Воронин Н.Н. О дворце Андрея в Боголюбове

К содержанию 2-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Раскопки 1934—1938 гг. в Боголюбове были предприняты для выяснения вопроса о дворцовом комплексе княжеского замка, представленном сейчас лишь остатком перехода во дворец с хор собора (так наз. палаты Боголюбского). Самый дворец и собор разрушены.

Поиски дворца оказались безрезультатными, его место заняло здание монастырских келий начала XIX в. Он располагался к С от собора, связанного с ним переходом; старая реконструкция перехода представляла его в виде висячей деревянной галлерии; дворец рисовался также в виде бревенчатого двухэтажного здания.

Раскопки обнаружили цокольные части белокаменного перехода, представлявшего собой в нижней части монументальную аркаду, несшую крытый второй этаж собственно перехода; фасады перехода были украшены рельефами и круглыми скульптурами; отдельные детали оковывались золоченой медью, арочные проемы проходов были расписаны орнаментальной фресковой живописью. К Ю от собора были обнаружены следы аналогичного перехода, очевидно связывавшего собор с южной башней замковой стены. Эти остатки пышного дворцового ансамбля с бесспорностью утверждают, что и самый дворец был белокаменным.

От дворцового собора, перестроенного в XVIII в., сохранились нижние части стен с великолепными порталами, пилястрами и цоколями; западный портал сохранил следы оковки его золоченой медью; при раскопках были обнаружены также фрагменты рельефного убранства фасадов (женские маски). Все эти данные позволяют полностью реконструировать внешний облик центральной постройки дворцового ансамбля.

Внутреннее пространство собора исключительно своеобразно: круглые белокаменные колонны заменяют обычные крестчатые столбы, поверхность колонн была расписана фреской под белый мрамор, они увенчивались, по словам источников, резными капителями. Многочисленные фрагменты фресковой росписи, найденные при раскопках, связываются с другими росписями храмов времени кн. Андрея. Полы собора были выстланы плитами красной меди по сложной подготовке, их блеск заставил летописца говорить об отделке внутренности храма золотом. Пол хор был наборным из цветных майоликовых плиток тоновых и изобразительных. Сопоставляя данные раскопок с описанием собора в летописи, можно составить исчерпывающее представление о расточительном великолепии его внутреннего убранства.

Собор был центральным сооружением дворцового ансамбля, от которого к югу и северу направлялись белокаменные аркады переходов, связывавшие его с дворцом и замковой башней. Дворцовые постройки живописно располагались по краю замкового холма. Площадь двора была вымощена белокаменными плитами; тесаные из белого камня водостоки отводили атмосферные осадки.

Перед западным фасадом собора на середине площади замка была открыта совершенно уникальная постройка: 8-колонный киворий над белокаменной чашей на трехступенном пьедестале. Любопытно, что на одной из ступеней вырезан знак русского княжеского мастера.

Изучение боголюбовского дворцового комплекса позволяет сделать ряд выводов первостепенного исторического значения. Это памятник сложного культурного развития, отправляющегося в основе от киевской культуры, переработанной во Владимирском княжестве в обстановке своеобразного социально-политического строя. Сопоставление боголюбовского комплекса с романскими замками XI—XII вв., в особенности с бургами и пфальцами средней и южной Германии, показывает, что замок Боголюбского не уступает им по своему художественному и культурно-историческому содержанию. Никакой речи об отсталости Владимирского княжества в это время быть не может. Позднейшая отсталость является лишь результатом татарского ига.

Здания Боголюбова с исключительной яркостью свидетельствуют о живых связях Владимира со странами Западной Европы и позволяют оправдать предположение В. Н. Татищева о приходе к кн. Андрею мастеров из империи Барбароссы. Однако их роль была очень невелика, русская действительность поставила их перед весьма своеобразными и назревшими бытовыми и художественными требованиями, почему созданные при их участии художественные произведения выделяются в общем ряду памятников романской поры. Памятники прекрасного русского искусства не случайно вновь возрождаются в XV в., когда скинувший татарское иго русский народ приступил к новому строительству национальной культуры.

Обширная строительная деятельность Боголюбского создала многочисленные кадры русских зодчих, не уступавших в мастерстве иноземцам. Всеволод III в своей стройке уже опирался на них и «не ища мастеров от немец». Именно выходцы из Владимирской строительной школы XII—XIII вв. несли высокие традиции своего искусства и в период татарского ига XIII—XIV вв.

К содержанию 2-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1904 Родился Николай Николаевич Воронин — советский археолог, один из крупнейших специалистов по древнерусской архитектуре.
  • Дни смерти
  • 1947 Умер Николай Константинович Рерих — русский художник, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель. Автор идеи и инициатор Пакта Рериха — первого в истории международного договора о защите культурного наследия, установившего преимущество защиты культурных ценностей перед военной необходимостью. Проводил раскопки в Петербургской, Псковской, Новгородской, Тверской, Ярославской, Смоленской губерниях.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика