Формозов А.А. Эпический сюжет в причерноморском искусстве бронзового века

К содержанию 123-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

При изучении древнейшего искусства не раз удавалось отождествить сюжеты росписей, скульптур, гравировок с эпизодами мифов, эпических сказаний и других ранних форм художественной литературы. Немало примеров такого рода можно привести для античной вазописи или месопотамской глиптики. Убедительны параллели шведских наскальных рисунков бронзового века с текстами «Старшей Эдды». В советской литературе сделаны интересные попытки сопоставлений карельских петроглифов с «Калевалой»[ref]К. Д. Лаушкин. Онежское святилище. «Скандинавский сборник», V. Таллин, 1962, стр. 177—298.[/ref] и изображений на сибирских бляхах скифо-сарматского времени с тюркским героическим эпосом[ref]М. П. Грязнов. Древнейшие памятники героического эпоса народов Сибири. «Археологический сборник Гос. Эрмитажа», 3, 1961, стр. 7—31.[/ref].

В первобытном искусстве встречаются и какие-то другие неоднократно повторяющиеся сюжеты. Они тоже скорее всего отражают эпизоды мифов или сказаний, но сами сказания до нас не дошли, и расшифровка композиций остается гадательной. Тем не менее выделение повторяющихся сюжетов в древнем искусстве представляет бесспорный интерес для истории культуры. О таком случае и пойдет речь ниже.

В 1953 г. у с. Казанки в горном Крыму было обнаружено каменное антропоморфное изваяние — одно из серии аналогичных скульптур, распространенных в III — начале II тыс. до н. э. в Северном Причерноморье. На изваянии низким рельефом обозначены лицо в виде буквы Т, руки и пояс. Все это вполне обычно для антропоморфных стел бронзового века. Необычно же то, что ниже пояса на стеле помещены две дополнительные фигурки людей. Они стоят в геральдической позе — расставив ноги, протянув друг к другу руки на уровне плеч в центре композиции и подняв полусогнутые руки над головой по ее краям (рис. 10, 7). Издавший стелу А. А. Щепинский интерпретировал это изображение как сцену ритуального танца при погребении[ref]А. А. Щепинский. Новая антропоморфная стела эпохи бронзы в Крыму. СА, 1958, № 2, стр. 143—148.[/ref].

В 1967 г. недалеко от Казанков в урочище Ак-Чокрак на территории Бахчисарайского эфиросовхоза найдено другое изваяние, очень похожее на первое. И здесь рельефно обозначены лицо в виде буквы Т, руки и пояс; и здесь ниже пояса две фигурки людей. Но есть и отличия: за пояс заткнут топор, а на оборотной стороне статуи мы видим двух животных, вероятнее всего лошадей. Они ориентированы в ином направлении, чем фигурки людей, вдоль, а не поперек длинной оси стелы и стоят одна за другой, а не в геральдической позе. Положение рук у людей также не совсем такое, как в Казанках: поднятые вверх руки находятся тут в центре композиции, а не по ее краям; руки, обращенные вовне, полусогауты и опущены (рис. 10, 2)[ref]М. Чореф. Находке 5000 лет. «Слава Труду» (Бахчисарай), 19 ноября 1966 г. Обе стелы хранятся в Бахчисарайском историко-археологическом музее.[/ref]. Повторение дополнительных фигур со стелы из Казанков еще на одном крымском изваянии показывает, что перед нами отнюдь не случайная деталь, а какой-то важный для создателей антропоморфных памятников сюжет. Иное положение рук у человечков; то, что двум фигуркам людей соответствуют две фигуры лошадей, заставляет с осторожностью отнестись к предположению, что и на этой стеле изображен ритуальный танец.

Нам уже приходилось писать о близких параллелях причерноморским изваяниям в мегалитических скульптурах
Франции[ref]А. А. Формозов. О древнейших антропоморфных стелах Северного Причерноморья. СЭ, 1965, № 6, стр. 179—181; он же. Памятники первобытного искусства на территории СССР. М., 1966, стр. 94—96.[/ref]. На них мы найдем не только посохи с загнутым концом, Т-образные скипетры, пояса и личины в виде перпендикулярных друг другу черт, но на одной из статуй и парные фигурки людей. На этом изображении со стелы из Мореля в департаменте Авейрон в центре композиции руки обоих людей слились в одну линию, а по краям группы опущены вниз в полусогнутом положении. Правая фигура слегка изогнута так, как будто другой человек несколько пригнул ее к земле (рис. 10, 3)[ref]Первая публикация: F. Неrmеt. Sculptures prehistoriques dans Ies cantons de Saint-Affrique et de Saint-Sernin. Rodez, 1892.[/ref].

А. А. Щепинский раскопал курганы, на которых стояли стелы из Казанков и Ак-Чокрака. Оказалось, что под насыпями находились захоронения в ящиках: в Казанках — в деревянном, в Ак-Чокраке — в каменном. Такие могилы теперь принято относить к памятникам кеми-обинского типа[ref]Из этого не следует, что все причерноморские стелы связаны с кеми-обинской культурой. Они известны далеко за пределами ее сравнительно узкого ареала — в Болгарии, Румынии, близ Умани, Днепропетровска, Новочеркасска. По-видимому, так же, как катакомбы и курганы, это явление культуры было свойственно разным этническим общностям.[/ref]. А. А. Щепинский и А. М. Лесков датируют их второй половиной III—началом II тыс. до н. э. и отмечают тесную связь крымских погребений в каменных ящиках с дольменами Северо-Западного Кавказа[ref]А. А. Щепинский. Культуры энеолита и бронзы в Крыму. СА, 1966, JVe 2, стр. 19; А. М. Лесков. Работы керченской экспедиции ИА АН УССР. Сб. «Археологические исследования на Украине 1965—1966 гг.». Киев, 1967, стр. 32.[/ref]. Этот вывод убедительно подтвердила находка комплекса вещей новосвободненского типа в кургане у с. Долинка на р. Чатырлык, раскопанном А. А. Щепинским в 1965 г. Особенно показательно бронзовое вилообразное орудие из этого кургана, тождественное новосвободненским.

