Третьяков П.Н. Славянская (Днепровская) экспедиция 1940 г.

Работы археологических экспедиций обычно происходят в «поле» — в сельской местности, где нет совершенно никакой инфраструктуры, поэтому обустраивать быт археологам приходится самим. Благо, что теперь есть биотуалеты, которые решают многие проблемы при строительстве экспедиционного лагеря. Но и биотуалеты требуют некоторого ухода, в частности использования специального средства для биотуалета. Для устранения запахов и придания прочности конструкции биотуалетов как раз и используются эти средства.

К содержанию 10-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

I

Изучение славянских древностей в области Среднего Поднепровья до последнего времени ограничивалось, главным образом, памятниками Древней Руси. Интересы исследователей сосредоточивались на древнем Киеве с его замечательными монументальными памятниками, на богатейших некрополях Чернигова и на ряде других, главным образом, городских центрах древности, известных по русской летописи. В результате многолетних археологических исследований культура Киевской Руси во всех ее сложных проявлениях получила углубленную и подробную характеристику. Облик экономики, быта, искусства и других черт культуры среднеднепровского славянства IX—XII вв. уже не составляет загадки. Новые исследования, открывающие ранее неизвестные и нередко поразительные факты, лишь дополняют, уточняют и конкретизируют эту характеристику.

История восточного славянства началась, однако, задолго до возникновения Киевского государства. Древняя Русь могла сложиться лишь в результате длительного предшествующего развития славянских племен, истоки ее культуры восходят к отдаленному прошлому, теряясь, повидимому, где-то в первых веках н. э. вместе с их носителями — славянскими племенами. Древнейшее прошлое восточного славянства и сложнейшая проблема происхождения славянских племен до последнего времени находились вне пристального внимания археологической науки, причем если о древних северных восточнославянских племенах все же скопились кое-какие археологические данные, 1 то памятники древних племен Среднего Поднепровья до настоящего времени оставались и остаются почти неизвестными.

Некоторое исключение составляли лишь городища и курганы так наз. роменского типа, рассеянные в области днепровского левобережья и относящиеся к VIII—X вв. н. э. Культура роменских городищ, наиболее известная по раскопкам Н. Е. Макаренко в бассейне р. Сулы, 2 многими исследователями рассматривалась как характерная культура среднеднепровского славянства, предшествующая культуре Древней Руси. В последнее время была даже сделана попытка интерпретировать роменскую культуру в качестве культуры антов. 3 Как мы увидим ниже, такая оценка роменской культуры не соответствует действительности. Роменские памятники оставлены не древними среднеднепровскими племенами, а населением, генетически восходящим к одной из групп северного славянства, обитавшей в бассейне Десны и Сейма. Древняя культура собственно среднеднепровских славян — антов — была значительно выше роменской, хотя и имела с ней много общего.

Среднее Поднепровье не только в эпоху Древней Руси, но и в предшествующее время являлось наиболее важным очагом формирования восточнославянской культуры. Начиная с глубокой древности, племена степи встречались здесь с племенами лесостепной и лесной полосы; античный мир Причерноморья в течение многих столетий сталкивался здесь с восточноевропейским варварством. Случайные находки вещей середины I тысячелетия н. э., в частности богатые клады этого времени, говорят о высоком уровне культуры Среднего Поднепровья в ту эпоху, когда византийским авторам здесь были известны анты. 4 Воздействие антской культуры испытывали, повидимому, многие северные восточно-славянские племена, значительно более отсталые и долгое время сохранявшие примитивные формы производства и быта. В более раннее время, в начале нашей эры, значение Среднего Поднепровья, как наиболее передовой области Восточной Европы, выявляется не менее отчетливо.

Изложенными выше соображениями уже в значительной мере объясняется, почему именно в Среднем Поднепровье, а не в какой-либо другой части восточнославянской территории, было признано целесообразным сосредоточить работы по изучению древнейших славянских памятников: они здесь известны хуже, чем в других местах, в то же время изучение среднеднепровского славянства должно дать несравненно больше для понимания древнейшей истории и этногонии восточных славян, чем изучение славянских племен в других областях Восточной Европы. Сказанным выше вполне определяются и те конкретные задачи, которые должны быть разрешены в процессе полевых работ. Эти задачи сводятся к выявлению славянских памятников в разных областях Среднего Поднепровья, к характеристике древнейшей культуры славянских племен Среднего Поднепровья на разных этапах ее развития, наконец, к определению нижних хронологических границ бытования этой культуры и выявлению того культурного и этнического субстрата, на основе которого возникают и развиваются среднеднепровские славянские племена.

Обеспечить выполнение указанных задач и тем самым открыть для исторической науки новую, неизвестную до сего времени страницу истории славян, возможно лишь путем археологических исследований очень значительного масштаба. Речь идет об обследовании берегов Днепра и ряда его притоков, таких, как Десна, Припять, Тетерев, Сула, Псел, Ворскла, Россь и др., о раскопках десятков памятников — селищ, городищ и могильников, о последующем перенесении работ в бассейн Днестра и далее на запад в Северное Прикарпатье. Выполнение этой работы, организацию которой взяли на себя Институт истории мате¬риальной культуры им. Н. Я. Марра АН СССР и Институт археологии АН УССР, рассчитано на ряд лет. Истекший 1940 г. являлся первым годом работ Днепровской (Славянской) экспедиции, тем не менее, некоторые результаты полевых работ 1940 г. заслуживают того, чтобы на них специально остановиться.

Работы Днепровской (Славянской) экспедиции 1940 г. были сосредоточены в двух частях Среднего Поднепровья: на Левобережье в среднем течении р. Ворсклы и на Правобережье в области Киевского полесья.

Среднее течение Ворсклы было избрано областью работ 1940 г. прежде всего потому, что в 1938 г. Институтом археология АН УССР производились археологические обследования верхнего течения этой реки и раскопки одного из расположенных здесь славянских городищ роменского типа. 5 Работы на Ворскле, проведенные в 1940 г., явились непосредственным продолжением работ 1938 г. Другой, не менее существенной причиной сосредоточения работ в бассейне Ворсклы явилась намечавшаяся уже ранее возможность окончательного разрешения вопроса о появлении здесь славянской культуры роменского типа, речь о чем будет итти ниже. Работы в области Киевского полесья были начаты в соответствии с общим планом работ экспедиции в Правобережье, согласно которому обследования начинаются в более северо-восточных областях, граничащих с бассейном Припяти, изученным за последние годы археологами БССР, и лишь впоследствии переносятся в более южные и западные районы.

В среднем течении Ворсклы были обследованы оба берега реки от сс. Вельска и Куземина, крайних пунктов работ 1938 г., до Полтавы. По правому высокому коренному берегу реки обнаружены в большом числе остатки поселений скифского времени — „зольники» и городища; в меньшем количестве они оказалась на противоположном низменном берегу. Скифские „зольники» и городища, как правило, сопровождаются курганными группами, расположенными дальше от реки на высотах водораздела. Большой удачей следует признать находку поселения римского времени, обнаруженного около ст. Свинковки в районе с. Кантемировки, где уже раньше были известны „поля погребений» начала нашей эры. Одно из таких „полей», открытое в 1940 г., расположено вблизи упомянутого выше поселения. Славянские памятники, принадлежащие к группе роменских городищ, были встречены в двух местах: в с. Глинске и в с. Опошни. Как и в верхнем течении Ворсклы, они располагаются здесь компактными группами, состоящими из двух-трех городищ, селища и курганного могильника. Время возникновения поселений — IX в. Одно из городищ у с. Опошни относится к более ранней эпохе. Точнее его время сейчас определено быть не может.

На городище IX—X вв. у с. Опошни были произведены небольшие раскопки, открывшие остатки трех полуземляных жилищ обычного для роменских городищ типа.

Работы в среднем течении Ворсклы были проведены группой Института истории материальной культуры им. Н. Я. Марра АН СССР и Полтавского областного музея под общим руководством И. И. Ляпушкина.

В области Киевского полесья были осуществлены работы значительно большего масштаба. Одной из групп, организованной Институтом археологии АН УССР в пределах Киева, начаты раскопки древнего городища Киселевки, другая группа Института археологии совместно с Искоростенским музеем обследовала городища Искоростеня. Правобережная группа Института истории материальной культуры им. Н. Я. Марра АН СССР обследовала памятники по берегам р. Тетерева от с. Городска до устья, по берегам р. Звизжа, притока Тетерева, от Брусилова до устья, по берегам Ирпеня от с. Жерновки до устья, и, наконец, в междубережье Звизжа и Ирпеня в районе среднего течения этих рек.

Раскопки на Киселевке, проведенные под руководством В. Е. Козловской, выявили прекрасно прослеживаемую смену наслоений на небольшой площади, примыкающей к склону городища. Наслоения охватывают длительную эпоху приблизительно от I—II до XVI—XVII вв. В течение I тысячелетия н. э. жизнь на городище протекала, повидимому, без перерывов. Отношение слоя IX—X вв. к нижележащим осталось не вполне выясненным, но возможно, что он последовательно замыкает свиту наслоений I тысячелетия н. э. Выше лежали слои XI—XII вв. и слой XV—XVII вв., принадлежащий бывшему в эти столетия на „Киселевке“ литовскому замку.

В основании культурных наслоений встречена керамика эпохи бронзы.

Археологические обследования по берегам рек Киевского полесья, произведенные под руководством П. Н. Третьякова, выявили значительное число памятников, относящихся к разному времени, преимущественно к I тысячелетию до н. э. и к I и началу II тысячелетия н. э.

Здесь оказались окруженные валами со всех сторон городища скифского времени, отличающиеся сравнительно небольшими размерами, и большое число селищ этой же эпохи, расположенных на дюнных всхолмлениях в пойме и на первых террасах берега. Памятники I тысячелетия н. э. представлены исключительно селищами. Среди нескольких десятков обследованных городищ ни одно не принадлежало этому времени. Как и остатки поселений скифской эпохи, селища I тысячелетия н. э. очень невелики по размерам, имеют незначительные культурные наслоения и плохо сохранились вследствие распашки и движения дюн. Эпоха Киевской Руси (IX—XIII вв.) представлена как селищами, так и городищами, причем также очень небольшими. Повидимому, в этом лесном крае люди селились в древности совсем маленькими поселками, что наблюдалось по всей лесной полосе. Интересно, что в более южных частях обследованной территории, ближе к границам полесья, размеры остатков древних поселений значительно вырастают.

Наконец, среди городищ встречены памятники XV—XVIII вв.: остатки укрепленных усадеб и военные сооружения.

На одном из городищ X—XIII вв., расположенном на берегу Тетерева у с. Городска, сотрудниками экспедиции А. В. Дмитревской и И. М. Фещенко были произведены небольшие раскопки, во время которых были обнаружены остатки полуземляного жилища XI в.

Работами в районе Искоростеня на р. Уж, притока Припяти, проведенными М. И. Гончаровым и И. В. Дозженком, были обследованы 7 городищ IX—XII вв., расположенных компактной группой и составлявших некогда летописный Искоростень. Все городища отличаются очень плохой сохранностью. На некоторых из них были поставлены небольшие раскопки.

III

Одним из важнейших результатов полевых работ 1940 г. является окончательное определение места роменских памятников среди других славянских древностей Среднего Поднепровья. Обследования в области правобережья, охватившие значительную территорию, показали, что ни роменских городищ, ни аналогичных им памятников в правобережье не имеется. Роменская культура, таким образом, не является культурой всех или большинства среднеднепровских племен конца I тысячелетия н. э. Она имела в Среднем Поднепровье ограниченное распространение, связываясь с лесными и лесостепными областями Левобережья. Мало того, обследования в среднем течении Ворсклы как будто бы подтвердили намечавшийся уже ранее вывод, что носители роменской культуры появились на берегах Сулы, Пела и Ворсклы не ранее VIII—IX вв., передвинувшись сюда с севера из бассейна Десны и Сейма.

Другим, еще более существенным результатом работ 1940 г. являются впервые обнаруженные, и в большом числе, остатки мест поселений собственно среднеднепровских славян середины и второй половины I тысячелетия н. э. Предварительное обследование ряда селищ по Тетереву и Ирпеню позволяет высказать предположение, что культура среднеднепровского славянства этого времени генетически связывается с культурой полей погребений. Одним из наиболее ярких свидетельств правильности этого соображения является свита напластований на Киселевке.

Остатки славянской культуры последних столетий I тысячелетия н. э., подобные происходящим из многочисленных селищ, оказались и в нижних горизонтах культурных наслоений ряда городищ эпохи Киевской Руси, в частности на городищах Искоростеня, на разрушенном городище у с. Подол (Фрунзиновка), в низовьях Тетерева, кажется, на одном из Городских городищ и т. д. Это служит веским доказательством принадлежности населения I тысячелетия н. э. предкам тех самых славянских племен, которые населяли Киевское полесье в более позднее время.

К содержанию 10-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. П. Н. Третьяков. Некоторые вопросы этногонии восточного славянства. Краткие сообщ. ИИМК, V, 1949.
  2. Н. Е. Макаренко. Отчет об археологических исследованиях. ИАК, вып. 22, 1897 (и другие работы того же автора).
  3. Б. А. Рыбаков. Анты и Киевская Русь. Вестн. древн. ист., I, 1939, стр. 319 и сл.
  4. А. А. Спицын. Древности антов Сб. Отд. русск. яз. и словесн. АН СССР, т. CI, № 3 (сборник в честь А. И. Соболевского), 1928, стр. 492 и сл.
  5. Обзор полевых археологических исследований 1938 г. Краткие сообщ. ИИМК, 1, 1939, стр. 22.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1832 Родился Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.
  • 1899 Родился Борис Николаевич Граков — крупнейший специалист по скифо-сарматской археологии, классической филологии и античной керамической эпиграфике, доктор исторических наук, профессор.
  • 1937 Родился Игорь Иванович Кириллов — доктор исторических наук, профессор, специалист по археологии Забайкалья.
  • 1947 Родился Даврон Абдуллоев — специалист по археологии средневековой Средней Азии и Среднего Востока.
  • 1949 Родился Сергей Анатольевич Скорый — археолог, доктор исторических наук, профессор, специалист по раннему железному веку Северного Причерноморья. Известен также как поэт.
  • Дни смерти
  • 1874 Умер Иоганн Георг Рамзауэр — чиновник из шахты Гальштата. Известен тем, что обнаружил в 1846 году и вёл там первые раскопки захоронений гальштатской культуры железного века.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика