Западноевропейская и англо-американская археология

Как уже отмечалось, западноевропейская археология намного раньше отечественной преодолела любительскую стадию в развитии науки. К середине XIX в. в археологии Западной Европы уже сложились системы Г. Мортилье и О. Монтелиуса, были опубликованы сочинения Э. Тайлора, в то время, как в России археология находилась еще на стадии накопления археологических знаний и материалов [Формозов А.А., 1986]. Это не могло не отразиться на проблемах изучения керамики. К середине XIX в. в Великобритании и США были основаны профессиональные керамические общества, регулярно издававшие свои исследования («Труды Британского керамического общества», «Труды и бюллетень Американского керамического общества») [Budworth D.W., 1970].

Толчком к технологическому изучению археологической керамики методами естественных наук послужила промышленная революция в технике и технологии середины XIX в.

Впервые на 15 Международном Конгрессе в Копенгагене французский ученый Анатоль Бемпс опубликовал результаты микроскопического исследования перуанской керамики (1883 г.). Он обратил внимание на значимость химического и петрографического анализов как методов, дающих более объективную информацию, чем обычный визуальный осмотр [Kolb С.С., 1988].

Английский исследователь Аткинсон описал посуду (формовку и функции) у народов некоторых Британских колоний. Но наибольшего успеха добился американский геолог Вильм Холмс, заинтересовавшийся проблемой археологического и традиционного гончарства. Он проделал петрографический анализ керамики Колумбии, изучая глину, примеси и их происхождение (1888 г.). В 1903 г. в «Трудах Бюро Американской этнологии» им опубликованы результаты комплексного этнолого-технологического исследования керамики из восточных штатов США. Холмсом были проанализированы глины, примесь, формовка, цвет, форма и декор. В своей работе он продемонстрировал особенности способов формовки с использованием текстиля, а также одним из первых американских археологов ввел понятие «искусственная примесь» [Kolb С.С., 1988, р. 268-269].

Таким образом, западноевропейская и американская археология намного раньше начала профессиональный анализ керамического источника. К началу XX в. классической работой по технологии первобытной керамики считалась книга Л. Франше «Примитивная керамика» [Franchet L., 1911], которую, кстати, не очень высоко оценивал Д.К. Зеленин [Зеленин Д.К., 1927, с. 86].

В 1920-х гг. появились первые обобщающие работы — «Энциклопедия керамического производства» А. Скарле (1929-1930) и «Основы описания керамики» Б. Марче (1934), где впервые дана методическая сводка по качественному и количественному анализу археологической керамики [Kolb С.С., 1988]. К 1920 — 1930 гг. относится первое издание книги А. Лукаса по египетскому ремеслу и исследование шведского ученого С. Линне среди индейцев центральной Мексики («Техника южноамериканской керамики» 1925 г.). В конце 1930-х гг. начинает свои работы А. Шепард [Shepard А.О., Horton D., 1939, p. 358-359] (геолог по специальности), книга которой, написанная много позже (в 1956 г.) надолго стала настольной книгой археологов мира, своеобразной археологической энциклопедией по технологии древней керамики [Shepard А.О., 1956].

В своих работах А. Шепард сделала упор на петрографию как основной метод исследования керамической технологии. Она подробно изложила методику анализа, ввела некоторые критерии технологической классификации и интерпретации данных естественных наук, коснулась вопросов физического моделирования гончарных процессов [Shepard А.О., 1956; Shepard А.О., 1963; Shepard А.О., 1965].

1930 — 1950-е гг. — это период интенсивного сбора этнографической информации по технологии гончарства. Как отмечает О. Рай: «Библиография исследований традиционных гончарных ремесел могла бы насчитывать десятки тысяч наименований, но к сожалению подобных данных не существует» [Rye O.S., 1981, p. 12].

В конце 1950-х — 1960-е гг. в англо-американской археологии возникло два принципиально различных по своим методам направления в анализе источника, в том числе и керамического: археометрия и этноархеология.

Археометрический подход в гончарстве по существу начала реализовывать еще А. Шепард своими петрографическими исследованиями. Суть его заключалась в апробации методов точных наук применительно к археологическому материалу. Панораму таких методов исследования археологической керамики в разное время давали многие ученые [Peacock D.P.S., 1970; Bronsky G., 1986; Tite M.S., 1972; Сайко Э.В., 1982; Ламина Е.В., 1987]. Нас будет интересовать прежде всего реконструкция технологических процессов в изготовлении посуды с помощью тонких инструментальных методов.

Можно выделить несколько областей использования методов точных и естественных наук в технологии керамики:
— реконструкция температуры обжига [Tite M.S., 1969; Maes P., 1961; Matson F.R., 1974; Hof¬fman M.A., 1982];
— реконструкция природы и обработки используемых гончарных материалов (глина и добавки)[Bourhard A., 1971; Catling H.W., Millett A., 1965; Picon M., Vichy M., Meille E., 1971; Peacock D.P.S., 1970; Stoltman J.B., 1991; Emelius V.M., Simpson G., I960];
— исследование эффективности использования естественнонаучных методик [Bishop R.L., Саnоuts V., Crown P.L., De Atly G.P., 1990; Foster G.V., 1985; Scheetz B.E., Stevenson S.M., 1988].

Появление и резкое развитие археометрии можно объяснить технологическим скачком американской экономики, происшедшим в конце 1960-х гг., когда интенсивные военные и послевоенные технологии начали активно внедряться в повседневную научную практику.

В тот же период происходит становление и развитие другого направления в реконструктивном моделировании — этноархеологии, принципы которого были декларированы Л. Бинфордом. В отношении гончарства в ее задачи входит археологический эксперимент на живой гончарной традиции [De Boer W.R., Lathrap D.W., 1979; Stanislavski M.B., 1977; Foster G.M., 1965; Hardin M.A., 1979]. Особенностью этого направления является его нацеленность на задачи археологической реконструкции, где эксперименты проводят (работают с живой этнографической действительностью) сами археологи. Они изучают как бьются сосуды, как распределяется мусор на поселении, сколько служит сосуд, сколько сосудов имеет одна семья и т.д. Отличительным признаком этноархеологического направления является использование помимо наблюдения археологических и точных методов исследования.

Например, в 1965 г. А. Шепард посетовала, что этнологи не занимаются техникой измерения температуры обжига при изучении гончарства, а лишь описывают наблюдаемые процессы. И уже в конце 1960 — начале 1970-х гг. Полом и Картли на материалах Нигерии и Китая были проведены этнографические исследования с использованием оптического и термоэлектрического пирометра [Nicklin K., 1969, p. 234].

Интересной особенностью англо-американской археологии гончарства в отличие от российской является неразвитость экспериментального (физического) моделирования. Это, возможно, объясняется интенсивным развитием этноархеологических исследований, а также большим выбором для изучения традиционных систем гончарства мира. В советской археологии в силу политической замкнутости страны долгие годы невозможно было проводить широкое изучение разных гончарных культур.

В последние годы в англо-американской археологии четко обозначилась тенденция к слиянию этноархеологии, археометрии и классической типологической археологии в комплексное направление, получившее название «керамическая экология» [Matson F.R., 1965; Arnold D.E., 1989]. Впервые термин «керамическая экология» был введен Ф. Мэтсоном в 1965 г. [Matson F.R., 1965]. Это специфическая концептуальная парадигма, которая обозначила роль и место методов естественных наук, систем этноархеологического описания, окружающих природных, культурных и социальных условий существования гончарных культур, систему производства, распределения и утилизации посуды. В рамках экологического подхода отдельные керамические исследования, независимо от использованного метода, находили определенную нишу и составляли один из элементов реконструкции той или иной гончарной традиции. Вместе с тем, все исследования, выполненные в русле керамической экологии имеют четкую структуру и рассматривают древнее и традиционное гончарство во взаимосвязи природных, социальных, культурных, производственных и технико-технологических условий [Papousk D.A., 1981; Arnold E.J., 1991; сб.статей «Production and distribution: a ceramic viewpoint» — Oxford, 1981]. Специфика керамической экологии заключается в синтезе глубоко специализированных исследований с междисциплинарными, что делает конечный результат проверяемой системой реконструктивных моделей и механизмов археологии.

Исследования по керамической экологии были отражены в трех симпозиумах, проходивших в 1987,1988 и 1990 гг. (Ceramic ecology).
В последние годы в американской археологии обозначилось еще одно направление — функционально-технологическое — отличное от сферы интересов керамической экологии, связанное с работами лаборатории традиционной технологии Аризонского университета [Skibo J.M., Sahiffer М.В., Reid К.С., 1972; Reid K.C., 1984; Bronsky J., Ha¬mer R., 1986; Gifford-Gonzales D.P., Damrosch D.B., Damrosch D.R., Pryor J., Thunen R.L., 1985]. В основе этого направления лежат экспериментальные исследования по археологизации керамики, выявление функциональной зависимости между количеством и качеством различного наполнителя и физико-механическими свойствами посуды, отработка методов исследования этих свойств и т. п.

Исследования такого рода позволяют глубже понять технологический механизм взаимодействия человека и окружающей среды, установить определенные закономерности этого механизма, объяснить действия гончаров в выборе того или иного сырья, примесей, способов их обработки. Таким образом, функционально-технологическое направление, экспериментальное по своей природе, нацелено на поиск закономерностей в такой сложной системе, как производство и использование сосудов.

В целом, оценивая уровень разработки керамической проблематики в отечественной и зарубежной археологии, необходимо отметить, что англо-американская наука отличается от отечественной по глубине и специализации теоретико-методического обоснования своих исследований, связанных прежде всего с этноархеологической и инструментальной базой. Это отличие обусловлено общим процессом развития российской и западноевропейской археологии, как было показано выше. Разница во времени первого использования методов естественных наук в России и Западе составляет почти 60 лет, а более или менее широкого использования — 80 лет. Вместе с тем, англо-американская археология уступает российской в экспериментальной проработке керамических реконструкций. И это связано, как уже отмечалось, с ограниченностью этнографической базы для изучения традиционных (без применения круга) способов изготовления посуды.

В связи с этим употребление термина «реконструкция» в области экспериментальных исследований требует особого подхода к археологическому источнику — вещи. В этом отношении целесообразно вспомнить термин «вещеведение» некогда популярный в отечественной науке конца XIX — начала XX вв.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика