Традиционалистским и техногенный типы цивилизационного развития

Само существование философии и науки, их закономерности могут быть поняты лишь в контексте общекультурного развития человечества. Фундаментальные изменения, происходившие с человеком, находили свое отражение в изменении характеристик существования знания и ценностей. Обратимся к характеристике основных качественных метаморфоз, которые и сформировали основные типы цивилизационного развития: традиционный и техногенный.

Человечество пережило в своем развитии три глобальные революции, кардинально менявших стиль человеческой жизни:
* первая — переход человечества от присваивающего хозяйства (охоты, рыболовства) к производящему (сельское хозяйство, скотоводство), VIII-VII тыс. до н.э.;
* вторая — переход к индустриализму, XVII — XIX вв.;
* третья — переход к информационному обществу, начинается с 60-70-х гг. XX в. и развертывается на наших глазах.

Вид homo sapiens, исходя из последних данных, сложился около 200 тыс. лет назад, имея до того несколько миллионов лет предшествующего антропогенеза. Но лишь в V-IV тыс. до н. э. появляется цивилизация в нашем понимании. Постепенный, в течение II-III тысячелетий, переход к земледелию и скотоводству вызывает резкое увеличение благ, рост населения, оседлость, появление городов. Древнее земледелие появляется прежде всего на очень плодородных почвах: илоносных дельтах великих рек Нила, Тигра и Евфрата, Хуанхэ и Янцзы. Именно ирригационное земледелие смогло обеспечить резкий скачок производительности: урожаи сам-сто, сам-двести. Но такой земли было мизерное количество, и основной переход к земледелию шел через подсечно-огневую систему. Сначала земледелие занимало небольшой сектор в хозяйственном балансе древних, но он все более увеличивался. Параллельно шла доместификация: приручение животных, выращивание их для пищи и использование в качестве средств передвижения и тягловой силы. Скотоводство как особый путь развития возникает чуть позже. Вообще же, для переходных экономик были характерны, как правило, смешанные, комплексные системы хозяйствования, с сохранением элементов охоты, собирательства. К этому следует добавить открытие и использование металлов. Главные результаты первого фундаментального изменения жизни людей или «неолитической революции» (Г. Чайлд): оседлость, порождавшая стабильные запасы пищи на год, и более стабильные социальные структуры, рост населения, повышение защищенности. Все это связано с городом, ставшим основой цивилизации.

Земледелие стало основой экономики, образа жизни и мышления людей на тысячелетия, вплоть до Нового времени. Следует обратить внимание, что это еще не производство в нашем современном смысле слова, ибо здесь производит все же сама природа: земля, живое, которое растет само по себе. Человек оптимизирует, улучшает природный процесс роста сельскохозяйственных растений посредством интеллектуальной работы наблюдений, сбора информации, ее систематизации и использования для организации производственного процесса. Но главное все же зависит не от человека, а от природы, расписания климатических ритмов, на основании чего составляется с/х календарь — святая святых аграрной жизни. Человек здесь может лишь наблюдать, собирать сведения как старательный ученик и передавать их детям. Его потомки и потомки его потомков находили все прежним и дивились мудрости предков.

Ведь жизнь отдельного человека, поколения, даже история народа — исчезающе мала перед временными интервалами, в которых живет планета. 6-8 тыс. лет нашей цивилизационной истории — капля в море миллиардов лет планеты, миллионов лет геологических, климатических эпох ее развития. Потому для человеческих обществ природные условия — практически неизменные. Человек выделился из природы благодаря земледелию и скотоводству, стал, благодаря своей изобретательности, мышлению, более эффективно использовать природу, научился не просто брать «естественно-готовое», а выращивать «свое-естественное», «очеловечивать» его через отбор и селекцию. Но здесь же находятся и принципиальные пределы роста, которые ограничивали все общества до Нового времени, оттого они практически одинаковы, несмотря на разные эпохи. Это сила плодородия почв, закономерности климатических периодов, ритмов. Поэтому человек вынужден был играть по правилам природы, для чего требовались наблюдательность, умение учиться у природы, благоговейно подчиняться ей, жить по ее законам, решительно противиться попыткам отдельных людей внести что-то свое, новое. Нарушение вело к катастрофическим последствиям: засолениям почв, эрозиям, засухам, голоду, эпидемиям и смертям. Традиция — жизнь по нормам предков — форма существования обществ, которые потому и называются традиционными. Тысячелетиями общества были разными лишь по внешнему виду. Основы были общими и едиными: земля — основа экономики, культуры, семьи, политики. Простое разделение труда, небольшое количество каст и классов: знать, священники, воины, купцы и крестьяне. Власть авторитарна. Положение человека определяется его происхождением. Экономика децентрализована, натуральное хозяйство. Были и исключения: в отдельные периоды некоторые народы развивали рынок и посреднические услуги (финикийцы, греки), но в целом цивилизация была сельскохозяйственной.