Рис. 10. Изображения единоборства на памятниках искусства епохи бронзы в Средиземноморье. 1 — стела из Казанков; 2 — стела ия Ак-Чокрака; 3 — стела из Мореля; 4 — бронзовые вилы ив Новосвободной; 5 — стела из Бахчи-эли

Рис. 10. Изображения единоборства на памятниках искусства епохи бронзы в Средиземноморье. 1 — стела из Казанков; 2 — стела ия Ак-Чокрака; 3 — стела из Мореля; 4 — бронзовые вилы ив Новосвободной; 5 — стела из Бахчи-эли

Находка в Долинке позволяет привлечь в качестве параллели к изображениям на стелах из Казанков и Ак-Чокрака известное вилообразное орудие из раскопок Н. И. Веселовского в Новосвободной в 1898 г. На втулке этих вил помещены отлитые вместе с орудием фигурки двух людей, стоящих друг перед другом в напряженной позе борцов с поднятыми наизготовку кулаками (рис. 10, 4)[ref]Т. Б. Попова. Дольмены станицы Новосвободной. М., 1963, табл. III. Предмет хранится в ГИМ.[/ref]. Это изображение проливает свет и на рельефы трех стел. На них запечатлен не танец, а поединок соперников, спешившихся со своих коней (Ак-Чокрак), единоборство, в котором уже наметился победитель (Морель).

Это в свою очередь дает нам право включить в круг исследуемых памятников стелу из Бахчи-эли около Симферополя из раскопок Н. Л. Эрнста 1924 г. При издании ее уже высказывалось предположение, что на ней изображен поединок: в центре плиты — победитель, справа от него — перевернутый вниз головой и безвольно растопыривший пальцы побежденный, вокруг — боевые топоры (рис. 10, 5)[ref]А. А. Формозов. Материалы к изучению искусства эпохи бронзы Юга СССР. СА, 1958, № 2, стр. 137—139.[/ref]. Сейчас пользуется популярностью другая интерпретация этой композиции (по нашему мнению, неубедительная), однако предположение о разной природе двух персонажей перешло и сюда[ref]Б. А. Шрамко. Древний деревянный плуг из Сергеевского торфяника. СА, 1964, № 4, стр. 96—98.[/ref]. А. А. Щепинский считает, что стела из Бахчи-эли, как и антропоморфные изваяния, создана носителями кеми-обинской культуры[ref]А. А. Щепинский. Памятники искусства эпохи ранней бронзы в Крыму. СА, 1963, № 3, стр. 43.[/ref].

Итак, мы знаем в Причерноморье три стелы и литое бронзовое изображение примерно одного времени, на которых представлен сюжет, характерный для любого эпоса, — поединок[ref]М. П. Грязнов. Указ. соч., стр. 10.[/ref]. Парные фигурки людей достаточно часто встречаются при археологических раскопках — от этрусских могильников Италии[ref]М. Hoernes, О. Menghin. Urgeschichte der Bildenden Kunst in Europa. Wien, 1925, стр. 451, рис. 9, 10.[/ref] до глазковских погребений Приангарья[ref]А. П. Окладников. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. МИА, № 43, 1955, рис. 139, 144, 145.[/ref]. В данной связи не стоит перечислять все эти изображения. По-видимому, всюду перед нами конвергентное явление, отражающее культ близнецов, дуальное деление первобытного общества[ref]А. М. Золотарев. Родовой строй и первобытная мифология. М., 1964.[/ref]. Упомянем лишь не совсем обычную кавказскую статуэтку из Сарыкамыша, более близкую к нашей серии. Это два человека, обращенные лицами друг к другу и держащиеся за правую руку, поднятую до уровня плеч и согнутую в локте. А. А. Захаров думал, что это танцоры[ref]A. Zакhаrоw. Material for the archaeology of the Caucasus. «Swiatowit», XV. Warszawa, 1933, рис. 33, 39.[/ref], но не менее вероятно, что это борьба, как и на вилах из Новосвободной.

В неопубликованных разделах монографии А. М. Золотарева «Дуальная организация первобытных народов и дуалистические космогонии» собраны кавказские легенды о борьбе двух братьев, воплощавших доброе и злое начала[ref]Архив ИА АН СССР, р. —2, № 10.[/ref]. Быть может, на вилах из Новосвободной и на крымских стелах запечатлен именно этот сюжет. Дальнейшие находки позволят проверить это предположение.

К содержанию 123-го выпуска Кратких сообщений Института археологии


Warning: Undefined array key "show_age" in /var/www/u2165507/data/www/arheologija.ru/wp-content/plugins/this-day-in-history/tdih-widget.php on line 22

В этот день:

Дни рождения
1810 Родился Виктор Константинович Савельев — российский археолог и нумизмат, собравший значительную коллекцию монет.
Открытия
1748 Рокко де Алькубиерре начал раскопки Помпеи.

Рубрики

Свежие записи

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Археология © 2014