А.Я. Труфанов — Традиции, новации, инновации

К оглавлению сборника «Смена культур и миграции в Западной Сибири»

Раскрывая положение о многокомпонентности практически любого из западно-сибирских этносов, отметим, что в формировании их этно-культурного облика значительную роль сыграли, различного рода инновации. Археологические источники, фиксируя лишь овеществленную часть культуры этноса, не позволяют, за редким исключением, при появлении инновации определенно утверждать, имеем ли мы дело с прямым заимствованием, скажем, в случае миграции инокультурного населения или речь должка идти о стимулированной или спонтанной трансформации (терминология Арутюнова C.A.). Желательная однозначность ответа на этот вопрос достаточно важна, так как в зависимости от утвердительного ответа на один из этих вопросов археологи и решают, следует ли утверждать наличие миграции, предполагая, соответственно смену культуры, этноса и т.д.; или ограничиться применением понятия «влияние». Последний вариант, впрочем, не является однозначным ответом, поскольку реальный (или,точнее, возможный) механизм культурного влияния до сих пор остается слабым местом в построениях археологов.

К данной проблеме вплотную примыкает вопрос о критериях фиксирования миграции на археологическом материале. Одним из основных общепризнанных критериев является появление на заданной территории чуждой культурной традиции, генетически не вытекающей из логики развития традиций местной культуры. Условие необходимое, но недостаточное. Так, например, появление ирменской культурной традиции в лесостепи Обь-Иртышья одни исследователи объясняют инновацией, другие видят в ней результат дальнейшего развития андроновской (федоровской) традиции, то есть спонтанную трансформацию культуры.

Представляется, что при исследовании предполагаемой миграции следует обратить особое внимание на ее начальный этап, то есть на выявление одновременного сосуществования местной и пришлой традиций в чистом виде. Как показывают исследования, такое существование возможно как на одном памятнике, так и на разных — синхронных друг другу. В таком варианте закономерно появление памятников, где обе эти традиции интегрированы, означающее, что они утратили характер инновации. Вместе с тем отдельно взятый факт наличия в одну эпоху двух разных традиций и одной смешанной дает основания как для предположения о появлении одной из них со стороны, так и для эволюционной схемы, если смешанную традицию поставить хронологически между «старой» и «новой». В этой ситуации целесообразно, с одной стороны, обратиться к абсолютным датам комплексов (если они, конечно, имеются), с другой — к материалам последующего времени. Представляется, что в том случае, когда мы имеем дело с результатом миграции, в последующую эпоху мы увидим угасание и растворение чуждой (новой) традиции (инновации), в то время как в эволюционном варианте новая традиция будет доминировать, подчиняя предшествующую.

В тех случаях, когда мы фиксируем в какой-либо культуре отдельные инородные черты, которые ми можем определенно связать с конкретной традицией (соседней или более удаленной), возможно и следует ограничиться применением термина «влияние», подразумевая под ним контакты, пусть даже постоянные, но без перемещения значительных групп людей.

Следует упомянуть и о необходимости использования в данной ситуации ретроспективного подхода. В развитии археологических культур Западной Сибири известны случаи, когда традиции местного населения какого-либо региона, подавляясь целым рядом инокультурных (пришлых) традиций, через много веков проявлялись с новой силой, в модифицированном, но достаточно отчетливом виде, вызывая у исследователей впечатление полной смены культуры и попытки найти ее истоки на стороне. Такого рода факты позволяют утверждать, что смена культуры в результате миграции и исчезновение местной традиции не всегда ведут за собой полную смену одного населения другим.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика