Введение

Археология преподается в университетах и педагогических институтах Казахстана. Она давно стала обя-зательной учебной дисциплиной в системе общего и специального исторического образования. Курс археологии не только дает конкретные знания в области археологии, навыки научного исследования и представления о его процедуре, но и играет значительную роль в формировании у будущего специалиста исторического мышления, гуманистических взглядов. Изучение археологии позволяет понять органическое единство прошлого и настоящего, раскрывает законы исторического процесса, фундаментальные, глубинные проблемы мировой истории и формирует представление о единстве человечества и мировой культуры, изначальных корнях мировой цивилизации.

Создание объективной картины прошлого сейчас становится одним из основных факторов, влияющих на формирование национального единства Республики Казахстан, на становление ее государственности, укрепление ее суверенитета. Поэтому познание истории, в которой заключена судьба народа, развитие его самосознания служат воспитанию в отдельном человеке и обществе в целом качеств гражданственности, патриотизма.

Термин «археология» состоит из двух греческих слов: архайос (древний) и логос (слово, знание). Впервые ввел в обиход этот термин греческий философ Платон, живший в IV в. до н. э. Под термином «археология» Платон разу¬мел науку о древностях в самом широком смысле слова. Позже, в XVIII в., археологией стали называть историю античного искусства, и только в наше время утвердилось определение археологии как науки, изучающей первобытные, античные и средневековые вещественные источники и восстанавливающей по ним историческое прошлое человеческого общества.

В системе исторических наук, формирующих историческое сознание, важная роль принадлежит археологии — одной из сравнительно молодых гуманитарных дисциплин: всего 200 лет назад считалось, что история человечества (без ее мифологического периода) охватывает приблизительно 3000 лет. Этот вывод опирался на письменные тексты, которые для большинства людей представляли собой перечни династий и царственных особ, сражений и богословских споров.
Археология произвела переворот в исторической науке. По образному выражению известного английского археолога Г. Чайлда, «она расширила пространственный горизонт истории почти в той же степени, в какой телескоп расширил поле зрения астрономии. Она в сотни раз увеличила для истории перспективу в прошлое, точно так же микроскоп открыл для биологии, что за внешним обликом больших организмов скрывается жизнь мельчайших клеток. Наконец, она же внесла те же изменения в объем и содержание исторической науки, какие радиоактивность внесла в химию» 1. Благодаря археологическим открытиям в Африке, возраст человечества удлинился до 4 млн. лет. Весь мир теперь знает о выдающихся цивилизациях, античной Греции и Древнего Рима, культуре Египта эпохи фараонов, городах-государствах междуречья Тигра и Евфрата, искусстве скифов и саков, городах на Великом Шелковом пути.

Особую значимость археология приобретает для стран и народов, письменная история которых (вследствие скудости самих письменных источников или их полного отсутствия для отдельных важнейших периодов) почти или полностью неизвестна. Это в полной мере относится и к истории Казахстана, глубинные сведения которой скрываются в памятниках, оставленных предками. Археологические источники практически неисчерпаемы. Пожалуй, трудно назвать другой регион Евразии, где их так много: Казахстан — это поистине музей под открытым небом, наиболее яркие экспонаты которого покоятся в Приаралье, в древней дельте Сырдарьи, на Мангышлаке, Сары-Арке, Жетысу, Мугоджарах и Прииртышье.

Благодаря стабильным археологическим исследованиям, за последние несколько десятилетий количество археологических источников удваивалось каждые 10—15 лет. Именно вследствие работы археологов стали известны и получили признание яркие открытия в древней и средневековой истории Казахстана, сделанные с тех пор, когда в рамках Академии наук Казахской ССР был создан вначале отдел, а затем Центр археологии при Институте истории, археологии и этнографии, который в 1991 г. преобразован в самостоятельный Институт археологии им. А.Х. Маргулана Министерства образования и науки РК. За годы существования в Казахстане археологической науки учеными была воспроизведена относительно целостная картина развития древней истории Казахстана, в том числе и истории культуры. Открытия отечественных археологов получи¬ли официальное признание, положительную оценку в общесоюзном и мировом масштабе.

Назовем только некоторые, самые важные из них.

В области палеолита были открыты древнейшие стоянки и мастерские и доказано, что территория Казахстана была заселена около 1 млн. лет тому назад. Было выяснено важное значение для развития палеоэкономики племен эпохи бронзы казахстанского металлургического центра и доказано, что территория нынешнего Казахстана была одним из регионов, где протекал процесс трансформации скотоводческо-земледельческих племен в ранних кочевников. Наука значительно продвинулась и в изучении динамики урбанизационных процессов, развития оседлой и городской культуры. Установлено: через территорию Казахстана проходил Великий Шелковый путь, который в наше время считается одним из наиболее значительных достижений мировой цивилизации.

Археологические материалы свидетельствуют о многокомпонентности культуры Казахстана. Взаимодействие и взаимовлияние различных культур были важнейшим фактором в процессах политогенеза, культурогенеза и этногенеза. Во многом благодаря археологическим данным выяснилось, что Западнотюркский, а затем Тюргешский и Карлукский каганаты, а также государства караханидов, огузов, кыпчаков, центры которых находились на территории Казахстана, являются примерами, подтверждающими существование средневековых государственных образований, в культуре которых гармонично слились разноэтнические традиции.

Свидетельством признания казахстанской научной археологической школы является проведение в Алматы ряда всесоюзных и международных конференций, участие казахстанских археологов в разработке международного проекта ЮНЕСКО «Великий Шелковый путь: путь диалога культур», совместные научные исследования с археологами Российской Федерации, Франции и США, Италии. Широко известны труды казахстанских ученых. Центром пропаганды достижений археологической науки стал Музей археологии Института археологии, материалы которого с успехом демонстрировались на выставке в США, Японии, Франции, Италии, Германии, Швеции, Финляндии, Корее, Египте.

Отметим, что важнейшие достижения археологической науки были сделаны, в основном, еще тогда, когда Казахстан являлся одной из республик советского тоталитарного государства, а археология входила в систему общественных исторических наук, призванных служить государственной идеологии. Однако специфика археологического материала, да и отдаленность самих археологических исследований от текущих сиюминутных проблем не повлияли на решение фундаментальных проблем этой науки. К исследовательскому процессу привлекались материалы, и сейчас занимающие важное место в общечеловеческой культуре. Археологии Казахстана удалось остаться верной идеям объективной науки, хотя и не без оглядки на догмы официальной идеологии, в особенности на постулат классовой борьбы как движущей силы исторического развития.

Одной из сторон деятельности ученых-археологов в бытность СССР были крупные полевые археологические экспедиции, организованные в связи с гигантскими государственными проектами по «преобразованию природы», «индустриальному строительству» — гидростанций, каналов, мелиоративных систем. Общеизвестны археологические открытия, связанные, например, со строительством Чардаринской и Шульбинской ГЭС, Капчагайского водохранилища, с освоением целинных и залежных земель, с проведением канала Иртыш — Караганда. Даже раскопки кургана «Иссык», где был обнаружен «Золотой воин», были проведены в ходе строительных работ.

Однако для этого времени приходится констатировать низкий уровень технического обеспечения экспедиций и лабораторий, отставание в уровне извлечения информации из археологических материалов.

Следует отметить и характер большинства научных публикаций, в которых значительное место занимают описания раскопок, публикация источников, а не результаты работы над ними.

Отечественные археологи, по сравнению с их американскими, английскими, немецкими и французскими коллегами, мало работали за рубежом. Интеграция науки стала характерным явлением нашего времени, но она почти не коснулась советской науки, что было прямо связано с закрытостью нашего общества.

Нельзя не отметить и еще одного существенного недостатка археологии. Советские археологи работали по схеме: открыл памятники, провел раскопки, опубликовал полученные материалы. При этом формировалось характерное для тоталитарного идеологизированного общества безразличное отношение к сохранению памятников археологии. В результате в Казахстане пока практически нет музеефицированных памятников.

Сейчас, когда Казахстан стал независимой республикой, археология обрела новый общественный статус внутри нового социума, что открывает возможности для ее дальнейшего развития. Конечно, это происходит не сразу, надо было преодолеть трудности переходного периода, создать соответствующую законодательную базу, обеспечивающую деятельность науки вообще, сформировать кадровый потенциал, решить вопросы финансирования исследований. За годы независимости страна сделала рывок в политическом, экономическом и культурном развитии. Казахстан состоялся как демократическое государство с бурно развивающейся экономикой, социальной сферой, развитием научного и культурного потенциала. Сейчас уже можно говорить о разработке основных направлений, по которым развивается и будет развиваться археологическая наука независимой республики в будущем.

В качестве приоритетных ориентиров в археологических и исторических исследованиях названо положение о принадлежности археологии Казахстана к Евразийской культуре и истории. Подчеркивается непрерывность истории Казахстана, преемственность существовавших на его территории культур. Думается, в связи с этим в качестве концептуальных основ развития археологической науки будут предложены научные направления, приоритеты и практические задачи, сгруппированные в следующие блоки.

1. Изучение археологических культур в эпоху камня, бронзового и железного веков, средневековья; изучение проблем типологии и классификации культуросодержащих отложений, археологического местонахождения культурных слоев, отдельных комплексов и категорий предметов; выделение локальных культур и их вариантов.

2. Исследование проблем построения хронологических систем, периодизации, относительной и абсолютной хронологии; разработка типологии хронологических банков данных; всеобщая и локальные периодизации: проблемы соотношения переходных этапов.

3. Разработка технического уровня и эволюции древних производств: скотоводства, земледелия и ирригации; изучение ремесел: древней металлургии и горного дела, керамического производства, ткачества; изучение строительного дела на основе анализа остатков организационных форм и адаптивных свойств древних технологий, особенностей их функционирования; изучение строения и классификация функциональных блоков и спецустройств для производства; экспериментально-трассологические исследования.

4. Анализ проблем происхождения человека (антропогенез), этапов развития человеческого общества (социогенез) и (политогенез), формирования племен и народов (этногенез); изучение урбанизации и номадизма, процессов взаимодействия кочевых и оседлых цивилизаций, древнего искусства и архитектуры, мировоззрения и идеологии древних обществ.

5. Изучение проблем палеоэкологии; картографии, топонимики, палеогеографии, палеозоологии и палеоэкологических и археологических реконструкций; вопросов моделирования различных содержательных смысловых характеристик, отраженных в археологических объектах; применения многомерных процедур и методик в моделировании; количественных и аналитических методов реконструкции археологических объектов; экспериментальной реконструкции.

6. Выяснение смысла и роли археологических понятий, построение их систем; семантический анализ; принципы интерпретации результатов; методы анализа: комбинаторные, статистические, нормативные, математического моделирования, формального языка.

7. Учет (паспортизация), реставрация и адаптация, консервация и охрана археологического культурного наследия памятников; теоретические принципы и технология, методологические направления; проблемы сохранения, регенерации археологических памятников; каталогизация фондовых коллекций и информатика; музеефикация археологических памятников и археологический туризм.

8. Из приоритетных задач выделены теоретическая разработка на современном уровне науки проблемы влияния Казахстана как социума на процесс исторического развития человечества; определение вклада автохтонных племен и народов региона, который они внесли в эволюцию материальной и духовной цивилизации в Евразии; выявление древнейших корней культуры, искусства и духовности казахского народа, исторические этапы сложения и развития его государственности и консолидации родоплеменных структур в единую общность.

9. Исследуются взаимодействие оседлых цивилизаций и кочевых культур в древности и средневековье на основе археологических данных, письменных и нумизматических источников, в частности, решение вопросов о начальном этапе протогородской цивилизации Казахстана в контактных зонах оседлости и кочевания и об оседании кочевников.

10. Предусматривается исследование городской структуры, строительства и архитектуры, функций города в разрезе ремесла, торговли и денежного обращения, сельского хозяйства, идеологии, демографии, социальных отношений.

11. Археологи примут участие в подготовке написания научной истории тюркских народов, одного из крупных этносов Евразии, игравшего и продолжающего играть важную роль в ее истории. Это обусловлено, в частности, тем, что, хотя достаточно хорошо изучена история казахов, узбеков, туркмен, татар и других народов, общая история тюркских народов до сих пор не написана. Думается, не состоявшаяся попытка в 70-е годы создания в СССР региональной истории народов Средней Азии и Казахстана требует своеобразной компенсации в современной ситуации — научных трудов, учебников. Одним из фундаментальных положений таких изданий должно стать доказательство того, что тюркские этносы — древние, хотя появились на исторической арене относительно поздно — в IV—VI вв. н. э. Существующие археологические материалы позволяют сопоставить их культуру с культурой протюрков Центральной Азии эпохи поздней бронзы, ранних кочевников, в том числе и сакской культурной общности. Не выяснен до конца вопрос об истоках древнетюркской письменности.

12. Проблемой является этническая атрибуция археологических культур, связываемых с усунями и кангюями конца I в. до н. э. — V в. н. э. Некоторые из племен, входивших в состав государств Усунь и Кангюй, были тюрками. По-новому надо подходить к проблеме «согдийской колонизации Семиречья», видя в ней не только этнический аспект, но и культурный синтез.

Изучение древней истории долгое время было второстепенным по отношению к истории советского периода. Поэтому неудивительно, что именно эта часть истории Казахстана сейчас вызывает исключительно большой интерес у граждан. При определении стратегических и приоритетных задач археологии следует более подробно охарактеризовать имеющиеся в активе науки «заделы», открытия, которые подтверждают правильный выбор направлений исследований и их научную значимость.

В изучении древнейшей истории, прежде всего, предстоит расширить представления об эпохе каменного века. Материалы по палеолиту и неолиту, выявленные казахстанскими археологами, позволяют по-новому рассмотреть ряд вопросов, связанных, в частности, с первоначальным заселением и дальнейшей миграцией первочеловека. Однако здесь все еще остаются спорными вопросы хронологии памятников, их увязка с геологическими отложениями. Комплексные исследования археологов совместно с геологами, палеозоологами позволяют детализировать схему стратиграфии, плейстоценовых и голоценовых отложений, выявить закономерности их формирования и разработать геологическую и археологическую периодизацию культурных горизонтов эпохи камня. Полученный материал позволяет конкретизировать время появления первых людей на территории Казахстана, определить те центры, откуда начиналось заселение и в каких конкретных формах оно протекало, а также выявить закономерности этого процесса. В свою очередь, решение этих задач создает предпосылки для успешного решения глобальных проблем культурной истории каменного века Евразии.

В исторической науке произошел отход от прокрустова ложа пятичленной формационной теории развития общества. Отсюда понятен интерес к периоду переходному — от первобытности к цивилизации, к парадигмам соотношения культуры и цивилизации. Археологи пытаются выяснить, каковы были уровень древнейших цивилизаций Казахстана, начальные этапы формирования этих цивилизаций, динамика их развития. Эти вопросы являются первостепенными при изучении древней и средневековой археологии Казахстана. И именно в этой области в последние годы достигнуты ощутимые прорывы, которые, конечно, необходимо расширять и развивать.

Установлено, что в IV — III тыс. до н. э. в степной зоне Евразии прогрессировало увлажнение климата. В этих условиях происходили изменения древнего Казахстана: в долинах Ишима, Тобола, Иртыша усиливается оседлость ранее бродячих групп охотников и рыболовов, происходят качественные изменения, проявляющиеся в переходе к производящим формам хозяйства — скотоводству и земледелию. Формируется культура коневодов, известная по раскопкам поселения Ботай на севере Казахстана в лесостепной зоне. Таким образом, было установлено, что Казахстан входил в зону одомашнивания лошади — того важного процесса, который сыграл выдающуюся роль в развитии всей цивилизации Евразии.

Еще в начале 80-х годов были обнаружены памятники протогородской цивилизации в степной зоне. Относятся они к XVIII — XVI вв. до н. э. — это эпоха ранней бронзы. В контексте истории Евразии хронологически открытая протогородская культура выглядит так: это Троя VI в Малой Азии; раннемикенский период материковой Греции; эпоха среднего царства Египта; развитая культура городов-государств междуречья Тигра и Евфрата.

Для открытой археологами цивилизации характерны памятники типа Аркаима и Синташта, Кента. Поселения этого времени прямоугольные, либо круглые в плане, окружены стенами из специального грунта с примесью гипса и глиняных блоков. Стены имеют парапеты, башни, лабиринты входов, рвы и выносные фортификационные сооружения. Внутри расположены жилища знати и рядового населения, ремесленные мастерские. Центральная площадь служила для собраний ритуальных празднеств. Эти поселения, точнее протогорода, имели систему коммуникаций улиц, систему водосборников. Жилища площадью от 150 до 300 кв. м были двухэтажными.

Найдено огромное количество оружия и орудий труда, украшений из бронзы. Кузнецы и металлурги были привилегированным слоем общества, так же как и воины-колесничие, богатые захоронения которых обнаружены в некрополях, находившихся рядом с протогородами. Тут же находились и храмовые комплексы. Обнаружена культовая скульптура мелких форм из камня в виде человеческих фигурок. Видимо, это изображения божеств, подобные тем, которым молились жители древней Месопотамии в дни ежегодных празднеств. Найдены глиняные «таблеткообразные» таблички с разнообразны¬ми знаками. Возможно, это зачатки знаковой системы — письма. Этот факт имеет огромное значение для понимания уровня культуры общества. Зарождение письма связано, как доказано, с началом государственности.

Обитателями в протогородах были земледельческо-скотоводческие общины. Люди занимались земледелием, знали ирригацию, разводили породистый скот. Высокого уровня достигли добыча, плавка и обработка металла — меди и бронзы. Именно металлургия бронзы и лежала в основе экономики этой цивилизации, связан¬ной с истоками государственности.

Следует отметить, что уже в это время начинают складываться основы будущего Шелкового пути, соединившего Запад и Восток.

К эпохе поздней бронзы относится открытая археологами бегазы-дандыбаевская культура Центрального Казахстана с ее монументальной архитектурой и многочисленными поселениями, где выплавлялась медь. Центральный Казахстан становится одним из крупнейших центров производства меди и бронзы, орудий и оружия из них. Таким образом, дальнейшие исследования в области археологии эпохи бронзы выходят на уровень решения глобальных культурологических и социологических задач.

Уже в эпоху бронзы в Казахстане происходит сложение культуры ранних кочевников, изучение которой остается важной задачей казахстанской археологии. Сейчас выделена и обоснована степная цивилизация с рядом присущих ей признаков: наличие государственности, регулярные торговые, культурные и политические связи в степной и горной зоне, культурно-мировоззренческая общность, которая выражалась в наличии монументальной погребальной архитектуры, идеологии, социальной стратификации общества.

Открытие археологами выдающихся памятников сакской культуры, таких, как курган Иссык, Чиликты, мавзолеи Тегискена и Уйгарака, сакских городов Чирик-Рабат и Баланды, позволило совершить прорыв в исторических знаниях. Опираясь на найденные свидетельства письменности, выдающиеся произведения искусства, можно говорить о древних государствах саков, возникших на территории Казахстана в середине I тыс. до н. э.

Таким образом, начало государственности на территории Казахстана отодвигается почти на тысячу лет в глубь истории, и сейчас необходимо судить о нем в контексте с такими древними государствами, как Ахеменидский Иран, Древняя Греция, Ханьский Китай, Бактрия, Хорезм.

Археологическими исследованиями установлено, что в III в. до н. э. — III в. н. э. на территории Казахстана формируются и существуют объединения государственного типа — Усунь в Семиречье и Кангюй — в Южном Казахстане. Население этих государств сочетало скотоводство с земледелием. На территории Кангюя возникают оседлые укрепленные поселения со стационарными жилищами из сырцового кирпича, развивается градостроительство. Открытие сотен поселений и городов на территории, занятой усунями и кангюями, опровергает ранее утвердившееся мнение о кочевом характере этих государств. Оседлость и кочевание, земледелие и скотоводство составляли основу этих государств.

Экономические связи между кочевым и оседлым населением, как установлено, носили самый разносторонний характер — регулярный обмен продуктами животноводства и земледелия, ремесленными изделиями. Так из степи в оазис распространялись достижения в области военного дела, вооружения, конского снаряжения, тогда как из городских центров и оазисов в степь шли предметы роскоши, ткани, благовония, драгоценная утварь. Ряд поселений, расположенных на границах оазисов и степи, специализировался на поставке тех или иных изделий кочевникам.

Убедительно доказано, что взаимоотношения кочевников и земледельцев осуществлялись зачастую в рамках единой социально-экономической структуры, а скотоводы и оседлые жители составляли базу конкретного политического или этнополитического объединения.

Как показывают археологические памятники, в период раннего средневековья на Сырдарье происходит формирование городов, которые складываются на базе оседлых кангюйских поселений. Городская культура здесь впитала в себя традиции местных оседлых культур и инновации стоящей на более высоком уровне развития городской культу¬ры Согда. Согдийские эталоны, согдийские образцы получают широкое распространение на юге Казахстана и в Семиречье. В известной степени их распространение было связано с процессом расселения согдийцев на международных торговых путях.

В то же время на развитие культуры городов Средней Азии сильное воздействие оказывала культура тюрков, оседавших в оазисах и городах Средней Азии — в Чаче, Усрушане, Фергане, Тохаристане. Требуются более убедительные доказательства, почему так называемый тюрко-согдийский культурный синтез стал возможным в системе Западнотюркского и Тюргешского каганатов и почему наиболее ярко его процессы прослеживаются в Южном Казахстане и Семиречье.

В период развитого и позднего средневековья процессы взаимодействия скотоводов, оседлого населения и горожан моделируются в тех же закономерных явлениях, которые отмечены и для более ранних периодов истории,— экономические и культурные связи, — в рамках такого политического объединения, как Караханидское государство. Город и степь составляли не два антагонистических мира, а его экономическую базу. Рост городов Центральной Азии в IX — начале XIII вв. во многом был связан с процессом оседания кочевников. Они принесли в городскую культуру много степных элементов, и в целом в это время сформировалась своеобразная городская культура.

Культурные и экономические связи кочевников и горожан прослеживаются и в более позднее время — при выяснении истории развития Ак-Орды, Могулистана и Казахского ханства.

Позднесредневековые города Отрар, Туркестан, Сайрам, Сауран, Сыгнак и Сузак служили центрами экономических связей кочевников и земледельцев, где осуществлялся культурный обмен и торговля не только горожан Южного Казахстана и кочевников Сарыарки, но и Средней Азии, Поволжья, Восточного Туркестана.

Таким образом, изучение археологических памятников в Казахстане позволяет реконструировать процессы взаимоотношений различных культурных традиций, расширяет базу доказательств того, что территория Казахстана была одним из центров историко-культурно¬го синтеза и что взаимодействие кочевого и оседлого населения привело к взаимообогащению культур. Именно в недрах такого синтеза лежат многие достижения культуры народов Казахстана.

Выявляется роль Шелкового пути — пути диалога культур. Именно он уже с глубокой древности, связывая Запад и Восток, Азию и Европу, служил основой идеи евразийства. Казахстан, а это хорошо доказывают археологические материалы, был своеобразным мостом и ретранслятором связей культур. Именно в городах Казахстана встречались различные религии, культурные эталоны, этносы, которые создали одну из ярких самобытных городских цивилизаций, традиции которой перешли и в новое время.

Важна роль археологии в изучении культуры городов Казахстана эпохи развитого средневековья — с X до XII вв. как части мусульманской культуры от Каира и Багдада до Семиречья и Восточного Туркестана. Понятие «мусульманский Ренессанс» охватывает и средневековый Казахстан.

Представляются актуальными уточнения исторической терминологии и дефиниции. Думается, что термины «кочевая культура», «кочевая цивилизация», к достижениям которых относят и «мифологию», и «эпос», и «звериный стиль», не совсем удачны. Правильнее говорить о «степной культуре и цивилизации», что подразумевает не только кочевание, но и оседлость, не только скотоводство, но и земледелие, и городскую жизнь.

Номадизм — лишь часть степного хозяйства, жизни и быта. Сейчас известны поселения и города саков, тюрков, казахов, а это заставляет задуматься о конкретике в дефинициях.

Древняя история Казахстана «лежит» в земле. Ее архив — памятники археологии. А это — самый уязвимый «свидетель» и «документ» истории и культуры. Поэтому, характеризуя уровень археологии, необходимо улучшать состояние охраны памятников истории и культуры, в том числе археологии. Одним из первых законов, принятых в 1992 г. парламентом суверенного Казахстана, был закон «Об охране и использовании историко-культурного наследия». В преамбуле его сказано: «Историко-культурное наследие как важнейшее свидетельство исторической судьбы народа, как основа и непременное условие его настоящего и будущего развития, как составная часть всей человеческой цивилизации требует постоян¬ной защиты от всех опасностей. Обеспечение этого в Республике Казахстан является нравственным долгом и определяемой настоящим законом обязанностью для всех юридических и физических лиц».

Но в результате сложения рыночной экономики интенсивного хозяйственного строительства в зонах сооружения электростанций, магистральных каналов, оросительных систем на осваиваемых землях разрушаются многие десятки памятников прошлого, разбазаривается культурный фонд нации. В условиях современных реалий, безусловно, нужен новый закон и подзаконные акты о сохранении и использовании культурного наследия.

Как известно, многообразие и богатство культурного наследия являются основополагающим признаком цивилизованного общества, интеграционным компонентом национального и государственного самосознания. Широкое понятие «культурное наследие» включает в себя и менталитет, определяющий нравственные нормы, и стереотип поведения, и фольклорные системы от мира образов и бродячих сюжетов до музыкального лада.

Вещественный блок культурного наследия представляет собой как бы материализованную память народа. Важную часть этого блока составляет археологическое культурное наследие. Оно охватывает все виды археологических памятников: руины замков и крепостей, оплывшие погребальные курганы, остатки древних стойбищ и городов, эффектные монументальные строения. Должным образом раскопанные и музеефицированные, исследованные профессионалами, они зримо несут информацию об ушедших веках и народах. Памятники еще не изученные представляют собой бесценный информационный фонд человечества, его нерушимую материальную память.

В XX столетии сложилось такое понятие, как археологическое наследие, и связанный с ним весь блок организационных мероприятий (archaeological heritage management) — руководство археологическим наследием.

Исключительное значение приобретает весь блок культурного наследия для современных обществ. Он получает особое звучание в эпоху научно-технической революции и электронных средств информации, когда утверждаются новые массовые стереотипы, ведущие к своего рода глобальной стандартизации, размыванию индивидуальности, как отдельных личностей, так и целых народов. Утрачиваются многие сло¬жившиеся веками культурные традиции, в том числе поведенческие и моральные.

Цивилизованные страны все с большим вниманием относятся к проблемам сохранения и использования культурного наследия. В развитых странах повышение уровня благо¬состояния способствует развитию массового туризма, формированию целой туристской индустрии, экономически стимулирует внимание к культурному наследию. Совершенствуется соответствующее законодательство, идут поиски наиболее эффективных форм организации. В мире первым соответствующим законодательным актом считается указ короля Швеции 1666 г., объявляющий все объекты древности собственностью короны. С тех пор базовые юридические разработки по проблемам культурного наследия, в том числе и археологического, превратились чуть ли не в целое направление законотворческой деятельности международной общественности, прежде всего по линии ЮНЕСКО.

Практически культурное наследие и разумное отношение к нему в современном мире выступают как показатель цивилизованного общества. Это касается и законотворческой ситуации и нравственного настроя. В этом отношении достаточно показателен пример Дании. Здесь в серии законов об охране археологического наследия особое значение имеет Государственный акт, принятый в 1969 г., четко трактующий вопросы его охраны и финансирование. На этой правовой и финансовой основе в Дании в зоне хозяйственной деятельности ежегодно осуществляется от 400 до 500 охранных раскопок, различных по масштабам, но в равной мере способствующих сохранению и изучению национального достояния страны. Весьма примечательны нравственные установки, утвердившиеся в психологии общества. Древности стали предметом национальной гордости, а необходимость их сбережения вошла интеграционным компонентом в общественный менталитет.

Культурное наследие является предметом пристального внимания в Казахстане.

2003 год стал этапным в развитии культуры: произошло важное событие — в ежегодном послании Президента страны народу в числе неотложных задач, стоящих перед страной, определены задачи изучения и сохранения историко-культурного наследия.

Следующие 2004—2006 гг. определены временем выполнения Государственной программы «Культурное наследие», которая должна совершить прорыв в изучении, сохранении и использовании историко-культурного наследия.
Понятно, что это только начальный этап постоянной многолетней работы.

Археологические объекты, согласно Программе, предлагаемые для изучения, в том числе и масштабных раскопок, выбирались с уче¬том их значимости и наличия определенного задела в предыдущих изысканиях. Это по сути дела эталонные памятники, несущие важную историко-культурную нагрузку и являющиеся знаковыми для генетической памяти народа, и те, которые вошли в список будущих номинантов Всемирного культурного наследия.

Безусловно, исследования по Программе должны вестись и ведутся комплексно, вслед за раскопочными работами и параллельно им должны следовать мероприятия, связанные с подготовкой проекта, затем консервацией и восстановлением раскопанных объектов и их музеефикацией.

Музеефицированные памятники должны быть включены и уже включаются в систему казахстанских государственных и международных туристических маршрутов, стали своеоб¬разными узлами развивающейся туристической инфраструктуры.

Для выполнения Программы были определены следующие концептуальные положения: при выполнении программы необходимо исходить из того, что культурное наследие является важным фактором интегрирующих процессов в стране, компонентом формирования национального и государственного самосознания; воспитывает народ Казахстана в духе любви к своей родной истории, ее культурному наследию. Памятники археологии, архитектуры, древнего искусства должны быть народными святынями, ибо сохраняют духовность нации.

Именно в разрезе этих положений проводятся научные раскопки и исследования; анализируется накопленный материал, вырабатываются рекомендации и программы по их консервации и музеефикации поселения металлургов Аксу, протогорода эпохи бронзы Кента, сакского города Чирик-Рабат, Береля, тюркского святилища Мерке, городов Отрар и Каялык, работы на археологических памятниках Алматы и Шымкента.

Несомненно, одной из главнейших задач Программы является подготовка Свода памятников истории и культуры, строгий учет и ревизия историко-культурного наследия. Свод — это фундамент всей работы по изучению и охране памятников. Пока изданы лишь два тома по Шымкентской и Жамбылской областям.

Начаты активные исследования по подго¬товке томов Свода по Алматинской, Кзылординской, Северо-Казахстанской областям.

Ведутся работы по уточнению уже подготовленных Сводов. Выполнение работ по Своду ведется на новом уровне с использованием компьютерных технологий и системы глобального позиционирования.

В целом следует отметить, что археология Казахстана занимала достойное место в мировой науке и есть все основания считать, что в начале XXI столетия она будет развиваться динамично и сохранит свой высокий научный уровень.

Notes:

  1. Цит. по: Чайлд Г. В поисках исчезнувших цивилизаций / Пер. А. С. Амальрина, А. М. Монгайта. — М., 1966.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1904 Родился Николай Николаевич Воронин — советский археолог, один из крупнейших специалистов по древнерусской архитектуре.
  • Дни смерти
  • 1947 Умер Николай Константинович Рерих — русский художник, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель. Автор идеи и инициатор Пакта Рериха — первого в истории международного договора о защите культурного наследия, установившего преимущество защиты культурных ценностей перед военной необходимостью. Проводил раскопки в Петербургской, Псковской, Новгородской, Тверской, Ярославской, Смоленской губерниях.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 13.03.2015 — 15:32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика