Южная Сибирь и Западно-Сибирская равнина во второй половине I — II тысячелетиях

Традиционно в археологии Западной Сибири принято считать, что вслед за ранним железным веком следует эпоха средневековья. Впервые термин эпоха средневековья был введен и использовался для обозначения определенного периода исторического развития на территории Западной и Восточной Европы. Он отражает специфику социально-экономических процессов, происходивших в этом локальном регионе Евразии, начиная примерно с V в. и до XV — XVI вв., т.е. между эпохой античности и новым временем. Этот период имеет свои, четко определяемые признаки в области форм собственности на средства производства, социальных и экономических отношений. Использование термина археология эпохи средневековья как обозначение раздела археологической науки оправдано для западно- и восточноевропейских древностей. Он и возник впервые именно в Западной Европе, а позднее механически был перенесен на синхронные западноевропейскому средневековью материалы других регионов Евразии. Однако содержание социально-экономических процессов в этих регионах значительно отличалось от западноевропейских. Именно поэтому использование термина средневековье применительно к западносибирским древностям, на наш взгляд, некорректно.

В жизни населения лесостепной и степной полосы Западной Сибири исключительную роль сыграли тюркоязычные народы Южной Сибири. Древнетюркская эпоха (вторая половина I тыс. н.э.) — это многовековой период в истории народов алтайской языковой семьи, так или иначе связанных с тюркским этно — и культурогенезом, игравших определяющую роль в развитии южносибирских обществ в области экономики (преобладание полукочевого скотоводства), материальной культуры (типы жилищ, одежды, украшений, предметов убранства верхового коня и вооружения), социальных отношений (формы стратификации общества, выделение элитарно-правящих династий), а также духовной культуры, мифологии, изобразительной деятельности и т. д. Доминирующую роль в этом процессе играла культура ведущих тюркоязычных этносов, распространяемая в среде окраинных обществ как «государственная» культура.

Появление на территории лесостепной и южнотаежной зон Западно-Сибирской равнины тюркоязычных племен было следствием сложных политических коллизий, происходивших в ранних государствах Южной Сибири. Образование различных империй кочевников во главе с ханами (каганами) отразилось и на исторических судьбах населения более северных территорий.

Процессы, приведшие к складыванию подобных раннегосударственных образований в среде кочевников, очень сложны и многогранны. По мнению С. А. Плетневой, эти объединения скорее напоминают «союзы племен», возникавшие в период военной демократии, чем государственные образования, поскольку в них не было ни регулярных армий (только ополчения). Они не имели ни административного аппарата (судьи, полиция, сборщики налогов), ни податной системы. Однако именно на этой стадии начали формироваться единые культура, мировоззрение (религия) и язык. Подобные раннегосударственные образования объединяли население огромных территорий, с различными хозяйственно-культурными типами, что, по мнению исследователей, было непременным условием существования правящей кочевой аристократии.

Характер взаимоотношений кочевников и неземледельческого населения лесостепных и южно-таежных регионов Западно-Сибирской равнины во многом еще не ясен. Были ли у них враждебные, союзнические, даннические или вассальные отношения в настоящее время по археологическим материалам установить крайне сложно, а письменные источники не дают ответа на этот вопрос. Археологи склоняются к тому, что отношения аборигенов и пришельцев были мирными. Длительное сосуществование двух этнических групп стало возможным потому, что их хозяйственная деятельность была различной. Аборигенное население занималось охотой, рыболовством и отгонным скотоводством, причем данные отрасли, пожалуй, были равнозначны. Что же касается тюрок, то в их хозяйственной деятельности ведущее место занимало кочевое скотоводство. Древнетюркскую эпоху принято разделять на несколько этапов: раннетюркское время (V — середина VI в.), тюркское время (середина VI — середина IX в.), позднетюркское время (середина IX — конец X в.), предмонгольское время (XI — XII вв.). В основе этой периодизации лежат исторические процессы, происходившие с тюркоязычньш населением Южной Сибири, однако она находит подтверждение и в археологических источниках.

Говорить о непосредственном проникновении в западносибирскую лесостепь значительных групп тюркоязычного населения можно, видимо, начиная с VIII в. Именно к этому времени относятся некоторые памятники, погребальная обрядность и инвентарь которых позволяют связывать их с тюркоязычным населением. Процессы взаимовлияния постоянно проникающего на территорию лесостепной и южнотаежной Западной Сибири тюркоязычного населения с аборигенными носителями продолжались, начиная с VIII в., в течение нескольких столетий. Это привело в первой половине II тыс. к сложению современных этнических образований на данной территории.

В раннетюркское время население западносибирской лесостепи и южно-таежной зоны практически не контактировало с тюркоязычным населением. Первоначальное влияние раннетюркской культуры на население Западно-Сибирской равнины заключалось лишь в проникновении отдельных категорий вещей (некоторые типы украшений, оружия, предметов конской упряжи).

Остановимся на политических событиях, происходивших на территории Южной Сибири и сыгравших большую роль в жизни ряда племен Западно-Сибирской равнины. О них сообщают китайские и арабские письменные источники. В первую очередь речь идет о падении мощи хуннов, распаде их государства и передвижении самих хуннов на запад. В это передвижение были втянуты многие народы, оказавшиеся на их пути (например, носители саргатской культуры). После ухода хуннов Южная Сибирь (в т.ч. Алтай) оказалась в сфере влияния монголоязычных жужаней, государство которых просуществовало с 359 по 555 гг. Среди подчиненных племен оказались и племена тюгю (тюрки, жившие, вероятнее всего, на территории Монгольского Алтая). Именно тогда впервые упоминается этот народ, сыгравший большую роль в истории восточных этносов. Подчинены были и сами тюрки, родственные им племена теле (название сохранилось у их потомков — телеутов Алтая) и народ килигисы (кыргызы), или хягас (совр. хакасы). В составе теле находились уйгуры.

В 555 г. образовался Первый тюркский каганат, создателями которого были тюрки-тюгю. Племена теле занимали в нем зависимое положение. Примерно за двадцать лет в состав этой державы вошли огромные территории: западная граница каганата доходила до р. Волги, а восточная — до р. Хуанхе. Такое раннее государство, населенное различными племенами и народами, не могло быть прочным и быстро распалось на Западный и Восточный каганаты, а к середине VII в. и они прекратили свое существование. В 679 г. был воссоздан Второй тюркский каганат. Его границы уступали границам Первого каганата, а основные военные действия были направлены против племен Монголии Южной Сибири. Значительное сопротивление тюркам оказывали уйгуры, входившие в состав племенного объединения теле.

В 745 г. на смену Второму тюркскому каганату Рус пришел Уйгурский каганат. Так завершилась многовековая борьба племен теле за свою независимость. Это государство также было сложным полиэтничным объединением. Главным его противником явились тел тюркоязычные кыргызы, с которыми почти постоянно велись военные действия. В 840 г. уйгуры были побеждены. Наступил период, который получил название кыргызского великодержавия. Он окончился в 924 г. Кыргызы постепенно слабели и вынуждены были отказаться от своих владений в Монголии. Но само государство в Минусинской котловине сохраняло свою самостоятельность вплоть до татаро-монгольского нашествия. Сокращение территории кыргызского каганата и внутренние процессы, протекавшие на территории собственно государства кыргызов, привели к распространению части населения за пределы Минусинской котловины. Население Западной Сибири не принимало непосредственного участия в перечисленных событиях, но не осталось от них в стороне. Торговые связи, установленные в рамках тюркских государств, давали возможность пользоваться их результатами и населению Западной Сибири. Часть знаменитого Шелкового пути находилась под тюркским контролем. Раньше остальных влияние тюрок испытало население Степного Алтая (Барнаульское Приобье). Кочевые группы тюркоязычных племен проникали и в лесостепное Прииртышье. Начался процесс тюркизации южной части Западной Сибири. Особенно активно он шел в связи с появлением кимако-кыпчакского объединения, самого значительного для евразийских степей эпохи раннего и развитого средневековья.

Как предполагают ученые, кимаки были одним из хо телеских (уйгурских) племен и жили в Верховье Иртыша. Кыпчаки, вероятно, были одним из кимаксих племен. Название кыпчаки было принято на Востоке, в Центральной Азии. Часть племен этого объединения стало продвигаться на запад. На Руси их звали половцами, в Центральной Европе — команами. Кимако-кыпчакское объединение как государство возникло в IX в. Центр его находился в Верховьях Иртыша, а территория расселения охватывала северные и западные предгорья Алтая, казахстанские степи вплоть до Семиречья.

Существовало еще одно объединение, возникшее де на одном из восточных участков Великой Степи. Речь идет о татарском государстве. Татары впервые упоминаются в надписи 732 г., когда выступили против Уйгурского каганата и потерпели от него поражение. В IX в. они упоминаются как враги кыргызов и союзники последнего Уйгурского кагана. В IX — XII вв. уже имеются сведения о татарском государстве, существовавшем между Северным Китаем и Восточным Туркестаном. Эту территорию стали называть татарской степью. Когда в самом начале XIII в. монголы начали свое продвижение из степей Монголии, они заняли территорию всем тогда известной «татарской степи», по которой и были названы. Сами себя монголы татарами не называли, этот термин привился в Средней Азии, на Ближнем Востоке и на Руси. В 1207 г. монгольская армия под командованием Джучи (сына Чингисхана) нанесла сокрушительный удар по населению Саяно-Алтайского нагорья. Образовался «улус Джучи». При своем стремительном продвижении на запад монголы разбили государство кыргызов, которое так и не смогло оправиться от удара.

Такова схема политической истории, непосредственно затронувшей население Западно-Сибирской равнины. На основной ее части продолжали жить местные, аборигенные племена, развивая свою культуру и вступая в сложные взаимоотношения с тюркоязычным населением. Остановимся на том, как связываются с этим населением археологические памятники Западно-Сибирской равнины.

С тюркоязычными племенами (или с их влиянием) обычно связывают погребения с конем. В VI — VII вв. на широкой степной азиатской территории, примерно совпадающей с возможным расселением тюрок, теле и близких к ним групп, распространились курганы с обрядом трупоположения в одной могиле с конем. Человека и коня разделяли друг от друга каменными плитами или деревянным заборчиком. Обряд захоронения с конем существовал в Горном Алтае и его предгорье еще в эпоху раннего железа, но в степной части не был известен. В VIII — IX вв. пришлое тюркоязычное население смешивалось с аборигенами. Захоронения с конем появились и в степной части Алтая. Встречаются погребения, на которых сочетаются черты культур тюрок (погребения с конем) и аборигенов (местная керамика).

Погребения кимаков связываются с курганами Верхнего и Среднего Прииртышья. В могилах находят не только кости целого конского скелета, но и сочетание черепа и костей ног лошади. Судя по их расположению, можно предположить, что хоронили чучело коня, покрытое шкурой, с головой и ногами. Сопроводительное захоронение производилась на ступеньке внутри могилы или на одном уровне с человеком. В кимако-кыпчакское объединение входили различные племена. Определить погребальный обряд каждого из них пока представляется трудным.
Как уже говорилось выше, с падением «великодержавия» кыргызов началось их расселение за пределы Минусинской котловины, в том числе и в Западную Сибирь. В связи с этим надо упомянуть погребальный обряд кыргызов. Для него было характерно трупосожжение, совершенное на стороне, и наличие тайников с вещами.

Остановимся подробнее на сросткинской культуре, которую выделил М.П. Грязнов при раскопках на Ближних Елбанах под г. Барнаулом. Он датировал эту культуру IX — X вв. В настоящее время значительный вклад в изучение сросткинской культуры внес Д. Г. Савинов. Для нее характерно сочетание погребального обряда пришлого тюркского (в широком смысле этого слова) и аборигенного населения. В связи с эти появляются различные трактовки самой культуры. Ее относят к расселению кимаков, связывают с остатками кимако-кыпчакского объединения. Отдельные ученые говорят о сросткинской культуре как о результате слияния тюркского населения с аборигенами. Датируют ее тоже по-разному: IX — X вв., VIII — XII вв., X — XII вв., IX — XIV вв. и т.д. Наиболее убедительно мнение Д.Г. Савинова, который связывает сросткинскую культуру с кимаками, продвигавшимися из северо-восточного Казахстана на север и северо-восток, и датирует ее IX — XI вв. К XII — XIII вв. сросткинская культура, по мнению большинства исследователей, прекратила свое существование. В погребениях значительно реже стали встречаться захоронения коня или его чучела.

Монгольское завоевание начала XIII в. не внесло больших изменений в культуру степного населения. Оно по-прежнему оставалось в основном тюркоязычным. Во второй половине I — первой половине II тыс. н.э. на лесостепной территории Западно-Сибирской равнины, как и в эпоху раннего железа, продолжали жить самодийские и угорские племена, вступавшие в сложные взаимоотношения с проникающим на их территорию тюркоязычным населением. В ряде случаев погребения с конем встречаются и на территории, пограничной между лесостепью и южной тайгой. Лес мешал ведению привычного для тюрков кочевого и полукочевого хозяйства, поэтому в лесной полосе продолжало жить аборигенное население (угры и самодийцы), которое подверглось определенному влияние тюркской культуры.

Рекомендуемая литература

Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи Евразии. — СПб, 1994.
Матющенко В.И. Древняя история Сибири. — Омск, 1999.
Могильников В.А. Тюрки. Кимаки. Сросткинская культура. Памятники кочевников Сибири и Средней Азии X — ХII — XIII — XIV вв. // Степи Евразии в эпоху средневековья. — М.: Наука, 1981. — С. 29 — 46, 190 — 200.
Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху. -Л., 1984.
Савинов Д.Г. Государства и культурогенез на территории Южной Сибири в эпоху раннего средневековья. — Кемерово, 1994.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1904 Родился Николай Николаевич Воронин — советский археолог, один из крупнейших специалистов по древнерусской архитектуре.
  • Дни смерти
  • 1947 Умер Николай Константинович Рерих — русский художник, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель. Автор идеи и инициатор Пакта Рериха — первого в истории международного договора о защите культурного наследия, установившего преимущество защиты культурных ценностей перед военной необходимостью. Проводил раскопки в Петербургской, Псковской, Новгородской, Тверской, Ярославской, Смоленской губерниях.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика