Зарубинецкая культура

На рубеже нашей эры вся южная и значительная часть восточной Белоруссии вошла в сферу распространения памятников зарубинецкой культуры, названной так по бескурганному могильнику у с. Зарубинцы Переяслав-Хмельницкого района Киевской области, впервые раскопанному и изученному украинским археологом В. В. Хвойкой в 1899 г. Территориально культура охватывает все поречье Припяти и ее притоков, Верхнее и Среднее Поднепровье в пределах значительной части Смоленской, Могилевской, Гомельской и Киевской областей, бассейны Сейма и Десны, смыкаясь на западе с очень близкой ей пшеворской культурой, распространенной на большей части Польши. По существу зарубинецкая и пшеворская культуры не имеют четко выраженной разделяющей их границы, переходя постепенно одна в другую. Известно свыше ста зарубинецких памятников — поселений и могильников, но исследованы пока немногие, хотя сама культура представляет исключительный интерес с точки зрения славянской проблематики.

Для установления абсолютной хронологии зарубинецкой культуры основной материал дают бронзовые и железные фибулы, которые обычно называют латенскими, хотя, как справедливо отмечается исследователями этих предметов, основная масса их имеет местное происхождение [З].

Наиболее ранняя фибула латенского типа, найденная в с. Велемичи Давид-Городокского района Брестской области (фибула с шариками), датируется концом II.. .началом I в. до н. э. Остальные относятся к II в. до н. э. и I в. н. э. В рамки II в. до н. э.. I в. н. э. укладываются и остальные вещи из зарубинецких комплексов. В этом диапазоне, очевидно, следует определять и хронологию зарубинецкой культуры в целом.

Поселения зарубинецких племен на территории Белоруссии представлены городищами и селищами. Исследование зарубинецких городищ показало, что в основе подавляющего большинства их лежат милоградские слои. Таким образом, зарубинецкие племена заняли городища, построенные их предшественниками [28].

Жилища обитателей зарубинецких поселений представляют собой наземные, прямоугольного плана дома площадью 20.25м2. Основу стен составляли вкопанные в землю столбы, пространство между которыми заполнялось бревнами или плетнем, обмазанным глиной. Встречаются также небольшие полуземлянки. И те, и другие имеют внутри каменные или глинобитные очаги довольно примитивной конструкции.

Могильники зарубинецкой культуры относятся к типу памятников «полей погребений». Располагались они вблизи поселений преимущественно на высоком плато. Покойника сжигали, а остатки кремации погребали в неглубоких, обычно удлиненных ямах. В могилы клали глиняные сосуды с пищей и некоторые вещи — копья, ножи, украшения. В обряде наблюдаются некоторые вариации: в одних случаях остатки сожжения ссыпались прямо в яму, в других — помещались в сосуд. Различались между собой по размерам, а иногда и по ориентировке могильные ямы.

План и разрез зарубинецкого жилища. (Горошков. Заштрихованы ямы от столбов.)

План и разрез зарубинецкого жилища. (Горошков. Заштрихованы ямы от столбов.)

«Поля погребений» не имеют никаких внешних признаков на поверхности и обнаруживаются, как правило, при случайных земляных работах или специальных поисковых раскопках. Но можно предполагать, что первоначально погребения имели какие-то отличительные знаки. В пользу такого предположения говорит тот факт, что даже на могильниках, насчитывающих несколько сотен захоронений, в редчайших случаях одно погребение нарушает другое.

Керамика зарубинецких племен представлена тремя устойчивыми формами сосудов. Это высокие горшки или кувшины среднего размера, миски и небольшие сосуды в виде кружек с ручками. Все они вылеплены от руки. Значительная часть керамики имеет вылощенную поверхность. При этом лощеной посуды больше на могильниках и меньше на поселениях. Керамика из могильников имеет нарядный «столовый» вид, отличаясь от обычной грубоватой «кухонной» посуды поселений.

Горшки имеют отогнутый наружу венчик, яйцевидное тулово и сравнительно узкое плоское дно. Наиболее широкая часть находится на 1/3 высоты. Высота сосуда обычно превышает его ширину. Некоторые сосуды имели украшением налепной валик с защипами, опоясывавший наиболее широкую часть сосуда. Приблизительно у половины горшков по краю венчика наносились насечки, вдавлення или защипы. Украшения чаще представлены на больших сосудах, служивших хранилищами припасов и составлявших, по-видимому, часть обстановки жилища [29].

Погребение в Чаплине.

Погребение в Чаплине.

Миски, как правило, тщательнее вылащивались, но по форме были более однообразны. Для рубежа и начала нашей эры характерны реберчатые миски. Ранние образцы имеют более плавные очертания.

Культура зарубинецких племен принадлежит к культурам развитого железного века. Следы железообработки обнаруживаются почти на всех поселениях. Из железа изготовлены орудия труда, оружие, предметы убора и украшения. Широко развита была также обработка цветных металлов, которые шли главным образом на украшения и предметы убора.
При сравнении хозяйства зарубинецких племен с хозяйством их соседей очень ярко выступает земледельческий характер культуры. Археологическим свидетельством этого являются частые находки небольших железных серпов и ручных зернотерок. Культивировались, по-видимому, просо, пшеница и ячмень.

Сосуды зарубинецкой культуры.

Сосуды зарубинецкой культуры.

Зарубинецким племенам были известны все основные виды домашних животных: свиньи, крупный и мелкий рогатый скот, лошади.
Охота и рыбная ловля, хотя и были занятиями второстепенными, продолжали играть существенную роль в хозяйстве.

На основании наблюдающихся различий в приемах домостроительства, форм могильных ям, характера распространения различных погребальных обрядов, а также различий в составе и типах вещей Ю. В. Кухаренко выделяет три локальные группы зарубинецких памятников: полесскую, верхнеднепровскую и среднеднепровскую [5].

Наиболее исследованным зарубинецким памятником, дающим яркое представление о культуре в целом, является археологический комплекс у д. Чаплин Лоевского района Гомельской области, состоящий из городища, селища и могильника. Раскопки там были начаты в 1951 г. П. Н. Третьяковым и Ю. В. Кухаренко и позже продолжены Л. Д. Поболем.
Городище расположено на продолговатом мысу высокого коренного берега Днепра, образовавшемся в устье небольшого оврага. С напольной стороны сохранился вал высотой около 3 м и заплывший ров. Площадка городища, возвышающаяся над уровнем поймы на 15.16 м, имеет размеры 75х65 м.

За все годы исследована площадь 1744 м2. Мощность культурного слоя колеблется от 0,25.0,30 м до 0,80.. 1,00 м. Раскопками выявлены сотни больших и малых ям от столбов жилищ, хозяйственных сооружений и т. д. Бесконечные перекапывания земли обитателями городища привели к смешению вещей. Поэтому расчленить во времени культурные напластования оказалось невозможным. Правда, в отдельных местах удалось обнаружить неповрежденный культурный слой дозарубинецкого времени, принадлежащий к милоградской культуре. Зарубинецкие племена использовали городище, сооруженное до них милоградским населением. Они «отремонтировали» древние оборонительные сооружения, расширили вал и подняли его. Даже теперь он возвышается над древним милоградским валом более чем на 1 м. По краю площадки городища был поставлен частокол из массивных бревен, от которого сохранился ряд ям диаметром 0,3.0,4 м, вырытых на расстоянии 0,1. 0,4 м друг от друга.

orud-zarub

В застройке площадки городища наблюдается определенная система, выдерживавшаяся по традиции в течение всей долгой жизни городища. В центральной и западной частях поселения располагались жилые сооружения, южная и восточная окраины были изрыты ямами, погребами колоколовидной формы. Поселок состоял приблизительно из 25.30 жилищ.
Жилища в своем подавляющем большинстве оказались наземными, площадью в 16.24 м2. Несмотря на сравнительно плохую сохранность их остатков, конструкция домов выявляется четко. Основу стен составляли вертикальные столбы, вкопанные в землю на расстоянии 1.2 м друг от друга. В бревнах-стояках, очевидно, выбирались пазы, в которые впускались горизонтальные жерди с подтесанными концами. Такие приемы домостроительства были известны на территории Белоруссии и в позднейшее время. Следов обмазывания глиной на Чаплинском городище не обнаружено.

Булавки и застежки из памятников зарубинецкой культуры.

Булавки и застежки из памятников зарубинецкой культуры.

В разбросанных по городищу ямах колоколовидной формы хранились мясо, рыба, возможно, молоко, творог, сыр. Однако 80% таких ям не дали никаких находок. Вполне допустимо предположение, что в них хранили корнеплоды, в частности репу, известную в Восточной Европе с древних времен [29].

О занятиях населения обработкой металла свидетельствуют находки обломков небольших криц и кузнечных шлаков. Найдены железные топоры-кельты с прямоугольной в сечении втулкой, в которой закреплялась коленчатая рукоятка. По форме они имеют много общих черт с топорами из раннелатенских памятников Средней Европы. На одном топоре можно легко проследить технику его изготовления. Сначала отдельно выковывались втулка и лезвие. Затем они проковкой соединялись вместе.
Найдено несколько железных ножей. Ранние из них имеют так называемую горбатую спинку.

О значительной роли земледелия в хозяйстве обитателей городища свидетельствуют железные серпы, составляющие 20% всех найденных здесь железных орудий.

Из других железных предметов следует отметить рыболовные крючки, наконечники стрел, различные острия, булавки, фибулы среднелатенской схемы.

Изделия из бронзы преимущественно изготовляли на месте. На городище найдено несколько глиняных тиглей, льячков и литейных форм, кусочки бронзы и обрывки бронзовой проволоки. Из бронзы делали украшения: булавки, аналогичные по типу железным (некоторые имели 5-видный завиток), браслеты, височные кольца, подвески и пронизки. В нескольких местах были найдены маленькие клады бронзовых украшений. Один состоял из двух браслетов и трех височных колец. В другом имелись железная фибула, бронзовое височное кольцо и три пронизки, входившие, вероятно, в состав ожерелья из 50 стеклянных и пастовых бус различного цвета и формы.

Браслеты.

Браслеты.

Изделий из кости и камня найдено сравнительно немного. Костяными были некоторые проколки, возможно, иглы для вязания, гребни. Из камня делались прежде всего зернотерки. Их найдено свыше десятка.
Среди обычной и очень разнообразной посуды интересную находку представляет сосуд для приготовления сыра. В нижней части его стенок, около самого дна, были сделаны сквозные отверстия 0,4.0,5 см диаметром, шедшие в два ряда. В дне сосуда имелось также сквозное отверстие около 2 см диаметром.

Особую и очень многочисленную группу находок составляют глиняные пряслица. Самой распространенной их формой является биконическая. Для пряслиц характерна богатая и разнообразная орнаментация, преобладающим мотивом которой является ряд заштрихованных или заполненных наколами треугольников. Такой орнамент был распространен на глиняных сосудах среднеднепровской культуры эпохи бронзы. По мнению П. Н. Третьякова, в этом можно видеть отражение каких-то генетических связей зарубинецкой культуры с культурой местного населения предшествующей эпохи [29].

Зарубинецкие браслеты

Зарубинецкие браслеты

В 100м к северо-западу от городища на коренном берегу Днепра располагался обширный могильник [10, 21]. Обнаружить его помогли местные жители, рассказавшие, что при рытье канавы здесь находили глиняные сосуды.

По масштабу изученности Чаплинский могильник оказался самым крупным «полем погребений». В нем раскопано около 300 погребений, располагавшихся равномерно по всему могильнику на расстоянии от 1 до 10 м друг от друга. Во всех погребениях присутствует только один обряд — трупосожжение. Обломки пережженных костей ссыпались прямо на дно погребальной ямы. Количество таких костей разное — от единиц до сотен. Преобладают обломки больших конечностей. Средняя глубина погребальных ям — 0,50…0,75 м. Абсолютное большинство ям имеет овальную в плане форму длиной около 2 м и шириной до 0,75 м. Ямы, как правило, имеют устойчивую ориентировку с северо-запада на юго-восток. Кости тщательно очищались от остатков костра и складывались кучкой чаще всего в центре ямы. Вместе с ними, обычно сверху, клались различные вещи: ножи, украшения, наконечники копий. Почти все они носят на себе следы пребывания в огне. Рядом с костями на дно ямы ставились глиняные сосуды — миски и горшки. Помещались они преимущественно в северо-западной части ямы.

Небольшую группу погребений составляют захоронения в круглых ямах. В некоторых погребениях не обнаружено остатков кремации. Приблизительно десятую часть составляли погребения, в которых либо совсем не было вещей, либо они были представлены обломками глиняных сосудов.

В целом могильник дал исключительно много самых разнообразных предметов. Здесь было найдено только целых сосудов 277 штук. Это были в основном типичные зарубинецкие горшки, миски, мелкие сосуды, плоские, круглые крышки. Поверхность сосудов сглажена или вылощена. Подавляющее число их имеет темно-коричневый цвет. Найдены также черные лощеные сосуды.

Много найдено предметов украшения и домашнего обихода. Особую группу находок составляют фибулы, относящиеся к двум основным схемам: среднелатенской и позднелатенской. Каждая из схем в свою очередь распадается на несколько типов. Всего фибул латенских схем в Чаплинском могильнике найдено 119 штук. Многие типы фибул имеют определенную дату бытования. Это делает их наиболее важными датирующими находками. Распределение погребений Чаплинского могильника по типам фибул, которые их сопровождают, дает возможность рассматривать весь громадный вещевой материал могильника в хронологическом развитии. Хотя фибулы широко распространены за пределами области зарубинецкой культуры, можно утверждать, что все основные их типы, найденные в Чаплинском могильнике, за исключением исходного среднелатенского, происходят из Приднепровья.

Орудия труда и предметы домашнего обихода представлены 3 топорами-кельтами, 16 ножами, 4 шильями, 2 иглами, 3 пряслицами, 22 огнёвами. Но особенно многочисленны украшения. Среди них 24 браслета, 11 височных колец, 30 колец и перстней, 79 небольших колечек и пронизок, 1163 целых стеклянных бус и не менее 1000 спекшихся. Из оружия найдены 14 наконечников копий и 1 наконечник стрелы. Могилы были явно неравнозначны по количеству содержавшихся в них находок. Выделяются погребения богатые, средние и бедные. В этом можно видеть отражение имущественного расслоения среди обитателей Чаплинского городища.

По совокупности датирующих находок Чаплинский могильник не выходит за хронологические рамки II в. до н. э.— I…II вв. н. э.
Обширный вещевой материал, добытый раскопками поселения и могильника в Чаплине, убедительно сви¬детельствует о высоком уровне зарубинецкой культуры. Застройка городища и характер находок менее всего соответствуют быту обычной большесемейной общины. Всего вероятнее, общественные отношения обитателей Чаплинского поселка следует рассматривать как переходные от патриархальной большесемейной общины к сельской общине с развивающимися семейными началами и заметными признаками имущественного неравенства [29].
Чаплинский археологический комплекс не единственный хорошо исследованный памятник зарубинецкой культуры на территории Белоруссии.

В Полесье было частично раскопано еще несколько зарубинецких могильников. Один из них находится у д. Велемичи в низовьях р. Горыни. На нем вскрыто 136 погребений, 125 из них относятся к зарубинецкой культуре, остальные к более позднему времени [9].
Три зарубинецких погребения были совершены по обряду трупоположения, хотя в них найдены не полные скелеты, а только обломки черепов. 13 погребений не имели остатков костей. В 6 погребениях обломки пережженных костей были ссыпаны в глиняные урны. Остальные захоронения совершены в обычной зарубинецкой манере: тщательно очищенные от погребального костра остатки пережженных костей ссыпались на дно ямы. Сверху или рядом с ними складывались вещи. Вещей много. Больше всего керамики, представленной лепными горшками, мисками и маленькими сосудами в виде стопок. Цвет керамики — темно-коричневый. Большая часть сосудов вылощена или тщательно заглажена. Из металлических предметов большую группу, как обычно, составляют фибулы латенских типов. Одна из фибул среднелатенской схемы, украшенная двумя шариками на спинке, дает раннюю дату погребения — II в. до н. э. Из украшений найдены большие бронзовые булавки с кольцевыми или плоскоспиральными головками, бронзовые трапециевидные подвески, кольца, стеклянные бусы. Очень интересна большая бронзовая шейная гривна. Другие категории вещей представлены единичными находками: 2 ножа, одно пряслице, один наконечник копья и др. Можно особо отметить найденный в одном из погребений обломок явно привозного кельтского сосуда, сделанного на гончарном круге и покрытого графитом.

План и разрез погребения зарубинецкой культуры. (Воронино. Раскопки Ю. В. Кухаренко.)

План и разрез погребения зарубинецкой культуры. (Воронино. Раскопки Ю. В. Кухаренко.)

Рядом с могильником расположено зарубинецкое поселение, на котором обнаружены слегка углубленные жилища. Недалеко от него находятся еще два поселения и около каждого свой могильник (Велемичи II и Велемичи III). На одном из них (Велемичи II) на небольшой площади было обнаружено 35 погребений. За исключением двух, все они зарубинецкие, содержащие материал, аналогичный могильнику Велемичи I. И тот и другой могильник можно датировать второй половиной II в. до н. э…I в. н. э. [9].

Еще один зарубинецкий могильник был частично исследован возле д. Воронино Туровского района Го¬мельской области. В нем раскопано 50 погребений. Обряд захоронения — трупосожжение. В двух погребениях остатки кремации были положены в урны, в остальных высыпаны в ямы. Большинство ям имеет вытянутую овальную форму и ориентировано с запада на восток. Бросается в глаза такая деталь в погребальном обряде, как помещение остатков сожженного в восточном краю ямы. Глиняные сосуды ставились на некотором расстоянии к западу от них. В большей части погребений встречается сразу по три сосуда: горшок, миска и кружка. Датируется могильник тем же временем, что и в Велемичах. Зарубинецкая культура оказала заметное воздействие на соседние культуры, испытав в свою очередь их культурное влияние на себе. Распространившись на территории Белоруссии в милоградской среде, зарубинцы поглотили культуру своих предшественников. Прежнее население в какой-то мере смешалось с пришлым, передав ему некоторые элементы своей культуры. Так, гудя по исследованиям Чаплинского и Моховского II городищ, в зарубинецкое время широко были распространены характерные для милоградской культуры типы глиняных пряслиц. В некоторых погребах-ямах было зарегистрировано совместное нахождение обломков милоградской и зарубинецкой керамики. Замечается некоторая преемственность в развитии форм сосудов.

Предметы вооружения из зарубинецких памятников.

Предметы вооружения из зарубинецких памятников.

Материалы из раскопок городища «Барсучья Горка» на Могилевщине свидетельствуют о некотором влиянии зарубинецкой культуры на культуру штрихованной керамики, хотя это влияние ощущается пока только в пограничных областях. Более значительное воздействие испытали на себе племена, обитавшие к северо-востоку и востоку от зарубинцев. В Смоленском Поднепровье распространяется керамика, близкая по форме к зарубинецкой, фибулы зарубинецкого типа и т. д. Влияние зарубинецкой культуры ощущается и далее на восток, на Нижней Оке и Волге [28].

Вопрос о происхождении зарубинецкой культуры, о ее последующих судьбах и этнической атрибуции является пока дискуссионным. Большая группа исследователей склоняется к признанию происхождения зарубинецкой культуры в области Среднего Поднепровья на базе местных культур предшествующего времени, называя различные культурные истоки: скифские (П. Д. Либеров), подгорцевско-милоградские (В. Н. Даниленко), чернолесские (А. И. Тереножкин). П. Н. Третьяков склонен считать, что в формировании зарубинецкой культуры в Среднем Поднепровье преобладающую роль играл этнический элемент, происходящий из области бассейна Вислы, хотя местные элементы тоже участвовали в этом процессе [27]. Иной точки зрения придерживается Ю. В. Кухаренко. По его мнению, только в районах Западного Полесья и Волыни имеются памятники, хронологически и типологически увязывающиеся с зарубинецкими. Это позднелужицкие и «подклешевые» могильники. Здесь же находятся и наиболее ранние зарубинецкие памятники, относящиеся ко II в. до н. э. На более восточной территории зарубинецкие памятники, по его наблюдениям, появляются позже: в Приднепровье не ранее I в. до н. э., дальше к северо-востоку на Десне и Сейме в I в. н. э. [6].

На территории Белоруссии зарубинецкая культура в основном представляется пришлой.

Большинство исследователей признают славянскую принадлежность зарубинецких племен. В пределах Восточно-Европейской равнины зарубинецкая культура занимала ту область, которая в будущем станет основной частью древнерусской земли. Племена зарубинецкой культуры не могли быть ни балтами, ни угрофиннами, которые обитали севернее и древности которых хорошо известны. Очень важным аргументом в пользу славянской принадлежности зарубинецкой культуры является близость ее к пшеворской культуре Польши, которая генетически увязывается польскими учеными с историческими средневековыми древностями Польши.
Попытки найти некоторые черты преемственности между зарубинецкой культурой и ранними памятниками вятичей и кривичей пока не подтверждены убедительными аргументами.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика