Цукерман К. Аланы и асы в раннем Средневековье

К содержанию 218-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Существование оссов — один из самых
примечательных фактов в истории.
Ф. Дюбуа де Монпере.
Путешествие по Кавказу

1.

Не следует, однако, приписывать автору списка эту грубую географическую ошибку. Заметка о Ширване грамматически неисправна. Первая часть фразы в единственном числе (rig TOV apxovra топ Zap(3av) не соотносится со второй частью во множественном (o’inveg xeivrai); текст явно испорчен. Следующая заметка, посвященная Азии, также проблематична: eig тобд apxovrag A^iag (женский род), ev со (мужской/средний род) eiaiv ai Kaajieiai лбХш. Эти географические и грамматические несовпадения находят экономичное объяснение, если признать, что часть описания Азии переместилась. Заметка реконструируется в следующем виде: eig тобд apxovrag A£iag, o’iri- veg xeivrai peaov AXaviag xai T^avapiag ev со eiaiv ai Kaarceiai nvkai (Архонтам Азии, которые располагаются между Аланией и Цанарией, в месте где находятся Каспийские ворота). Можно легко предположить причину порчи текста. Фраза o’inveg xeivrai piaov AXaviag xai T^avapiag, опущенная копиистом (или добавленная задним числом самим автором списка), вероятно, была приписана на полях или над строкой, а затем, когда текст переписывался, вставлена в предыдущую заметку. Предложенная здесь реконструкция принята в новом критическом издании “Книги церемоний”, готовящемся к печати Ж. Дагроном.

Локализация Азии на Дарьяле (у Каспийских ворот) была принята Вивьеном де Сен-Мартеном (Vivien de Saint-Martin, 1852. P. 244—246). Независимо и в несколько иной форме, ее поддержал Й. Маркварт, который вслед за
В. Томашеком замечает, что “die Alanen hatten ihr Berggebiet siidlich von Kasbek Axcdx^ nordlich davon A£ia genannt” {Marquart, 1903. P. 168) 2. В самом деле, “Книга церемоний” однозначно свидетельствует о существовании некоей независимой страны Азии, возле Каспийских ворот. Если принять нашу конъектуру текста, то получается, что эта страна расположена точно между Аланией и Цанарией, т.е. на Дарьяле. Более того, это единственное упоминание в византийском тексте страны Азия дополняется еще одним свидетельством — из еврейского текста того же самого времени. Оказывается, что “Книга церемоний” — не единственный источник, повествующий о контактах этого кавказского государства с Византией.

2. АЗИЯ = АСИЯ “КЕМБРИДЖСКОГО ДОКУМЕНТА”

“Кембриджский документ”, письмо на древнееврейском языке, значительный фрагмент которого был найден в Каирской Генизе, был составлен в Константинополе зимой 949-950 гг. (Zuckerman, 2000b. P. 660). Он содержит краткий очерк истории Хазарии, где дважды упоминается страна Асия. В эпоху хазарского царя Вениамина, около 900 г., царь “Македонии” (Византии), разозленный обращением хазар в иудаизм (немного позднее 861 г.), настроил против них соседей, в первую очередь, царя Асии. Но Вениамин смог отбить атаки неприятеля благодаря решительной помощи своего союзника, царя алан (fol. IT, 1.4-9). “Кембриджский документ” заканчивается списком стран, воевавших с хазарами на момент его составления, через полвека после Вениамина, и страна Асия по-прежнему фигурирует там на первом месте (fol. IT, 1.23) (Golb, Pritsak, 1982. P. 112-114, 120, 137, ср.: Zuckerman, 1995. P. 254).

По поводу Асии было высказано несколько гипотез. П.К. Коковцов предложил считать ее страной Огузов — могущественного тюркского племени, кочевавшего к востоку от Хазарии (Коковцов, 1932. С. 117, примеч. 1), однако последующие исследования показали, что огузы значатся в “Письме” под именем турок {Golb, Pritsak, 1982. P. 133-134). О. Прицак склонен видеть в Асии государство буртасов, которое арабские географы помещали между Волжской Болгарией и Хазарией. В своих рассуждениях он опирается на этимологию имени буртасов, происходящего будто бы из *furt-as — “речные асы”. Но гипотеза Прицака противоречит единодушному мнению восточных источников, современных “Кембриджскому документу”, где буртасы предстают как подданные и собратья по оружию хазар. Согласно Ибн-Русте, “буртасы подчиняются князю хазар, которому они предоставили 10 000 всадников” (Ibn Rusta, 1955. P. 157, ср.: Hudiid al-‘alam, 50. С. 162; ком. с. 462—465, где приведены другие свидетельства, в частности, Ал-Масуди; Заходер, 1962. С. 230-252). Затруднительно перевести их в ранг заклятых врагов Хазарии на основе одной этимологической реконструкции, к тому же еще ожидающей доказательств (если только автор от нее до сих пор не отказался) 3.

Более детальным анализом проблемы идентификации Асии мы обязаны М.И. Артамонову, выдвинувшему две гипотезы (Артамонов, 1962. С. 356-360; ср.: Гадло, 1994. С. 20-22). Первая, принятая автором, строится на сближении (восходящем к первому издателю “Документа” Шехтеру) Асии с ясами донских степей, известными по летописям. Летописные свидетельства относятся, в основном, к XII в., но Артамонов усматривает связь между ясами и населением, в значительной части кавказского происхождения, жившим в том же регионе в VIII-Х вв. и определяемым археологами как носитель салтовской культуры. Однако, если “салтовцы” были народом Асии, остается объяснить их враждебность по отношению к хазарам, ибо, как показал в первую очередь сам Артамонов, салтово являлось основной археологической культурой Хазарского каганата. Отсюда гипотеза о некой междоусобице — якобы “салтовцы” изменили хазарам, заключив союз с их врагами-печенегами, за что были жестоко наказаны. После планомерного истребления предателей лишь немногим “салтовцам” удалось бежать к печенегам, что и объясняет их возрождение, уже после падения каганата, под именем ясов.

Доводы Артамонова затрагивают важную проблему происхождения ясов и кавказского компонента салтовской культуры; мы вернемся к этому позже. В остальном же они вызывают много сомнений. Нет никаких свидетельств о гражданской войне, в которой хазарский правящий слой противостоял бы основной этнической составляющей своего государства. Кроме того, такая реконструкция событий кардинально расходится с данными “Кембриджского документа”, а не объясняет его, как полагает автор. Асия выступает в нем в качестве внешнего врага, а не мятежника; враждебные отношения между Асией и Хазарией не сводятся к одной кампании по истреблению, но длятся на протяжении, по меньшей мере, пятидесяти лет.

Как кажется, сам М.И. Артамонов не был полностью удовлетворен своей гипотезой, ибо, обосновав ее, он предложил альтернативный вариант. Как известно, Птолемей упоминает о некоем племени Asaioi, жившем по соседству с аланами в понтийских степях, в то время как несколько источников ХIII-XV вв. используют этноним “асы” в качестве второго названия аланов (см. ниже). Некоторые ученые заключают из этого, что иранское по происхождению племя асов было поглощено в раннем средневековье более сильным племенем алан, принадлежащим к той же этнической группе. Артамонов не опровергает эту версию, но при этом замечает, что если бы можно было разместить асов “Кембриджского документа” не внутри хазарского каганата, а рядом с аланами на севере Кавказа, это многое бы объяснило. Месторасположение алан как ближайших соседей асов было бы им на руку для вторжения в Асию; содействуя интересам Хазарии, это одновременно упрочивало господство алан в регионе. Артамонов отвергает идею кавказской локализации Асии лишь потому, что “у нас нет никаких данных, подтверждающих такую степень самостоятельности северокавказских асов в X в., которая позволила бы допустить их независимую от алан внешнеполитическую активность”.

Вторая гипотеза Артамонова делает честь его исторической интуиции, так как “Книга церемоний” дает нам как раз те сведения, которых ему нехватало. Отныне никто не может сомневаться ни в том, что во времена, описываемые в “Кембриджском документе”, к востоку от Алании существовало государство Азия/Асия, ни в реальности дипломатических сношений Асии с Византией. Византийская интрига, послужившая источником враждебности асов к Хазарии, восходит, если следовать хронологии, вытекающей из “Документа”, к царствованию Льва VI (886-912). Локализация Асии “между Аланией и Цанарией” опровергает отождествление страны Асии с асами-ясами донских степей, влекущее серьезные внутренние противоречия.

Итак, отбросив ходячие стереотипы, следует разделить этническую единицу “аланы” на алан, с одной стороны, и на асов — с другой. Эта дихотомия подтверждается для более ранней эпохи другими источниками, в первую очередь “Армянской географией” (см. ниже). Что касается ясов, С.А. Плетнева сближает кавказский компонент салтовской культуры с восточным вариантом так называемой аланской культуры. Из этого исследовательница заключает, что часть населения восточной Алании, спасаясь от арабских полчищ, неоднократно проходивших через Кавказ во второй трети VIII в., нашла прибежище на Дону {Плетнева, 1967. С. 71 и сл., особенно табл. 23, 3 на с. 89). Однако то, что С.А. Плетнева считает Восточной Аланией, является страной асов. Позднейшие ясы сохранили название племени, из которого они вышли.

3. АЛАНЫ, *DIGOR И *AWSURK’ “АРМЯНСКОЙ ГЕОГРАФИИ”

Политическое размежевание двух государств Северного Кавказа: Алании на западе и Асии на востоке, основывается на племенном делении. Между тем, ни Алания ни Асия не состояли из единого племени. Согласно протоколу “Книги церемоний”, императорские письма должны были быть адресованы многочисленным предводителям (dpxovreg) Асии за отсутствием центральной власти. (Так же дело обстояло в Цанарии, у венгров (“турок”) и печенегов: De сег. Р. 691, ср.: Mar quart, 1903. Р. 168.) Это деление возникло за несколько веков до Константина Багрянородного. Анализ исключительно подробного свидетельства “Армянской географии” позволяет установить племенной состав обеих политических единиц.

По письменным источникам, история асов (‘Aaioi) берет свое начало во II в. до н.э. в центральной Азии, история алан — на юго-востоке от Аральского моря, в первые десятилетия нашей эры (см. библиографию в ст.: Gnioli, 1996). Но нам нет необходимости рассматривать столь ранние миграции этих двух народов. Изучение средневекового периода их истории целесообразнее начать с обзора народов Сарматии в “Географии” Птолемея. Аланы, располагавшиеся к северу и западу от Меотиды, принадлежали к народам европейской Сарматии (к западу от Дона). ‘Aaaioi были одним из племен азиатской Сарматии (к востоку от Дона). Их место в третьей (из четырех) группе племен, расположенных в порядке с севера на юг, наводит на мысль об их южном местоположении, к востоку от Меотиды, а возможно, даже в степях Северного Кавказа (Птол. III, 5, 7, 9-10; V, 8, 10).

Два столетия спустя после Птолемея Аммиан Марцеллин связывает с аланами территорию, намного более протяженную на восток, но замечает, что этот народ, подчиняя соседей, постепенно передал им свое название. Для Аммиана под этим названием объединяются несколько племен, которых он не перечисляет: “Halani, quorum gentes varias nunc recensere non refert”. В начале 370-х годов аланский союз потерпел поражение со стороны гуннов и почти целиком стал частью их обширной империи (Амм. Марц., XXXI, 2, 13-17; 3, 1). Часть алан сместилась на запад, вплоть до северной Африки. Другая их часть отступила к югу, где, оставив гуннам и их сателлитам Понтийскую степь и равнины к северу от Кубани и Терека, нашла себе пристанище в предгорье Северного Кавказа (обзор дебатов по хронологии проникновения алан в этот регион см.: Абрамова, 1993. С. 169 сл.). Место асов в перечне Птолемея позволяет предположить, что они входили во вторую группу.

Первым, кто упомянул об аланах на Кавказе, был Прокопий Кесарийский. Согласно его сведениям, на западе их соседями были зихи, абасги и Bpot3x°U на востоке их территория простиралась до Каспийских ворот (Дарьяльского ущелья) {Прок., VTH, 3, 4; 4, 1). На севере они граничили с византийской Лазикой и персидской Иберией. Краткие упоминания об аланах у Прокопия выглядят противоречиво. С одной стороны, царь Лазики Губаз нанимает их на императорскую службу — как и их соседей, гуннов-сабиров — в качестве “давних союзников римлян” {Прок., П, 29, 15 и 29). С другой стороны, аланы, опять-таки вместе с сабирами, входят в состав персидской армии, проникшей через Иберию в Лазику. В этом случае аланы описываются как союзники персов, часто воюющие с римлянами {Прок., VIII, 1, 4; 3, 4; 8, 28-38). У Менандра Протиктора описание алан столь же непоследовательно. Как верные союзники Византии они способствуют ее сношениям с аварами и тюрками через горные проходы западного Кавказа; их предводи¬ель (^уоццЕУод/цуёрсоу) Саросий (ок. 557-573) всегда оставался верным императору (фрагм. 4 и 22 FHG = фрагм. 5,1 и 10,5 изд. Blockley). Тем не менее, по словам Менандра, в договоре о византийско-персидском перемирии 561-562 гг. оговаривается обязательство персов воспрепятствовать вторжению гуннов и алан на территорию Империи через Дербендский проход и Дарьял. Десять лет спустя, после того, как договор был расторгнут, нанятые персидским царем сабиры и аланы напали на Византию через Албанию (т.е. через Дербендский проход) и были разбиты (фрагм. 11 и 42 FHG = фрагм. 6,1 и 18,5 изд. Blockley).

“Двурушничество” алан было сопоставлено В.Б. Ковалевской с данными археологии, по которым в западной Алании доминировала византийская материальная культура, а в восточной части страны прослеживается персидское влияние. Из этого В.Б. Ковалевская сделала вывод о политическом делении Алании на две части — Западную и Восточную, каждая из которых выбирала свой политический курс в зависимости от географического положения (Деопик, 1958. С. 619-621). Прокопий дает аналогичное объяснение политической ориентации гуннов-сабиров: поскольку этот многочисленный народ (£0vog) не имел центральной власти, то разные его предводители сами выбирали себе союзников {Прок., VIII, 11, 23-24). У упомянутых авторов аланы предстают то как народ (anTOVopov £0vog у Прокопия, VIII, 3, 4), то — как объединение племен (та ‘AAavixa £0vor| у Менандра, фрагм. 43 FHG = фрагм. 19,1 изд. Blockley). Как указывал уже Аммиан Марцеллин, название “аланы” распространялось и на покоренные ими племена.

Племенной состав и территориальные границы обоих “аланских” образований проясняются благодаря сведениям “Армянской географии”, написанной век спустя после Прокопия и Менандра. Напомним, что существуют длинная версия этого трактата, сохранившаяся в единственной рукописи, и сокращенная версия, дошедшая в десятках манускриптов. С.Т. Еремян предложил реконструкцию архетипа, а также ряд удачных конъектур в тексте. Полезен недавно выполненный Р.Х. Хьюсеном комментированный английский перевод трактата, где обе версии размещены друг против друга (Hewsen, 1992. Р. 55-57). Именно в длинной версии, обнаруженной чуть более века назад, содержится детальное описание Северного Кавказа (Geographie armenienne. С. 26).

Согласно классической географической схеме, оба склона Кавказского горного хребта принадлежат азиатской Сарматии, по южной границе которой пролегает Кавказ. В трактате перечисляются народы, расположенные как по северную, так и по южную сторону хребта. Попытка частично их отождествить была предпринята, вслед за другими, И. Марквартом {Marquart, 1903. Р. 169-172), затем, более полно, — С.Т. Еремяном и Р.Х. Хьюсеном (см. ниже). Мы заимствовали из этих комментариев их наиболее надежные выводы. Основной принцип — не всегда применявшийся Еремяном — состоит в том, чтобы соблюдать географический порядок народов, объединенных в группы. Народы представлены “с запада на восток” (i mtic’yels koys) (а не “from east to west”, как переводит Хьюсен — Hewsen, 1992. P. 55); это указание подразумевает, что если местоположение группы народов определяется как “после” или “дальше” (yet, ара) по отношению к предыдущей, то на карте следует двигаться на восток. Иногда расположение народа внутри своей группы остается гипотетическим, но в любом случае он не может вторгаться за границы соседних групп. Мы рассмотрим три группы народов в том порядке, как они приведены в трактате (см. рис. 1).

Рис. 1. Карта распространения “аланских” древностей

Рис. 1. Карта распространения “аланских” древностей

Первая группа состоит из “народа/племени {azg) алан (в тексте — “албанцев”, ср.: Миллер, 1887. С. 110-111) astigor, которые на юге; с ними живут xeburk‘ и k‘ut‘etk‘ [(и siyimk1), добавляет сокращенная версия] и argwel и таг- doyl [margoylk‘ в сокращенной версии] и Vakoyr и аланы” (пунктуация Хьюсена: Hewsen, 1992. Р. 55; русские переводы с текста Еремяна — например: Габриелян, 1989. С. 32 и 38-39 — основаны на иной пунктуации и заключают ненужные исправления).

a. — В форме astigor (as-tigor) распознается этноним “ас” и название “дигор”, до наших дней означающее западное сообщество осетин {Миллер, 1887. С. 106). Уточнение, что *as-digor — это “племя алан”, позволяет отличить их от *digor {dik‘ori) страны Ардоз, входящих в следующую группу (см. ниже). Четко указанное расположение последних позволяет разместить первых на карте в полном соответствии с указанием автора, помещающего *as-digor к югу от собственно алан, смещенных в конец списка. *As-digor постав¬лены во главу группы и занимают главенствующее положение (другие наро¬ды “живут с ними”).

b. — Название xeburk’ можно соотнести с Вробх01 — народом, который Прокопий помещает между абасгами и аланами, на границе с Зихией (.Ргосоре, 1963. П. Р. 500 (VIII, 4, 1)). Это местоположение подтверждается “Анонимным периплом по Черному морю” {Diller, 1952. Р. 129), где на месте реки Боргис “Перилла Арриана” (на современной границе между Абхазией и Россией) стоит: eiq Bpot>xoVTa Jtoxapov — форма, откуда выводят именительный падеж ВроцхФу- Вероятно, редактор “Анонимного перипла” (или его источника) ошибся, анализируя форму: Bpouxwv лотарод означает не что иное, как реку брухов (генетив от Вропх°0- Егетуап, 1973. Р. 268, примеч. 69) переносит народ xeburk‘ в Дагестан, вопреки географическому порядку изложения.

c. — K‘ufetk\ по Маркварту, являются жителями K’ufiti, страны народа K‘ufik, упомянутого в начале главы про азиатскую Сарматию среди народов, живущих между болгарами Кубанской равнины и Черным морем {Marquart, 1903. Р. 171). Они фигурируют там между garsk’ (касоги, Kaoaxia трактата “Об управлении империей”) и swank‘ (сваны), за прибрежным государством Абаза (Абасгия). Уже Ф. Вестберг признал в к‘ш‘к‘ готов, прозванных Прокопием тетракситами (или трапезитами) {Прок., VIII, 4, 9 — 5, 5; 18, 22-23; Westberg, 1899 [1900]. Р. 309), которых археологи помещают в районе Новороссийска. А.В. Гадло отвергает эту идентификацию, как и вообще расположение готов-тетракситов на побережье Черного моря, противопоставляя ей тот факт, что автор “Географии”, говоря о готах в Европе, использует форму gudk1, а не k‘ut k’ (Geographie armenienne. P. 11, cf. p. 16; ср.: Гадло, 1979. С. 75-79). Однако при разнобое использованных им источников автор вряд ли мог отдать себе отчет в том, что речь в обоих контекстах идет об одном и том же этносе. Этноним “гот” в грузинском языке имеет форму “gwn” (Kartlis cxovreba, 1955. P. 68, указание М. Касрадзе). При переходе в армянский -г оглушается и становится -к‘ (этим хорошо известным явлением объясняется также разница в формах as-tigor и dik‘ori); этноним *gut‘ транс-формируется в k‘ut\ мн. k(ut‘k\ а название страны *GiC-iti — в *K‘u‘-eti. Названия северо-кавказских этносов явно пришли в “Армянскую географию” через посредство грузинского языка (и скорее через устное предание, чем через письменный источник), что будет подтверждено и в дальнейшем. Егетуап, 1973. Р. 263 и 268, исправляет k’ut’k’ на к‘ип‘к‘ и считает их курталинцами, жителями долины Куртаули к западу от Дарьяла, а название k‘ut‘etk‘ возводит к небольшой горной граде Кударо в южной Осетии. Одна¬ко принадлежность k‘ut‘etkl к первой, наиболее западной, группе противоре¬чит гипотезе Еремяна, который располагает их слишком далеко на востоке.

d-e-f-g. — Siyimk\ название которых сохранилось в сокращенной версии, обитали в Exupia — стране, подчинявшейся (согласно Прок., VIII, 2, 23) царям лазов, расположенной за Лазикой близ Souania-Съашш: цгта бе аитоид [за лазами] хата ТЦУ praoyaiav Ехища [издатели без надобности исправля¬ют на Zxupvia] те xai Zouavia ест; ср. Егетуап, 1973. Р. 268, примеч. 81). Argwel и Mardoyl/Margoylk соответствуют округу Аргвети (он же Маргви) на границе между Иберией и Лазикой. T’akoyr — это Takveri, к северо-западу от Аргвети {Marquart, 1903. Р. 171; Егетуап, 1973. С. 268). Впервые этот топоним встречается в письме Анастасия Апокрисиария, товарища по ссылке Максима Исповедника, современном “Армянской географии”. Он повеству¬ет, что в августе 662 г. был переведен в крепость в Такирия, радом с Иберией (тцд Хеуорсуцд Oaxupiag лХцоюу ‘Iffcpiag) {Devreesse, 1955. P. 12.). По мнению Еремяна, названия Т‘акоуг-Т‘akueri и Skymia-*Skiwmik‘ означают одну и ту же местность, соответствуя грузинскому округу Le£‘xumi (Skymia- Letchkhoumi однозначно тождественна Thakyria-Thacwer в Wakhoucht, 1842. P. 349).

h. — Аланы, потесненные *as-digor, переходят на последнюю позицию. В начале той же главы мы читаем, что река Drakon, ныне Кодор 4, разделя¬ющая Абасгию и Лазику, берет начало в Алании. Такое указание предполагает, что территория Алании захватывает южный склон Кавказа. Эта удивительная на первый взгляд информация находит, между тем, подтверждение в письме Анастасия Апокрисиария (конец 665 г.). Когда Максим Исповедник был заключен в крепость Схемарис, “рядом с народом, именуемым аланами”, Анастасия вначале поместили в крепость Буколус в Mesiana (Mesimiana или Misimiana в латинском переводе Анастасия Библиотекаря), в пограничном (ev тоТд prGoploig) с аланами районе. Но очень быстро он был переведен в Такирию, в то время как крепость Буколус была “захвачена аланами, которые с тех пор ее удерживают” (Devreesse, 1955. Р. 11). Затем правитель лазов перевел Анастасия в крепость Фусту, ad partes Apsiliae et Misimianae (.Devreesse, 1955. P. 13). Страна Мисимиания располагалась в районе верхнего течения и к юго-востоку от реки Кодор, между Лазикой на юго-западе и Апсилией на северо-западе; именно здесь с определенной долей уверенности можно расположить Буколус и Фусту (Воронов, 1975. С. 150 и др.). Согласно Агафию Миринейскому, Буколус (называемый Буклоос) в 556 г. принадлежал Мисимии/Мисимиании, находясь на границе с Лазикой, причем мисимиане подозревали императорского офицера Сотириха в замысле передать аланам контроль над крепостью (Агаф. III, 15, 9). Спустя век аланы добились этой передачи силой оружия, не прибегая к поддержке Византии. Фуста же предстает как город алан в житии апостола Андрея, составленном в начале IX в.: Симон и Андрей отправляются eig XaXavlav (sic!) xai eig Oonarav лоХгу, где совершают чудеса, а потом оттуда идут в Абасгию СEpiphanius. Col. 244А). Аланы явно забирают контроль, по обе стороны горного хребта, над торговым путем, пролегавшим через Клухор. Эта динамика отражается в “Армянской географии”, где Алания простирается до истоков Кодора, включая в себя Кавказский хребет, а название “Мисимиания” вовсе не встречается.

Ко второй группе относится только один народ: “Дальше (еп yet) находятся dik‘ori(n) из страны Ардоз в горах Кавказа, откуда берет начало река Агт(п) и, протекая на север через широкие равнины, впадает в At(i)l”. Форма dik’ori воспроизводит грузинское название страны дигоров — Digori, переданное принцем Вахушти (Wakhoucht, 1842. Карта 5; ср. выше топоним K‘ut‘eti, ставший названием народа). Река Агт(п) не может быть ничем иным как Тереком, хотя он и впадает не в Волгу (Atil), а в Каспийское море. Опи¬сание этой реки и особенно сведения, почерпнутые из осетинской устной традиции, позволяют определить местонахождение страны Ардоз — это до¬лина Уруха (притока Терека), в западной части современной Северной Осетии и на востоке Кабардино-Балкарии (Волкова, 1973. С. 111. Миллер, без особых оснований, помещал страну Ардоз во Владикавказской долине, см. ниже).

Все комментаторы сходятся на том, что формы aS-tigor и dik‘or представляют варианты одного этнонима — дигоры. В “Армянской географии” различаются две разновидности дигоров: первая, как явствует из текста, представляет собой “народ алан”, вторая же таковым не является. Земли, заселенные двумя частями разделившегося племени, очевидно, граничили друг с другом. В таком случае, aS-tigor находились к западу от страны Ардоз. Такое соседство проясняет слова трактата о том, что aS-tigor — это “народ алан… живущий на юге”. Поскольку Кавказский хребет простирается с северо-за¬пада на юго-восток, то самое восточное племя алан — в данном случае, *as-digor — оказывается и самым южным.

Третья группа, расположенная “в тех же горах, за ардозийским народом”, включает в себя “dajank’ [gadank’ в сокращенной версии], dualk’, сёх¬оук’, ригк‘ [ар’игк] и сапагк\ которым (принадлежат) Ворота аланов, а также иные Ворота под названием К‘сек‘еп [Cicen], по одноименному народу”.

Dajank’, или лучше ga6ank’, по Еремяну, представляют собой жителей округа Рача, примыкающего к Аргвети и T’akveri. При перечислении автор продолжает следовать с запада на восток. О двалах, цанарах и cicen, т.е. чеченцах, речь идет в той части статьи, которая не вошла в настоящий перевод. Этноним сёхоук’ Еремян сближает с названием Sac’xumet’i (округ на северо-западе Картли), LePxumi (= Скимия) и C’xumi (город Сухуми); эта топонимическая цепочка приводит к могущественному ранее народу M6oxoi, или M£oxoi {Muski ассирийских текстов) (Егетуап, 1973. С. 269), последние представители которого сохранились только в высоко в горах. В “Таблице Певтингера” и “Равеннском анониме” о народе musetice/miceti- ton говорится как о соседях двалов. По Прокопию, Мсохсн признали сюзе¬ренитет царей Иберии; живя в недостижимых вершинах Кавказского хреб¬та, они занимались земледелием (Ргосоре, 1963. П. Р. 494 (VTQ, 2, 24-26)). Географическое расположение Meoxoi соответствует району, где надле¬жит поместить сёхоук’.

Объяснением этнонима р‘игк‘, или скорее ар’игк\ мы обязаны Еремяну. Достаточно было легкого в палеографическом плане исправления — и ар’игк’ превратился в *awsurk’, (следует произносить dsurki), что соответст¬вует этнониму o(v)s — грузинской форме слова “ас” с грузинским суффиксом -иг-, за которым следует армянский формант множественного числа -к’ СЕгетуап, 1973. С. 269 и примеч. 84). Еремян поместил awsurk‘ на восток от цанаров и к югу от двалов. Эта гипотеза, однако, заставляет поместить все народы третьей группы к югу от хребта и, следовательно, от *digor страны Ардоз, не включая в их число племя, расположенное “после (т.е. на восток от) ардозийского народа”. Кроме того, решающее свидетельство “Книги це¬ремоний”, не учтенное Еремяном, говорит о местонахождении Азии к севе¬ру от Цанарии. На самом деле, * awsurk’ размещались на востоке страны Ар¬доз, во Владикавказской долине и бассейне реки As(s)a, которая, по всей ви¬димости, унаследовала свое название от асов.

Этноним as в “Армянской географии” встречается дважды: в именах as¬tigor и * awsurk’. В первом случае подчеркивается, что дигоры, связанные с аланами, — это асы. Это указание, не повторяемое, когда речь идет о диго¬рах из страны Ардоз, явно относится к обеим частям дигорийского разроз¬ненного племени. Его разделение было, вероятно, вызвано особенностями рельефа местности, также способствовавшего выделению территории со¬временной Северной Осетии. *awsurk‘ — не-дигорийские асы — располагают¬ся к востоку от страны Ардоз. Таким образом, центральная часть Северно¬го Кавказа оказывается поделенной на четыре племенные единицы: алан, *as-digor, представляющих собой одно из аланских племен, (as)-*digor, не связанных с аланами, и * awsurk’. Согласно Ибн Русте, “аланы включают в себя четыре племени, из которых самое благородное — там, где выбирают князя — называется D.khsas”. Эти четыре аланских племени Ибн Русты (он не различает алан и асов) соответствуют четырем племенам “Армян¬ской географии”, расположенным на той же самой территории (1Ъп Rusta, 1955. Р. 167); Маркварт (.Marquart, 1903. Р. 165-167) видит этноним as в по¬следней части слова D.khsas; Минорский (1958. С. 445, примеч. 5) предлага¬ет, не без колебаний, исправить *D.khs-As на *Rukhs-As, в качестве паралле¬ли приводя этноним roxsalani\ ср. Гадло, 1994. С. 19. Любое исправление здесь будет очень рискованным).

Сведения “Армянской географии” соотносимы с греческими источниками. Аланы и западная часть дигорийских асов, ставшая “племенем алан”, составляют Аланию, являвшуюся союзницей Византийской империи при Юстиниане. Вторая часть дигорийских асов и “просто” асы (*awsurk‘) были на востоке союзниками Персии. В эпоху Константина Багрянородного архонты Азии выступали, вероятно, предводителями двух последних племенных образований. То, что ни в одном византийском тексте, кроме “Книги церемоний”, не упоминается об Азии (а лишь об аланах и Алании), объясняется тем, что эти источники прилагают ко всем выходцам из бывшего аланского союза название западного племени, с которым Византия поддерживала контакты через Лазику и Абасгию. Следуя той же логике, грузинские источники распространяют на все племена имя асов (осов) — соседей Грузии.

К сведениям письменных источников следует добавить результаты археологических изысканий. Раскопки, ведущиеся на Северном Кавказе с конца XIX в., обнаружили оригинальную культуру, атрибутируемую как аланская, но равным образом принадлежащую и асам; ее распространение позволяет установить границы совместной территории этих народов с большей точностью, чем это возможно сделать на основании текстов (Кузнецов, 1973. С. 60-74, карта на с. 65; Ковалевская, 1984. С. 14-15 (карта). На нашей карте (рис. 1) зона распространения “аланских” древностей очерчена по указаниям этих двух авторов). Ряд богатейших захоронений, найденных в долине Кисловодска, способствовал определению политического центра западной Алании, связанного с именем царя Саросия. Именно в этом месте располагались *as-digor, занимающие доминирующее место в “Армянской географии” и являющиеся, по нашему мнению, самым благородным из четырех племен в сочинении Ибн Русты. Что же касается возможной связи между племенными делениями и двумя вариантами “аланских” древностей, различаемыми некоторыми археологами, — западным (в верхнем течении Кубани, Кумы и их притоков) и восточным (в бассейне верхнего Терека с притоками), — то проблема эта выходит за рамки нашей компетенции.

4. АСЫ, АЛАНЫ, ОСЕТИНЫ

Расположение алан и асов на нашей карте не должно было бы вызывать удивление. Луи Вивьен де Сен-Мартен в своем исследовании, опубликованном в 1850 г., собрал сведения, приводящие к такому же расположению (Vivien de Saint-Martin, 1850. P. 105-180). В частности, он приводит две карты: отца Арканджело Ламберти, появившуюся в 1654 г., и Жозефа-Николя Делиля, начерченную в Санкт-Петербурге в 1738 г. и напечатанную в Париже в 1765 г. (Lamberti, 1654 (с раскладывающейся картой); De Г Isle, 1766; ср. Allen, 1953. Р. 99-100), — на которых Алания располагается западнее горы Эльбрус, где, как мы только что определили, находилось племя алан. Так как карта Делиля основывалась на сведениях и материалах, собранных грузинским царевичем Вахушти, то очевидно, что и в “Описании Грузии” Вахушти страна Аланет была помещена “на запад от Суанета, к северу от Бедии”, (Wakhoucht, 1842. Р. 413). Вивьен де Сен-Мартен ссылается на путешественников, свидетельствующих, что страна кабардинцев и балкарцев к востоку от Эльбруса и западу от современной Осетии именуется соседними народами “Осетия”. Наконец, он придает большое значение сведениям “Книги церемоний”, из которых заключает, что взаиморасположение осетин и аланетов в “Описании Грузии” “в точности соответствует государствам азов и аланов времен Константина Багрянородного” (Vivien de Saint-Martin, 1852. P. 249).

К сожалению, книга Вивьен де Сен-Мартена, напечатанная в количестве всего шестидесяти пяти экземпляров, почти не вызвала резонанса в научном мире. Этот труд, равно как и свидетельство “Книги церемоний”, остались неизвестными Всеволоду Миллеру, отцу осетинских исследований в России, и Юлиану Кулаковскому, чей сборник данных по истории алан (Кулаковский, 1899) служит основой для знакомства с византийскими источниками многих кавказоведов. Этот факт помогает понять, почему осетинские исследования стали развиваться — по большей части, по почину Миллера — наперекор тому, что мы изложили выше.

Миллер превосходно знал Осетию и ее народ. Картографические данные и свидетельства путешественников, согласно которым Алания и Осетия находятся соответственно на западе и на востоке от Эльбруса, от него не ускользнули. Миллер также был знаком с длинной версией “Армянской географии”, опубликованной за семь лет до его исследования, и мы обязаны ему многими полезными наблюдениями над текстом (обзор переводов и комментариев к главе “Армянской географии”, посвященной азиатской Сарматии, см.: Гаглойти, 1966. С. 155-166). Между тем, располагая лишь неточными переводами, Миллер сделал почти сюрреалистические выводы касательно расположения этносов: алан он разместил на западе, у истоков Кубани, асов — восточнее, затем снова алан — еще дальше на восток, в стране Ардоз, якобы во Владикавказской долине (Миллер, 1887. С. 10-11 и 102-116. Миллер не знал о “Кембриджском документе”, впервые опубликованном в год его смерти — 1913). Такое чередование народов только укрепило Миллера в убеждении, заимствованном у пионеров осетинской истории, Потоцкого и Клапрота, что названия асов и алан суть два наименования одного этноса.

Западная Алания, все-таки признанная Миллером, исчезла в ряде позднейших исследований. Так, на карте Еремяна (1963 г.), которой точно следует Хьюсен, территория алан (отождествленных с осетинами) обозначена на востоке от горы Эльбрус {Егетуап, 1963, с раскладывающейся картой; Hewsen, 1992. Р. 56). Для Ю.С. Гаглойти “Алания начинается на восток от истоков Кубани и Эльбруса” (Гаглойти, 1966. С. 147). Между тем, археологами-специалистами по “аланской” культуре всегда признавалась западная часть Алании. В.А. Кузнецов (ему мы обязаны фундаментальным исследованием Нижнего Архыза: Кузнецов, 1993), изучавший у самых истоков Кубани руины средневековой столицы Алании, тоже признавал изначальное различие между аланами и асами — двумя народами, которые, по его мнению, слились в начале Средневековья. Тем не менее, этот ученый приписал западную Аланию (а также западный вариант аланской культуры) асам, а восточную часть — аланам, противоположно схеме “Книги церемоний” {Кузнецов, 1992. С. 30 и др.) В исследовании, ранее опубликованном, но отражающем нынешнюю точку зрения автора 5, он не настаивает больше на такой локализации, расценивая асов и аланов как два названия одного народа (см.: Кузнецов, 1988. С. 77).

Эта путаница, вызванная неверным пониманием или незнанием важнейших письменных свидетельств, касающихся средневековой истории Северного Кавказа, объясняет характер данной статьи. Каждый источник был прокомментирован в собственном контексте. В результате стало очевидным, что аланы и асы, которые различались в VII в. “Армянской географией”, сохраняли это различие, несмотря на пересекающиеся пути развития, по крайней мере, вплоть до середины X в.

Такое же различие наблюдалось и в последующие века. Мы коснемся этого позднего периода вкратце и лишь потому, что идея тождественности алан и асов, либо их слияния в эпоху Великого переселения народов базируется на трех свидетельствах не ранее ХIII в. В свою очередь, они должны быть помещены в контекст, позволяющий судить об их исторической ценности.

“Historia Mongalorum” Д. Плано Карпини, написанная им под впечатлениями от путешествия к монголам в 1245-1255 гг. — первый текст, дающий уравнение “Alani sive Assi”. Оно представлено в списке народов, где так же абхазцы приравнены к грузинам (“Obesi sive Georgiani”) {Da Pian del Carpine Giovanni, 1989. P. 290 (VII, 9)). Гийом де Рубрук, побывавший в Монгольской империи в 1253-1255 гг., и которому был известен рассказ Плано Карпини, описывает свою встречу с “аланами, которые зовутся там аасами” (“Alani qui ibi dicuntur Aas”) перенимает формулировку “Alani sive Aas” {De Rubruc Willelmus, 1929. XI, 1; XIV, 3. P. 191, 199. Cf. p. 150.). Наконец, венецианец Иосафат Барбаро, написавший около 1490 г. воспоминания о своем пребывании в Тане (в устье Дона) в 1436-1452 гг., говорит о землях, разоренных аланами, “называющимися на своем языке асами” (“Alani, li quali nela lor lengua se chiamano As”). Чуть дальше он повторяет отождествление: “As zoe Alani” {losaphat Barbaro, 1971. 7 и 42. С. 115, 128.). Поскольку политическая граница была смещена по отношению к границе племенной (дигорийские асы в “Армянской географии” стали “племенем алан”), Рубрук, быть может, и не заблуждался, когда принял за алан асов, встреченных в лагере монгольского военачальника. В самом деле, на китайской карте монгольских завоеваний, напечатанной в 1331 г., появляется комбинированный этноним а-1ап- a-sz, типичный для смешанных народов (Bretschneider, 1876. Р. 184—189; ср.: Bretschneider, 1888. Р. 84—90). Эту позднюю и до конца не реализованную тенденцию к слиянию не следует, однако, переносить в первое тысячелетие нашей эры.

Арабский географ Ибн Саид, современник Плано Карпини и Рубрука, проводит четкое различие между аланами, жившими на востоке от абхазцев, и их соседями — асами. По его мнению, оба народа были турками, обращенными в христианство (Ibn Said цитируется в Abou ‘l-Fida\ 1848. Р. 286-287. Автор приписывает турецкое происхождение и русам). Географическое положение аланов по отношению к абхазцам согласуется с этническим распределением в “Армянской географии” — аланы на западе, асы на востоке. Столь же важным является свидетельство Жана де Гайфонтена, архиепископа Сюлтание, составившего в 1404 г. труд о восточных христианах. Хорошо информированный благодаря долгому пребыванию на Востоке, в своем общем списке народностей он различает асов и аланов (“Assi, Alani”); кроме того, он упоминает три горных народа, соседствующих с грузинами (“Ioriani”): “Sunt etiam in confinibus ipsorum in montibus Duelli, Allani, Assi etc.” {Kern, 1938. P. 108, 113; ср.: Tardy, 1978. P. 93-94.). Ни у кого не вызывает сомнений при чтении “Памятника эриставов”, что двалы, хоть и зажатые между грузинами на юге и асами на севере, в XIV в. все еще сохраняют этническую самобытность. Нет никакой необходимости и отождествлять асов с аланами.

Монгольские завоевания ХIII-XIV вв. повлекли изменения в этнической карте Северного Кавказа. Государственные образования алан и асов, все более и более дробные, понесшие большие потери в борьбе с монголами, уменьшались, как шагреневая кожа {Кузнецов, 1992. С. 329-351). Их упадок способствовал продвижению на юго-восток соседних адыгейских племен, касогов, из числа которых вышли черкесы и кабардинцы {Кушева, 1963.
С. 162-168; ср.: Lemercier-Quelquejay, 1984. Р. 133 — указывается, что в источниках этого времени отсутствуют упоминания об осетинах; Некрасов, 1990). Эти народности захватили плодородные районы на севере и востоке исторической Алании, отделив таким образом алан на западе от асов на востоке. Два народа, бывшие до того соседями на протяжении более тысячи лет, оказались разрозненными.

Путешественники, побывавшие в XVII в. в Мингрелии, сообщают о живущем на северо-восточных склонах гор маленьком народе, называвшемся аланы. Согласно сведениям отца Ламберти (около 1654 г.), соседи Мингрелии, “gli Abcassi, gli Alani, i Suani, i Gichi & i Circassi”, являлись христианами только по названию {Lamberti, 1654. P. 2, cf. 189). Поколение спустя другой католический миссионер, Жозеф-Мари Зампи, характеризует абкасов [абхазцев], аланов и жигов [зихов] как неверных; будто бы те жили по соседству с церковью Святого Георгия в епископстве Бедиел, недалеко от Черного моря. “Рассказ” отца Зампи о нравах мингрельцев сохранился в воспоминаниях Жана Шардена, побывавшего в Мингрелии в 1672 г. Сам он описывает “аллан” (соответствующих аланам древних авторов) как один из народов, “граничащих с Колхидой”, и размещает их на карте на северо-(востоке) от реки Кодор (Voyages du chevalier Chardin, en Perse, et autres lieux de l’Orient (nouvelle edition), 1735. P. 55, 111, и карта в начале тома. Русский перевод этих свидетельств см.: Карсанов, 1995. С. 403—408), т.е. ровно в том месте, где они осуществили прорыв в Мисимианию за тысячу лет до того. Наконец, граф Ян Потоцкий, путешествуя по Кавказу в 1797 г., узнал, что последние аланы, которых осталось не более тысячи душ, живут в долине неподалеку от Сванов; историческое название этого народа вызвало его любопытство, однако он не сумел до них добраться (Potocki, 1829. Р. 146-147, 180-181). Жаль! Свидетельство Потоцкого о существовании алан было последним.

РИС. 2. Фрагмент карты Причерноморья, опубликованный в 1769 г. Робертом де Вогонди

РИС. 2. Фрагмент карты Причерноморья, опубликованный в 1769 г. Робертом де Вогонди

По мнению В. Миллера, аланы Потоцкого являлись не потомками исторических алан, а “ветвью тюркского племени, которое живет в Карачае”; для Волковой они представлялись абазинцами (абхазцами), мигрировавшими в горы (Миллер, 1887. С. 113-116; Волкова, 1973). Подобный скептицизм ничем не обоснован. На прекрасной карте Причерноморья, опубликованной в 1769 г. Робером де Вогонди (фрагмент ее см. рис. 2), абазинцы (Малая Абазия и абазинцы-бакоанцы) четко отделяются от алан, располагающихся на севере от перевала Клухор {De Vaugondy, 1769). Последовательные свидетельства о присутствии алан в этом конкретном месте позволяют утверждать, что “тысяча душ”, о которых говорит Потоцкий, — на самом деле, остаток большого племени, диктовавшего некогда свои законы в понтийских степях.

В то время как остатки алан угасали в горах Мингрелии, асы, известные под именем осетин, обрели второе дыхание. Современные республики Северной Осетии (в составе Российской Федерации) и Южной Осетии (мятежная часть Грузии) являются наглядным свидетельством этого возрождения. Их современной истории мы здесь не касаемся, приведем лишь недавний занятный факт: постановлением руководства Северо-Осетинской республики она была переименована в Аланию. Сплав двух народов, который Истории осуществить не удалось, произошел через сплав двух историй.

ЛИТЕРАТУРА

Абрамова М.П., 1993. Центральное Предкавказье в сарматское время (Ш в. до н.э. — V в. н.э.). М.
Афанасьев Г.Е., 1993. Донские аланы. М.
Артамонов М.И., 1962. История хазар. Л.
Бубенок О.Б., 1997. Ясы и бродники в степях Восточной Европы (VI — начало ХШ в.). Киев.
Волкова Н.Г., 1973. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М.
Воронов Ю.Н., 1975. Тайна Цебельдинской долины. М.
Габриелян РА., 1989. Армянско-аланские отношения (I-Х вв.). Ереван.
Гаглойти Ю.С., 1966. Аланы и вопросы этногенеза осетин. Тбилиси.
Гадло А.В., 1979. Этническая история Северного Кавказа IV-X вв. Л.
Гадло А.В., 1994. Этническая история Северного Кавказа Х-ХШ вв. СПб.
Деопик [Ковалевская] В.Б., 1958. Северокавказские аланы // Очерки истории СССР: Кризис рабовладельческой системы и зарождение феодализма на территории СССР, III-IХ вв. М. С. 616-632.
Заходер Б.Н., 1962. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. М. Т. I.
Карсанов, 1995. Кавказские аланы-асы в письменных источниках позднего средневеко¬вья (XIV-XVIII вв.) // Аланы: история и культура. Владикавказ. С. 403^108. (Alanica III).
Ковалевская В.Б., 1984. Кавказ и аланы. М.
Коковцов П.К., 1932. Еврейско-хазарская переписка в X в. JI.
Кузнецов ВЛ., 1973. Аланская культура Центрального Кавказа и ее локальные вариан¬ты в V-ХШ веках // СА. № 2.
Кузнецов ВЛ., 1962. Аланские племена Северного Кавказа. М. (МИА. Вып. 106).
Кузнецов ВЛ., 1988. Дургулель Великий и Нижний Архыз // Методика исследования и интерпретация археологических материалов Северного Кавказа. Орджоникидзе. С. 76-91.
Кузнецов ВЛ., 1992. Очерки истории алан. Владикавказ.
Кузнецов В Л., 1993. Нижний Архыз в X-XD вв. Ставрополь.
Кулаковский Ю., 1899. Аланы по сведениям классических и византийских писателей. Киев.
Кушева Е.Н., 1963. Народы Северного Кавказа и их связь с Россией (вторая половина XVI — 30-е годы XVII века. М.
Леквинадзе В., 1969. Понтийский лимес // Вестн. древ, истории. № 2. С. 75-93.
Лордкипанидзе М.Д., 1988. Кахети // Очерки истории Грузии. Тбилиси. Т. II.
Миллер В., 1887. Осетинские этюды. Ч. Ш // Учен. зап. Имп. Московского ун-та. Вып. 8. М. (Перепечатано: Владикавказ, 1992.)
Минорский В., 1963. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М. (Пер. испр. и дополн. автором, кн.: Minorsky V. A History of Sharvan and Darband in the 10th— 11111 Centuries. Cambridge, 1958).
Мкртумян Г.Г., 1983. Грузинское феодальное княжество Кахетии в VIII-XI вв. и его вза-имоотношения с Арменией. Ереван.
Некрасов А.М., 1990. Международные отношения и народы Западного Кавказа (послед¬няя четверть XV — первая половина XVI в.). М.
Новосельцев А.П., 1990. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М.
Плетнева С .А., 1967. От кочевий к городам. М.
Abou ‘l-Fida’ (Aboul-Feda), 1848. Geographie / Trad. Reinaud M. Paris. Т. П.
Allen W.ED., 1953. Two Georgian maps of the first half of the eighteenth century // Imago Mundi.
10. P. 99-121.
Bretschneider E., 1876. Notices of the Medieval Geography and History of Central and Western Asia. London.
Bretschneider E., 1888. Medieval Researches from Eastern Asiatic Sources. London. П.
De cer. — Constantinus Porphyrogenitus. De cerimoniis / Ed. Reiske J.J.). Bonn, 1829.
De Vlsle J.-N., 1766. Carte Generale de la Georgie et de ГАгтёте. Paris; Lattre.
Devreesse R., 1955. La lettre d’Anastase l’apocrisiaire sur la mort de S. Maxime le Confesseur et de ses compagnons d’exil. Texte grec inedit // Analecta Bollandiana. 73. P. 5-16.
Diller A., 1952. The Tradition of the Minor Greek Geographers. Oxford.
Epiphanius. De vita et actibus et morte… Andreae // Patrologia Graeca. T. 120.
Егетуап S.T., 1963. Hayastane est “ASxarhac‘oyc” (Армения по данным “[Армянской] гео¬графии”). Erevan.
Егетуап S.T., 1972-1973. “Asxarhac‘oyc‘i” skzbnakan bnagri verakangnman p‘oij // Patma- banasirakan Handes. 4 (1972). P. 209-230; 1 (1973). P. 238-252; 2 (1973). P. 261-274.
Gnioli Gh., 1996. II nome degli Alani nelle iscrizioni sassanidi: considerazioni linguistiche e storiche sul tema dell’opposizione tra Iran estemo e Iran intemo // II. Caucaso: cemiera fra culture dal Mediterraneo alia Persia, Settimane di studio del Centro italiano di studi sull’alto medioevo. Spoleto. 43. P. 831-866.
Geographie armenienne — Geographie de Monse de Corune d’aprus Ptolemee / Ed. A. Soukry. Venise, 1881.
Golb N., Pritsak O., 1982. Khazarian Hebrew Documents of the Tenth Century. Ithaca; Londres.
Gregoire H., 1952. L’origine et le nom des Creates et leur pretendue patrie caucasienne // Nouvelle Clio. 4.
Hewsen RH., 1992. The Geography of Ananias of Sirak (A5xarhac‘oyc‘). Wiesbaden. (Beihefte zum Tubinger Atlas des Vorderen Orients. B. 77).
Ibn Rusta (Ibn Rusteh), 1955. Les atours precieux / Trad. Wiet G. Le Caire.
Hudud al-alam / Trad. V. Minorsky. London, 1937.
Iosaphat Barbaro, 1971. Viaggio alia Tana. Пер. и комм, см.: Скржинская Е.Ч. Барбаро и Контарини в России. Д. С. 113-187.
Kartlis cxovreba / Ed. Q’auxcisvili S. I. Tbilisi, 1955.
Kern A., 1938. Der “Libellus de Notitia Orbis” Iohannes’ 1П. (de Galonifontibus?) O.P. Erzbischofs von Sulthanyeh // Archivum Fratram Praedicatoram. 8. P. 82-123.
Lamberti A., 1654. Relatione della Colchide hoggi detta Mengrellia. Naples.
Laurent J., Canard М., 1980. L’Armenie entre Byzance et l’islam depuis la conquete arabe jusqu’en 886. Lisbonne.
Lemercier-Quelquejay Ch., 1984. La structure sociale, politique et religieuse du Caucase du Nord au XVIе siecle // Cahiers du monde russe et sovietique. 25. P. 125-148.
Marquart J., 1903. Osteuropaische und ostasiatische Streifziige. Leipzig.
Miklosich F., Muller J., 1860. Acta et diplomata graeca medii aevi sacra et profana. I.
Di Pian di Carpine Giovanni, 1989. Storia dei Mongoli / Ed. Daffina P., Leonardi C., Lungarotti M.C., Menestm E., Petech L. Spolete.
Potocki J., 1829. Voyage dans les steps d’Astrakhan et du Caucase / Ed. annotee par J. Klaproth. Paris. I.
Pritsak O., 1978. The Khazar Kingdom’s Conversion to Judaism // Harvard Ukrainian Studies. 2. P. 261-281.
De Rubruc Willelmus, 1929. Itinerarium / Ed. A. Van den Wyngaert. Sinica franciscana. Karachi; Florence. Vol. I: Itinera et relationes fratrum minorum saeculi ХШ et XTV.
Runciman S., 1929. The Emperor Romanus Lecapenus and his Reign. Cambridge.
Saint-Martin J., 1819. Memoires historiques et geographiques sur l’Armenie. Paris. Т. П.
Tardy L., 1978. The Caucasian Peoples and Their Neighbours in 1404 // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. 32. P. 83-111.
De Vaugondy Robert (D.), 1769. Carte des environs de la mer Noire ou se trouvent 1‘Ukrayne, la petite Tartarie, la Circasie, la Georgie et les confins de la Russie Europeenne et de la Turquie. Paris.
Vivien de Saint-Martin L., 1850, 1852. Etudes de geographie ancienne et ethnographie asiatique. Paris. Т. 1-П.
Wakhoucht, 1842. Description geographique de la Georgie par le Tsarewitch Wakhoucht / Ed. trad. Brosset M.-F. Saint-Petersbourg.
Westberg F., 1899 [1900]. Beitrage zur Waning orientalischer Quellen iiber Osteuropa I I Bulletin de l’Academie Imperiale des Sciences de St.-Petersbourg. 5e serie. 11. P. 211-245, 275-314.
Zuckerman C., 1991. The Early Byzantine Strongholds in Eastern Pontus // Travaux et Memoires.
11. P. 527-553.
Zuckerman C„ 1995. On the Date of the Khazars’ Conversion to Judaism and the Chronology of the Kings of the Rus Oleg and Igor: A Study of the Anonymous Khazar Letter from the Genizah of Cairo // Revue des Etudes Byzantines. 53. P. 237-270.
Zuckerman C., 2000a. A propos du Livre des ceremonies, П, 48 : I. Les destinataires des lettres imperiales en Caucasie de l’Est. II. Le probleme d’Azia/Asia, le pays des Ases. Ш. L’Albanie caucasi- enne au Xе siecle // Travaux et Memoires, 13. P. 531-594.
Zuckerman C., 2000b. Le voyage d’Olga et la premiere ambassade espagnole a Constantinople en 946 // Travaux et Memoires. 13. P. 647-672.

К содержанию 218-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Сокращенный перевод статьи: Zuckerman, 2000а. Р. 532-542, 548-562. 3. КСИА, вып. 218 65 6Опираясь на малоизвестный пассаж из “Книги церемоний византийского двора” и на сведения “Кембриджского документа”, я попытаюсь определить, какое место на карте, а вместе с тем и на политической арене Кавказского региона, занимала Асия, государство асов. По традиции, включаемая учеными в состав Аланского царства Асия предстает здесь как самостоятельная политическая единица. Новый анализ данных “Армянской географии” проясняет географическое и племенное различие между аланами и асами: вопреки распространенному взгляду, первые располагаются западнее вторых. В новом свете предстают также и корни современных потомков асов — осетин.

    1. АЗИЯ “КНИГИ ЦЕРЕМОНИЙ”

    В “Книге церемоний византийского двора”, основная часть которой была составлена в 946 г. по указанию императора Константина VII Багрянородного (Zuckerman, 2000b. P. 669-672), содержатся сведения о дипломатических сношениях Византии с кавказскими странами. Глава II, 48, описывающая протокол обмена посланиями с иностранными державами, содержит список и кавказских адресатов (De сег. Р. 688). Перечень начинается Арменией и Иберией, с подробным перечислением удельных правителей этих стран, затем следуют Алания, подчиняющаяся эксусиократору, и Абасгия, находящаяся во власти эксусиаста; после идет список архонтов еще девяти государств. Этот перечень — единственное свидетельство о дипломатических связях Византии с часто совсем крошечными странами Восточного Кавказа: горной областью Раввадидов, Цанарией, Дидонией, Ширваном, Хурсаном, Барзандом, Муканом. Среди прочего, из этого списка видно, что во время междуцарствия, последовавшего за исчезновением последнего из Саджидов в 929 г., ряд северных территорий Азербайджана утверждает свою независимость, в частности, наладив связи с Византией, — до того момента, как мусафирид Марзубан ибн Мухаммад в 942-943 гг. вновь восстанавливает единство эмирата и упраздняет “государства” Барзанд и Мукан, равно как, на время, и независимое раввадидское княжество (подробнее см.: Zuckerman, 2000а. Р. 532-539).

    Девятая страна в этом списке, Азия, представляет особый случай. Она фигурирует в явно испорченном пассаже:
    dg TOV dpxovra тои Zap (3av. oixiveg xdvxai pioov AXaviag xai T£;avapiag dg TOV apxovra A£iag, ev cb daiv ai Kaondai лпХаш
    Архонту Сарбана, которые располагаются (мн. ч.) между Аланией и Цанарией;
    Архонтам Азии, в котором находятся Каспийские ворота.

    2ap(3av — это Ширван, прибрежное княжество к югу от Дербентского прохода, ненадолго усилившееся во второй четверти X в., северный сосед Мукана и Барзанда (Минорский, 1963. С. 106 и сл.). Его северо-западные соседи — дидойцы. Что касается Цанарии армянских и арабских источников, а также “Книги церемоний”, то она соответствует в эпоху Константина Багрянородного Кахетии, выступая далеко за пределы изначальной племенной территории цанаров, к югу от Дарьяльского ущелья (Мкртумян, 1983. С. 50-89; Лордкипанидзе, 1988. С. 251-269). Тем не менее, информация о том, что Ширван находится между Аланией и Цанарией, не имеет смысла: ни одна из этих стран не имеет с ним общей границы 7Вивьен де Сен-Мартен (Vivien de Saint-Martin, 1852. P. 244—246) противопоставил это наблюдение мнению Сен-Мартена {Saint-Martin, 1819. Р. 310), отождествившему Zappdv с Ширваном. Сам же он связал название “Сарба” с неким горным поселением сербов. Рансимен {Runciman, 1929. Р. 171) определил ZapPdv как Сарир, могущественное княжество на севере Дагестана; на приложенной к книге карте Рансимен попытался вставить Сарир между Аланией и Цанарией. Грегуар {Gregoire, 1952. Р. 322-323) согласился с тем, что ZapPav = Ширван и предложил исправить AXaviag на AXPaviag, “чтобы все встало на свои места”. Но данное решение, равно как и предложение Рансимена, не считаются с географическими данными.

  2. Маркварт добавляет с досадой, что Томашек, по своему обыкновению, не приводит источник, из которого берется х^Х а- Этот топоним фигурирует в акте константинопольского патриархата 1364 г. (изд.: Miklosich, Muller, 1860. № 221. P. 477), где идет речь о правах митрополита Алании в Алании, Кавкасии и Ахохии, но не приводится никаких сведений, касающихся местоположения указанных регионов. Занятно, что Лауре и Кана (Laurent, Canard, 1980. P. 64 (№ 83)) переставляют местами взаимное расположение Азии и Ахохии — “Аланы называли Азией часть своей территории, располагавшейся к югу от Кавказа, а Ахохией — к северу”, — ссылаясь при этом на Томашека и Маркварта. Наконец, для С. Рансимена Азия представляется как “some unidentified country” рядом с Дербентским проходом (иначе называемым Каспийскими воротами) (Runciman, 1929. Р. 171-172).
  3. О. Прицак (Golb, Pritsak, 1982. P. 134) отсылает к своей статье (Pritsak, 1978), но там (р. 264) он обещает доказать этимологию *furt-as в последующей работе, до сих пор так и не вышедшей. Предложенный Прицаком вариант был отвергнут А.П. Новосельцевым (1990. С. 195), однако принят Г.Е. Афанасьевым (1993. С. 13) и мной (Zuckerman, 1995. Р. 254), что я теперь считаю ошибкой. Недавно О.Б. Бубенок (1997. С. 130-133) выдвинул новую, на мой взгляд, малоубедительную этимологию этнонима “буртасы”, поддержанную в предисловии к книге Прицаком.
  4. См.: Миллер, 1887. С. 110-111; Егетуап, 1972—1973. С. 264, примеч. 38—39. Хьюсен (Hewsen, 1992. Р. 58, 112 (п. 32)), следуя одной из предыдущих работ Еремяна (Егетуап, 1963. См. карту), отождествляет Drakon с Эгури/Ингуром. Но помимо соображений Миллера, тако¬му отождествлению противоречит, по мнению Бердзенишвили, новое определение местонахождения Зигани — города Лазики, следуя “Армянской географии” (V, 19), — у устья реки Оку- ми (= Зеганис), в двадцати километрах к северу от Ингура (см.: Леквинадзе, 1969. С. 82, при¬меч. 26; ср.: Zuckerman, 1991. Р. 534 и карта, 539). Граница Лазики с Абасгией в эпоху написа¬ния “Армянской географии” проходила к северу от Зигани, т.е. по Кодору, а не по Ингуру. Хьюсен (Hewsen, 1992. Р. 127, cf. р. 58) располагает Зигани на Фасисе, не учитывая его новую локализацию.
  5. Письмо от 14 июля 1996 г., в котором В.А. Кузнецов отзывается на тогда еще не опубликованный французский текст настоящей статьи.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1942 Умер Павел Сергеевич Рыков — советский археолог, историк, музейный работник и краевед, исследователь Армеевского могильника.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 21.08.2016 — 18:43

4 комментария

Add a Comment
  1. Асы- это самоназвание Асдигорцев- они кстати произошли от жреческой верхушки скифов-уас- святой по осетински, асдигорцы потомки скифов которые оказались на Кавказе на целых 700 лет чем иронцы- потомки сарматов которые пришли на кавказ на 700 лет позже, около первого века нашей эры и которые предки иронов,поэтому именно у дигорцев 18-20 процентов кельтских генов полученных от ассимилированных им киммерийцев, кстати древнее самоназвание иранов арианы- от ариан- арийский иранский их тогдашние соседи китайцы не могли не произнести не записать- у них нет соответствующего иероглифа они произносили как аланы так название аланы закрепилось за иронами а потом на кавказе скифы и сарматы стали одним народом-ас-аланами-осетинами.

  2. ГРАНИЦА МЕЖДУ ГРУЗИНСКИМ И ИРОНСКИМ НАСЕЛЕНИЕМ ИЗДРЕВЛЕ НАЗЫВАЕТЬСЯ ДАРИ АЛАН- ОСЕТИНСКАЯ ДВЕРЬ- Между царством аланов и Кавказом (в Дарьяльском ущелье) есть так называемый Замок Аланских ворот и мост на большой реке (Терек). Эта твердыня была построена персидским царём Исбандийаром б. Биштасфом, который оставил там гарнизон, чтобы препятствовать аланам доходить до Кавказа. Нет никакой другой дороги для них, кроме как через мост под замком; стоящий на твёрдой скале замок невозможно захватить, и нет способа войти в него иначе как с согласия её гарнизона; кроме того, источник пресной воды, сбегая с вершины скалы, выходит в середине замка[…] […]по соседству с царством аланов, между Кавказом и Чёрным морем, живут черкесы; аланы превосходят могуществом этот народ, который не мог бы справиться с аланами, если бы не имел для защиты укреплений на морском побережье. Причиной их слабости по отношению к аланам является их нежелание назначить царя, чтобы он правил ими; иначе ни аланы, ни какой-либо другой народ не могли бы устоять перед ними[…] […]около страны аланов живёт народ абхазов, которые являются христианами и имеют своего царя; их территория простирается до самого Кавказа, но они не достаточно сильны, чтобы бороться с аланами[…] 22:35 Ал-Масуди (ум. в 345 г.х./956 г.)

  3. Интересная статья хотя там много и путаницы, автор не учел то что изза греков назвавших оба родственных народа аланами- многие авторы путали собственно алан чье название происходет от ариан- древнего варианта слова ирон с асдигорцами которые происходят от асов- по видимому жреческой верхушки скифов.Асы- это самоназвание Асдигорцев- они кстати произошли от жреческой верхушки скифов-уас- святой по осетински, асдигорцы потомки скифов которые оказались на Кавказе на целых 700 лет чем иронцы- потомки сарматов которые пришли на кавказ на 700 лет позже, около первого века нашей эры и которые предки иронов,поэтому именно у дигорцев 18-20 процентов кельтских генов полученных от ассимилированных им киммерийцев, кстати древнее самоназвание иранов арианы- от ариан- арийский иранский их тогдашние соседи китайцы не могли не произнести не записать- у них нет соответствующего иероглифа они произносили как аланы так название аланы закрепилось за иронами а потом на кавказе скифы и сарматы стали одним народом-ас-аланами-осетинами.

  4. В.А. Кузнецов (ему мы обязаны фундаментальным исследованием Нижнего
    Архыза: Кузнецов, 1993), изучавший у самых истоков Кубани руины
    средневековой столицы Алании, тоже признавал изначальное различие между
    аланами и асами — двумя народами, которые, по его мнению, слились в
    начале Средневековья. Я тоже так думаю- аланы- арианы- ироны, асы, асдигорцы-тоесть осетины двугорцы, жители приэльбрусья.Так что насчет локализации мест проживания аланов и асов автор стиатьи не прав.Тут сами названия говорят за себя — дари ал- граница между грузинами и аланами иронами и асдигорцы- осетины двугорцы, вспомни двуглавый эльбрус. скифо-сарматское слово гора не сохранилось в осетинском но осталось в качестве раннего заимствования в русском и грузинском.
    Стур- Ассиаг- большая Асия или Асдигория.позже это слово перешло и на балкарцев- смесь кыргызов с осетинами-двугорцами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика