Древнерусская валюта

К содержанию книги Л.В. Черепнина «Русская метрология».

Выше уже не раз подчёркивалась, тесная связь, которая существует между весовыми и денежными единицами. Поэтому от изучения мер веса естественно перейти к рассмотрению денежного счёта в Киевскую эпоху.

Наиболее древними обозначениями понятия «денег» в русском языке являлись слова «скот» и «куны». Это обстоятельство даёт право предполагать, что образованию металлической валюты предшествовал период, когда мерилом ценности и платёжными знаками могли служить домашний скот к шкурки лесных зверей.

Слово «скот» употребляется в значении «денег», например, в летописном известии о сборе кн. Ярославом Владимировичем в 1018 г. с населения Новгорода денег на наём варяжской дружины:«И начаша скот сбирати, от мужа по четыре куны, а от старост по 10 гривен, а от бояр по 18 гривен; и приведоша варяги, и въдаша им скот, и совокупи Ярослав вой многы». В приведенном отрывке под понятие «скот» подводится вся денежная сумма, переданная новгородцами. Ярославу, в виде отдельных платежных единиц (гривны, куны), значение которых будет выяснено ниже.

В том же смысле выступает наименование «скот» и в четырёх статьях краткой редакции Русской Правды. Примером в этом отношении может служить статья, говорящая о порче чужой вещи и предписывающая виновнику, независимо от того, оставит ли он за собой испорченное имущество или же откажется от него, уплатить собственнику его стоимость: «А иже изломить копье, любо щит, любо порт, а начнеть хотети его держати у себе, то приати скота у него; а иже есть изломил, аще ли начнеть приметати, то скотом ему заплатити, колько дал будеть на нем».

В мирном договоре Новгорода с Готландом 1189 — 1199 гг. слово «скот» прикрывает понятие «деньги» в статье о долговых исках между варягами и русскими. «Оже емати скот варягу на русине или русину на варязе, а ся его запреть, то 12 мужь послухи, идеть роте, возметь. свое», т. е. в случае отказа должника, кредитор-истец для доказательства правоты своего иска, должен подтвердить его посредством свидетелей.

В переводной литературе греческое слово — деньги передаётся через русское — «скот».

Производные от корня «скот» древнерусские слова «скотница» и «скотолюбие» означали первое казна, казнохранилище, а второе — корыстолюбие, сребролюбие.

Все приведенные выше случаи применения слова «скот» к понятию «денег» являются, повидимому, пережитками более древнего времени, когда домашние животные выступали в качестве платежного средства и мерила ценности. Но в X, а тем более в следующих столетиях, скот вряд ли уже фигурировал в качестве главного орудия обмена. Приведенная терминология была уже анахронизмом. Сохранялся, однако, долго обычай иногда при совершении акта купли-продажи в качестве добавления к денежной сумме («дополнок», «пополнок») присоединять какое-либо домашнее животное.

Другим собирательным обозначением денег, встречающимся в источниках, были «куны», — термин как будто бы указывающий на существование меховой валюты (куньи меха). Обращение пушного товара — куниц и белок в качестве денег подтверждается и целым рядом письменных источников. Арабский писатель X в. Ибн-Русте говорит про болгар, что «главное богатство их составляют куницы; нет у них золотых и серебряных денег; их диргемы — куницы».

Не менее интересно свидетельство персидского писателя XII в. Насир-эд-Дин Ахмеда Тусского: «И у русских кожаные деньги — шкурки белок (серых), а не диргемы (арабские серебряные монеты), и кожи без меха (шерсти) с передними и задними лапками и когтями; если что-либо из этого не достаёт у кожи, то она считается негодною для вывоза; и отсюда они вывозятся как товар».

К XIII в. относится запись брабантского монаха — путешественника Вильгельма Рубрука: «обычной монетой русских суть шкурки куницы и белки».

Много позже путешественник XV в. Жильбер де Ланноа отмечает в качестве «их (русских) мелкой монеты — головки белок и куниц».

В ещё более позднее время немецкий посол в Москве XVI в. Герберштейн рассказывает, что «до монеты они (русские) употребляли мордки и ушки белок и других животных, шкуры которых ввозятся к нам, и на это, словно на деньги, покупали необходимое для жизни». Известие Герберштейна повторяет и другой иностранец Гваньини: «до употребления настоящей монеты (русские) употребляли шкуры и других животных и ими добывали себе необходимое для жизни».

Беличьи ушки, в качестве монеты, ходили и в Ливонии, при чём они украшались серебряными гвоздиками.