Радикальная смена основ хозяйствования и мировоззрения людей произошла в XVII — XIX вв., первоначально в Западной Европе и Северной Америке. В ходе экономических, социальных и политических потрясений сложилось индустриальное общество, вторая волна человеческой культуры. Ее основные особенности:

— Новая энергетическая система. Традиционные общества использовали энергию живых батарей: мышечную силу человека или животных, а также энергию солнца, ветра, огня и воды. Таким образом, они эксплуатировали возобновляемые источники энергии. Индустриальные общества начали извлекать энергию из невосстанавливаемых источников: угля, газа и нефти.

— Технологический переворот. Традиционные общества основывались на некоторых базовых изобретениях, коими были: колесо, лебедка и клинья, катапульта, рычаг и подъемный механизм, пресс для винограда. Вместе с новой энергосистемой были изобретены механизмы, заменившие человеческие мышцы и руки. Затем были созданы системы машин — поточные линии и машины для производства машин (станки).

— Параллельно массовому производству возникает массовое распределение, развиваются средства связи (железная дорога, автомагистрали, каналы). Вместо лавочек возникают универсальные магазины.

В итоге появляется техносфера — новая среда человеческого обитания, автором которой является уже он сам и где развитие этой новой искусственной реальности («второй природы», неорганического тела цивилизации) подчиняется внутренним закономерностям: развитию человеческого интеллекта, познания, науки и производных от них технологий. Это означало уже действительное выделение человека из природы, когда он становится способным противопоставить себя предшествующей эволюции, занявшись своей эволюцией сам.

Стилем жизни становится преобразование, ведущими ценностями индивидуализм, рационализм и инновация. Это происходило в условиях радикальной трансформации социосферы. Произошла настоящая революция в социосфере. Это нашло свое выражение в следующем.

— Разрушение традиций больших семей с несколькими поколениями, которые были одновременно и производственными ячейками. Индустриализм разрушает патриархальную семью, заменяя ее малой, что порождает раскол и конфликты поколений.

— Индустриальное общество требует от людей дисциплины труда, общей грамотности. Для этого создается система массового образования, которая готовит унифицированных людей для унифицированного производства.

— Отмирание прежних стандартов мужественности и женственности, прежней сексуальной морали и стандартов поведения. Сексуальная революция, связанная с обретением женщинами экономической самостоятельности, политического, юридического равноправия и развитием средств контрацепции. Изменения в отношениях между полами — наиболее яркий показатель глубины происходящей метаморфозы.

В результате эволюции коммуникационных каналов возникает инфосфера. Информация, необходимая для производства, в традиционных обществах относительно проста и могла быть получена на месте. Напротив, индустриальная экономика нуждается в тесной координации работы, выполняемой в разных местах. Это порождает почту, практику общения внутри крупных компаний, телефон и телеграф. Однако по-настоящему разгрузили коммуникационные каналы средства массовой информации, радио и ТВ, которые способны передавать сообщения миллионам людей одновременно. Здесь, как и везде в индустриальном обществе, утвердился принцип фабрики — одинаковые, стандартные сообщения для миллионов умов.

Индустриальная революция произошла весьма быстро (за три столетия, в сравнении с тремя тысячелетиями «неолитической революции»), радикально поменяв жизнь людей. Ее следствия двойственны, есть и явно позитивные, и явно негативные следствия. Индустриальная революция резко расщепила два аспекта человеческой жизни, которые ранее, в традиционном обществе, были слитны: производство и потребление. Раньше подавляющее большинство людей производили продукты лишь для своего пользования, сейчас же, наоборот, для продажи, торговли, обмена, что и называется рыночной экономикой. Рынок был всегда, это коммуникатор, но раньше он был пассивным, дополнительным, второстепенным элементом, подчиненным социальным и культурным целям. Теперь он стал определяющим. Коммерческие ценности поэтому стали тоже главными. Производство стало зависеть от рынка, ибо развитие рынка порождает дальнейшее разделение труда и резкий рост его производительности. Индустриализм — это общество, где производство отделяется от потребления именно из-за чудовищного усиления рынка, который становится центром экономической жизни, соответственно определяя стиль жизни, ценности людей. Рынок стихиен по своей природе, саморегулируется. От его анархии зависят все — и богатые, и бедные, и рабочие, и предприниматели. Все пропитывается духом коммерческого своекорыстия, вплоть до личных отношений и семьи.

У каждой цивилизации есть свой скрытый код — система правил или принципов, которые отражаются во всех сферах ее деятельности, подобно единому плану. В ходе наступления второй волны произошло радикальное изменение подобного кода, возникли новые правила, а именно:

— Стандартизация. Индустриальные общества производят миллионы совершенно одинаковых продуктов. Для того необходимы были стандартные меры и весов. В Новое время и произошла стандартизация мер, весов и календарей, которые заменили множество национальных и региональных систем доиндустриальной Европы (мили и версты, пуды и фунты, сажени, пинты и пр.). Подверглись стандартизации труд, его организация (конвейер), языки (единые общенациональные словари), обучение (госстандарты), досуг, вкусы, мода. Венец сего: стандартизованная, среднестатистическая личность, пригодная к смене работы в любом звене индустриальной машины.

— Специализация. Разумеется, все развитие цивилизации — это углубление разделения труда, начиная с первых великих: отделения скотоводства от земледелия и ремесла от земледелия. Средневековое ремесло также углубленно дифференцировалось. Но все равно до индустриализма специализация не достигала таких масштабов. Она началась с мануфактуры, когда один находчивый человек убедился в том, что если разделить один производственный процесс изготовления какой-либо вещи на множество специальных операций и натренировать на их выполнении людей, заставляя их всегда делать только это, доведя их умение до молниеносного автоматизма, то производительность труда подскакивает в три-четыре раза, чем бы такое же количество людей делали каждый ту же вещь самостоятельно. На этом наблюдении вообщем-то и основана вся индустриальная система. Она порождает оскудение интеллектуальных и психических сил человека, его творческой, универсальной природы.

— Синхронизация усилий людей. Конечно, она была и раньше: при помощи команд, песен. Но индустриальная система, объединяя в единую хозяйственную систему миллионы людей, создает для них единый, синхронный ритм жизни. Везде семьи поднимаются, едят, работают, спят, даже занимаются любовью в унисон со многими. Жизнь по часам, «время — деньги». Кто выпадает из ритма, не подчиняется временным правилам, а это — либо домохозяйки, либо сельские жители, часто заслуживают недовольство и упреки живущих по рабочим часам людей. Жены долго одеваются, возмущаются мужья, или, будучи в селе, деловые люди удивляются медлительности, неспешности и, как им кажется, тупости, отсутствию обязательности, пунктуальности у селян.

— Концентрация. Цивилизация индустриализма производит гигантскую концентрацию энергии и населения в крупных супергородах, мегаполисах. Традиционное общество — общество рассредоточенных поселений. Были, правда, мегаполисы и в древности (Рим, Афины, Александрия, Дамаск, Париж и т. п.), однако это были столицы крупнейших государств того времени. В индустриализме концентрация не только городского населения, но и внутри его отдельных зон: рабочих на фабриках, детей — в школах, преступников — в тюрьмах, больных — в больницах, престарелых — в особых домах, бизнес — в гигантских корпорациях.

— Максимизация. Индустриальное общество стремится к огромным размерам и постоянному росту. Гигантомания: небоскребы, плотины, телевышки, памятники (Свободе, Иисусу в Рио-де-Жанейро). В 1960 в США было 50 индустриальных корпораций, в каждой из которых работало в среднем 80 тыс. человек. Наша индустриализация: «Запорожсталь», тракторные заводы в Харькове и Сталинграде, сталелитейный завод в Магнитогорске, никелевый комбинат в Норильске (Сталин узнавал, каковы размеры предприятий у американцев и велел строить еще больше).

Все это порождает новый менталитет, новое понимание действительности. Его принципы следующие:

* Природа — объект эксплуатации, поле эксперимента, то, что следует покорить, подчинить, преобразовать. Это в отличие от благоговейного почтения крестьян к природе-матушке.

* Идея эволюции, утвердившаяся в науке, переносится на понимание истории — идет борьба за существование, в которой побеждают наиболее совершенные. Запад — наиболее передовая модель общества, другие народы отстали и должны вымереть или подчиниться. Колониализм.

* Идея прогресса, вытекает из идеи эволюции. Все идет от простого к сложному, позднее — всегда более лучшее. Человечество имеет цели в своем развитии, которые реализуются современным развитием.

Как общий итог — формируется новое понимание времени, пространства, материи и причинности:

— Изменение переживаний времени. Традиционному обществу не требовалось четких, определенных, точных и неизменных мер времени, подобно минутам и часам. Время делилось на неопределенные, неточные отрезки, типа: «время дойки одной коровы», «время, необходимое для выкуривания одной трубки». На Мадагаскаре была единица времени — «варка риса», минута же обозначалась «жарка одной саранчи». Англичане упоминали об «Отче наш», т. е. времени, требующемся для прочтения этой молитвы. Новый индустриальный порядок измеряет работу и производство в точных и стандартно-единых мерах. Мир поделен на часовые пояса. Индустриальное общество не просто поделило время на более точные и стандартные части. Оно разместило эти части в прямую, бесконечную линию, которая протянулась назад — в прошлое, и вперед — в будущее. Ранее же время упорядочивалось идеей цикла, круга, вечного повторения — как неизменно и для нас «вечно» возобновляются природные процессы.

— Новая вместимость пространства. Древние общества были обществами «высокой мобильности», что обусловливалось спецификой добывания средств пропитания (охота, рыболовство — следовали за погодой либо за дичью). Можно сказать, что древние люди вели пространственно-интенсивный образ жизни и им необходимы были большие территории, способные прокормить небольшие группы людей. Традиционное общество воспитало расу людей, избегающих перемещений. Крестьянин прикован к своему участку земли, от его денно и нощных бдений и забот зависит урожай, тут не нагуляешься. За исключением купцов, ученых людей и солдат, подавляющее большинство населения проводило всю свою жизнь на очень ограниченном пространстве: на утренней заре люди выходили в поле, с наступлением сумерек возвращались домой. Было еще посещение церкви, чрезвычайно редко они отправлялись в соседнее селение — в шести-семи милях. Земледелие породило пространственно ограниченную цивилизацию. Индустриализм вновь создает пространственно протяженную культуру, но уже на новом уровне. Товары, люди и идеи перемещаются между континентами. Раньше производство организовывалось вокруг церкви, дворца дворянина, рынка, монастырей, таверн и лавок. Индустриализм из-за невиданного ранее углубления разделения труда, специализации, создает очень сложно организованную материальную среду. Главный ее признак: линеаризация пространства так же, как и времени. В доиндустриальных обществах прямолинейное движение было редкостью: сельская дорога, путь скота на водопой, лесная тропа были изогнутыми в соответствии с рельефом, они огибали многочисленные преграды, имели подъемы и спуски, крутые повороты, улицы средневековых городов переплетались между собой, извивались, петляли. Сейчас же любой город в новой его части имеет четкие линейные, прямоугольные очертания, многоэтажные здания поднимаются вертикально к небу, выходя фасадами на ровно проложенные улицы. То же можно сказать и о железных дорогах, автомагистралях, маршрутах кораблей.

— Утвердившемуся индивидуализму соответствует атомизм как господствующее мировоззрение. И хотя выяснили, что атом не предел делимости, но ищут другие «единицы» мироздания: кварки, нейтрино. Мир устроен прерывисто, дискретно. Такое видение пришло на смену холистскому мировоззрению: одна причина, одна субстанция, мир — Целое (как целым были психическая и хозяйственная жизнь сообщества).

— Развитие науки в Новое время утверждает механистический образ мира, от которого отказываются с трудом и постепенно лишь в последние полстолетия. Вселенная понималась долгое время (в XIX — XX вв.) как скопление материи и движения, как необъятная и непрерывная последовательность причин и следствий. Были открыты законы и причины явлений самых разных областей действительности, объяснены при помощи понятных формул. На основе последних изобретены машины, давшие новые блага и возможности. Это неизмеримо подняло авторитет науки.

Эти изменения имели серьезнейшие социальные следствия:

— избавили людей от старых иррациональных страхов;
— достижения технологии подняли потребление людей на новый уровень;
— изменилось мышление людей, они почувствовали себя более уверенно, самостоятельно, освободились от авторитаризма.

Однако появились и новые проблемы, как продолжение достоинств — новое мировоззрение оказалось и новой тюрьмой: практицизм, узкий рационализм, недооценка воображения, мечты, эгоизм как следствие индивидуализма, утрата веры в незыблемые, абсолютные ценности приводит к растерянности, дезориентации, разочарованиям, одиночеству.

Грядет нечто новое, что называют по-разному: постиндустриальное, информационное общество. Изменения происходят с головокружительной быстротой, тем более, что созданы предпосылки быстрого развития: к тому готовы уже и средства коммуникации, и человеческие души. Контуры нового еще весьма бледны, но уже явственны:

— Диверсификация источников энергии: водорода, солнца, приливов и отливов, геотермальных вод, биомассы, молнии и др., которые сейчас даже трудно представить. Можно сказать, что возникает новая энергетическая база, не в последнюю очередь вследствие энергокризиса 70-х гг. XX в., а также мрачных прогнозов ученых в отношении запасов традиционных для индустриального общества энергоресурсов (нефти и газа). Люди опять обращаются к возобновляемым и самоподдерживающимся источникам энергии.

► Новая цивилизация будет опираться на гораздо более дифференцированную технологическую базу, включая результаты биологии, генетики, электроники, материаловедения, глубоководных исследований и работ в открытом космосе. Технологии будут не энергоемкими и малоотходными.
► Центральное звено и главная ценность будущей цивилизации — информация. Будет перестроена система образования и научных исследований, реорганизованы средства массовой информации (слияние с Интернетом: компьютер + телевизор + интерактивные возможности каждого абонента). Вместо культурного доминирования нескольких мировых информационных монополий начнут преобладать интерактивные, демассифицированные средства, обеспечивающие максимальное разнообразие в реализации персональных информационных и эстетических запросов.

► Электронная миниатюризация и тотальная компьютеризация среды обитания (чипы везде, чуть ли не в каждом строительном кирпиче домов). Создание электронной среды обитания.

► Минимизация монотонного труда, скользящий, более свободный график труда, много рабочих мест дома. Возрастание потребности в нестандартно, творчески мыслящих личностях.

► Электронные коттеджи, автоматизация и демассификация производства может привести к тому, что личный дом будет центральной единицей будущего, выполняющей определенные экономические, медицинские, образовательные и социальные функции.

► Отказ от стандартизации, централизации приведет к формированию более индивидуализированного, чем сейчас, общества развитых личностей.

► Новые представления о мире: отказ от идеологии подчинения и агрессии в отношении природы и других людей, понимание обратной связи, эффекта бумеранга, идея коэволюции, невозможность единой универсалистской теории мира. Сложная мультикультура. Усиление дифференциации общества, уменьшение роли национальных государств, возрастание роли транснациональных органов, объединений, корпораций. Новые угрозы: исламский и другие религиозные фундаментализмы, давление людской биомассы Юга, антиглобалисты, консерваторы и мн. др. Новые конфликты и войны. Не лучше или хуже — но практичней и благоприятней.

Каждая эпоха имела свое лидирующее научное направление, свой «фокус прорыва». В 20-е и 30-е гг. XX это была теоретическая физика, создание квантовой теории , 50-е и 60-е гг., вероятно, прикладная и экспериментальная физика. 80-е гг. ознаменовались бурным развитием информатики. Бурный прогресс науки в 90-х гг. прошлого века связан с прикладной молекулярной биологией и генетикой, главное прикладное научное достижение — сверхминиатюризация вторжения в природу. В настоящее время можно предположить, что дальнейший научный прорыв будет находиться в медицинской области. К примеру, удастся создать протезы мозга, в которых может осуществляться тесная связь между мозгом и компьютером — для того чтобы компенсировать определенный дефицит работы мозга, или же чтобы существенно расширить его возможности через перевод в необычные новые измерения. Такие перспективы возникают благодаря представлениям о компьютерах нового типа. Уже сегодня возникли понятия «квантовый компьютер» и «ДНК-компьютер», но возможны и совершенно иные типы. Большие перспективы открываются также благодаря методам исследования материалов, позволяющие лучше соединять живое с неживым веществом.

В этот день:

  • 0079 Извержения Везувия уничтожило римские города Помпеи и Геркуланум.
  • Дни смерти
  • 1942 Погиб Михаил Васильевич Талицкий, советский археолог, первооткрыватель стоянки имени М. В. Талицкого.
  • 1978 Умерла Кэтлин Кеньон, английский специалист по библейской археологии, исследовательница Иерихона.
  • 1978 Умерла Кэтлин Кеньон — английский специалист по библейской археологии, исследовательница Иерихона.
  • 1993 Умер Василий Филиппович Каховский — советский и российский историк и археолог, исследователь Чувашии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 04.06.2017 — 19:18

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика