выступающей наружу. Внешняя длина храма 16 м, ширина 7 м. Стены сложены из разнородных камней плотного желтовато-серого известняка, мергеля и плит шиферного сланца.

Большинство камней и плит носит следы обработки. Кладка стен выполнена на извести. Стены достигают толщины от 0.75 до 1 м. Углы выложены из прекрасно обтесанных крупных блоков известняка.

Здание ориентировало не совсем точно на восток, с значительным отклонением к северу.

Внутренность храма разделена тремя высокими стрельчатыми арками на 4 неравные части (рис. 50, 51), причем толщина оснований арок уметен значительно больше, чем у концов их.

Первая западная арка отделяет притвор храма, входом в который служит главная дверь, шириной 1.1 м; полукруглая арка двери выложена незаконченным ложным сводом, весьма типичным для местной башен» ной архитектуры эпохи позднего средневековья. Вторая арка разделяет центральную часть здания на две половины, из которых западная имеет вход в южной стене, а в другую половину вход устроен в северной стене. Наконец, третья арка отделяет алтарную часть храма. Арка южной входной двери, шириной 0.80 м, украшена плитами, покрытыми рельефными овами, пересеченными валиком.

Рис. 50. План храма Тхаба-Ерды близ сел. Хайрах

Рис. 50. План храма Тхаба-Ерды близ сел. Хайрах

Рис. 51. Храм Тхаба-Ерды. Внутренний вид (Фото М. В. Фехнер)

Рис. 51. Храм Тхаба-Ерды. Внутренний вид (Фото М. В. Фехнер)

Северная дверь, шириной 0.80 и, в настоящее время заложена камнями, но все же видна отчетливо. Боковые стенки ее в верхних частях имеют плиты в виде капителей, украшенных отлично вырезанными виноградными гроздьями. В. Ф. Миллер эту дверь, очевидно, не заметил, ибо на опубликованном им плане Тхаба-Ерды она отсутствует. 6

Энгельгардт же эту дверь отмечает, но на плане помещает ее не там, где она существует, а в алтарной части, у самого начала абсиды. Между тем никаких следов даже заделанной двери здесь нами не обнаружено.

В южной части стены, на высоте более 4 м имеются 4 окна в форме узких стрельчатых арочек, шириной 0.20—0.25 м, образуемых двумя склоненными друг к другу плитами (рис. 52).

Единственное большое окно, шириной 0.80 м, освещает алтарную часть храма. Пролет окна перекрыт двойной орнаментированной аркой. Наличник окна также украшен вырезанными колонками и полосами плетеного орнамента. Полукружье над окном украшено плохо сохранившимися грубо выполненными барельефами. Из четырех изображенных человеческих фигур можно отметить одну с ребенком на руках и другую фигуру человека, борющегося с животным (рис. 53). Самый замечательный барельеф храма Тхаба-Ерды вделан в западную стену здания {рис. 54), высоко над главным входом.

Рельеф заключен в громадное полукружье, окаймленное выпуклыми тесаными плитами, нижние из которых украшены рельефным растительным узором. Нижняя часть рельефа заключает три мужские фигуры. Сохранившиеся фигуры изображены en face, с непокрытыми головами; одеты они в стеганые халаты. Центральная фигура — меньших размеров. Над ее головой вделана выступающая орнаментированная плита, на которой некогда покоилась каменная модель крестообразной в плане церкви с барабаном и коническим куполом; модель воспроизводит крестокупольный тип грузинских церквей. В настоящее время основа модели находится внутри здания, в груде других упавших камней; часть, изображающая барабан с куполом, хранится в Областном музее краеведения в г. Грозном.

Первая фигура (от зрителя) в левой руке, вытянутой по направлению к центральной фигуре, держит крест; правая рука лежит на рукояти длинного прямого меча. От третьей левой фигуры сохранились только полы одежды и ноги.

Судя по изображению этого барельефа, изданному В. Ф. Миллером, третья фигура представляет духовное лицо в епитрахили и с кистями винограда на плечах. В настоящее время верхней части этого комплекса уже не существует: не существуют ни упоминаемые Миллером и его предшественниками грузинские надписи, ни изображения ангелов, ни рука, держащая крест (?), — по Штедеру — наугольник. Сохранившиеся плиты с карнизов и арок украшены различными узорами — растительным, плетенкой и другими мотивами, обычными в грузинской архитектурной орнаментике.

Все эти барельефы глубоки и были вырезаны в мягком камне, иногда на глубину до 5 см. По мнению местных жителей, приводимому В. Ф. Миллером, все орнаментированные плиты были привезены из Грузии, так как такого строительного материала в окрестностях нет.

[adsense]

Крыша храма Тхабы-Ерды, ныне рухнувшая, была двускатная и состояла из каменных плит и шиферного сланца: она частично покоилась на потолке, который еще поддерживает внутренние арочные перегородки.

Судя по некоторым признакам, над алтарной частью существовало, особое куполообразное перекрытие, возвышавшееся над гребнем крыши.

Рис. 52. Храм Тхаба-Ерды. Часть южного фасада. (Фото М. В. Фехнер)

Рис. 52. Храм Тхаба-Ерды. Часть южного фасада. (Фото М. В. Фехнер)

Из некоторых особенностей этого храма, ускользнувших от внимания старых исследователей, следует отметить наличие на внутренних стенах алтарной части остатков облицовки красного цвета, на что впервые обратил внимание Л. П. Семенов, посетивший этот храм в 1926 г. 7 Обнаруженная в других местах алтарных стен облицовка бледнорозового цвета позволяет думать, что некогда стены алтаря были украшены и фресковой живописью, подобно, например, известной Нузальской часовне в Северной Осетии. Внутри храма, среди груды камней встречены камни с грузинскими надписями, но из-за плохой сохранности они вряд ли могут быть прочтены.

Возможно, что некогда все здание окружала каменная ограда, от которой кое-где сохранились лишь невысокие стены с остатками ворот в западной части. Судя по отделке колонн и остаткам арочного перекрытия, это был главный выход за ограду храма.

Рис. 53. Храм Тхаба-Ерды. Рельеф на западном и восточном фасадах. (По публикации Энгельгардта)

Рис. 53. Храм Тхаба-Ерды. Рельеф на западном и восточном фасадах. (По публикации Энгельгардта)

Рис. 54. Храм Тхаба-Ерды. Рельеф на западном фасаде. (По публикации В. Ф. Миллера)

Рис. 54. Храм Тхаба-Ерды. Рельеф на западном фасаде. (По публикации В. Ф. Миллера)

Стены ограды настолько деформированы, что дать их точное описание невозможно. Деформация всего комплекса и объясняет неточность планов храма Тхаба-Ерды и ограды, выполненных Энгельгардтом и Миллером.

До крупных археологических раскопок внутри и вне храма дать исчерпывающее описание этого архитектурного памятника весьма затруднительно.

Храм представляет собой однонефную базилику, планировка его повторяет ряд древних христианских сооружений как Северного Кавказа, так и Закавказья. Подобный план имеет и соседнее святилище „Алби-Ерды“, находящееся в том же Ассинском ущелье, с такой же двухскатной кровлей. Особенно много параллелей планировке, перекрытию и некоторым деталям этого храма можно встретить в памятниках Закавказья и прежде всего Грузии. 8 Ряд аналогий храму Тхаба-Ерды дают и сванские церкви с двускатными крышами. 9 Основные черты Тхаба-Ерды сближают ее с так называемой „Саванской базиликой», расположенной близ сел. Сачхери на р. Квириле. 10 Однонефная зала ее также делится арками на отдельные части и также завершается двухскатной кровлей. Входы и здесь расположены с западной и южной стороны. Карниз Саванской базилики также украшен вычурным растительным орнаментом. Саванская базилика относится к XI в. Весьма близкой Тхаба-Ерды является и маленькая однонефная церковь близ сел. Хамамлу (Башкичетский район Грузии), построенная, судя по грузинским надписям, в 1190 г. 11

Множество однонефных, вписанных в прямоугольники базилик, известны на территории Абхазии. В отличие от Тхаба-Ерды, все они сложены из тесаных, хорошо обработанных плит известняка. Суммарно они датируются XII — XIII вв. 12 Но в Грузии встречаются подобные же базилики, характерные и для последующего периода.

Плиты от карниза храма, украшенные геометрическим и растительным орнаментом, также имеют параллели в деталях обрамления древних грузинских церквей, например, Никорцминды в Раче. 13

Указанные аналогии приближают нас к датировке храма Тхаба-Ерды. Предыдущие исследователи не раз останавливались на этом вопросе. Энгельгардт, а еще ранее Штедер, сопоставляя Казбекскую церковь „Цминда-Самеба» с Тхаба-Ерды, считали возможным связывать построение последней с временем царствования грузинской царицы Тамары. 14

Позднее и другие авторы, на основании местных преданий, также относили к XII в. время сооружения церкви. 15

Но после опубликованного В. Ф. Миллером отчета об обследовании храма в 1886 г. в литературу прочно вошла иная датировка, основанием которой послужила грузинская надпись на одной из четырех плит, якобы вставленных в западный фасад церкви, и прочтенная Д. 3. Бакрадзе. Между тем в 1886 г. В. Ф. Миллер на этом фасаде видел только две надписи.

В письме, адресованном В. Ф. Миллеру, Д. 3. Бакрадзе писал, что лет за 15 до В. Ф. Миллера он видел храм Тхаба-Ерды и „нашел в своем дневнике те же самые надписи, но еще более полные», хотя за точность их записи не ручается, так как „рассматривал их через бинокль и не слезая с лошади». На надписи Д. 3. Бакрадзе усматривал, хотя и без полной уверенности, год основания церкви — 830 16 (Короникони 50).

Однако на воспроизведениях храма Тхаба-Ерды, опубликованных в 1815 г. Энгельгардтом, двух дополнительных надписей, упоминаемых Д. 3. Бакрадзе — нет, а из сравнения рисунка западного фасада храма у Энгельгардта и описания Миллера видно, что изменений в расположении фигур в барельефе не произошло, и даже плита с грузинской надписью № 2 (по Миллеру) оставалась в том же перевернутом положении и на том же месте, что и во времена Энгельгардта. Следовательно, никаким изменениям эта часть храма за период с 1811 по 1886 г. не подвергалась, и Д. 3. Бакрадзе просто не мог видеть плиты № 2, якобы в его время вставленной вне барельефа. Остается заключить, что свидетельство Д. 3. Бакрадзе об ином расположении плит и наличии еще двух плит, послуживших ему основанием для датировки храма, есть плод простого недоразумения. Кстати, как видно, и сам Д. 3. Бакрадзе совершенно не настаивал ни на правильности чтения надписи (теперь исчезнувшей), ни на точности описания фасадного барельефа. Между тем его датировка Тхаба-Ерды столь ранним временем (IX в.) послужила некоторым авторам поводом к заключениям уже исторического порядка, искажающим историческую действительность. 17

Уже в советское время храм Тхаба-Ерды снова привлек к себе внимание местных ученых. Руководивший историко-археологическими работами в области проф. А. П. Семенов, основываясь на консультации проф. Гос. университета Грузии А. Г. Шанидзе, первый восстановил старую датировку храма. 18

По определению проф. А. Г. Шанидзе, две плиты от храма Тхаба-Ерды с древнегрузинскими надписями „не древнее XII века». 19

В Грозненском музее хранится одна глиняная плитка с рельефным изображением пальмы, двух антилоп под нею и рельефной надписью. В свое время она найдена была в храме Тхаба-Ерды и опубликована Л. П. Семеновым в 1930 г. По мнению проф. Шанидзе, надпись на плите также могла быть сделана „не древнее XII века». Датировка эта может быть подтверждена аналогичной глиняной плитой из Закавказья (из материалов Н. Я. Марра), найденной в окрестностях Кара-Клисе, б. Эривавской губ. 20 Плита также покрыта изображениями животных, птиц, растений. Вместо антилоп, на этой плите-кирпиче под деревом изображены олени.

Косвенным указанием на ту же датировку приблизительно XII в. может служить грузинская псалтырь, писаная уставом, некогда находившаяся в храме и позднее приобретенная Г. А. Вертеповым. 21

По характеру письма А. Н. Генко датирует псалтырь XI—XII вв. 22 Кожаный переплет псалтыри (с тиснением), по мнению А. Н. Генко, может относиться к XVI—XVII вв.; иначе говоря, в более поздний период эта рукопись была подвергнута некоторому ремонту.

Сооружение христианских храмов „Тхаба-Ерды» и „Алби-Ерды» окрестные жители связывают с временем грузинской царицы Тамары (1184—1213 гг.). Вскрытый В. Ф. Миллером вблизи храма склеп па могильному инвентарю также может относиться к этому времени. 23

Таким образом, первоначально высказанное мнение о времени сооружения храма Тхаба-Ерды в эпоху не древнее XII в. в свете новейших данных приобретает наибольшую вероятность.

Однако эту дату следует отнести лишь к древнейшему виду храма, ибо в современном виде Тхаба-Ерды представляет собой, несомненно, результат существенных и разновременных переделок, отмеченных уже Л. П. Семеновым. Об этих переделках, верней, основательной перестройке храма свидетельствуют некоторые особенности его кладки и орнаментации. В разные места стен вставлены различные плиты с барельефами и орнаментированные куски карниза, никак не вяжущиеся с окружением. В верхнем карнизе южной стены подобраны плиты с различными орнаментальными узорами. В. Ф. Миллер этот беспорядок объяснил неумелым ремонтом храма, произведенным местными жителями. Но ряд деталей указывает не только на ремонт храма, но и на полную или частичную перекладку стен. Только таким путем могли появиться, например, два каменных орнаментированных выступа на фасаде по сторонам западного входа и вообще беспорядочность в кладке стен, бессмысленное использование богато орнаментированных плит и камней в нижней части здания, неправильное расположение плит с грузинскими надписями; все это невозможно допустить в первоначальной постройке, созданной, несомненно, грузинским зодчим.

Все это убеждает в том, что современный вид был придан храму Тхаба-Ерды не в XII в., а гораздо позднее, с использованием того же древнего строительного материала и архитектурных деталей.

Возможно, что только о проектируемом виде храма Тхаба-Ерды и может свидетельствовать каменная модель храма, украшающая западный фасад здания; на несоответствие ее современным формам здания впервые обратил внимание А. Н. Генко. 24 Модель воспроизводит крестово-купольное здание с крестообразным планом; в современном виде храм Тхаба-Ерды — базиличный с двухскатной кровлей.

Обычай воспроизведения храмов в виде рельефной и вполне реалистической модели на ктиторских группах хорошо известен в средневековом зодчестве Армении и Грузии. То же, конечно, могло иметь место и в храме Тхаба-Ерды, который, по всей вероятности, первоначально должен был иметь форму крестово-купольного здания, распространенную в грузинском зодчестве XII в., но сооружен, как однонефная церКовь. 25 Позднее же храм был совершенно перестроен местными малоквалифицированными строителями, придавшими ему типичные черты местного горского строительства; таковы: неправильная кладка стен, форма входных арок, окон и пр. Сохранился только план здания.

Перестройка Тхаба-Ерды была совершена, вероятно, много позд¬нее первоначального его сооружения, в период ослабления культурного влияния Грузии на горцев Северного Кавказа, вызванного общим упадком грузинского феодального государства, наступившим после XIII в.

Окончательное решение вопроса о времени сооружения храма Тхаба-Ерды, а, может быть, и его предшественника можно будет дать только на материале археологических раскопок внутри и вокруг современного здания.

Памятник нуждается в неотложном ремонте и реставрации и давно заслуживает более пристального изучения, ибо по своему значению в качестве источника для местной истории Тхаба-Ерды не имеет себе равных на Северном Кавказе.

К содержанию 15-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Изв. Н.-и. ин-та краеведения, т. I, Владикавказ, 1928, стр. 376.
  2. Chteder. Tagebuch einer Reise, die im Jahr 1781 von der Granzfestung Mosdok nach dem Inneren Caucasus unternommen worden, St Petersburg, 1797.
  3. Engelhardt und Peггоt. Reise in die Krym und den Caucasus, Berlin, 1815, стр. 237—245, табл. VI.
  4. В. Ф. Миллер. Археологические экскурсии. МАК, выи. 1., М., 1888, стр. 8—21.
  5. Зап. колл, востоковедов, т. V, 1930, стр. 736.
  6. МАК, вып. I, стр. 10, рис. 11.
  7. Изв. Н.-и. ин-та краеведения, т. I, Владикавказ, 1930, стр. 193.
  8. Л. П. Семенов. Археологические и этнографические разыскания в Ингушии в 1928 и 1929 гг., Владикавказ, 1930, стр. 382.
  9. МАК, вып. X, стр. 60—65.
  10. Там же, вып. VII, стр. 101.
  11. Л. В. Мусхелишвили. Опыт установки генеалогии Торских владетелей (То¬рен). Бюлл. Музея Грузии, т. Х-В, Тбилиси, 1940, стр. 47.
  12. МАК, вып. IV, 1894, стр. 17.
  13. Там. же, вып. IV, 1894, стр. 128; Л. А. Мавулевич. Никорцминда и ее место а культуре Грузии. Сборник Руставели, Тбилиси, 1938, стр. 31.
  14. Engelhardt. Ук. соч., стр. 240.
  15. Терский сборник, вып. III, Владикавказ, 1893, стр. 46.
  16. МАК, вып. V, стр. 19.
  17. Терский сборник, вып. III, стр. 47.
  18. Изв. Н.-и. ин-та, краеведения, т. IV, Грозный, 1935, стр. 150»
  19. Там же, тт. II — III, Владикавказ, 1930, стр. 385.
  20. ОАК за 1892 г., стр. 86, рис. 49.
  21. Терский сборник, вып. VI, Владикавказ, стр. 19.
  22. Зап. колл, востоковедов, т. V, 1930, стр. 735.
  23. МАК, вып. I, стр. 28—30, табл. III—IV.
  24. Зап. колл. востоковедов, т. V, стр. 736.
  25. Примеры такой эволюции архитектурных форм известны в истории грузинского церковного зодчествэ. См., например, ХВ, вып. I, 1912, стр. 293—294.

В этот день:

Дни смерти
2000 Умер Геральд Николаевич Матюшин — советский и российский археолог, специалист по каменному веку Южного Урала.
Открытия
1876 Генрих Шлиман приступил к раскопкам шахтовых гробниц в Микенах.

Рубрики

Свежие записи

Счетчики

Яндекс.Метрика

4 комментария

Оставить комментарий
  1. “Само слово «ингуш», в среде окрестных жителей, приняло значение нарицательного имени, выражающего собою всю сумму отрицательных нравственных качеств человека.” // Н. Ф. Грабовский «Ингуши (их жизнь и обычаи)». / «Сборникъ сведений о кавказскихъ горцахъ», издание Кавказского Горского Управления. Вып. IX, «Ингуши». Тифлисъ, 1876. С. 1

    «Ингуш, чуждый благородству и незнакомый с великодушием, не считает за бесчестье и низость напасть на безоружного, убить слабого и даже зарезать сонного. При всей своей злопамятности и жажде к мести, в ингушах к тем не менее заметно просвечивает жалкая, низкая и подлая трусливость. Насколько горд и храбр, по видимому, ингуш, когда ему удается убить или ранить своего врага, без опасности для самого себя, настолько-же унизителен, малодушен и гадок, когда он попадает в свои собственные сети и поменяется с врагом ролями. Малейшая царапина, сделанная врагом или только выражение попытки к этому со стороны последнего, заставляет попавшего в просак снимать шапку и молить врага о пощаде или, при малейшей возможности, убегает от него самым позорным образом. И совершив даже удачно задуманное преступление, он торопится скорее укрыться под покровительство какого-нибудь влиятельного человека или спешит явиться с повинною к начальству и просит последнее посадить его под арест.» // Изследованiя и матерiалы: Н. Ф. Грабовский «Ингуши (ихъ жизнь и обычаи)». / Сборникъ сведенiй о Кавказскихъ Горцахъ, издаваемый съ соизволенiя Его Императорскаго Высочества Главнокомандующаго Кавказскою Армiею при Кавказскомъ Горском Управленiи. Выпускъ IX. Тифлисъ: въ Тип. Гл. Упр. Наместника Кавказскаго, 1876. С. 72

  2. Думается что для более широкого изучения и, культовой архитектуры привнесенной Грузией, в данной связи важна сама древняя история Грузии, тот пласт параллелей без которого невозможно комплексное изучение всего того что с ней связанно.

    «… До сих пор не установлено, кто мы и откуда, поскольку на земле у нас нет родственных народов. Мы не знаем, куда нас несет наша судьба… Правда говорят, что мы жили на берегах Евфрата и Тигра, но и там нас не любили, не давали жить соседи, они ненавидели нас. Мы не знали, куда нам податься. Вот так мы проводили наши дни в одиночестве – словно спустились с неба. Наш язык отличается от языка других народов, отличается наше мировоззрение, наш характер, у нас есть свои особенности и традиции. Правда, мы были изгнаны из наших земель нашими соседями, они ничего не оставили нам, а аланы (предки нынешних осетин) нас пожалели и приютили, дали нам земли и приласкали, обучили нас своему военному делу, передали свою культуру, свои обычаи, защитили нас от внешних врагов» Доктор исторических наук, профессор Геронти Кикодзе, газета «Сакартвело», 1917 год

    “…Уже в VII веке до н.э. в Закавказье осела значительная масса скифов — далеких предков осетин”. (Г. Меликишвили. “К истории древней Грузии”, Тбилиси, стр. 22).

    “Здесь, под скифами и сарматами следует понимать северокавказские племена, составляющие основную массу внутренней Картли до освоения его иберами…” “Очерках истории СССР” (т. 1, Москва 1963г, стр. 425)

    “Oсетины — последний осколок обширной группы племен которые античные авторы называли скифами, сарматами и аланами.” Жорж Дюмезиль (один из крупнейших ученых)

    “Мы были единодушны (с Ж. Дюмезилем — прим. Ц. X.) признавая важность для европейской науки народа осетин, последних потомков скифов.”
    Эмиль Бенвенист

    «Особое внимание мировой науки давно привлекает осетинский язык, как уникальный остаток языка древних иранцев – скифов, сарматов и алан.»
    И. М. Дьяконов

    Аланские дружины в Монгольскую эпоху. Рерих Юрий Николаевич
    “Cчастливы должны быть Осетины, измеряя славные корни свои…”
    Николай Рерих

    “На Кавказе, где в целом преобладает переднеазиатская раса, сталкиваются европейские и азиатские группы. Рыцарский народ осетин, потомки алан, отличается более высоким ростом, среди них 30% блондинов со светлыми глазами…”
    Ганс Ф. К. Гюнтер (Hans Friedrich Karl Günther)

    «…С древнейших времен грузины себя называют картвелами, а страну свою Сакартвело. Слово «картвели» происходит от «Карду» — название страны, являющейся первой родиной грузинских племен. В истории эта страна известна под названием Халдей. Из грузинских племен, обитавших в Халдее, Месопотамии и Малой Азии, в ассирийских клинообразных надписях раньше всех упоминаются месхи, каски, или колхи и т.д. Соседом в эту эпоху было Ассирийское Царство. С VI по II вв. д. н. э. шла борьба между турбо-месхи-колхами и ассирийцами. Вследствие этой борьбы грузины и их сородичи в давние времена покинули Малую Азию для переселения на север, в Закавказье, в котором грузинские племена и обосновались».
    (БСЭ: В 65 т. / Гл. ред. О. Ю. Шмидт, зам. гл. ред. Ф. Н. Петров, П. М. Керженцев, Ф. А. Ротштейн, П. С. Заславский. Т. 19: Грациадеи — Гурьев. — М.: Сов. энциклопедия, 1930. — 843 с.: ил. С.550 558, авторы статьи И. Джавахишвили, Ф. Махарадзе, С. Какабадзе, С. Хундадзе).

    «Грузины — древний семитский (еврейский — К.Ч.) народ, предки которых жили в долине Евфрата.»
    Дж.Стейнбек. Газета «Молодёжь Грузии»

    «Кавказ оказывается не является первоначальной родиной грузин..»
    И.Джавахишвили

    «Когда-то жили в Междуречье и слышали шум воли Тигра и Евфрата. Обильно пили живое солнце юга и вдыхали воздух пустыни. Но оттуда сильные и многочисленные соседи нас (грузин) выгнали. Не оставили ив ущелье Каппадокии, ни на возвышенностях Малой Азии. И если на сегодняшний день мы остались на нашей теперешней родине, этому, наверное, причина то, что другого выхода у нас не было: ccевера препятствовали непроходимые горы, с запада — море, а с юго-востока — населенные врагами местности или однообразные пустыни.» Г.Кикодзе (246)

    «Одни из исследователей грузинской истории говорят, что самым первоначальным названием картвелов было «инвери» — так называли их греки. Известно, что ассирийские и вавилонские цари переселили в Закавказье значительные колонии евреев из Палестины. Мусульмане всегда назвали и называют реку евреев Иордан-Гур (Гу-ра Кура), а иберов, т.е. пере-С селенных евреев — гурджи а страну их Гурджистан.»
    (223. c. 168-169)

    «»… на территории Западной Грузии картвельским племенам предшествовали абхазо-адыгские племена… …мигрировавшие занские племена оседали на территории, где бытовала абхазо-адыгская речь…»». (А.С.Чикобава. Соч., том II. Тбилиси. 1998г., стр. 263.)

    «»… Грузины и их сородичи с давних пор покидали Малую Азию для переселения на север, в Закавказье, в котором грузинские племена и обосновались. По археологическим данным, до появления в Закавказье грузин страна была заселена различными племенами, которые были оттеснены грузинами на Северный Кавказ…»» (И.А.Джавахишвили. БСЭ. том XIX. М., 1930г., стр.558.)

    «Для исследователей истории грузинского народа ситуация осложняется ещё тем обстоятельством, что Кавказ, оказывается, не является первоначальной родиной Грузии и поэтому здесь (в Грузии — К.Ч.) не надо искать источников их культуры.»
    И.Джавахишвили (187. c.47-48)

    И это не удивительно: Отец истории Геродот (5 век до н.э.) и Ксенофонт (4 век до н.э.) ни разу не упоминают Иберию, вместо этого они подробно описывают все народы и. страны, расположенные вплоть до Индии. Это значит, что к югу от Кавказских гор такой страны ещё не существует.

    «Как видим, грузины проникли в Закавказье и поселились здесь в древнейшее время. Только та территория, которая известна ныне как наша территория, постепенно закреплялась в результате постепенного продвижения на север. Трудно судить о времени проникновения грузин на Кавказ. Независимо от этого нет смысла искать на Кавказе древние следы грузин. Раньше грузин здесь жила «раса длинноголовые» которые на этой территории прошла обе эпохи камня и бронзы.
    М.Церетели (234. c. 229-232)

    И т.д.

  3. Так же интересно:

    LIBELLUS DE NOTATIA ORBIS IIV ГРУЗИЯ (глава 11) «…Когда святая Нина и некоторые из ее учеников прибыли в их страну Грузию, тогда называемую Иберией, от имени апостолов и особенно от имени апостола Фаддея, то они нашли грузин погрязшими в смрад.. и другую постыдную деятельность. Именно сразу же после их прибытия один из их товарищей умер и он был сразу же сварен и съеден..»

    «Принадлежавшие к грузинскому сословию были, собственно, холопами. Они преимущественно приобретались из Грузии, оттуда или увозились в плен, или же приобретались посредством покупки, отчего они и получили свое название «гурзиак», т. е. грузинец. Это сословие алдары продавали и дарили, как полную свою собственность.» Газета «Терские ведомости». 1889. № 69 (161, c. 328)

    ПУТЕШЕСТВИЕ КАВАЛЕРА ШАРДЕНА ПО ЗАКАВКАЗЬЮ
    “С женщинами грузины ведут довольно неприличные беседы, так как они всему остальному предпочитают любовные речи, какими бы бесстыдствами последние не были пересыпаны, и нисколько не стыдятся самых грязных выражений. Дети их научаются этим словам и разговорам, как только начинают говорить. Не достигнув еще десятилетнего возраста, они в разговорах с женщинами становятся до такой степени непристойными, что и сказать нельзя. Без преувеличения можно сказать, что детей в Мингрелии воспитывают хуже, чем где бы то ни было. Отец воспитывает их на воровстве, а мать научает бесстыдству.”

  4. По народному поверью, ингушский «Эрзи» основан выходцами из Аравии, положившими начало определенным ингушским фамилиям. Некоторые ингушские мифы также сближаются с мифами народов Закавказья и Месопотамии. В ингушском фольклоре сохранились многочисленные упоминания о южном (ближневосточном) происхождении отдельных ингушских родов. Эти предания оказывают существенную помощь в выяснении происхождения и этнического состава изучаемого народа. Некоторые фамилии выводят своих мифических предков из Аравии, Сирии и ближнего Востока в целом, сопровождая свои рассказы такими подробностями, что происхождение этих легенд уже нельзя не поставить в прямую связь с мусульманизацией ингушского народа, начавшейся не ранее XVI—XVII вв. и окончательно закончившейся у ингушей только в середине XIX в.

    Выдвинутая Е.М. Шиллингом, А.А. Захаровым, Л.П. Семёновым и другими исследователями гипотеза о связях, некогда существовавших между предками ингушей и древними народами Месопотамии получает дальнейшее развитие и массу подтверждений этой «гипотезы».
    и т.д.

    ПО СВИДЕТЕЛЬСТВУ РУССКОГО ГЕНЕРАЛА ИНГУШИ В 1810 ГОДУ ЕЩЕ НЕ ЖИЛИ ДАЖЕ В НАЗРАНИ. Потом войдя в теснейший союз с кабардинцами и чеченцами переселились вот на место именуемого Насран в расстоянии от сел за 32 версты, приняли от них Муллов, построили мечети, приступили к исповеданию Магометанского Закона, обязались как чеченцам так и кабардинцам по условию платить подати…. Отрывок из рапорта- Сергию Александровичу Булгакову. От Владикавказской крепости и тамошнего гарнизонного полка шефа генерал майора Дельпоццо.

    ..Более того в 1830–1850 годов джейраховцы ещё обозначались в русских источниках как «осетинское общество», но после этого стали фигурировать как ингушское.
    Примерно с 50-х годов XIX столетия казаки начали основывать свои станицы вокруг Владикавказа. Благодаря их трудолюбию эти дикие земли вскоре превратились в цветущие сады и поля. Казаки с честью служили Отечеству. Вместе с ними ратную службу несли и осетины-казаки. Многие казачьи станицы расположились рядом с осетинскими селами и по сей день соседствуют, а то и слились в одно целое.
    Не будем в данном случае углубляться в историю по поводу того, какие сложились взаимоотношения между ингушами и казаками — это предмет особого разговора. Кстати, по этой проблеме до революции было множество публикаций, они сейчас переиздаются, и желающие могут ознакомиться с ними.
    Скажем только одно: зажиточные казачьи станицы вокруг Владикавказа и на линии Сунженского укрепрайона, ныне ставшие объектами притязаний ингушских экстремистов, всегда были в поле зрения преступных групп и постоянно подвергались грабежам и нападениям ингушских банд, руководимых тейповыми и преступными авторитетами, которые, дабы упредить кару за свои злодеяния, ловко манипулировали безотказным спасительным лозунгом: «Помогите, притесняют бедного ингуша!»

    Генерал Джохар Дудаев: «… ингуши в силу внутренней ситуации в Чечне 15-го века и своих сепаратистских настроений были вынуждены покинуть обжитые места и искать пристанища на землях средневековой Осетии. Во-вторых, как мог я, будучи лидером чеченского народа ответственным за его судьбу, поддержать незаконные притязания ингушей на Пригородный район Северной Осетии? Разве мы не знаем, что несколько веков назад осетины великодушно позволили им (ингушам) расселиться на территории Восточной Осетии? Разве мы не знаем на своем примере, как безответственные ингушские политики разыгрывают территориальные карты? Еще свежи в памяти их возмутительные попытки отторгнуть от Чеченской республики Сунженский район и заявления о том, что Серноводск и Ассиновская являются исконно ингушскими землями. Наряду с этим я прекрасно отдавал себе отчет и в том, что преступное правительство Ельцина, используя настроения в Ингушетии, пытается спровоцировать нас и втянуть в конфликт». Джохар Дудаев, г. Грозный, 19 апреля 1993 года

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Археология © 2014