Янин В.Л. Из воспоминаний об Артемии Владимировиче Арциховском

Янин В. Л. Из воспоминаний об Артемии Владимировиче Арциховском // РА. — № 4. — 2002. — С.128-130.

Эта подборка поучительных и забавных историй, которую любезно предоставил нам академик B.Л. Янин, включает записи устных рассказов, иногда напоминающих по жанру средневековые фаблио. Они бытуют в студенческо-профессорской среде, свободно переходя от одного поколения к другому за столами заседаний и у экспедиционных костров. Может показаться, что они снижают облик А.В. Арциховского как “небожителя” — однако это далеко не так. Они делают его имя бессмертным, превращая образ ученого в персонаж фольклора, которому приписываются уже и некоторые “бродячие сюжеты”.

* * *

Вскоре после завершения строительства высотного здания и факультетских корпусов МГУ на Ленинских горах на очередь дня встал вопрос о неотложном строительстве студенческого общежития. Общежитие на Стромынке обветшало и морально деградировало. Все деньги по сметным статьям капитального строительства и капитального ремонта получили единое целевое назначение — все для общежития. И надо было тому случиться, что как раз в это время у работников Ботанического сада МГУ возникла давно назревавшая проблема. В оранжерее пальма, посаженная в 1808 г., доросла до потолка, как в известном рассказе Гаршина. Из-под нее вынимали землю, опуская пальму вниз со всей ее корневой системой. Наконец дорылись до водоносного слоя, и дальше опускать пальму стало невозможно.

На ректорском Ученом совете обсуждается вопрос: как быть? Раздаются голоса, что не так уж пальма нужна в учебном процессе: ну, подойдет студент, пощупает ее волосатый ствол, так его и на картинке видно. Давайте отдадим ее в Ленинградский университет или в Ботанический сад Академии наук, там оранжереи много выше. А надстраивать нашу оранжерею не нужно, надстраивать — значит отрывать средства от строительства общежития. Решать вопрос стал поименным голосованием. Один член Совета выступает против пальмы, другой поддерживает предыдущего. Слово получает Арциховский:

— Эта пальма пережила нашествие Наполеона. Уверен, что она переживает и сегодняшний Ученый совет!
Проголосовали единогласно — оранжерею надстраивать.

* * *

Как-то во время поездки в Псков и Пушкинские Горы Даниил Антонович Авдусин развлекал нас рассказом об особой целительной силе пчелиных укусов. Например, если на поясницу больного радикулитом посадить определенное количество пчел и они все его ужалят, то от радикулита даже воспоминания не останется. Только, не дай бог, посадить их больше — это может вызвать летальный исход, — или меньше — тогда никакой пользы не будет. Арциховский: “И Вы этой глупости верите?” — “Как же не верить!? Я сам об этом в книге читал!” — “М-м-м! Даниил Антонович) Мы с Вами сами пишем книги. Как же можно верить?”

* * *

Меня и Д.А. Авдусина Арциховский пригласил пойти с ним в магазин и помочь ему выбрать новые туфли. В обувном отделе он отодвинул в сторону оторопевшую продавщицу, схватил с полки коробку с туфлями, обулся, постоял и спрашивает: “Даниил Антонович! Валентин Лаврентьевич! Как вы думаете, они мне жмут?”

* * *

Арциховский принимает экзамен: “Какое самое маленькое домашнее животное разводили славяне?”. Студент: “Кошку?” — “Нет, не кошку! Думайте!” — “Может быть, курицу?” — “Нет, не курицу! Гораздо меньше!”. Студент в отчаянии: “Может быть, хорька?” — “Нет! Хорек — дикий зверь, на него славяне охотились. Думайте дальше”. Студент молчит. Арциховский подсказывает: “Вот такое! Вот такое!” — и разводит руки сантиметров на двадцать, демонстрируя размер искомого животного. Студент молчит, полностью деморализованный.

— Как же Вы не знаете!? Пчела!!!

* * *

Начиная первую лекцию, Арциховский знакомил слушателей с дефектами своей речи: “Я не выговариваю двух букв “к” и “г”; вместо них я говорю “т” и “д”. У него это звучало так: “я не выговариваю “т” и “д”; вместо них я говорю “т” и “д”.

Разъяснение не спасало. Одна студентка, старательно записавшая его лекцию о находках в Черной могиле, где среди прочего погребального инвентаря были обнаружены два турьих рога в серебряной оправе, на экзамене стала рассказывать Арциховскому о курьих рогах, внеся посильный корректив в услышанное. Профессор потом с негодованием говорил: “Татая дура! У тур не бывает родов!”.

* * *

В 1948 г. Артемий Владимирович попросил Лешу Леонтьева ведать выдачей экспедиционного хозинвентаря, а меня — расходом продуктов. Продукты были приобретены в счет наших скудных командировочных, и я, как мог, при выдаче экономил, чтобы, уезжая из экспедиции, мы могли увезти с собой хотя бы минимальную сумму для дальнейшего существования. Когда экспедиция подошла к концу, выяснилось, что мы располагаем мешком дефицитной муки и мешком еще более дефицитной гречневой крупы. Я кинул клич окрестным жителям, и у нашей кладовой выстроилась внушительная очередь людей, возмущенных нерасторопностью продавца, т.е. меня.

Неожиданно рядом со мной возникла некая не стоявшая в очереди женщина, которую я попросил выйти. “Нет! — сказала она. — Это Вы сейчас выйдете! На каком основании открыли незаконный магазин?” и показывает мне удостоверение сотрудника торговой инспекции. Я посмотрел на потолок и ответил: “На основании Инструкции Совнаркома за номером 3852 дробь 7524” “Нет! На основании этой инструкции вы обязаны сдать излишки продуктов в торговую сеть!” И к очереди: “Граждане! Расходитесь! Магазин закрывается!” Народ поворчал, но не разошелся. А я запер дверь кладовой и повел инспекторшу вдоль кремлевских стен, надеясь на встречу с каким-нибудь нашим начальством, которое вдруг да выручит меня. И тут на мое счастье навстречу идет Арциховский: “В чем дело? Вы уже все продали?” — “Да нет, Артемий Владимирович!”, и разъясняю ему гибельную для меня ситуацию. А он всплеснув руками, воскликнул: “Татая прелесть! Трах тордового дома!” и пошел своим путем.

* * *

Однажды в Новгороде, зайдя в книжный магазин, я обнаружил какую-то книгу, которую мне захотелось купить, а денег при себе не было. Договорился с продавщицей, чтобы мне эту книгу отложили, пообещав зайти за ней потом. Вышел из магазина, иду по улице Первого Мая, а навстречу Арциховский. Я ужасно обрадовался. Говорю: “Артемий Владимирович! Одолжите мне до вечера пятерку!” — “С удовольствием!”. Лезет в карман, достает деньги. “А зачем?” — “Да вот хочу книгу купить, а денег при себе не оказалось.” — “Какую книгу?”. Я сказал, какую. “A-а! У меня есть”. Положил деньги обратно в карман, и каждый из нас пошел своей дорогой.

* * *

Были мы с Артемием Владимировичем в Таллине, а принимали нас директор Института истории Виктор Маамяги и археолог Саадре. Привезли в Кадриорг и там повели обедать в приморский ресторан с видом на знаменитый памятник “Русалка”. Заказали коньяк. Когда стали разливать коньяк, как положено, в крохотные рюмочки, Артемий Владимирович отобрал у Маамяги бутылку: “Мне врачи запретили много пить! Я сам за собой поухаживаю, чтобы не было лишнего”. С этими словами он вылил в фужер чуть не половину бутылки. Мы потрясенно чокнулись с ним своими рюмочками, обступив его фужер, подобно истребителям, сопровождающим бомбардировщик, и еще более потрясенно наблюдали, как фужер был опустошен единым духом.

* * *

Арциховский не выносил лука ни в каком виде. Сергей Владимирович Киселев с удовольствием рассказывал, как однажды, заказывая обед в ресторане, Артемий Владимирович спохватился, что вовремя не предупредил об этом официанта, и бежал за ним с криком “Без лута! Без лута!”, а официант в ужасе улепетывал, приняв его за сумасшедшего.

* * *

В Ташкенте Арциховский вместе с Авдусиным были в гостях у тамошнего археолога Василия Афанасьевича Шишкина. Артемий Владимирович заблаговременно предупредил о неприятии лука, но, когда дошло до второго, разломил котлету и, узрев в ней что-то белое, отказался есть, хотя хозяева его уверяли в два голоса, что это не лук, а что-то другое. Возвращаясь в гостиницу, он говорил Авдусину: “Татой очаровательный человек Шишкин!.. А жена его все-таки стерва: хотела натормить меня лутом!..”

* * *

Гайде Андреевне Авдусиной, которая работала лаборанткой на кафедре археологии, он шутливо выговаривал: “Дайда Андреевна! Вы такая товарная женщина!”. Особенность речи Артемия Владимировича была отражена в экспедиционной песне, где один куплет начинался словами: “Татой неожиданно трупный успех”, — сказал Арциховский Монгайту…”

* * *

Перед очередным приездом Арциховского в Новгород мы с Колчиным отправились к директору гостиницы “Волхов” просить его забронировать номер для начальника экспедиции, члена-корреспондента Академии наук. “Подумаешь удивили! — ответил директор. — У меня этих корреспондентов живет каждый год по пять штук! Вот и сейчас остановился корреспондент газеты “Труд”… — “Да мы не о газетных корреспондентах, а об Арциховском!” — “Так бы и сказали, а не морочили мне голову!”

* * *

Артемий Владимирович не терпел, когда его фотографировали без разрешения. На одной из археологических сессий, в перерыве, он обнаружил нарушившего его запрет журналиста, подошел к нему и, грубо обругав, толкнул. Журналист прибежал жаловаться институтскому начальству, попал на милейшую Татьяну Сергеевну Пассек, которая объяснила ему: “Не обращайте внимания. Мы-то к нему привыкли. Он у нас не без странностей!”. “Зачем же вы его держите, если он такой!?” — искренне удивился журналист.

* * *

В последние годы жизни Артемий Владимирович приезжал в Новгород ненадолго, на неделю — полторы в конце июля или в начале августа. Как-то, оказавшись в Москве по каким-то делам числа 20 июля, я предложил ему поехать вместе в Новгород. “Нет, нет! Не могу! Я сейчас очень занят!” — “Чем же Вы заняты?” — “Я жду корректору!” Артемий Владимирович был главным редактором журнала “Советская археология” и ждал корректору очередного номера, которая должна была придти не раньше 10 августа.

* * *

Из высказываний Артемия Владимировича:

“Если Вы хотите убедиться в собственном идиотизме, прочитайте стенограмму своего выступления”.
“Я так занят, что некогда даже поздороваться!”

Янин В. Л. Из воспоминаний об Артемии Владимировиче Арциховском // РА. — № 4. — 2002. — С.128-130.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1908 Родился Уиллард Франк Либби — американский химик, разработчик метода радиоуглеродного датирования. Этот метод используют археологи, почвоведы и геологи для определения возраста биологических объектов.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика