Э.Б. Вадецкая — К методике определения первоначального положения погребенного в могиле

Вадецкая Э.Б. К методике определения первоначального положения погребенного в могиле // Археология Южной Сибири. Кемерово, 1980. С. 126-129

Отмечая погребальный обряд при раскопках древнего кладбища, археологи указывают форму могильного сооружения, положение скелетов, их ориентацию головой или ногами в ту или иную сторону, обычай оставлять умершему пищу, орудия, оружие и даже средства передвижения (лодку, сани). Но захоронение умершего в могиле не отражает погребальный обряд в целом, а является лишь той его частью, которая доступна археологам. Описания погребального обряда в полном виде, т. е. всего комплекса действий над умершим с момента смерти и часто продолжавшегося после похорон в виде поминок, «кормления души покойного» и т. п., имеются в этнографической литературе. Представление о том, насколько сложны и долги были эти обряды, можно получить из следующего наблюдения H. Н. Миклухо-Маклая на островах Новой Гвинеи в 1876 г. [1]

Погребальные обряды разнообразны и определяются условиями быта, традициями, отношением к покойникам, религиозными представлениями людей о смерти. Одни народы мертвых оплакивали, другие радовались смерти, считая, что мертвый «многих несчастий избавился» [2]. Многие племена длительными обрядами и тщательным погребением старались «обезвредить» покойника и помешать его «возвращению», для чего труп связывали в скорченном положении, выносили из дому через специально сделанное отверстие, забрасывали могилу камнями, землей и т. п. Но были и такие, которые разбегались при смерти даже близких родственников. У этих племен преступников наказывали тем, что заставляли погребать мертвых [3].

Погребальные обычаи интересны и важны как отражение мировоззрения древних племен. Из-за неполноты доходящих до нас источников многие стороны этих обычаев от нас ускользают. Зато часть обряда — погребение — предстает в деталях, каждой из которых пренебрегать не следует, тем более, что в этнографических описаниях они часто остаются без внимания.

Что, в частности, может дать археологу такая деталь обряда, как то или иное положение погребенного в могиле?

Положение погребенного в древних могилах Хакасско-Минусинских степей часто служит признаком принадлежности к определенной археологической культуре. Так, окуневцы похоронены всегда на спине с поднятыми вверх коленями, андроновцы — в скорченном положений на левом боку, тагарцы— вытянутыми на спине.

В тех случаях, когда разное положение встречается в рамках одной археологической культуры, оно может означать возрастные, половые или какие-либо иные отличия, о чем еще будет идти речь.

Вытянутое или скорченное положение скелета иногда помогает установить: до или после трупного окоченения произведено захоронение и, следовательно, сроки от смерти до погребения.

Наконец, положение погребенного в могиле может осветить некоторые от нас ускользающие детали погребального обряда.

Для примера укажем на одну, казалось бы, мало существенную разницу в положении погребенных афанасьевской и окуневской культур в тех случаях, когда и те и другие положены на спину с поднятыми вверх коленями. Однако у окуневцев стопы стоят прямо и тесно друг к другу, у афанасьевцев же они чуть подвернуты набок, а позвоночник более согнут. По мнению М. П. Грязнова, это может объясняться разным положением трупа до похорон, например, при прощании с ним, а именно афанасьевцу, по-видимому, связывали ноги и на что-то сажали, аналогично наблюдениям H. Н. Миклухо-Маклая на островах Новой Гвинеи. Окуневца же со связанными ногами, вероятно, клали на землю или твердую подстилку.

Итак, первичное положение умершего является существенной деталью погребального обряда и определить его надо как можно тщательнее. Между тем это не всегда просто. При разложении тканей труп, хоть и незначительно, но меняет положение: опускаются ребра, смещаются кости, падают поднятые колени. К тому же преобладают могилы грабленые, когда в лучшем случае сохраняются непотревоженными только отдельные части скелета. Какие признаки могут служить руководящими в определении первичного положения погребенного в могиле?

На первичное положение погребенных могут указывать: позвоночник, грудина, ребра, таз. Наиболее точным показателем является позвоночник. При положении трупа на спине остистые отростки позвонков будут вертикально уходить в землю, а поперечные — одинаково выступать с обеих сторон позвонка. При положении на боку, в зависимости от степени наклона трупа, остистые отростки будут находиться под различными углами к горизонтальной плоскости дна могилы. При этом остистые отростки шейных и грудных позвонков тем больше будут выступать с одной из сторон позвонка, чем больше на бок был повернут труп. Поясничный отдел, как менее гибкий, иногда отламывается, и таз принимает горизонтальное положение, какое могло быть, если бы труп лежал на спине. Но когда поясничный отдел не отламывается, верхние позвонки своими поперечными или остистыми отростками выступают с одной из сторон позвоночника, у нижних же позвонков остистые отростки уходят почти вертикально в землю, а поперечные — в разной степени выступают из-за тела позвонка (рис. 1 — 1).

Грудина при положении на спине будет лежать на позвоночнике или рядом с ним. При положении на боку она лежит по одну из сторон позвоночника, на некотором удалении от него (рис. 1 — 2).

Ребра при положении на спине всегда располагаются симметрично по сторонам от позвоночника. При положении на боку они перекрывают позвоночник целиком или частично (рис. 1 — 2).

Рис. 1. Варианты расположения скелетов погребенных в могиле

Рис. 1. Варианты расположения скелетов погребенных в могиле

Сложнее обстоит дело с тазобедренными суставами. Здесь может быть четыре варианта. Первый вариант: труп на спине с вытянутыми ногами. Тазобедренные суставы находятся в нормальном анатомическом положении. Второй вариант: труп на спине с поднятыми вверх коленями. При этом, если колени упали в одну сторону, головка верхнего бедра будет либо у вертлужной впадины, под тазом, либо — с внешней стороны от нее. Третий вариант: труп на боку с согнутыми в коленях ногами. Головка верхнего бедра лежит рядом с головкой нижнего. При разложении трупа при этом варианте таз может упасть вперед или назад. В первом случае положение на боку не требует доказательств. Во втором — головка верхнего бедра выйдет из сочленения с вертлужной впадиной и будет лежать близко от головки нижнего бедра, хотя таз может расправиться как при положении на спине (рис. 1 — 3, 4). Четвертый вариант: труп положен на бок с вытянутыми ногами. Тогда при развороте таз не только сам принимает положение, обычное при положении на спине, но и тянет за собой ногу. В этом случае судить о первоначальном положении погребенного можно только по другим признакам.

По одному тазу определяется положение на боку только в том случае, если одна его сторона перекрывает другую.

Имеются и косвенные свидетельства положения трупа на боку: череп, всегда лежащий на том же боку, и кости рук, положенные перед скелетом, кисти и стопы.

Исходя из описанных признаков положения скелетов на спине или на боку, обратимся к двум недавним публикациям: афанасьевского могильника близ улуса Красный Яр, раскопки В. П. Левашовой, 1930 г. и могилы у горы Моисеихи, раскопки В. М. Зиминой, 1959 г.

Красный Яр, курган 1. В могиле два скелета. От одного сохранились тазобедренные кости и голени, лежащие на правом боку. Определить по ним положение погребенного трудно. Но поскольку верхние головки обоих бедер лежат далеко друг от друга, можно предположить первоначальное положение на спине с поднятыми коленями. У другого скелета ребра не перекрывают позвоночник, таз развернут, головка верхнего бедра — около вертлужной впадины. Погребенный безусловно был положен на спину. Однако автор раскопок считает, что оба скелета лежали на боку [4].

Красный Яр, курган 2, основная могила и курган 6, могила 2. У скелетов ребра не перекрывают позвоночник, таз развернут, головки верхних бедер у вертлужных впадин. Оба скелета представляют тот вариант, когда труп был положен на спину с поднятыми вверх коленями. При разложении трупа колени упали на правую сторону и вслед за ними весь корпус чуть повернулся вправо. Но автор раскопок считает, что скелеты лежали на правом боку [5].

Могильник у горы Моисеиха, погребение с копьем. Сохранился полный костяк человека. Остистые позвонки уходят вертикально в землю, лопатки и ключицы лежат параллельно друг другу и на равном расстоянии от позвоночника. Ребра не перекрывают позвоночник. Левая половина таза повернута вправо, но головка верхнего бедра у вертлужной впадины. Ноги упали вправо, но стопы стоят прямо. Погребенный безусловно был положен в могилу на спину с поднятыми вверх коленями, причем череп при разложении тканей упал на левую сторону. По определению же автора раскопок скелет лежал на правом боку [6].

Неправильное определение первичного положения трупов в могиле мешает использовать эту деталь обряда как более широкий источник. Например, в афанасьевских могилах встречено два варианта положения погребенных: на спине с поднятыми вверх коленями и в скорченном положении на боку. Бросается в глаза следующее: 1) в целом преобладает положение на спине; 2) есть могильники, где погребенные лежат только на спине (Тесь I, Сыда, Бельтыры); 3) есть могильники, где погребенные лежат на спине и на боку (Черновая VI. Карасук III, Малые Копены, Афанасьевская гора, Тесь II); 4) нет могильников, где погребенные лежат только на боку.

Наблюдаются и некоторые закономерности. Так, в могилах у с. Малые-Допены (Л. П. Зяблин, 1961—1962 гг.) на спине лежат взрослые, а на боку — дети. В могильнике Черновая VI на спине лежат мужчины, а на боку — женщины и дети [7]. Это свидетельствует о том, что разное положение умерших не является случайным: за ним скрываются возрастные, половые, родовые и иные признаки. Но чтобы их выявить, нужны точные определения первоначального положения трупов в серии афанасьевских могил.

1 Миклухо-Маклай H. Н. На берегу Маклая. М., 1961, с. 243—247, 293.
2 Радо. Краткое, но любопытное описание двух главнейших обрядов при бракосочетании и погребении у древних народов в употреблении находящихся. М., 1789, с. 60.
3 Там же, с. 63.
4 Левашова В. П. Афанасьевский могильник Красный Яр в Хакассии. — Историко-археологический сборник. М., 1962, с. 64, рис. 1.
5 Там же, рис. 3—4.
6 Зимина В. М. Афанасьевское погребение из Тубы (Минусинская котловина. — Сибирский археологический сборник. Новосибирск, 1966, с. 161, рис. 1.
7 Вадецкая Э. Б. Афанасьевский могильник на речке Черновой,— КСИА, 101, с. 120.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика