Ю.Н. Воронов, В.А. Юшин — Новые памятники цебельдинской культуры в Абхазии

К содержанию журнала «Советская археология» (1973, №1)

В проблематике раннесредневековой хронологии Восточной Европы в последнее время особое значение приобретают большие могильники Абхазии [1], характеризующиеся, в первую очередь, соответствующими памятниками цебельдинской культуры. Настоящая работа посвящена публикации материалов из двух семейных кладбищ [2] Шапкинского могильника [3]. Первый комплекс погребений доследован, в течение 1968—1970 гг. на ежегодно распахиваемом поле (площадь 100 м2) в 200 м восточнее Вороновской церкви (Церковный холм) [4], второй — в 500 м севернее, в средней части западного склона продолговатой возвышенности («Юстинианов холм») [5]. Все погребения, особенно керамика, в той или иной степени повреждены при пахоте и в результате эрозии почвы.

Погребение ЦХ-4—1. Трупоположение головой на северо-восток (рис. 1, 1). В головах большой двуручный фрагментированный кувшин (рис. 1, 2), прикрытый краснолаковой миской (рис. 1, 3). На груди бронзовая фибула с двуспиральной подвеской (рис. 1, 5, 6), бронзовая игла (рис. 1, 12) и половинка хрустальной бусины (рис. 1, 4), поломанной при сверлении. У локтя правой руки три связанные бронзовые фибулы (рис. 1, 14—16) и двуспиральная подвеска (рис. 1, 13). В ногах еще одна связка из пяти бронзовых фибул (рис. 1, 7—11).

Погребение ЦХ-4—2. Трупоположение головой на северо-восток (рис. 2, 1). В головах фрагменты кувшина типа рис. 4, 3. У висков пара серебряных серег с сердоликовыми вставками (рис. 2, 7—8). На груди четыре бронзовых фибулы (рис. 2, 2—5), бронзовый набор туалетных принадлежностей (рис. 2, 6), две хрустальных (рис. 2, 10, 11) и пять темно-синих бусин с белыми глазками из стеклянной пасты (рис. 2, 12—16). В области пояса железный нож (рис. 2, 9).

Рис. 1. Церковный холм. Инвентарь погр. 1

Рис. 1. Церковный холм. Инвентарь погр. 1

Погребение ЦХ-4—3. Трупоположение головой на восток (рис. З,
1). В головах фрагменты кувшина типа рис. 4, 3 и стеклянный стакан (рис. 3, 3). У висков пара серебряных серег-подвесок с сердоликовыми вставками (рис. 3, 4, 5). На груди две серебряные фибулы (рис. 3, 12, 13), бронзовый набор туалетных принадлежностей (рис. 3, 9), серебряная брошь (?) со вставкой из голубого стекла (рис. 3, 6), бронзовое колечко (рис. 3, 15) и 40 бусин — семь янтарных (рис. 3, 16—21), тригешировых (рис. 3, 24—26, 30), три сердоликовых (рис. 3, 22—33), одна из бесцветного стекла (рис. 3, 36), две из стекла медового цвета (рис. 3, 34), одна из стекла медового цвета со вставкой из голубой пасты (рис. 3, 35), 21 из стеклянной пасты — 10 голубых (рис. 3, 23), две красных (рис. 3, 29, 31), одна сине-белая (рис. 3, 28), пять бело-синих (рис. 3, 32), одна красно-белая (рис. 3, 27), одна черная с желтыми, синими и красными крапинами (рис. 3, 38), одна мозаичная с желтыми, красными, голубыми и коричневыми вставками (рис. 3, 39) и одна белая (рис. 3, 37). У левого плеча бронзовый игольник (рис. 3, 8) с бронзовой иглой (рис. З, 7). У правого плеча связка из двух серебряных фибул (рис. 3, 10, 11). В области пояса лежал железный нож (рис. 3, 40), а ниже бронзовый перстень с сердоликовой вставкой (рис. 3, 14). В ногах большой двуручный кувшин (рис. 3, 2).

Погребение ЦХ-4—4. Трупоположение головой на северо-восток (рис. 4, 1). В головах кувшин (рис. 4, 3), на правом плече стеклянный стакан (рис. 4, 4) и 2 железных наконечника копий (рис. 4, 26, 29). У пра-

Рис. 2. Церковный холм. Инвентарь погр. 2

Рис. 2. Церковный холм. Инвентарь погр. 2

Рис. 3. Церковный холм. Инвентарь погр. 3

Рис. 3. Церковный холм. Инвентарь погр. 3

Рис. 4. Церковный холм. Инвентарь погр. 4

Рис. 4. Церковный холм. Инвентарь погр. 4

Рис. 5. Церковный холм. Инвентарь погр. 5

Рис. 5. Церковный холм. Инвентарь погр. 5

вой ноги железный обоюдоострый меч (рис. 4, 30), у рукояти которого находились хрустальная бусина (рис. 4, 25), бронзовая пряжка (рис. 4, 24) и бляшка с сердоликом (рис. 4, 21). На груди серебряная фибула (рис. 4, 5). В области пояса две бронзовые пряжки с сердоликовыми вставками (рис. 4, 22, 23), железный нож (рис. 4, 27) и железная пластинка (рис. 4, 26). На левом плече железный умбон (рис. 4, 31), под ним следы древков стрел, 15 железных наконечников которых найдены у локтя левой руки (рис. 4, 6—20). У левой ноги фрагментированная амфора (рис. 4, 2).

Погребение ЦХ-4—5. Трупоположение на боку головой на северо-восток (рис. 5, 1). У лицевой части черепа фрагментированный кувшин (рис. 5, 2), ниже стеклянный бокал (рис. 5,6), в котором находились концы двух железных наконечников копий (рис. 5, 24, 25), рядом железный топор (рис. 5, 22). Сзади черепа железный умбон (рис. 5, 20, 21). На груди серебряная фибула (рис. 5, 5). Железный обоюдоострый меч (рис. 5, 27) с бронзовым перекрестием лежал поверх скелета. У его рукояти находились три серебряные пряжки (рис. 5, 11, 12, 14) и бронзовая со щитком (основа — серебряная, обойма с инкрустацией на лицевой стороне — бронзовая, рис. 5, 13), бронзовое портупейное кольцо (рис. 5, 15), бронзовые гвозди (рис. 5, 17, 18), бронзовые фрагменты (рис. 5, 9, 10), хрустальная бусина (рис. 5, 7), серебряный предмет (рис. 5, 19), железный стержень (рис. 5, 8), возможно наконечник стрелы, серебряная орнаментированная пластина (рис. 5, 16), по-видимому, от наконечника ножен. Слева у ног железный однолезвийный меч (рис. 5, 26). Справа в ногах фрагменты амфоры (рис. 5, 3) и красно-лаковое блюдо (рис. 5, 4). Здесь же железистая конкреция (?) (рис. 5, 23). Рядом сильно разрушенный при пахоте конский костяк.

Погребение ЦХ-4—6. Трупоположение головой на северо-восток (рис. 6, i). В головах слева стеклянный кубок (рис. 6, 6) и кувшин (рис. 6, 3). На правом плече два железных наконечника копий (рис. 6, 18, 19) и железный топор (рис. 6, 16). Рядом верхняя часть пифоса (рис. 6, 2), прикрытого красно-лаковой тарелкой (рис. 6, 5). У локтя правой руки две бронзовые бляшки (рис. 6, 11, 12), шлифованный камешек (рис. 6, 21) и серебряная кесарийского чекана монета императора Адриана (рис. 6, 7). На груди серебряная (рис. 6, 8) и бронзовая (рис. 6, 9) фибулы. У пояса железная пряжка (рис. 6, 13, 14), серебряный наконечник ремня (рис. 6, 1г,) и железный нож (рис. 6, 17), рядом непонятный предмет (рис. 6, 10), возможно от рукояти ножа. У правого бедра железный однолезвийный меч (рис. 6, 20) и фрагментированная амфора (рис. 6, 4).

Погребение ЦХ-4—7. Трупоположение головой на северо-восток (рис. 7, 1). В головах фрагменты кувшина. На груди серебряная фибула (рис. 7, 2), черная с коричневыми и белыми полосками бусина из стеклянной пасты (рис. 7, 16), бронзовая пряжка (рис. 7, 6). На поясе бронзовая пряжка (рис. 7, 7) и железный нож (рис. 7, 23). На периферии погребения собраны: два железных наконечника копий (рис. 7, 20, 21), бронзовые накладки от пояса (рис. 7, 9—15), бронзовая пряжка со щитком, инкрустированным красным стеклом, перегороженным золотыми пластинками (рис. 7, 5), бронзовая пряжка (рис.7, 4), кремень (рис. 7, 8), железный топор (рис. 7, 17), два железных ножа (рис. 7, 18, 19), железный однолезвийный меч (рис. 7, 22), детали серебряной обкладки ножен (рис. 7, 22а) и бронзовая фибула (рис. 7, 3).

Погребение ЦХ-4—8. Трупоположение головой на северо-восток (рис. 8, 1). В головах фрагментированный кувшин (рис. 8, 2), у висков две серьги (рис. 8, 7, 9). На груди две бронзовых (рис. 8, 6, 14) и железная (рис. 8, 15) фибулы, бронзовое колечко (рис. 8, 8,) бронзовый завиток (рис. 8, 16), 18 раковин каури (рис. 8, 22) и 49 бусин: одна хрустальная (рнс. 8, 30), одна янтарная (рис. 8, 28), две из стекла медового цвета (рис. 8, 29, 32), одна из бесцветного стекла (рис. 8, 31), одна сердоликовая

Рис. 6. Церковный холм. Инвентарь погр. 6

Рис. 6. Церковный холм. Инвентарь погр. 6

Рис. 7. Церковный холм. Инвентарь погр. 7.

Рис. 7. Церковный холм. Инвентарь погр. 7.

Рис. 8. Церковный холм. Инвентарь погр. 8

Рис. 8. Церковный холм. Инвентарь погр. 8

(рис. 8, 21), восемь бесцветных стеклянных ребристых (рис. 8, 20), две из стекла коричневого цвета (рис. 8, 25), три хрустальных 14-гранных (рис. 8, 26), пять из стекла зеленого цвета (рис. 8, 18) и около 25 бусин из стеклянной пасты: одна зеленая с белыми полосами (рис. 8, 19), две белые с зелеными, красными и коричневыми полосами (рис. 8, 24), одна синяя с белым пояском (рис. 8, 27), четыре красных с синими поясками и разноцветными вставкими (рис. 8, 23), восемь зеленых с желто-красными вставками (рис. 8, 17), две красных с синими и желтыми поясками (рис. 8, 33, 34) и др. На правой руке бронзовый браслет (рис. 8, 4). У правого локтя связка из четырех бронзовых фибул (рис. 8, 10—13). На левой руке бронзовый перстень со вставкой из желтого стекла (рис. 8, 5). У левой ноги фрагменты горшочка (рис. 8, 3).

Погребение ЦХ-4—9. Трупоположение головой на северо-восток (рис. 9, 1). В головах фрагментированный кувшин. У висков серебряная подвеска с бесцветным стеклом (рис. 9, 5) и бронзовая серьга (рис. 9, 6). На груди три бронзовые фибулы(рис. 9, 2—4), две раковины каури (рис. 9, 26) и 21 бусина: одна хрустальная (рис. 9, 11), три янтарных (рис. 9, 12, 14), четыре из стекла медового цвета (рис. 9, 15, 16, 20, 21), одна из стекла зеленого цвета (рис. 9, 17), одна из бесцветного стекла (рис. 9, 18), одна из стекла синего цвета (рис. 9, 19), одна бронзовая (рис. 9, 9) и 9 бусин из стеклянной пасты: две зеленые с сине-красными вставками (рис. 9, 24), одна черная с белым и желтым поясками (рис. 9, 25), темно-синяя с голубым, белым и желтым поясками (рис. 9, 25), одна — темно-

Рис. 9. Церковный холм. Инвентарь погр. 9

Рис. 9. Церковный холм. Инвентарь погр. 9

синяя с голубым, белым и желтым поясками (рис. 9, 10), три зеленых с красно-желтыми вставками (рис. 9, 23), две синих с голубыми глазками (рис. 9, 22). На правой руке железный браслет (рис. 9, 7). На левой руке бронзовый перстень с печаткой (рис. 9, 8).

Погребение ЦХ-4—10. Трупоположение головой на северо-восток (рис. 10, 1). В головах фрагментированный кувшинчик. На правом плече двуручный кувшин (рис. 10, 6). У висков две бронзовые серьги (рис. 10, 12, 13). На груди серебряная (рис. 10, 7) и три бронзовые (рис. 10, 8—10) фибулы; на одной фибуле подвеска из кабаньего клыка на двух бронзовых колечках (рис. 10, 10). Здесь же найдены раковина каури (рис. 10, 16) и 31 бусина: пять из стекла голубого цвета (рис. 10, 19), одна двучастная из стекла синего цвета (рис. 10, 21), семь из стекла синего цвета (рис. 10, 22), одна из стекла зеленого цвета (рис. 10, 30), две из стекла медового цвета (рис. 10, 17, 18), 15 из стеклянной пасты: две красные (рис. 10, 20, 31), одна синяя с желтыми поясками и красными вставками (рис. 10, 25), одна красная с синими и зелеными вставками (рис. 10, 26), одна синяя с желтыми пятнами (рис. 10, 24), одна зеленая с желтыми поясками (рис. 10, 23), одна красная с белыми и синими поясками (рис. 10, 29), восемь красных с желто-голубыми поясками (рис. 10, 27, 28). На правой руке бронзовый браслет (рис. 10, 11). На поясе фрагменты железного ножа (рис. 10, 15) и бронзовая бляшка (рис. 10, 14). На коленных суставах ног два кувши¬на (рис. 10, 4, 5). В ногах фрагменты большого кувшина (рис. 10, 2) и красно-лаковой миски (рис. 10, 3).

Рис. 10. Церковный холм. Инвентарь погр. 10

Рис. 10. Церковный холм. Инвентарь погр. 10

Погребение ЮХ-3—2 [6]. Трупоположение головой на север (рис. 11, 1). В головах кувшин (рис. 11, 2), у левого плеча горшочек (рис. 11, 3). На груди бронзовая фибула (рис. 11, 8) и сталактит (рис. 11, 10). На левом плече кирковидное орудие (рис. 11, 11). В области пояса две бронзовые позолоченные пряжки с щитками, инкрустированными прозрачным стеклом поверх желто-зеленого пастовидного заполнителя (рис. 11, 4, 5), бронзовый ременный наконечник (рис. И, 6), два железных ножа (рис. 11, 15, 16). У левого бедра железный однолезвийный меч (рис. 11, 17) и бронзовые детали от ножен (рис. 11, 7, 9, 12—14).

Рис. 11. Юстинианов холм. Инвентарь погр. 2

Рис. 11. Юстинианов холм. Инвентарь погр. 2

Погребение ЮХ-3—3. Трупоположение головой на север (рис. 12, 1). У висков две серебряных серьги (рис. 12, 17, 18). На груди одна серебряная (рис. 12, 6) и четыре бронзовые фрагментированные фибулы (рис. 12, 11—14), наборы туалетных принадлежностей — бронзовый (рис. 12, 8) и фрагментированный железный (рис. 12, 10), бронзовое колечко (рис. 12, 19), до 12 раковин каури (рис. 12, 24) и бусины: две агатовые (рис. 12, 25, 26), девять янтарных (рис. 12, 28—30), шесть хрустальных, из них две круглые (рис. 12, 27), две — 14-гранные (рис. 12, 41), две — 32-гранные (рис. 12, 38), 16 сердоликовых (рис. 12, 40), девять — 14-гранных из синего стекла (рис. 12, 39), 18 пастовых — шесть красных с желто-черными поясками (рис. 12, 34), одна желтая с зелеными вставками (рис. 12, 33), четыре красных с желто-синими полосками (рис. 12, 42), одна красная с зелеными крапинами (рис. 12, 36), две красные с желто-коричневыми полосками (рис. 12, 31), две красных с желто-зелеными вставками (рис. 12, 32, 43), одна красная с сине-желтыми полосами (рис. 12, 37), одна зеленая с желтыми поясками (рис. 12, 35). На правой руке серебряный браслет (рис. 12,23), на левой — бронзовый (рис. 12,22).

Рис. 12. Юстинианов холм. Инвентарь погр. 3

Рис. 12. Юстинианов холм. Инвентарь погр. 3

На поясе железный нож (рис. 12, 7). В ногах большой двуручный кувшин (рпс. 12, 2), кувшинчик (рис. 12, 4), горшок (рис. 12, 3) и стеклянный сосуд (рис. 12, 5). У правого плеча отдельно лежал бронзовый браслет (рис. 12, 21), а в нем две оловянные серьги (рис. 12, 15, 16), оловянный медальон (рис. 12, 20) и бронзовая игла (рис. 12, 9). Под костяком зафиксированы следы дощатой подстилки.

Погребение ЮХ-3—4. Трупоположение головой на север (рис. 13,
1). На груди — одна серебряная фибула (рис. 13, 5), две бронзовые, украшенные полупрозрачным стеклом (рис. 13, 6, 7, 22) и одна крутлопроволочная бронзовая фрагментированная (рис. 13, 8), бронзовая пластинчатая инкрустированная светло-синим стеклом фибула в виде птицы (рис. 13, 21), бронзовый набор туалетных инструментов (рис. 13, 10), бронзовый колокольчик (рис. 13, 16), две бронзовые серьги (рис. 13, 13, 14) и остатки подвесок к ним (рис. 13, 15), верхняя бронзовая часть кожаного игольника (рис. 13, 20), две бронзовые иглы (рис. 13, 18, 19) и бронзовый игловидный стержень с остатками оправы (рис. 13, 17) и 139 бусин: 128 сердоликовых (рис. 13, 24—29), 8 янтарных (рис. 13, 31, 32, 34, 35), одна из стекла голубого цвета (рис. 13, 33), одна из стекла синего цвета (рис. 13, 36), одна из стеклянной пасты синяя с белыми глазками (рис. 13, 30). На руках бронзовые браслеты (рис. 13, 11, 12). У пояса железный нож (рис. 13, 23) и бронзовая фибула (рис. 13, 9), заключенная в кусок деревянной доски (рис. 13, 9а) от подстилки, прослеживающейся под торсом погребенной. В ногах остатки трех сосудов (рис. 13, 2—4).

Погребение ЮХ-3—5. Трупоположение головой на север (рис.
14, 1). В головах кувшин (рис. 14, 2) и железный нож (рис. 14, 7). У висков две серебряные серьги с сердоликовыми подвесками (рис. 14, 10, 11). На груди три бронзовые фибулы (рис. 14, 4—6), бронзовый колокольчик (рис. 14, 17), бронзовая петля, возможно, от шейной гривны (рис. 14, 15), бронзовый пластинчатый завиток (рис. 14, 16) и 101 бусина: одна — известняковая 12-гранная (рис. 14, 27), одна хрустальная 14-гранная (рпс. 14, 26), 22 янтарных (рис. 14, 21—24), 76 сердоликовых (рис. 14, 18—20), одна белая с синими полосками из стеклянной пасты (рис. 14, 25). На руках бронзовые браслеты (рис. 14, 8, 9). На правой руке два бронзовых перстня (рис. 14, 12, 13), на левой — один серебряный перстень (рис. 14,14). У бедра правой ноги горшочек (рис. 14, 3).

Поскольку оба могильных комплекса близки хронологически и удачно дополняют друг друга, мы даем ниже общую характеристику их погребального инвентаря.

Все выявленные погребения ингумационные. Головой они ориентированы на север или на северо-восток, лежат обычно на спине, за исключением одного случая (ЦХ-4—5), когда погребенный лежал на боку лицом к коню, слегка согнув ноги. Впервые фиксируется в наиболее поздних могилах использование досчатой подстилки. Пол погребенных определяется по инвентарю: мужские погребения отличает оружие, женские — украшения. Соответственно из 14 описанных погребений пять мужских (ЦХ-4—4, 5, 6, 7; ЮХ-3—2), девять — женских (ЦХ-4—1, 2, 3, 8, 9, 10; ЮХ-3—3, 4, 5). Обращают на себя внимание довольно частые пожертвования близких покойнику, состоящие обычно из связок фибул (ЦХ-4—1, 3, 8), а иногда и более ценных приношений (ЦХ-4—5 — меч с портупеей; ЮХ-3—3 — медальон, серьги и др.).

Керамика рассмотренных погребений может быть разделена на 10 типов: 1) Большие кувшины с чашеобразным венчиком и двумя боковыми ручками (ЦХ-4—1, 3, 11; ЮХ-3—3), венчик либо гладкий, либо оформлен рядом глубоких борозд, орнаментация бывает на горловине в виде волнистых линий (рис. 3, 2), в верхней части тулова — насечки (рис. 10, 2) и по верхней части ручек — клиновидным штампом (рис. 1, 2), врезными уголками (рис. 3, 2), полукруглым штампом (рис. 10, 2), насечками (рис. 12, 2). Этот тип сосудов фиксируется до середины VII в. 2) Пифос с мас-

Pис. 13. Юстинианов холм. Инвентарь погр. 4

Pис. 13. Юстинианов холм. Инвентарь погр. 4

Pис. 14. Юстинианов холм. Инвентарь погр. 5

Pис. 14. Юстинианов холм. Инвентарь погр. 5

сивным уплощенным сверху венчиком (ЦХ-4—6), орнаментированный рядом многослойных полукругов вдоль верхней части тулова (рис. 6, 2) и антропоморфными знаками (рис. 6, 2а, 26), датируется второй половиной VI в. 3) Амфоры двубрюшные (ЦХ-4—4, 5, 6) с массивным венчиком, ребристым горлом, резким перехватом, формованным с помощью пробки, слегка уплощенным снизу дном, орнаментированы крупной волной вдоль горла (рис. 4, 2) и вертикальными желобками у днища (рис. 6, 4), дата этих амфор — вторая половина VI в.7 4) Кувшинчики с чашечкообразным венчиком (ЦХ-4—2, 3, 4, 5, 6), распадающиеся на два подтипа: а) с наружной или двусторонней гофрировкой венчика, налепными зооморфными головками, орнаментацией штампованными кружочками, полукругами, ромбическими поясками вдоль ручек, двуспиральнымп налепами (рпс. 4, 3; 5, 2), датируются обычно V — серединой VI в.; б) гладкостенный с резкими круговыми ребрами вдоль утолщенного кверху венчика и прямо¬угольно-желобчатой в сечении ручкой (рис. 6, 3). 5) Кувшинчики из хорошо отмученной светло-коричневой глины с подлощенной поверхностью, воронкообразным венчиком и тонкой овальной в сечении ручкой, отходящей верхним концом от середины горла (ЦХ-4—8, 9, 10; ЮХ-3—3, 4, 5), распадаются на два подтипа: а) приземистый большой кувшин с гладким венчиком и крестовидными изображениями по ручке (рис. 11, 2) — начало — первая половина VII в.; б) небольшие с оформленным плавной круговой бороздой венчиком (рис. 8, 2; 10, 4, 5; 12, 4; 13, 4; 14, 2), водном случае (рис. 10, 5) на днище рельефная свастика, дата этих изделий — VII в. 6). Двуручный сосуд (ЦХ-4—10) с гофрированным венчиком, орнаментированный волной ниже горловины (рис. 10, 6), эти сосуды были распространены в Цебельде в VI—первой половине VII в. 7) Крупный горшок с утолщенным венчиком (ЮХ-3—4; рис. 13, 2), судя по комплексу, относится к середине — третьей четверти VII в. 8) Кухонные горшки (ЦХ-4—8; ЮХ-3—2, 3, 4, 5,), лепные от руки в отличие от остальной посуды, формовавшейся с помощью круга, распадаются на два подтипа; а) с откинутым венчиком плавного контура, обычно орнаментированные многорядной или двухрядной волной вдоль горла (рис. 8, 3; 11, 3; 12, 3), в Цебельде датируются обычно IV — первой половиной VII в.; б) с сильно откинутым венчиком, украшенным жгутом (рис. 13, 3) или гладким (рис. 14, 3) круговым выступом вниз, распространяются широко во второй половине VII в. 9) Краснолаковые миски (ЦХ-4—1, 10) из светло-коричневой тонко-отмученной глины, лак бурый, очень плохого качества, сохраняется обычно в изгибах придонной части, эти изделия датируются г. Цебельде второй половиной V — началом VII в. 10) Краснолаковые блюда (ЦХ-4—5, 6). Глина коричневых оттенков, хорошо отмучена, темно-бурый лак довольно хорошей сохранности. Эти изделия найдены в Цебельде впервые и по комплексам датируются серединой — второй половиной VI в.

Стеклянная посуда представлена стаканом из стекла зеленоватого цвета с синими напаями (рис. 3, 3), чашей из стекла зеленоватого цвета с синими напаями (рис. 4, 4), сосудом с каплевидным дном из светло-зеленого стекла с рельефным орнаментом (рис. 5, 6), коническим кубком из стекла зеленоватого цвета с синими напаями (рис. 6, 6) и рюмко¬видным сосудом из бесцветного очень тонкого стекла (рис. 12, 5).

Оружие включает следующие изделия. 1) Топоры с расширенным лезвием (ЦХ-4—5, 6, 7) фиксируются в Цебельде с IV по VII в. 2) Кирковидное орудие (ЮХ-3—2; рис. 11, 11), встречено в Цебельде впервые. 3) Обоюдоострые мечи (ЦХ-4—4, 5), сопровождаемые обычно набором портупейных пряжек (рис. 4, 22, 24; 5, 11—14), колец (рис. 5,15), бляшек (рис. 4, 21), гвоздиков (рис. 5, 17, 18) и др., и ножнами, имеющими металлические украшения (рис. 5, 16). Судя по комплексам, бытование этих мечей в Цебельде ограничивается рамками IV—VI вв., причем в третьей четверти VI в. они постепенно вытесняются однолезвийными мечами. 4) Однолезвийные мечи (ЦХ-4—5, 6, 7; ЮХ-3—2), сопровождаемые ножнами с металлической обкладкой (рис. 7, 22, 22а; 11, 9—24), портупейными пряжками (рис. 7, 5) и т. д., судя по комплексам, они появляются в Цебельде в середине VI в. 5) Наконечники копий 3 типов: а) с вытянутым пером со срединным ребром в первой его трети и гладкой тульей (ЦХ-4—4, 5), характерны для первой половины — середины VI в.; б) с двускатным пером без срединного ребра и граненой тульей (рис. 6, 18: 1, 20, 21) — относятся ко второй половине VI в.; в) с 4-гранным корпусом и концевым острием (рис. 6, 19) — вторая половина VI в. 6) Ножи зафиксированы во всех как мужских, так и женских захоронениях. 7) Железные наконечники стрел 3 типов: а) трехлопастные ромбические (рис. 4, 6—11, 13, 14, 16, 18—19), б) трехлопастные килевидные (рис. 4, 12, 15, 17), в) трехлопастные удлиненные (рис. 4, 20); г) четырехгранные (рис. 5, 8). Все эти наконечники, судя по комплексам (ЦХ-4—4, 5) датируются в Цебельде серединой — третьей четвертью VI в. 8) Умбоны конической формы (ЦХ-4—4, 5), иногда с длинным шипом (рис. 4, 31); по комплексам датируются серединой — третьей четвертью VI в.

Фибулы можно разделить на следующие типы. 1) Дуговидные двучленные с круглой (рис. 1, 16) или полукруглой (рис. 7, 3) в сечении проволочной дужкой. Последний признак обычно характеризует фибулы первой половины VI в. [9] 2) Крестовидные: а) с дужкой круглой (рис. 1, 6—13; 2, 2—4; 3, 10—12; 8, 6; 13, 8), полукруглой (рис. 2, 5; 10, 9) или массивной овальной в сечении (рис. 8, 10—14; 9, 3), гладкой (рис. 1, 7; 3, 11; 8, 6) с проволочной обмоткой (рис. 1, 10) или орнаментированной групповыми (рис. 1, 6, 8, 11, 14, 15] 2, 2—5; 3, 10, 12] 8, 10, 11, 14] 9, 3; 10, 9) или сплошными полукруговыми насечками (рис. 1, 9; 8, 12), с перекрестием, украшенным насечками (рис. 1, 14), зубчиками (рис. 1, 6, 15; 2, 1, 2, 3, 10), выемками (рис. 1, 11; 2, 4, 5), кружочками (рис. 8, 10—12; 9, 3), с подтреугольной или равномерной ширины обычно ограненной ножкой, к которой приклепана или реже прикручена подвязка. Как показывает анализ рассматриваемых погребений, этот тип фибул был характерен не только для второй половины V—первой половины VI вв. [10], но, постепенно изменяя свой облик, просуществовал до начала VII в; б) с 8-гранной в сечении массивной дужкой, с оформленной зубчиками (рис. 5, 5) или фигурной (рис. 6, 8) крестовиной, равномерной ширины ножкой и приклепанной подвязкой. Этот тип фибул, как показывают комплексы, бытовал в третьей четверти VI в.; в) с пластинчатой массивной спинкой с перекрестием, оформленным выемками, с ножкой равномерной ширины и приклепанной завязкой (рис. 4, 5). Датировка — вторая половина VI в. [11] ; г) с широкой пластинчатой спинкой, ярко выраженным перекрестием, орнаментированным кружочками, равномерной ширины ножкой и приклепанной завязкой (рис. 7, 2), датируются второй половиной VI в. [12]; д) с массивной пластинчатой спинкой с продольным желобком снизу, треугольно расплющенной ножкой и приклепанной к нижней трети корпуса подвязкой (рис. 9, 2; 10, 7; 11, 8), по основным признакам относятся уже к первой половине VII в. [13]; е) редкая форма с пластинчатой ступенчато расширяющейся спинкой (рис. 9, 4); ж) с пластинчатой обычно прямой, иногда овальной (рис. 10, 8) спинкой с приклепанной (рис. 10, 8) или, реже, прикрученной к нижней трети корпуса подвязкой (рис. 12, 11, 12) и треугольной ножкой, датируются обычно первой половиной VII в. [14]; з) с пластинчатой плоской (рис. 13, 5] 14, 5) или продольно ребристой (рис. 14, 4) спинкой, короткой треугольной ножкой и приклепанной к середине корпуса подвязкой, датируются второй половиной VII в [15]. Фибула из погр. ЮХ-3—3 (рис. 12, 6) занимает промежуточное место между последним и предыдущим типом фибул из Цебельды, следовательно может датироваться серединой VII в.; и) пластинчатая литая фибула в виде птицы, инкрустированная (хвост, крыло, глаз) цветным стеклом; ближайшая ей аналогия — гораздо менее эффектная «поздне-римская (?)» птицевидная застежка из Восточного Средиземноморья [16]. Пряжки встречены лишь в мужских погребениях. Они распадаются на 6 типов: 1) прямоугольные пластинчатые (рис. 6, 13, 14)] 2) трапециевидные пластинчатые с вытянутым щитком с насечкой (рис. 4, 24); 3) с округлым утолщенным впереди кольцом с зооморфной (рис. 4, 22; 5, 14), граненой (рис. 4, 23), либо гладкой (рис. 5, 11, 12; 7, 4, 6, 7) иглой. К ним по форме примыкает портупейное колечко (рис. 5, 15); эти пряжки обычны в Цебельде в комплексах второй половины V—VI в. [17]; 4) с полукруглым щитком и округлым утолщенным спереди кольцом (рис. 5, 12); 5) с округлым слегка утолщенным спереди кольцом и щитком, украшенным плоской полихромной инкрустацией стеклом (рис. 5, 13; 7,
5), близкие по форме пряжки фиксируются уже с V в. [18] На длительное использование в Цебельде этого вида пряжек может указывать ремонт одной из них (рис. 7, 5) ; 6) с овальным равномерной толщины кольцом

и щитком с плоской, обычно монохромной инкрустацией цветным стеклом
(рис. 11, 4, 5), пряжки этого типа характерны для VII в. [19], в данном случае, по-видимому, для его первой четверти и должны быть связаны с восточносредиземноморским (византийским) производством, дающим сходные формы (в частности, из Сирии) [20]. Сечение язычков пряжек обычно полукруглое или уплощенное снизу. С поясными наборами связаны бронзовые фигурные накладки (рис. 7, 9—25), ременные наконечники (рис. 6, 5; 11, 6) и др.

В связи с устанавливаемым фактом широкого распространения в памятниках Цебельды второй половины VI — первой половины VII в. изделий с инкрустацией большой интерес представляет уздечный набор, обнаруженный нами несколько лет назад под завалом у стен Цибилиума —
центра Апсилии VI—VII вв., в 7 км восточнее рассматриваемого
могильника. В состав набора входили железные удила со своеобразными
«псалиями» и ряд бронзовых позолоченных предметов: один гвоздь (рис.
15, 5), два ременных наконечника с инкрустацией (рис. 15, 3, 4), три прямоугольные инкрустированные бляшки (рис. 15, 13—25), две инкрустированные бляшки сложной конструкции (рис. 15, 21, 22), 12 инкрустированных бляшек почковидной формы (рис. 15, 6—22, 16—18), два цилиндрических ребристых наконечника непонятного назначения
(рис. 15, 19, 20) и пропеллеровидная пластина (рис. 15, 2). Инкрустация исполнена темно-красными стекловидными вставками, положенными на золотую фольгу поверх белой пастовидной массы (рис. 15, 6). 8-гранное оформление стержней, В-образная форма «псалий», полые захваты, общий характер бляшек, пропеллеровидная пластинка — все эти признаки свидетельствуют в пользу определения даты
этого набора (вообще для Цебельды совершенно нехарактерного) приблизи-
тельно VII в. Общие условия находки исключают отнесение ее к погребению и должны быть связаны со штурмом крепости, во время которого голова коня с уздечкой была засыпана обломками стен и поэтому сохранилась.

Рис.  15. Уздечный набор из Цибилиума

Рис. 15. Уздечный набор из Цибилиума

Браслеты зафиксированы лишь в женских погребениях. Они делятся на 5 типов: 1) круглопроволочные массивные с расплющенными концами, украшенными точечной и линейной насечкой и угловыми врезами (рис. 8, 4; 10, 11; 12, 21, 22; 14, 8); круглопроволочные массивные с обрубленными гладкими концами (рис. 9, 7); 3) круглопроволочные массивные овальные с обрубленными, украшенными глубокими круговыми врезами концами (рис. 12, 23); 4) пластинчатые с нечетным числом прямоугольных утолщений, с ямкой в центре, орнаментированные точечными дорожками (рис. 13, 11, 12); 5) тонкопроволочные с обрубленными концами (рис. 14, 9). Все эти браслеты характеризуют VII в.
Серьги делятся на 7 типов: 1) с вытянуто-овальным кольцом, камнем в оправе, подвеской с грузиком и верхней застежкой (рис. 2, 7, 5), характерны для V — первой половины VI в.; 2) серьги или височные подвески с зажимом, петлями для подвесок и с камнем в оправе (рис. 3, 4, 5; 9, 5), время бытования — VI — начало VII в.; 3) крутлопроволочные либо ромбические (рис. 8, 7) в сечении кольцевидные с припаянным снизу маленьким колечком (рис. 8, 7, 9; 9, 6; 10, 12) или без него (рис. 8, 8; 10, 13), датируются по комплексам первой половиной VII в.; 4) круглопроволочные с нижним уплощенным концом для припоя какого-то украшения (рис. 12, 15, 16), датируются по комплексам первой половиной — серединой VII в.; 5) круглопроволочные с припаянным снизу шариком, а ниже колечком (рис. 12, 15, 16), судя по комплексу, середина VII в.; 6) круглопроволочные, расплющенные в нижней части, где в отверстиях закреплены колечки с подвесками из бусин (рис. 13, 13—15\ 14, 10, 11), судя по комплексам, датируются второй половиной VII в.

Перстни 3 типов: 1) пластинчатые с припаянной пластинкой с камнем в оправе (рис. 3, 14; 8, 5) — середина VI — начало VII в.; 2) пла¬стинчатые с припаянным щитком с печаткой (рис. 9,5; 14,13—14) —VII в. 3) цельнолитой с печаткой (рис. 14, 12) — вторая половина VII в.

Бусы представлены 486 единицами, из них 19 хрустальных, 50 янтарных, три гешировых, две гагатовых, 56 стеклянных, 96 из стеклянной пасты, 225 сердоликовых, одна бронзовая, одна каменная и 33 раковины каури. Янтарные и сердоликовые бусины встречаются в наиболее поздних захоронениях, отличающихся вообще наибольшим количеством этих украшений (ЮХ-3—4,5).

Особняком стоит замечательный медальон с изображениями на обеих его сторонах: на лицевой (?) его стороне женская голова в профиль лицом к цветку, на оборотной стороне изображено животное кошачьей породы (рис. 12, 20); материал: основа — олово, примеси — железо, медь, cepeбpo и др. Найден медальон в комплексе середины VII в. среди предметов, по- видимому, пожертвованных покойнице близкими при погребении.

Из других украшений следует отметить колокольчики (рис. 13, 16; 14,17), характеризующие комплексы главным образом второй половины VII в., двуспиральные подвески (рис. 1, 5, 13), относящиеся в данном случае к первой половине VI в., пластинчатые завитки (рис. 8,16; 14,16), подвеску из клыка на колечках (рис. 10,10), бронзовую «корзиночку» (рис. 10,24), по своему облику относящуюся к бляшкам, фиксируемым в Абхазии обычно с инвентарем скифского типа IV—III вв. до н. э. [21]

Набор туалетных инструментов состоит из стержня с лопаточкой или отогнутым затупленным острием. Обычно стержни круглые, орнаментированные круговыми врезами, подобно крестовидным фибулам первого типа (рис. 2,6; 3,9; 12,9,10; 13,10), или очень редко четырехугольные в сечении, гладкие (рис. 3,9); стержни подвешены на кольце. Обычно наборы бронзовые, но в одном случае он сделан из железа (рис. 2,10). Имели широкое распространение в VI—VII вв.

Игольники двух типов 1) кожаный с широким бронзовым двухслойным ободком сверху (рис. 13,20); 2) бронзовый с тремя рядами ребристых петель (рис. 3,5). Иглы в погребениях встречаются обычно в одном экземпляре, хотя однажды в погребении ЮХ-3—4 их было две (рис. 13,18,19).

Серебряная монета, найденная в погребении ЦХ-4—6 (рис. 6, 7) чеканена в Кесарии Каппадокийской в период правления императора Адриана (121—122 гг.). Ее описание [22]; дидрахма, вес — 5,5 г, на лицевой стороне надпись: ADPIANEC — СЕВАСТОС, голова Андриана в лавровом венке вправо; на оборотной стороне надпись YПATOC Г — ПАТНР ПATP, гора Агей, на вершине которой обнаженная фигура с жезлом и сферой в руках,, слева звезда. Присутствие монеты начала II в. в погребении с инвентарем второй половины VI в. свидетельствует о том, что в районе Цебельды эти монеты иногда бытуют значительно позднее.

Таким образом, анализ погребального инвентаря, и в первую очередь фибул и пряжек, свидетельствует, что все описанные погребения должны быть отнесены суммарно к VI—VII вв. Комплексный анализ взаимовстречаемости всех элементов в погребениях позволяет предложить следующую последовательность рассмотренных погребений внутри этого хронологического диапазона: погр. ЦХ-4—1 — рубеж V—VI — первая четверть VI в.; погр. ЦХ-4—2 — вторая четверть — середина VI в.; погр. ЦХ-4—3 — середина VI в.; погр. ЦХ-4—4, 5, 6, 7 — середина — вторая половина VI в., погр. ЦХ-4—8 — рубеж VI—VII вв.; погр. ЮХ-3—2 — начало VII в.; погр. ЦХ-4—9 — первая четверть VII в.; погр. ЦХ-4—10 — вторая четверть VII в.; погр. ЮХ-3—3 — середина VII в.; погр. ЮХ-3—4 — третья четверть VII в.; погр. ЮХ-3—5 — четвертая четверть — конец VII в.

I. N. Voronov, V. A. Youchine — NOUVEAUX MONUMENTS DE LA CIVILISATION DE TSÉBÉLDA EN ABKHAZIE

Résumé

Les nécropoles de la civilisation de Tsébélda en Abkhazie tiennent une place im¬portante dans le système des monument du précoce Moyen Age de l’Europe Sud-Est. L’article contient la description de 14 tombes découvertes sur le territoire de 2 sépul¬tures familiales dans la nécropole près de la forteresse Chapka au Sud-Est de la bourgade de Tsébélda et qui se rapportent aux VI—VII ss. L’article contient également la tentative d’une analyse chronologique détaillée des sépultures qui a permis de les dater avec l’approximation de 20—30 ans.
22 К. В. Голенко. Денежное обращение Колхиды в римское время. Л, 1964, стр. 98—99.

1. А. К. Амброз. Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы. СА, 1971, 2, стр. 106.
2. Как уже отмечалось (Ю. Н. Воронов. История Абхазии с древнейших времен до раннего средневековья (по данным археологии). Автореф. канд. дис., М., 1971, стр. 26), на Шапкинском могильнике зафиксировано около 45 семейных кладбищ, к числу их относится и рассматриваемое.
3. Шапкинский могильник расположен в юго-западной части Цебельдинской долины между поселками Марамба, Юрьевка и Октомбери (Ольгинское). Для основной характеристики цебельдинской культуры до сих пор привлекался материал, главным образом, из этого могильника (А. К. Амброз. Ук. соч., стр. 106—111), хотя в настоящее время известно уже около 50 поселений, крепостей и могильников этой культуры в Центральной и Южной Абхазии (Ю. Н. Воронов. Археологическая карта Абхазии. Сухуми, 1969, стр. 59—65).
4. На Церковном холме ранее зафиксировано еще 3 семейных кладбища того же времени — на юго-восточном, южном и юго-западном склонах (ЦХ-1, 2 и 3). Соответственно рассматриваемый комплекс получил шифр ЦХ-4.
5. На этом холме зафиксировано еще два семейных кладбища — на северо-западной оконечности и на северном склоне (ЮХ-1 и 2). Рассматриваемый комплекс получил поэтому шифр ЮХ-3.
6. Погребение ЮХ-3 — 1 доследовано нами в 1967 г. (Ю. В. Воронов,
В. А. Юшин. Погребение VII в. из села Цебельда. КСИА, АН СССР, 128, 1971, стр. 100—105).
7. А. К. Амброз. Ук. соч., стр. 107.
8. Близкие к рассматриваемым килевидные трехлопастные с плечиками наконечники стрел были распространены в VII—IX вв. (А. Ф. Mедведев. Ручное метательное оружие. Лук и стрелы, самострел VIII—XIV вв., САИ, Е1-36, М., 1966, стр. 59).
9. А. К. Амброз. Ук. соч., стр. 109, рис. 4, 10.
10. Там же, стр. 107.
11. Там же, стр. 110.
12. Там же, стр. 110, рис. 4, 12.
13. Там же, стр. 110.
14. Там же.
15. Там же.
16. J. Werner. Die Fibeln der Sammlung Diergardt. Völkerwanderungszeitlicher Schmuck. Berlin, 1961, s. 54, Taf. 49, 322.
17. A. K. Aмбpоз. Ук. соч., стр. 110.
18. Там же, стр. 102, рис. 2, 13.
19. Там же, стр. 110, рис. 6, 4.
20. J. Werner. Zu den donauländischen Beziehnungen des alamannischen Gräber¬felds am alten Gotterbarmweg in Basel. Helvetia Antiqua, Zürich, 1966, S. 288, Abb. 2.
21. Ю. Н. Воронов. Археологическая карта…, стр. 58, табл. XLV, 25.
22. К. В. Голенко. Денежное обращение Колхиды в римское время. Л, 1964, стр. 98—99.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика