Членова Н.Л. Бронзовый меч из Минусинской котловины

К содержанию 60-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В Томском краеведческом музее хранится бронзовый меч с пометкой в инвентарной книге: «Из Минусинской котловины». Более точно место его находки не известно. Меч прямой, двулезвийный, сломанный пополам. Лезвия заточены на обе стороны. Клинок в середине имеет утолщение, подобное «срединной жилке» многих кинжалов, минусинских и происходящих из других мест, только значительно более широкое, особенно у рукояти. К острию клинка это утолщение суживается. Конец клинка закруглен (рис. 57 — 1).

Меч цельнолитой, с литым орнаментом на рукояти. Перекрестья в настоящем смысле этого слова нет, имеются выступы в виде лопастей, слегка загнутые в сторону клинка и расширяющиеся к концам. В средней части этого «перекрестья», между клинком и рукояткой, — утолщение прямоугольной формы, четырехгранное в сечении.

Рукоятка меча представляет в сечении сильно вытянутый прямоугольник с закругленными (для удобства охвата) сторонами. Конец рукоятки обломан в древности, почему длина и форма навершия остались неизвестными.

Общая длина сохранившейся части 42,5 см, длина клинка с «перекрестьем» 37,5 см, ширина клинка под «перекрестьем» 3,7 см, толщина клинка в середине 0,6 см, толщина клинка у лезвия 0,3 см, длина сохранившейся части рукоятки 5 см, ширина 2,5 см, толщина рукоятки 0,7 см, ширина «перекрестья» 6,8 см.

Рукоятка украшена с обеих сторон орнаментом. На одной стороне орнамент состоит из двух параллельных зигзаговых линий, идущих вдоль. В треугольничках, образованных одним из зигзагов и боковым ребром рукоятки, — выпуклые точки.

Другая сторона рукоятки украшена зигзаговой линией, разделяющей все поле на треугольники, вершины которых обращены в разные стороны. Треугольники одного ряда заштрихованы косой штриховкой, другого — украшены двумя точками, расположенными параллельно «перекрестью» меча.

Узор на литейной форме вырезан углубленно и при отливке он получился рельефным, а фон — углубленным.

Меч изготовлен из прекрасной золотистой бронзы, отлит в двусторонней форме, затем подвергся дополнительной обработке, так как швы везде зашлифованы и их совсем незаметно. Отливка очень чистая. Поверхность меча покрыта зеленой патиной.

[adsense]

Находка представляет большой интерес. Бронзовые мечи — вообще редкость, а для Минусинской котловины это пока уникальная вещь. Единственный приближающийся по размерам кинжал-меч найден недалеко от Красноярска, на берегу Енисея, у с. Коркина (рис. 57 — 2) 1, но длина его лезвия с «перекрестьем» меньше длины той же части минусинского меча с р. Вилюя, описанного Д. Н. Анучиным и неоднократно изданного 2.

Рис. 57. Бронзовый меч, кинжалы и нож из Минусинской котловины: 1 — меч; 2-5, 8 — карасукские кинжалы и нож; 6, 7, 9 — татарские кинжалы.

Рис. 57. Бронзовый меч, кинжалы и нож из Минусинской котловины: 1 — меч; 2-5, 8 — карасукские кинжалы и нож; 6, 7, 9 — татарские кинжалы.

Датировка меча может быть произведена на основании его формы и орнамента. Перекрестье того же типа встречено на кинжале из Томского могильника (Большой мыс), относимого М. Н. Комаровой к переходному карасукско-тагарскому времени 3

Два кинжала, очень сходные с публикуемым мечом, найдены на Алтае. У обоих перекрестье того же типа, но несколько более развитое, а один с таким же утолщением в середине клинка 4. М. П. Грязнов относит их к VII—V вв. до н. э., включая в комплекс предметов майэмирского этапа, хотя оба кинжала происходят из случайных находок, а не из раскопок, и категорически настаивать на этой датировке нельзя.

Если брать более далекие аналогии, можно указать на кинжал из Каменномостского могильника в Кабарде (раскопки Е. И. Крупнова, 1948) уже с железным клинком, но с бронзовой рукояткой и перекрестьем той же формы, что и у минусинского. Е. И. Крупнов датирует могильник VIII—VII вв. до н. э. 5

В Минусинской котловине тоже известно несколько кинжалов с таким перекрестьем, но они происходят из случайных находок. Рукоятка одного из них (рис. 57—3) заканчивается кольцом, уплощенным снизу, или, как называет С. В. Киселев, «аркой на кронштейне». Ножи с таким навершием неоднократно встречались в погребениях Минусинской котловины и датируются концом IX—VIII в. до н. э. (Байнов улус, раскопки В. Г. Карцова, 1930; Ильинская гора, раскопки С. В. Киселева, 1929; Капчалы, группа III, раскопки В. П. Левашевой, 1935 и др.).

Перекрестья многих карасукских кинжалов изготовлялись посредством выемок в клинке (рис. 57—4, 5) 6. М. П. Грязнов называет такие перекрестья шипами. Примерно того же типа перекрестье и у меча с р. Вилюя.

Перекрестье публикуемого меча является дальнейшим развитием этого типа перекрестий; «лопасти» или «шипы» становятся шире клинка, но толщина их не превышает толщины клинка, небольшое утолщение имеется лишь посередине. Дальнейшее развитие перекрестья заключается в полном его обособлении от клинка. Все тагарские кинжалы имеют уже настоящие обособленные перекрестья (рис. 57—6, 7) 7.

Рукоятки карасукских кинжалов — овальные в сечении, полые внутри. Плоские рукоятки появляются в переходное карасукско-тагарское время (например, уже упоминавшийся кинжал из Томского могильника) и бытуют в тагарскую эпоху.

Орнамент меча подтверждает его датировку. Заштрихованные треугольники и цилиндрические ямки — излюбленное украшение карасукской керамики, в тагарскую эпоху этот орнамент не встречается. Есть некоторые основания полагать, что цилиндрические ямки (в отличие от ямок с круглым дном) появляются в конце существования карасукской культуры 8. Напомним, что на литейной форме для минусинского меча вырезаны именно такие ямки. Вообще на карасукских бронзовых ножах (рис. 57 — 8) и кельтах часто встречается орнамент в виде выпуклых точек.

Зигзаги как элемент орнамента встречаются на карасукских 9 и на тагарских ножах и кинжалах 10 (рис. 57 — 9), а также и на керамике карасукского и переходного карасукско-тагарского времени. Техника нанесения орнамента — углубленный фон и выпуклый рисунок — характерна уже для тагарского времени.

Таким образом, по изложенным соображениям меч из Минусинской котловины может датироваться переходным карасукско-тагарским временем, т. е. временем около VIII в. до н. э.

К содержанию 60-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Издан у В. В. Радлова в «Сибирских древностях». МАР, № 5, табл. XI, рис. 1.
  2. Д. Н. Анучин. Notice sur quelques epes en bronze trouves dans la Russie et en Siberie. Trav. du Congr. de arch, prehist, a Moscou, 1892, стр. 342—345; Г. П. Сосновский. Заметки по археологии Прибайкалья. Изв. СОРГО, т. 51, 1926; А. П. Окладников. Археология и основные вопросы древней истории Якутии. КСИИМК, вып. IX, стр. 73, рис. 9, /; его же. История Якутии, т. I, табл. XXI, рис. 1, Якутск, 1949.
  3. М. Н. Комарова. Томский могильник — памятник истории древних племен лесной полосы Зап. Сибири. МИА, № 24, рис. 25, 9.
  4. М. П. Грязнов. Памятники майэмирского этапа эпохи ранних кочевников на Алтае. КСИИМК, вып. XVIII, рис. 5—7 и 6-9.
  5. Е. И. Крупнов. Археологические работы в Кабарде и Грозненской области. КСИИМК, вып. XXXII, стр. 99—100. Кинжал хранится в ГИМ, зал V.
  6. И. П. Кузнецов-Красноярский. Минусинские древности, табл. IV. рис. 5; табл. I, рис. 5а. Томск.
  7. В. В. Радлов. Указ. соч., табл. VII, рис. 2; И. П. Кузнецов-Красноярский Указ. соч, табл. IV, рис. 6.
  8. Такие ямки встречены на карасукских сосудах, украшенных еще острореберными валиками (стоянка Батени — см. С. А. Теплоухов. Древние погребения в Минусинском крае. МЭ, III, вып. 2, и др.). Острореберные же валики на сосудах из Причерноморья твердо датируются предскифским временем (Обиточная, Белозерский лиман и др.).
  9. В. В. Радлов. Указ. соч., МАР, вып. 3, табл. V, рис. 19.
  10. Там же, табл. VIII и стр. 48, рис. 11.

В этот день:

Дни рождения
1814 Родился Александр Каннингем — британский индолог, один из передовых археологов своего времени, который первым занялся научным изучением индийских древностей.
1822 Родился Генрих Брунн — немецкий археолог, специалисит по истории греческой живописи и этрусского искусства.
1909 Родилась Татьяна Авенировна Проскурякова — американский археолог, лингвист и иллюстратор русского происхождения, исследователь культуры майя.
1921 Родилась Мария Гимбутас — американский археолог и культуролог литовского происхождения, одна из крупнейших специалистов в области индоевропеистики, выдвинула «курганную гипотезу» происхождения индоевропейцев.
Открытия
1934 Экспедиции под руководством французского археолога Андре Парро удалось открыть руины шумерского города Мари.

Рубрики

Свежие записи

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Археология © 2014