На меховую валюту, помимо собирательного названия «куны» — деньги, указывают как будто бы и обозначения в ряде источников отдельных денежных единиц: белки, векши, веверицы (пушные зверьки), мордки (мордочки), обеушные мордки (мордочки с двумя ушками), лобки (лбы), долгеи (длинные лоскутки), резаны (отрезки).

Наконец, следует упомянуть, что до нас дошли кожаные деньги, в виде четырёхугольных кусочков с оттиснутыми на них клеймами. Это, по всей вероятности, те самые кожаные деньги, которые дожили до XVIII столетия и с употреблением которых боролся Петр I. Из указа последнего видно, что еще в 1700 г. «в Калуге и в иных городех, вместо серебряных денежек торгуют же кожаными и иными жеребьями».

Исходя из всех приведенных выше свидетельств иностранных наблюдателей и русских документов и ставя вопрос о валюте Киевского государства X — XII вв., целый ряд видных историков и нумизматов поддерживал теорию относительно обращения в качестве денег мехов.

Другие учёные, считая, что сведения, сообщаемые иностранцами, отражают явления не типичные, случайные, и их нельзя обобщать, защищали теорию обращения металлических денег, как основной валюты. Представители металлической гипотезы, отрешаясь от показаний иностранных авторов, доказывали, что все упомянутые выше в русских документах названия меховых ценностей являются для своего времени терминологическим пережитком и относятся к различным металлическим денежным знакам, как обращавшиеся у нас иностранные монеты, так и металлические слитки.

Несомненно, что в утверждениях и тех и других исследователей много верного. Нельзя, конечно, совершенно отрицать хождения в Киевской Руси в качестве платёжного знака меховых ценностей. Но в то же время та денежная система, которую в развёрнутом виде вскрывает наиболее важный памятник эпохи — Русская Правда (кунная система — от слова «куны» в общем значении «денег»), включает в себя целый ряд металлических единиц.

Это — прежде всего основная денежная единица, которой пользуется источник, называя нормы штрафа за различные преступления, — гривна. Совершенно законно поставить гривну Русской Правды в связь с теми слитками серебра, которые сохранились в ряде кладов XI — XIII вв. и которые употреблялись вместо чеканенной монеты.

Таким образом гривна была одновременно и весовой и денежной единицей, следовательно, металлические деньги на Руси ходили как слитки определённого веса.

Персидский писатель Ахмед Тусский говорит в своём сочинении от 1160 г.: «и обращаются у них (русских) — слитки металла определённого веса». Арабский путешественник XIV в. Ибн-Батута рассказывает об обращении в Золотой Орде «саумов», т. е. серебряных слитков, весом в пять арабских уккий (унций), на которые руссы продают, покупают и платят дань. Вес пяти арабских унций = 155 граммам, т. е. приблизительно соответствует весу одной из разновидностей киевской гривны.

Возможно, что помимо весовой гривны (слиток серебра), существовала и счётная (соответствовавшая по счёту определённому количеству денежных единиц).

Частями гривны в качестве денежной единицы (независимо от того, была ли она счётной или весовой) являлись: ногата, куна, резана, веверица и векша. Металлическая сущность этих единиц представляется весьма вероятной. Так название «ногата» происходит от арабского «нагд», что значит полноценная монета. Слово «куны» поясняется в договоре Смоленска с Ригой XIII в. через «пенязи» — немецкие денарии. «Веверица» в переводных текстах передаёт византийскую медную монету — «нумий».

Весьма вероятно, что древнерусские денежные металлические гривны и их части были созданы применительно к иностранным весовым системам, а затем получили самостоятельное значение. Поэтому для их понимания совершенно необходимо дать краткий обзор иностранных монет, обращавшихся на территории древней Руси.

В этот день:

Дни рождения
1863 Родился Людвиг Борхардт — немецкий египтолог, известный как «человек, открывший Нефертити», исследователь Ахетатона.
1931 Родилась Мая Павловна Абрамова — российский археолог, доктор исторических наук, специалист по сарматской археологии.
Дни смерти
1960 Умер Алфред Луис Крёбер — один из наиболее крупных американских антропологов в первой половине ХХ века.
1979 Умер Роман Михайлович Гиршман — французский археолог русского происхождения, специалист по археологии Ирана, исследователь древних Суз, доисторического селения Тепе-Сиалк.

Рубрики

Свежие записи

Обновлено: 14.12.2019 — 10:48

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Археология © 2014