Вардар-моравский культурный комплекс

К оглавлению книги Г. Чайлда «У истоков европейской цивилизации» | К следующему разделу

За Балканским хребтом с его трудно проходимыми перевалами вардарская неолитическая культура обнаружена в целом ряде поселений в долине Моравы, начиная с Павловце, километрах в восьмидесяти к югу от Ниша, и кончая Винчен, расположенной уже на краю дунайских лёссовых равнин, на южном берегу Дуная, несколько ниже Белграда. Следы весьма схожей культуры встречаются даже на другой стороне Дуная — в Словении, Банате и даже в Трансильвании, особенно в Тордоше, в долине Муреша. Здесь мы уже достигаем умеренной лесной полосы. Но поселения по виду носят тот же характер, что и в Македонии. Это были оседлые поселки, многократно подвергавшиеся реконструкциям, вследствие чего их развалины образуют целые телли. В Плочнике, близ Ниша, толщина наслоений не превышает 3 м, но в Винче холм достигает внушительной высоты — 10 м. Поселение в Тордоше дважды восстанавливалось после наводнений.

Следовало бы ожидать, что такие телли дадут ясную стратиграфическую картину культурного развития. Однако на деле даже те сведения, которые мы черпаем из подробных сообщений о раскопках Вассица в Винче, весьма скудны. Материалы, сохранившиеся в различных слоях поселений в Винче и Тардоше, дают возможность судить о ряде изменений в архитектуре, керамике и религиозных обычаях. Но все попытки уловить между этими изменениями какую-то взаимную связь и составить на этом основании ясное представление о последовательности периодов были пока безрезультатными. Люди жили земледелием, разведением скота, охотой и рыболовством. Рыболовство имело особенно большое

Рис. 43. Костяные гребни, кольцо-подвеска (Тордош) и гарнун (Винча) (1/2).

Рис. 43. Костяные гребни, кольцо-подвеска (Тордош) и гарнун (Винча) (1/2).

значение на Дунае, где ловили осетров и другую рыбу и не только сетями (от которых уцелели глиняные грузила), но также на крючок или с помощью зазубренных с обеих сторон гарпунов (рис. 43) из оленьего рога. Судя по наличию ям, древнейшими жилищами в Винче и Старчеве, очевидно, были землянки, наполовину врытые в лёссовую почву, подобные описанным на стр. 146; на этом основании Вассиц называет иногда нижние слои «земляночными». Но некоторые ямы служили просто для ссыпки зерна; к тому же в других местах, а начиная с глубины 8 м и в названных поселениях, наряду с землянками встречаются также дома с прямолинейными сторонами (но не типа мегарона), имевшие вертикальные плетеные стены, опиравшиеся на столбы и обмазанные глиной с примесью соломы. В Винче (на глубине 9 м и выше) и в Плочнике сооружались низкие сводчатые печки.

Во всех слоях Винчи и во всех родственных поселениях встречается каменное тесло с одной выпуклой стороной, служившее в качестве плотничьего инструмента. Как правило, южнее Дуная проушные клиновидные топоры не употреблялись, но иногда каменные тесла вставлялись во втулки из оленьего рога, и тот же олений рог с просверленным отверстием мог применяться в качестве топора или мотыги. Изредка попадаются пряслица и грузики для ткацких станков (рис. 45), указывающие на текстильное производство. В Тордоше, Старчеве, Винче, Бубани и Плочнике изготовлялись костяные лопаточки (как на рис. 45). Оружие встречается редко, но в Винче иногда попадаются наконечники стрел и булавы. Обсидиан, очевидно, венгерский, не встречается глубже
6,5 м.

Моравская керамика, наиболее богато представленная в Винче, удивительно разнообразна. В древнейших слоях Винчи и выше до глубины 7,4 м преобладает,, как и по всему течению Моравы, посуда с искусственно неровной поверхностью, типичная для группы Кёрёша (стр. 141). Эта посуда, возможно, отражает древнейшую стадию местной неолитической культуры. Но черная и красная лощеная керамика появляется также очень редко и встречается в дальнейшем во всех слоях телля. Она повторяет большинство приемов орнаментации и форм, перечисленных при описании вардарской посуды — кубки на высоких поддонах и острореберные чаши, украшенные ребристым и углубленным орнаментом с лощеными полосами, и ручки в виде голов животных.

Керамика с углубленным орнаментом часто не подвергалась лощению; обычно она бывает украшена узорами из заполненных точками лент; в число этих узоров входят опирали и меандры, но они редко ветречаются в древнейших слоях Винчи. Загадочную группу в керамике с углубленным орнаментом составляют антропоморфные крышки (рис. 44), напоминающие, хотя, конечно, лишь в общих чертах, крышки из Трои II. Такие крышки встречаются в Винче даже в «земляночных» слоях, севернее — в Чоке и Тордоше и значительно южнее — в Плочнике.

Рис. 44. Крышка от лицевой урны из Винчи. По Вассицу.

Рис. 44. Крышка от лицевой урны из Винчи. По Вассицу.

Широкое распространение имеет посуда, покрытая красным ангобом, часто черная внутри и по краю, родственная, с одной стороны, местной лощеной, а с другой стороны, македонской и анатолийской керамике. Время от времени во всех слоях Винчи и в первом поселении Бубани и очень часто в Старчеве, на другом берегу Дуная, попадаются фрагменты посуды, расписанной черными или белыми узорами по красному фону, которая напоминает керамику Олинфа. Расписная керамика употреблялась и в Тордоше. Здесь, а возможно, также и в Старчеве роспись появилась позднее, чем углубленный и рельефный орнамент.

Настоящие ручки не были распространены ни в Тордоше, ни в Винче (если не считать нескольких более поздних образцов, привезенных извне). С другой стороны, — в Винче уже с глубины 8 м попадаются короткие трубкообразные носики (как в Олинфе), которые встречаются также и в других поселениях. Ушки, встречающиеся в Винче, увеличиваются и приобретают все более сложную форму. Кроме этих местных типов моравской посуды, в Винче на глубине 7,4 и 4,2 м было найдено несколько типичных сосудов культуры Тиссы, занесенных сюда с другой стороны Дуная. Имеются сообщения о находках в тех же слоях керамики с узорами, нанесенными после обжига, но наиболее характерные из приведенных в виде примеров образцов 4 были найдены на глубине от 3,2 до 2,9 м. С другой стороны, как указывают, один черепок, найденный на большой глубине (8,4 м), принадлежит привозному сосуду с линейным орнаментом, типичному для I дунайской культуры. С ранних времен в Винче были в ходу также мраморные блюда. В число предметов туалета и туалетных принадлежностей входят костяные гребни из Тордоша, подобные гребню из Сервии (рис. 43), многочисленные браслеты из раковин Spondylus, плоские с перемычкой предметы из белого известняка и кусочки киновари. Глиняные клейма, по-видимому, представляют собой имитации азиатских печатей-клейм.

Во всех поселках в изобилии изготовлялись различные ритуальные предметы для домашних культов. Все статуэтки из нижних слоев Винчи представляют собой грубо вылепленные изображения нагих женщин. Начиная с глубины 7,7 м статуэтки выполнены уже более тщательно, хотя голова имеет условно уплощенную форму. Углубленные линии изображают одежду, (включавшую, вероятно, набедренную повязку, которую можно сравнивать с минойокой; некоторые женщины изображены в сидячем положении, другие — кормят грудью ребенка. Начиная с глубины 6,6 м появляются мужские фигурки. Примерно на этой же глубине встречаются сосуды в виде людей и животных. Во всех слоях всех поселений были найдены модели столиков и тронов, уже известные нам в Фессалии и Македонии. Коллективное погребение в вырытой в лёссе гробнице-камере приписывается одному из ранних слоев Винчи, но погребение в такой же гробнице в Вучедоле принадлежит более поздней словенской культуре (стр. 395).

Природные условия Балкан оказались весьма благоприятными для развития хозяйства вардарской культуры, сочетавшей оседлое земледелие с разведением скота, охотой и рыболовством, вследствие чего эта экономика смогла удержаться до исторического времени, претерпев за свое существование удивительно мало изменений. К началу образования древнейших слоев теллей жители долины Моравы достигли уже той экономической устойчивости, которой люди, жившие в более умеренной полосе, в бассейне Среднего и Верхнего Дуная (глава VII), достигли лишь пройдя через три ярко выраженные стадии прогрессивного развития; кочевое земледелие дунайцев было вардарцам совершенно несвойственно. Поэтому изменения средств производства не происходили здесь путем резких сдвигов, что сильно затрудняет деление на «культуры». В течение очень долгого времени не выходят из употребления каменные тесла и другие каменные орудия, так что культура на протяжении всех слоев носит неолитический характер. Однако вся эта область богата металлами, и мелкие предметы из меди попадаются даже в нижних слоях Винчи. Существует мнение, что уже отмеченные элементы анатолийской культуры, если не сама экономика производства пищи, были занесены разведчиками, явившимися сюда в поисках золота, меди, киновари и другого сырья.

В некоторых поселениях можно проследить нововведения в области керамики, наводящие на мысль, что часть «анатолийцев», положивших начало раннему бронзовому веку в Македонии, переправившись через Балканы, смешалась с более ранним местным населением. В расположенном на вершине холма поселении Бубань, недалеко от Ниша, первое поселение, в котором встречаются керамика типа Кёрёша и расписная керамика, уступает место другому — Бубани II, где были найдены кружки с двумя ручками, такие же, как в раннемакедонской культуре, и чаши с ручками, сильно возвышающимися над краем. В том же слое IIa встречается керамика, расписанная графитной краской или белым по черному, а также сосуды с ребристым или каннелюрованным орнаментом, включающим спираль. Позднее в слое II появляются посуда с росписью, нанесенной после обжига, и полихромная керамика. Впервые появляются каменные проушные топоры-молоты, булавы, кремневые топоры и кремневые наконечники стрел. Недалеко оттуда, в Плочнике, такие же кружки и узкогорлые кувшины с ручками не отделяются стратиграфически от так широко распространенных в Винче антропоморфных крышек, но в одном кладе было найдено 5 каменных тесел вместе с 13 плоскими медными теслами и медным топором — молотом того же типа, как на рис. 53.

В самой Винче, начиная с глубины 3,4 м, появляются остатки «баденской» культуры. Эта культура совершенно очевидно сменяет моравскую культуру в поселениях Шарвас и Вучедол в Словении, где она явно связана с литейными формами, горнами и другими материальными памятниками, свидетельствующими о существовании местной металлургии. Она состоит в близком родстве с культурой Бубаш II и, возможно, также имеет анатолийское происхождение. Но люди этой культуры не завязывали регулярных торговых сношений ни с Эгейским миром, ни с бассейном Верхнего Дуная. Поэтому мы не находим в Югославии культуры, которую можно было бы признать соответствующей культуре раннего бронзового века, известной под названием «IV дунайской». Только в самых верхних слоях Винчи и в Бубани III появляются кружки и чаши, типичные для среднего бронзового века — V периода — в Венгрии. Относительная обособленность этой области, которая, как хорошо установлено, ранее поддерживала связь и с Эгейским миром и с Анатолией, препятствует установлению сколько-либо убедительной хронологии. Конечно, Бубань II должна приблизительно соответствовать по времени развитой фазе раннемакедоиской культуры и керамике III фессальского периода с росписью, нанесенной после обжига. Образование более раннего вардар-моравского комплекса произошло, должно быть, до начала бронзового века в Македонии. Если принять во внимание наличие кубков на поддонах и посуды, украшенной лощеными полосами, встречающихся в Кум Тепе (стр. 65), в Алишаре и в поселениях на Вардаре, можно предположить, что он существовал еще до основания Трои I и Терми I и был современен распространенной на Крите пришедшей из Малой Азии неолитической культуре (стр. 41). Возможно, что с установлением этого культурного комплекса спиральный орнамент и другие характерные черты дунайской культуры, в свою очередь, проникли в Грецию в результате, например, тех сезонных миграций, о которых говорилось на стр. 122, а техника росписи сосудов и понятие о печати-клейме (пинтадере) могли таким же образом быть занесены на Север из Фессалии. В таком случае вардарскую культуру следует датировать тем же, если не более ранним временем, как и неолитический период В в Греции.

С другой стороны, многие ученые, в том числе Франкфорт и Томпа, объясняют характерные черты позднего неолита в Греции и Македонии распространением на юг дунайских земледельцев. Они думают, что так же можно объяснить особенности неолита Кум Тепе и халколита Алишара. Против такой точки зрения можно выдвинуть серьезное возражение: как в таком случае объяснить проникновение в Дунайский бассейн хлебных злаков и домашних животных? А если бы даже такое проникновение и произошло, то было ли там население, которое могло бы явиться создателем неолитической культуры? До сих пор в бассейне Среднего Дуная не было обнаружено никаких следов мезолитического населения, которое вело бы свое происхождение от охотников палеолита. Однако такие охотники, несомненно, жили в Венгрии и Трансильвании, так же как в Молдавии и Болгарии. На этом основании Кричевский предполагает, что в то время как часть послеледникового населения стала вести хозяйство, основанное на рыболовстве и собирательстве — местный «мезолит», — другая часть, населявшая плодородные лёссовые области, обратилась вместо этого к мотыжному земледелию. На Балканах, по всей вероятности, произрастали годные для культивирования злаки, во всяком случае, полуполба, и водились дикие овцы, свиньи и быки, которых можно было приручить. С другой стороны, исследование весьма ограниченной коллекции дунайских черепов привело Куна к выводу, что они принадлежат к средиземноморской группе и лишены физического сходства с европейцами палеолита и мезолита.

К какому бы времени ни относилась вардар-моравская культура и каков бы ни был ее состав, самое ее существование решительно говорит если и не о проникновении в бассейн Среднего Дуная культуры Эгейского мира, то, во всяком случае, об условиях, весьма благоприятных для такого проникновения. Кроме того, вардар-моравский комплекс служит великолепной иллюстрацией принципа зонального распространения культур. В долине Вардара хозяйство бронзового века стало господствующим в третьем тысячелетии; во втором тысячелетии было налажено производство керамики с помощью гончарного круга. К северу от Балкан неолитическое автаркичное хозяйство продержалось значительно дольше, а гончарный круг был введен в употребление только к концу первого тысячелетия до нашей эры.

К оглавлению книги Г. Чайлда «У истоков европейской цивилизации» | К следующему разделу

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1908 Родился Уиллард Франк Либби — американский химик, разработчик метода радиоуглеродного датирования. Этот метод используют археологи, почвоведы и геологи для определения возраста биологических объектов.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика