Чернецов А.В. Древнерусские знаки небесных светил

К содержанию 187-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Древнерусская астральная символика неоднократно привлекала к себе внимание исследователей — археологов и искусствоведов. В археологическом материале она представлена широко распространенными подвесками-лунницами[ref]Голъмстен В. В. Лунницы Исторического музея. — В кн.: Отчет Исторического музея за 1913 г. М., 1914; Изюмова С. А. Бронзовые лунницы с городища у д. Щемилово. — СА, 1958, № 4; Blankoff J. Deux survivances du paganisme slave en vieille Russie: 1. Les omements en croissant de lune. — In: Symposium International et Pluridisciplinaire sur le paganisme slave. Bruxelles; Gand, 21—24 mai 1980. Contributions, Slavica Gandensia. Gand, 1980—1981, 7/8.[/ref], а также различными астральными (преимущественно солярными и лунарными) элементами орнаментики[ref]Даркевич В. П. Символы небесных светил в орнаменте древней Руси. — СА, 1960, № 4.[/ref]. Б. А. Рыбаков исследовал сосуды, декор которых несет, согласно его интерпретации, календарный (т. е. отчасти астральный) характер[ref]Рыбаков Б. А. Календарь IV в. из земли полян. — СА, 1962, № 4.[/ref]. Известны русские резные календари, часть мет на которых отражает даты, маркируеммые астрономическими явлениями[ref]Савваитов П. И. О зырянских деревянных календарях и пермской азбуке, изобретенных св. Стефаном. М., 1873; Срезневский В. И. Северный резной календарь. СПб., 1874; Лебедева А. А. Русский деревянный календарь Сибири. — В кн.: Этнографический сб. Бурятского комплексного НИИ. Улан- Удэ, 1962.[/ref].

Кроме этих материалов, исследовались также календарно-астрономические изображения древнерусских рукописей. Это аллегорические изображения зодиакальных созвездий (известны на Руси с XI в.)[ref]Гиршиерг В. Б. Козльрог в Изборнике Святослава 1073 г. — В кн.: Древнерусское искусство. Рукописная книга. М.; Л., 1972; Он же. Человек в знаках зодиака Изборника 1073 г. — В кн.: Изборник Святослава 1073 г. М., 1977; Пуцко В. Знаки зодиака на полях Из борника Святослава 1073 г. — В кн.: Старобългаристика. София, 1984, VIII, № 2.[/ref] и планет[ref]Редин Е. К. Христианская топография Косьмы Индикоплова по греческим и русским спискам. М., 1916, с. 169—183.[/ref].

В одном из томов Лицевого летописного свода имеются также изображения взаимного расположения светил, и зодиакальных созвездий (простейшая комбинация — Солнце в одном из знаков зодиака)[ref]ГИМ, Музейское собр., № 358, л. 646 об. (Солнце «в зодеи Юнца», т. е. Тель¬ца); л. 890 об. (Солнце в созвездии Рака).[/ref]. Характерно, что, хотя эта необычная для Руси иконография вызвана текстом западноевропейского происхождения «Троянская история» Гвидо де Колумна), астральные аллегории носят русский, иконописный облик (Солнце трактовано в виде диска с профильным ликом и выделенным полумесяцем)[ref]Об особенностях русско-византийской иконографии Солнца см.: Чернецов А. В. К изучению Радзивилловской летописи. — ТОДРЛ, 1981, т. 36, с. 277—279.[/ref].

В рукописи начала XV в., из числа принадлежавших Кириллу Белозерскому, имеются графические схемы, показывающие степени частичных затмений Солнца и Луны[ref]Прохоров Г. М., Розов Н. И. Перечень книг Кирилла Белозерского. — ТОДРЛ, 1981, т. 36, с. 363, 364.[/ref]. На рисунке, примыкающем к таблицам для вычислений в списке XVI в. астрономического сочинения Шестокрыл (популярного у русских еретиков рубежа XV—XVI вв.), имеется схема солнечных и лунных затмений, осложненная некоторыми деталями астрологического характера[ref]Соболевский А. И. Переводная литература Московской Руси XIV—XVII вв. СПб., 1903, вкл. в конце кн.[/ref]. В отдельных древнерусских рукописных книгах также встречаются астрономические чертежи (иногда в рукописях они отсутствуют, но в тексте сохранено упоминание о чертежах, имевшихся в оригинале)[ref]Там же, с. 412, 419. 431.[/ref].

Определенную связь с астральной символикой имеет и известная серия аллегорических изображений «трудов месяцев» из рукописи конца XV в.[ref]Тихонравов Н. С. Памятники отреченной русской литературы. СПб., 1863, т. II, с. 415—420; Попов Г. В. Живопись и миниатюра Москвы середины XV—начала XVI в. М., 1975, табл. 52—55.[/ref]

Отметим, что это лишь небольшая часть сюжетов, известных среди астральных изображений средневекового европейского искусства. В западноевропейском искусстве встречаются образы незодиакальных созвездий и их частей, самые разнообразные композиции, отражающие варианты взаимного расположения светил и комет[ref]Boll F. Sternglaube und Sterndeutung. Leipzig; Berlin, 1926; Gundel W. Dekane und Dekansbilder. Hamburg, 1936; Hansmann L. Astrographik der spa- ten Mittelalters. — In: Gebrauchsgra- phik, 1965, N 3.[/ref]. Из числа незодиакальных созвездий в русском искусстве представлена иконография созвездия Центавра[ref]Thiele G. Antike Himmelsbilder. Berlin, 1898, S. 125, Fig. 53.[/ref] в виде кентавра-охотника со зверьком в руке (на стенах Дмитриевского собора во Владимире[ref]Вагнер Г. К. Скульптура древней Руси. Владимир, Боголюбово. М., 1969, с. 264, 266.[/ref] и Георгиевского в Юрьеве-Польском[ref]Вагнер Г. К. Скульптура Владимиро-Суздальской Руси. Юрьев-Польской. М., 1964, табл. XXVIII, б.[/ref]). По-видимому, изображения эти возникли под влиянием чужеземных образцов, значение которых на Руси усвоено не было. Во всяком случае, на рельефах Георгиевского собора зверек в руке кентавра, обычно изображавшийся перед ним (что соответствует расположению реально существующей группы звезд), переместился за спину кентавра; противоречит астральному значению образа и то, что кентавров стало два, причем они изображены рядом.

Образы, по-видимому, происходящие от астральных символов, встречаются на русских монетах XV в. Это, в частности, фигура льва, представленная под миниатюрной идеограммой скорпиона на монете Василия Дмитриевича[ref]Толстой И. И. Монеты великого князя Василия Дмитриевича. — В кн.: Зап. Нумизматич. отд. Русск. археологич. об-ва. СПб., 1911, т. II, табл. 4, 83—89.[/ref]. Композиция, вероятно, воспроизводит изображение на сасанидской гемме[ref]Борисов А. Я., Луконин В. Г. Сасанидские геммы. Л., 1963, с. 124.[/ref]. Изображение четвероногого, на спине которого покоится человеческая голова, встречающееся на суздальско-нижегородских и ярославских монетах[ref]Орешников А. В. Русские монеты до 1547 г. М., 1896 (Исторический музей. Описание памятников, вып. I), табл. XV, 710.[/ref], вероятно, восходит к популярной в мусульманском искусстве астральной аллегории — Лев и Солнце. Следует полагать, что все эти примеры отражают лишь механическое воспроизведение чужеземных образцов.

Помимо изображений, в астральную символику входит также значительное число условных значков, использовавшихся как астрономами, так в особенности и астрологами, магами и алхимиками нередко в роли талисманов. На Руси подобные значки магического назначения изредка встречаются с XV в.[ref]Чернецов А. В. Об одном рисунке Радзивилловской летописи. — СА, 1977, № 4.[/ref]

В русских рукописях бывают также астрономические значки, обозначающие планеты и зодиакальные созвездия. Значки одних и тех же планет сильно варьируют, иногда имеют весьма своеобразный облик. Ряд значков, обозначающих планеты, представлен уже в одной из древнейших русских рукописей — Изборнике Святослава 1073 г. Мне известны также подобные значки в двух рукописях XV в. (в одной из них они образуют две серии, расположенные в разных местах рукописи). Значки из этих серий я публикую целиком. Кроме того, в качестве сравнительного материала привлекаются значки из более поздних рукописей. Публикация не претендует на исчерпывающий охват материалов подобного рода. Вместе с тем собранные материалы дают основания для некоторых выводов и сопоставлений.

Астрономические значки в Изборнике Святослава 1073 г. (рис. 8—11)[ref]См.: Материалы для истории письмен восточных, греческих, римских и славенских. М., 1855, табл. V.[/ref] представлены в тексте «Иоанна Дамаскина о македоньскыих месяцих от церковьнааго предания». Значки сопровождают перечень небесных светил. Список последних включает семь планет (в число которых, согласно средневековым представлениям, включены Солнце и Луна), однако лишь четыре из них сопровождаются значками (нет значков Меркурия, Юпитера и Сатурна). Неполные серии астрономических значков встречаются и в более поздних русских рукописях.

Астрономический знак Солнца (рис. 8) в Изборнике Святослава, по-видимому, является искаженной вариацией византийского знака в виде кружка (иногда с точкой посредине), от которого в одну сторону отходит заостренный луч (рис. 1)[ref]Wiedemann Е. Ober die Zeichen fiir die Planeten usw. auf Astrolabien. — In: Byzantinische Zeitschrift, 1910, XIX, N1/2; Berthelot M. Introduction a l’etu- de de la chimie. Paris. 1938, p. 1Q4.[/ref]. Подобное начертание значка Солнца встречается в русских рукописях XV—XVII вв., но в них оно ближе византийским образцам. Значок Луны (рис. 9) имеет вид полумесяца со срезанными окончаниями «рогов».
Знак Марса (рис. 10) в Изборнике, по-видимому, изображен ошибочно (такой знак, очевидно, должен был изображать Меркурий). Знак Венеры (рис. 11) с палочкой вместо креста в нижней части встречается в византийских рукописях, а также в русских XV—XVII вв. (рис. 31, 37).

Две полные серии астрономических значков находятся в сборнике конца XV в.[ref]ГБЛ, Троицкое собр., ф. 304, № 177.[/ref] Одна из них (л. 187; рис., 12—20) входит в состав сочинения Дамаскина «Небеса» (глава «О свете и о огни и о светильницех, слово 18»). Часть значков этой серии тут же продублирована на полях, причем значки некоторых планет (Юпитер, Венера — рис., 16, 17, 19, 20) сильно варьируют. Вторая серия (л. 255 об.—256) находится в тексте статьи «О летном обхождении и воздушных пременениих» (рис., 21—27).

В той же рукописи (л. 187) Солнце представлено в виде кружка с заостренным лучом извилистых очертаний (рис., 12). В целом значок следует византийской иконографии. На л. 255 об. оно представлено в виде древнерусской фиты (рис. 21). По-видимому, такое начертание идет из Византии (в греческой палеографии известно начертание этой буквы в виде кружка с точкой посредине, что соответствует древней идеограмме Солнца).

Рис. Древнерусские знаки небесных светил и их византийские аналогии. 1—7 — из византийской рукописи X—XI вв. (по М. Вертело); 8—11 — из Изборника Святослава 1073 г.; 12—27 — по рукописи конца XV в. (ГБЛ, Троицкое собр., ф. 304, № 177); 28—31 — по рукописи XV в. (ГПБ, Погодинское собр., № 943); 32—38 — по рукописи рубежа XVI—XVII вв. (ГБЛ, собр. Ундольского, N» 187); 39—58 — знаки из рукописей XVII — начала XVIII в.: 39, 44» 51 — собр. ЦГАДА, ф. 188, on. 1, JM» 632, л. 37; 40, 42, 45, 46, 48, 57, 58 — ГБЛ, собр. ДвСНИЦКОГО, ф. 439, картон 21, ед. хр. 3; 41, 43, 47, 49, 50, 52, 53, 55, 56 — ГПБ, собр. Вяземского, О 58, л. 142— 145 об.; 54 — ГПБ, QXVII, № 176, л. 102 об.

Рис. Древнерусские знаки небесных светил и их византийские аналогии. 1—7 — из византийской рукописи X—XI вв. (по М. Вертело); 8—11 — из Изборника Святослава 1073 г.; 12—27 — по рукописи конца XV в. (ГБЛ, Троицкое собр., ф. 304, № 177); 28—31 — по рукописи XV в. (ГПБ, Погодинское собр., № 943); 32—38 — по рукописи рубежа XVI—XVII вв. (ГБЛ, собр. Ундольского, N» 187); 39—58 — знаки из рукописей XVII — начала XVIII в.: 39, 44» 51 — собр. ЦГАДА, ф. 188, on. 1, JM» 632, л. 37; 40, 42, 45, 46, 48, 57, 58 — ГБЛ, собр. ДвСНИЦКОГО, ф. 439, картон 21, ед. хр. 3; 41, 43, 47, 49, 50, 52, 53, 55, 56 — ГПБ, собр. Вяземского, О 58, л. 142— 145 об.; 54 — ГПБ, QXVII, № 176, л. 102 об.

Значок Марса (рис., 14) в рукописи имеет основу в виде не кружка, а овала с заостренными концами сверху и снизу. «Стрелка» как бы перечеркивает овал наискось снизу вверх и завершается односторонним острием (по начертанию напоминающим верхнюю часть арабской цифры 1). Значок Марса в виде кружка, перечеркнутого наискось стрелкой, известен в византийских рукописях (рис., 3). Во втором случае в той же рукописи значок Марса слегка изменен — острие стрелки заменено зигзагом (рис., 23).

Значок Меркурия представлен в одном случае сходно с современным начертанием, но только с палочкой вместо креста в нижней части (рис. 15). Подобные значки Меркурия есть в византийских рукописях (рис. 4). Во втором случае значок Меркурия имеет иной вид — кружка, от которого вверх и вниз отходят черточки (рис., 24). По-видимому, в данном случае значки Венеры и Меркурия поменялись местами.

Наиболее сложные очертания знака Юпитера (с передней частью, напоминающей начертания буквы «земля») находят отдаленные аналогии в византийских рукописях (рис., 16, 19). Отметим, что значок Юпитера отличается причудливостью и разнообразием и в более поздних русских рукописях (рис., 36, 52—54).

Значок Венеры имеет в первом случае сходство со знаком §, причем здесь же на полях он повторен, но его верхние и нижние завитки повернуты по-другому (рис., 17, 20). Во втором случае знак Венеры соответствует обычному начертанию знака Меркурия (рис., 26).

Оба знака Сатурна (рис., 18, 27) сходны между собой и отличаются от современных тем, что вертикальная черта не перечеркнута в верхней части.

Значки Луны (рис., 13, 22) воспроизводят образ полумесяца. В первом случае он изображен сильно искривленным, с неправильными извилистыми контурами.

Подведем некоторые итоги. Ряд значков сильно отличается друг от друга. Это прежде всего значки Солнца, Юпитера, в меньшей степени Марса. Неустойчивость и путаница характерны для значков Венеры и Меркурия. Сильно отличаются даже два расположенных рядом значка Венеры.

В рукописи Златоуста постного и недельного ХУ и XVI вв. (в части, датируемой XV в.) имеется неполная серия астрономических значков. Она находится в тексте статьи «В понедельник четвертой недели поста слово от шестодневца о небесных силах», в той ее части, которая является вставкой восточного происхождения (л. 75 об.)[ref]ГПБ, Погодинское собр., 943. Пользуюсь случаем выразить глубокую признательность А. А. Турилову, указавшему мне на эту рукопись. Об этом тексте см. также: Рачева М. Към ранните заемки от арабски произход в славянските езици: няколко редки астрономически названия — заемки в старобългарски или в староруски език? — В кн.: Старобългаристика. Со¬фия, 1981, V, № 3.[/ref]. Действительно, в данной рукописи даются не обычные для древнерусской письменности греческие названия планет, а арабские (Зугел, Мошир, Емерих, Шимес, Зугра, Утенф, Юмамар). По-видимому, особенность первоисточника определила и своеобразие начертания некоторых значков. Особенно своеобразны начертания знаков Мошир — Юпитера — в виде креста (точнее, глаголической буквы «аз»; рис., 30) и Венеры — Зугры (круг, внутри которого проведены две поперечные черты, а сверху и снизу отходят вертикальные черточки; рис., 31). Знак Меркурия соответствует уже известному начертанию (рис., 29). Необычен знак Солнца — для него использованы неправильные округлые очертания (рис., 28). Можно предположить влияние начертания греческой скорописной тэты.

В русских рукописях можно встретить не только греческие и арабские, но также и латинские, а в некоторых переводных текстах, связанных с ересью жидовствующих, и древнееврейские названия планет и зодиакальных созвездий[ref]Соболевский А. И. Переводная литература. .., с. 418, 432.[/ref].

В русских рукописях XVII в. встречаются ссылки на «татарский лунник»[ref]ЦГАДА, собр. ЦГАДА, ф. 188, он. 1, № 632, л. 25.[/ref]. Был известен в то время на Руси и дальневосточный зодиак (циклические знаки)[ref]Тихомиров М. Н. О двенадцати монгольских месяцах в старинной русской письменности. — СЭ, 1958, № 3; Ryan W. F. The Oriental duodenary animal cycle in Old Slavonic manuscripts. — In: Oxford Slavonic papers, N. ser., 4, 1971.[/ref]. В рукописях он носит иногда название «половецкого», или «угорского». Русские книжники установили соответствие между дальневосточным и общеевропейским зодиаком и показывали его на специальных таблицах. Необходимость знакомства с циклическими знаками первоначально возникла, вероятно, в связи с дипломатической практикой, поскольку ханские грамоты могли быть датированы по дальневосточному (и тюркскому) календарю[ref]Собрание государственных грамот и договоров. М., 1819, т. II, с. 6, 10, 12 («заячьего лета»); с. 14 («овечья лета»); Сб. Русск. историч. об-ва. СПб., 1884, т. 41, с. 420 («курячье лето»).[/ref].

Помимо указанных рукописей, один планетный знак — полумесяц — многократно повторен в календарных текстах одной из книг, связанных с Кириллом Белозерским (начало XV в.)[ref]Прохоров Г. М., Розов Н. Н. Перечень книг…, с. 363.[/ref]. В работе Е. К. Редина упоминаются значки, обозначающие планеты в известной рукописи Христианской топографии Косьмы Индикоплова 1495 г.[ref]Редин Е. К. Христианская топография. .., с. 173.[/ref] На самом деле на указанном листе имеются лишь обобщенные астральные символы (звездочки из черточек), ничем не отличающиеся друг от друга.

Значок Луны — полумесяц — можно видеть на некоторых русских монетах XV в., где он выступает в роли второстепенного изобразитель¬ного элемента[ref]Орешников А. В. Русские монеты…, табл. I, 9; VII, 313, 315; VIII, 351.[/ref]. На части монет Василия Дмитриевича имеется также идеограмма Солнца — в виде кружка с точкой посредине (т. е. такой, какой в ранних рукописях не встречается)[ref]Толстой И. И. Монеты великого князя. .., табл. 2, 46.[/ref].

Специфические черты ряда русских астрономических значков, известных по рукописям XV в., частично переходят и в более поздние рукописи, иногда получая дальнейшее своеобразное развитие. Об этом свидетельствует, в частности, рукопись рубежа XVI—XVII вв., содержащая Новый Маргарит князя Курбского[ref]ГБЛ, собр. Ундольского, № 187.[/ref], включающая уже упоминавшееся сочинение Дамаскина «Небеса» (л. 304 об.). Значок Солнца, как и в первой из рукописей XV в., напоминает начертание фиты (рис. 32). Только в данном случае она имеет не одну поперечину, а целых четыре. Сходство с той же рукописью обнаруживается и в начертании значка Марса. Значок Венеры типологически примыкает к значкам той же рукописи (рис., 37). Знак Луны (рис., 33) имеет плавные очертания (напоминает современную рукописную строчную букву «в»), причем сходство с реальным полумесяцем утрачено полностью. Труднее определить происхождение особенностей значков Меркурия и Юпитера в этой рукописи, но в целом они близки уже описанным.

Наиболее своеобразно в данной рукописи начертание значка Сатурна (рис. 38). Он как бы представляет собой лигатуру из обычного значка этой планеты и буквы «а» (одновременно церковно-славянской цифры 1). Такое слияние, можно думать, объясняется тем, что в некоторых астро¬номических текстах Сатурн называется первой планетой.

Более поздние астрономические значки древнерусских рукописей обнаруживают зачастую черты сходства с уже описанными. Нередко в одной рукописи знаки одной и той же планеты сильно варьируют. Наряду с распространением обычного западноевропейского начертания астрономических значков в XVII в. сохраняются и восходящие к византийской традиции. Среди них знаки рис., 39, 44, 51, которые сопровождают не греческие, а латинские названия планет. Иногда значки планет приобретают слаборазличимый декоративный облик (рис., 47, 50, 56). Отметим, что в рукописи рубежа XVII—XVIII вв. знак Сатурна (рис., 57, 58) приобретает в верхней части (вместо обычного крестика) завершение то в виде буквы «Т», то в виде той же буквы в «трехмачтовой» разновидности. Такая вариация вносит путаницу в астрономические значки данной рукописи, поскольку совершенно аналогичным образом изображается и значок созвездия Девы. В той же рукописи отметим необычное начертание значка Марса с изогнутой стрелкой (рис. 45, 46) и Луны — с заостренными «рогами» и извилистыми очертаниями (рис. 42).

Привлеченные здесь материалы показывают, что имевшиеся для большинства знаков прообразы в византийских и иных астрономических рукописях подвергались на Руси искажениям и дальнейшей трансформации. Это приводило к разнообразию их начертаний и путанице. Любопытно, что деградации подвергается даже знак полумесяца, который полностью теряет связь со своим реальным прообразом («рога» заменяются плавным завершением, очертания становятся извилистыми). Подобным же образом трансформируется и стрела значка Марса. Значок Солнца иногда утрачивает наиболее характерную черту — основу в виде кружка.

Очевидно, устройчивой традиции употребления знаков, во всяком случае на рубеже XVI—XVII вв., не существовало. Судя по разнобою начертаний, значки были нечитаемы даже для писцов, которые лишь механически их перерисовывали.

О том же свидетельствуют неполнота некоторых серий, искажения значков под влиянием привычных начертаний букв. Эти особенности существенны для оценки распространенности на Руси астрономических знаний, а также суеверий, связанных с астрологией.

Астрономические значки XVII в. показывают, что картина, характерная для XV в., отчасти сохранялась. Действительно, и в XVII в. начертание астрономических знаков не было чем-то общеизвестным. Так, на странице букваря Кариона Истомина, посвященной букве «А», знак планеты Венера представлен искаженным, по существу аналогичным знаку Марса (но со стрелкой, направленной вниз)[ref]Тарабрин И. М. Лицевой букварь Ка-риона Истомина. — В кн.: Древности: Тр. МАО, 1916, т. XXV, табл. 16.[/ref].

К содержанию 187-го выпуска Кратких сообщений Института археологии


Warning: Undefined array key "show_age" in /var/www/u2165507/data/www/arheologija.ru/wp-content/plugins/this-day-in-history/tdih-widget.php on line 22

В этот день:

Нет событий

Рубрики

Свежие записи

Обновлено: 27.05.2016 — 09:07

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Археология © 2014