Торговля

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

В истории древнего Причерноморья, как и в истории античного мира в целом, торговля играла чрезвычайно важную роль с самого начала истории греческих поселений, основанных здесь. Хорошо известно, какое важное значение в развитии древних обществ придавал торговле К. Маркс, писавший в «Капитале», что развитие торговли повсюду развивает производство в таком направлении, что его целью становится меновая стоимость, увеличивает его объем, делает более разнообразным. «Поэтому, — писал К. Маркс,— торговля повсюду влияет более или менее разлагающим образом на те организации производства, которые она застает и которые во всех своих различных формах направлены главным образом на производство потребительной стоимости… В античном мире влияние торговли… постоянно имеет своим результатом рабовладельческое хозяйство, иногда же в зависимости от исходного пункта оно приводит только к превращению патриархальной системы рабства, направленной на производство непосредственных средств существования в рабовладельческую систему, направленную на производство прибавочной стоимости» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., 2-е изд., т. 25, ч. 1, с. 364, 365). Не менее важно и другое замечание К. Маркса, отмечавшего связь торговли с развитием городов и обусловленность этого развития торговлей, сопровождение развития торговли в греческих городах Европы и Малой Азии высоким развитием в них ремесленного производства. «С другой стороны,— отмечал Маркс,— в прямую противоположность развитию городов и его условиям торговый дух и развитие торгового капитала часто свойственны как раз неоседлым, кочевым народам» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 25, ч. 1, с. 365). Эти положения имеют прямое и непосредственное отношение и к греческим городам, и к варварским народам античного Северного Причерноморья.

Античная северопричерноморская торговля состояла из двух основных частей: внешней торговли с различными греческими государствами Средиземноморья и Причерноморья («международной торговли»), а также греко-варварского торгового обмена, и внутренней — внутригородской и внутригосударственной торговли. По типу эти компоненты были неоднородными. Если «международная» и внутренняя торговля были основаны на товарно-денежном обмене, то в торговле с туземными обществами на протяжении веков господствовал натуральный обмен. При этом он был неодинаков в различных ситуациях, и зависел от конкретного уровня социально-экономического развития тех или иных варварских обществ. Существовали определенные отличия и между внешней и внутренней торговлей.

Материал для суждения о развитии и характере торговли дают различные категории источников. Данные письменной традиции скудны, отрывочны, неравномерно освещают различные исторические периоды. Очень ценны сведения аттических ораторов конца V—IV вв. до н. э.— Лисия, Исократа, Демосфена. Эти свидетельства порождены значительным по масштабам развитием экспорта зерна с Боспора в Афины. Некоторая информация содержится в трудах Геродота (IV, 17; VII, 147), Полибия (IV, 38), Страбона (VII, 4; XI, 2) и др. Важна роль памятников как лапидарной, так и керамической эпиграфики. Особенно ценны проксенические декреты, содержащие сведения о привилегиях, дарованных государственной властью иноземным купцам. Часто только на основании этих документов известно о торговых связях городов Северного Причерноморья (см.: IPE I2, НО; Леви Е. Я., 1958а, с. 234; КБН, 1—5, Тюменев А. И., 19506; Соломоник Э. И., 1964, № 6). Для изучения торговли Боспорского государства в IV — начале III в. до н. э. большой интерес представляет группа афинских декретов в честь представителей династии Спартокидов (IGII2, 212 и 653; Брашинский И. Я., 1959, с. 3 сл.)

Клейма на амфорах и, отчасти, на черепицах также имеют важное значение для исследования истории торговли. Они позволяют выяснить широкий круг центров, товары которых импортировались в Северное Причерноморье и во многих случаях дают возможность конкретного исследования основных потоков импорта из разных центров, его хронологического развития и колебаний, а также в определенной мере, и сравнительного объема (Граков Б. Н., 1939а; Брашинский И. Б., 1976а, с. 87 сл.; Brashinsky J. В., 1973, р. 111). Очень интересные, порой уникальные сведения о северопонтийской торговле содержат граффити (Виноградов Ю. Г., 1971а, с. 64 сл.) и дипинти (Беляев С. А., 1968в, с. 32 сл.; Шелов Д. Б., 1972а, с. 158—162 сл.; Виноградов Ю. Г., Онайко Н. А., 1976, с. 86 сл.). Нумизматические источники: иноземные монеты, найденные на территории Северного Причерноморья, и монетные эмиссии самих северопонтийских государств (табл. LXXV— LXXIX), имеют важное значение для исследования внутренней торговли, развития внутреннего рынка, а также для изучения внешней, международной и греко-варварской торговли (Зограф А. Н., 1951; 1957; Шелов Д. Я., 1956а; Карышковский Я. О., 1969; Кропоткин В. В., 1961; Гилевич А. М., 1968, с. 3 сл.; Анохин В. А., 19776; Shelov D. Я., 1978). Лучше понять эти источники помогает ольвийский декрет IV в. до н. э. (IPE I2, 24; Виноградов Ю. Г., Карышковский Я. О., 1976, с. 20 сл.), которым регулируется ввоз и вывоз золотой и серебряной монеты. Археологические материалы, прежде всего материальные остатки товаров, служивших предметом торгового обмена, имеют наибольшее значение для исследования торговли и чаще всего являются единственным источником для реконструкции ее истории. Многие категории товаров, однако (например, ткани, дерево и изделия из него и др.) археологически фиксируются лишь в редких случаях (Блаватский В. Д., 1954в, с. 10; Сокольский Н. И., 1971, с. 8). В других случаях (металлы, металлические изделия) трудно бывает определить происхождение товаров (Онайко Н. А., 1966а, с. 12). Поэтому исследование торговли Северного Причерноморья базируется главным образом, на изучении керамических материалов, что неизбежно ведет к некоторой односторонности выводов. Особое значение среди керамических находок имеет керамическая тара (часто снабженная клеймами) благодаря своей массовости и практически повсеместному распространению (Зеест И. Б., 1960; 1967, с. 9 сл.; Гайдукевич В. Ф., 1949а, с. 87; Блаватский В. Д., 1961а, с. 61; Онайко Н. А., 1966а, с. 12) Д/Чрезвычайно большую ценность для хронологии торговых связей представляет художественная, расписная керамика, поскольку ее датировки в настоящее время разработаны наиболее детально (Блаватский В. Д., 1953в; Книпович Т. Н., 1955б, с. 356 сл.). Важное значение имеют изделия из бронзы и других металлов (Шелов Д. Б., 1965а, с. 251 сл.; 1967а, с. 99 сл.; Schelow D., 1968, р. 238; Капошина С. И., 1967; Кропоткин В. В., 1970 сл.), а для исследования северочерноморской торговли в первые века нашей эры первостепенную роль играют изделия из стекла (Сорокина Н. П., 1962, с. 210 сл.; 1965, с. 202 сл.; Кропоткин В. В., 1970, с. 31, 32 сл.). Особую категорию археологических источников представляют предметы торгового инвентаря: мерные сосуды, свинцовые, бронзовые и каменные гири, остатки весов. Они позволяют выяснить системы мер и весов, которыми пользовались в городах Северного Причерноморья в разное время (Бертье-Делагард A. Л., 1911; Блаватский В. Д., 1955а, с. 201 сл.; Чуистова Л. И., 1962, с. 7 сл.; Грач Н. Л., 1976, с. 183 сл.). Необходимо однако учитывать пределы возможностей интерпретации археологического материала. Он не может дать ответа на многие конкретные вопросы реального развития торговли и позволяет наметить лишь общие закономерности и общие контуры развития торговых связей.

Сейчас трудно назвать работу, посвященную общим проблемам истории Северного Причерноморья или истории отдельных его государств, в которой бы не были затронуты и вопросы торговли. По различным конкретным вопросам торговли написаны десятки специальных работ. Однако до сих пор отсутствуют крупные обобщающие монографические исследования, посвященные специально изучению северопонтийской торговли в целом. Основное внимание до недавнего времени уделялось внешней «международной» торговле (Жебелев С. А., 1953, с. 116—158 сл.; Гайдукевич В. Ф., 1949а, с. 80— 93 сл.; Зеест И. Б., 1951а; Цветаева Г. А., 1957б, с. 182 сл.; Блаватский В. Д., 1961а, с. 60—69 сл.; Брашинский И. Б., 1963а, б). Вместе с тем уже давно внимание исследователей привлекала греко-варварская торговля Северного Причерноморья (Лаппо-Данилевский А. С., 1887; Фармаковский Б. В., 1914а; Ростовцев М. И., 1925; Книпович Т. Н., 1935а, с. 90 сл.), исследование которой особенно развернулось в послевоенные годы (Граков Б. Н., 1947; Бондар М. М., 1954а, б; Бондарь Н. Н., 1955; 1956б; Зеест И. Б., 1960, с. 49—68; Онайко Н. А., 1960; 1962; 1966а; 1970а; Кропоткин В. В., 1970 и многие другие). Важное значение имеют издания сводов находок импортных изделий на обширных «варварских» территориях Приднепровья и Побужья (Онайко Н. А., 1966а; 1970а) и Восточной Европы в целом (Кропоткин В. В., 1970), в определенные хронологические периоды. Внутренняя торговля северопонтийских государств стала привлекать внимание исследователей лишь недавно (Зеест И. Б., 1951а, б), главным образом в самые последние годы (Кругликова И. Т., 1972б; 1975б; Щеглов А. Н., 1974).

Предметы экспорта и импорта. Северное Причерноморье было одним из важнейших рынков античного мира, чрезвычайно важной продовольственной и сырьевой базой. Традиционные статьи северопричерноморского экспорта хорошо известны из сообщений античных авторов. Важнейшими среди них были хлеб, скот, кожи и другие продукты скотоводства, рыба. ‘Среди предметов экспорта фигурируют и рабы, о вывозе которых упоминают Страбон (XI, 2, 3) и Полибий (IV, 38, 4—5). Однако свидетельство Полибия касается припонтийских стран в целом и имеются основания полагать, что главные причерноморские рабские рынки были не в северном, а в западном и южном Причерноморье (Гольденберг В. А., 1953; Блаватский В. Д., 1954б, с. 45). В торговле с местными племенами северопонтийские греческие города экспортировали как импортные изделия, так и продукцию собственного ремесла: столовую и хозяйственную керамику, металлические изделия, в частности, высокохудожественные произведения торевтики и другие ювелирные изделия и т. д. Среди древнейших предметов греческого импорта в Северное Причерноморье отмечаются прежде всего, прекрасные образцы расписной керамики.

В дальнейшем наиболее важными и значительными по объему товарами, поступавшими в греческие города, были вино и оливковое масло. Они упоминаются античными авторами и хорошо фиксируются археологически благодаря чрезвычайно обильным остаткам тары (амфор), в которых эти продукты транспортировались. Что касается других товаров, то номенклатура их была весьма многообразной и определяется она почти исключительно археологически. В письменных источниках содержатся лишь очень общие и неясные определения ее. Так, Демосфен (XXXIV, 36) упоминаем «мелочные товары», а Страбон (XI, 2, 3) говорит обо «всем прочем, что свойственно цивилизованному образу жизни»; особо выделяется им лишь одежда. Приходится однако учитывать, что далеко еще не всегда удается вполне достоверно определить, является ли та или иная группа материала импортной или продукцией местного ремесла (Жебелев С. А., 1953, с. 138 сл.). Весьма значительным был импорт керамических изделий: художественной и простой столовой и хозяйственной посуды, кровельной черепицы и архитектурных украшений, терракот и т. д. Важное значение приобретает импорт стеклянных сосудов.

Импортировались также металлические изделия — сосуды из бронзы и драгоценных металлов, предметы вооружения, различные украшения, а также различные металлы, подвергавшиеся обработке в северопонтийских мастерских. Ввозились стеклянные и пастовые бусы, предметы женского туалета, изделия из дерева, мебель и пр.; с I в. до н. э. большое место занимает импорт стеклянной посуды. Видимо, значительным был ввоз тканей и одежды. Перечень предметов импорта включает и мрамор и изделия из него и т. д.

Организация торговли известна мало из-за скудности источников. Лишь для периода бурного расцвета афинской хлебной торговли с Боспорским царством в конце V—IV вв. до н. э. мы располагаем данным письменных источников, содержащих некоторые сведения об организации внешней торговли на Боспоре. Они позволяют говорить о существовании здесь в IV в. до н. э. развитой системы торговых пошлин (Брашинский И. Б., 1963в, с. 122 сл.). Со всех ввозившихся и вывозившихся товаров взимался портовый сбор, вывозная пошлина («тридцатая»), которой обычно облагалось вывозимое зерно, а, возможно, и все другие товары в размере 3,3% и аналогичные сокращенные пошлины, устанавливавшиеся при прогрессивном увеличении объема покупаемого зерна — «шестидесятая» (1,66%) и «девяностая» (1,1%) (Жебелев С. А., 1953, с. 133; Брашинский И. Б., 1958, с. 129 сл.). В виде особой привилегии государства Северного Причерноморья предоставляли иноземным гражданам право беспошлинной торговли («ателия») (см., например, Леви Е. И., 1958а, с. 234 сл.; НО, № 1—15). Особый случай представляет собой дарование права беспошлинной торговли боспорскими царями целому государству — Афинам, которое одни исследователи считают всеобъемлющим (Жебелев С. А., 1953, с. 131), другие — строго ограниченным как территориально, так и по номенклатуре товаров (Брашинский И. Б., 1958, с. 133; 1963а, с. 123). В северочерноморских государствах существовали тенденции к монополизации государственной властью торговли определенными товарами, приносившими основной доход. Особенно отчетливо они проявляются в хлебной торговле Боспорского царства (Жебелев С. А., 1953, с. 136). Стремление государственной власти, если не к монополизации, то во всяком случае к регулированию внешней торговли можно усмотреть н в Херсонесе (см.: IPE I2, 401). Межгосударственные торговые взаимоотношения регулировались, очевидно, особыми договорами. Существование подобного договора можно, в частности, предполагать между Боспором, и Афинами в IV в. до н. э. (Жебелев С. А., 1953, с. 131). Часть крупных торговых операций производилась в кредит, что можно заключить из сообщения, Демосфена (XX, 40), а также из афинского декрета 346 г. до н. э. в честь сыновей Левкона (IGII2, 212; Жебелев С. А., 1953, с. 132 сл.). Имеются основания полагать, что на Боспоре существовала специальная царская администрация, в ведении которой находилось попечение об иноземных купцах. Крупные афинские купцы имели своих торговых агентов в Пантикапее, в свою очередь Боспорские цари — своих представителей в Афинах.

Таблица LXVI. Торговый инвентарь 1—6 — свинцовые гири-разновесы (1 — Елизаветинское городище, IV в. до н. э.; 2 — Нимфей (?), III в. до н. э.; 3 — Пантикапей, III в. до н. э.; 4 — Ольвия, III в. до н. э.; 5 — Ольвия, V—IV вв. до н. э.; 6 — Мирмекий, II в. до н. э.); 7 — мерная ойнохоя (Средиземноморье), V—IV вв. до н. э.; 8— мерный сосуд (Ольвия?), IV в. до н. э.; 9 — клеймо агораномов на мерном кувшине, Ольвия, III в. до н. э.; 10 — Широкая Балка, бронзовая фигурная гиря от весов, конец I в. до н. э. — начало I в. н. э.; 11 — Италия, римские весы, I в. н. э. Составитель И. Б. Брашинский

Таблица LXVI. Торговый инвентарь
1—6 — свинцовые гири-разновесы (1 — Елизаветинское городище, IV в. до н. э.; 2 — Нимфей (?), III в. до н. э.; 3 — Пантикапей, III в. до н. э.; 4 — Ольвия, III в. до н. э.; 5 — Ольвия, V—IV вв. до н. э.; 6 — Мирмекий, II в. до н. э.); 7 — мерная ойнохоя (Средиземноморье), V—IV вв. до н. э.; 8— мерный
сосуд (Ольвия?), IV в. до н. э.; 9 — клеймо агораномов на мерном кувшине, Ольвия, III в. до н. э.; 10 — Широкая Балка, бронзовая фигурная гиря от весов, конец I в. до н. э. — начало I в. н. э.; 11 — Италия, римские весы, I в. н. э. Составитель И. Б. Брашинский

Внутренняя торговля городов была сконцентрирована на рыночной площади — агоре. В северопонтийских городах агора до настоящего времени открыта лишь в Ольвии. Для надзора за торговлей на внутренних рынках в городах существовали выборные коллегии агораномов («рыночных надзирателей»). В их функции, помимо обязанностей по поддержанию в порядке агоры и ее сооружений, входил надзор за правильным пользованием мерами и весами. До нас дошли эталонные мерные сосуды, а также свинцовые гири-разновесы (табл. LXVI, 1—8) из Ольвии, Пантикапея, Фанагории, Нимфея, Мирмекия, Танаиса и др.— с клеймами коллегии агораномов (табл. LXVI, 9). В экстраординарных случаях для создания хлебных запасов с целью продажи его населению по твердым ценам, избиралась коллегия ситонов (хлебных попечителей). О существовании такой коллегии в Ольвии в первой половине II в. до н. э. известно из посвятительной надписи (НО, № 72).

Ярким показателем уровня развития и организации торговли является денежное обращение. С самого начала выпуск монеты в городах Северного Причерноморья был ориентирован на удовлетворение внутреннего рынка. В Пантикапее выпускались серебряные монеты мелких и мельчайших номиналов, в Ольвии же на первых порах в качестве основного денежного металла выступает медь: большие литые монеты, так называемые «ассы» и своеобразные фигурные монеты в форме рыбок — так называемые «дельфины». Но вскоре их заменяют обычные для всех греческих государств чеканеные серебряные и медные монеты. Как и большинство городов греческой метрополии, северопонтийские города первоначально выпускают монету по эгинской системе. Лишь Херсонес, начавший выпуск монет позднее, в начале IV в. до н. э., чеканил ее по так называемой хиосской системе, получившей распространение в его метрополии — Гераклее (Зограф А. Н., 1951, с. 151). Во внешней торговле пользовались интерлокальной монетой (первоначально монеты Кизика, затем монетами Филиппа II, Александра, Лисимаха), не имевшей хождения во внутреннем рынке, и подлежавшей, как это показывает ольвийский монетный декрет (IPE I2, 24) обмену на местную монету. Первоначально каждый город выпускал собственную монету. Позднее же, с возникновением крупных государственных образований (Боспор) автономная чеканка мелких городов (Мирмекий, Нимфей и т. д.) исчезает и место ее занимает «столичная» монета. На Боспоре с III в. до н. э. параллельно с городской монетой эпизодически чеканится монета царская. В конце I в. до н. э. выпуск городской монеты прекращается и остаются только золотые и медные монеты боспорских царей. С течением веков в государствах Северного Причерноморья одна денежная система сменялась другой, в зависимости от изменений, происходивших во всем греческом мире, с которым Причерноморье было экономически тесно связано. Периодически выпускалась, помимо серебряной и медной монеты, и золотая. Исключением является короткий период в IV в. до н. э., когда золотые боспорские статеры играли роль интерлокальной монеты и золото не участвовало в монетном обращении на внутренних рынках. В первые века нашей эры монетное дело северопонтийских государств ориентируется на римскую монетную систему, что было вызвано не только экономическими, но и политическими обстоятельствами. Постепенно происходит обесценивание монеты, а затем ее выпуск прекращается. Наиболее поздние боспорские монеты относятся к первой трети IV в. н. э. (Зограф А. Н., 1951, с. 163).

Карта 10. Торговые пути Причерноморья в античную эпоху а — морские; б — речные; в — сухопутные. Составитель И. Б. Брашинский

Карта 10. Торговые пути Причерноморья в античную эпоху
а — морские; б — речные; в — сухопутные. Составитель И. Б. Брашинский

Торговые пути. Северочерноморская торговля, как и античная торговля в целом, осуществлялась главным образом, по водным путям, определенную роль в ней играли конечно и сухопутные торговые магистрали (карта 10). Внешняя торговля осуществлялась по морским коммуникациям. В течение долгого времени плавание по морю было каботажным. Существовало два основных пути из Средиземного моря в Черное. Один из них шел через черноморские проливы вдоль западного берега Черного моря к Ольвии и далее на восток, в Крым. Второй — вдоль южного и восточного берегов к Боспору. Каждый из этих путей имел свои преимущества и недостатки, связанные с гидрологическими, метеорологическими, демографическими и другими условиями. По данным перипла Псевдо-Скилака (IV в. до н. э.) плавание от Боспора Фракийского до Пантикапея вдоль западного берега Понта занимало семь суток. Начиная с конца V в. до н. э. осваивается (попытки предпринимались и раньше — см. Гайдукевич В. Ф., 1969) и начинает регулярно функционировать краткий путь через Черное море, пересекавший его напрямик в наиболее узком месте — от мыса Карамбий (совр. Керемпе) на севере Малой Азии к мысу Бараний Лоб (совр. Сарыч) на южном берегу Крыма (Максимова М. И., 1954а; 1956, с. 145 сл.), что примерно в пять раз укорачивало путь. В IV в. до н. э. судя по археологическим данным, (прежде всего — массовый синопский и гераклейский импорт в Северном Причерноморье) можно говорить о регулярном использовании этого пути. Другие прямые маршруты через Черное море торгового значения не имели (исключение составляет путь через Каркинитский залив от Ольвии к западной оконечности Крыма). По сообщению Диодора (III, 34, 7) при попутном ветре плавание от Меотиды до Родоса завершалось на десятый день, а оттуда до Александрии в Египте — на четвертый. Важное значение в северочерноморской торговле имел торговый путь по Азовскому морю, пролегавший в восточной его части или от Керченского пролива напрямик к косе Долгой и далее по Таганрогскому заливу в устье Дона. Основными коммуникациями греко-варварской торговли были речные пути. Это ярко иллюстрируется топографией распространения античного импорта (карта 11). В большинстве случаев, однако, трудно определить пределы проникновения самих греческих купцов вглубь варварских территорий. Чаще всего греко-варварский торговый обмен осуществлялся, очевидно, на рынках греческих приморских городов.

Подобными рынками греко-варварского торгового обмена служили и крупные варварские поселения: Каменское на Днепре, Елизаветовское в дельте Дона, Елизаветинское и Семибратнее — на Кубани. Очевидно, лишь в редких случаях греческие купцы проникали далеко в глубь земель, занятых варварами. Для раннего времени (начало VI в. до н. э.) это засвидетельствовано лишь для Немировского городища, отстоящего от Ольвии на 300 км вверх по Южному Бугу (Граков Б. Н., 1959). Позднее ситуация была, вероятно, еще менее благоприятной для греков. Особенно отчетливо это выясняется из слов Страбона (XI, 2,2), отмечающего, что грекам знакомы лишь устья Танаиса, а выше известна лишь небольшая часть реки. Среди причин такого неведения он называет нежелание кочевников общаться с другими народами, которым они преграждают доступ в свои земли по реке. Свидетельство Страбона можно толковать расширительно и ретроспективно (Брашинский И. Б., Демченко А. И., 1969, с. 117). Так, судя по данным Геродота (IV, 51, 53 и 71) греки знали лишь устье Тираса (Днестра), а Борисфен (Днепр) — лишь до порогов. В тех пунктах, которые служили пределами плавания морских судов, товары перегружались на более легкие речные ладьи, приспособленные для плавания по мелководью. Яркое представление об этом дает замечательная находка ладьи с грузом бронзовых сосудов греческого происхождения начала V в. до н. э. в торфянике у с. Песчаного на р. Супой, левом притоке Днепра в среднем его течении (Ганта О. Д., 1964; 1970). В торговле со Средним Приднепровьем, наиболее интенсивной в начальный период греко-варварской торговли в течение длительного времени, наибольшее значение имели Южный Буг (Гипанис) и его левые притоки Синюха и Ингул, а также правый приток Днепра — Ингулец. Большое значение имели притоки Днепра: Тясмин, Рось, Ворскла, Сула, Супой и Псел (Граков Б. Н., 1959; Онайко Н. А., 1966а, с. 39, 45, карта 7). В бассейне Дона функции торговых коммуникаций выполняли главным образом его приток Северский Донец и притоки последнего: Айдар, Оскол, Мжа, Уда, Лопань и др. (см. карту 10), а также: (Либеров П. Д., 1965; с. 29; Шрамко Б. А., 1962, с. 176 сл. и карта). Весьма вероятным представляется предположение Б. А. Рыбакова, согласно которому под Танаисом Геродот имел в виду не Дон, а Северский Донец (Рыбаков Б. А., 1979, карты). Поступление античного импорта в районы Северного Подонья и верховья Северского Донца в V—IV вв. до н. э., вероятно, осуществлялось и по речным путям Днепровского бассейна, а оттуда перевалом к правым притокам Северского Донца. В этом случае начальным пунктом была, очевидно, Ольвия. В последние века до нашей эры и первые века нашей эры, вероятно, большее использование Дона.

Сухопутные торговые коммуникации (см. карту 10) играли в северочерноморской торговле в целом второстепенную роль. Однако в варварской торговле значение их нельзя недооценивать. Античные письменпые источники не содержат сведений о них и реконструкция этих путей возможна лишь по археологическим данным и не может еще считаться достаточно выясненной. Важнейшее значение среди сухопутных торговых коммуникаций в раннее время, по-видимому, имел скифский торговый путь, шедший из Ольвии на восток, в Поволжье и Приуралье (Граков Б. М., 1947). Позднее, с эпохи эллинизма и, особенно в римское время, значение сухопутной торговли возрастает, в частности, в торговле с Азией (Rostovzeff М., 1941, р 1243), а также и с Западом. Некоторые исследователи на основании немногочисленных находок этрусских бронзовых сосудов на территории Украины полагают, что сухопутная торговая дорога из Италии к Черному морю существовала еще в IV в. до н. э. (Boucher S., 1973, p. 85), что, однако, вызывает серьезные сомнения (Alexandrescu Р., 1975). Большое значение в варварской торговле Северного Причерноморья имели комбинированные торговые пути, основой которых были речные магистрали, а сухопутные играли роль перевалочных.

Внешняя («международная») торговля северопричерноморских городов интенсивно развивалась с момента их основания. Это определялось, прежде всего, потребностью в импорте продуктов, необходимых для привычной повседневной жизни переселенцев. В первую очередь к ним относились виноградное вино и оливковое масло — непременные составные части пищевого рациона любого грека. Отсутствие первоначально собственного развитого ремесленного производства определяло также необходимость значительного импорта различных ремесленных изделий. Впрочем, импорт керамических изделий в Северное Причерноморье был весьма значительным на протяжении всего периода античной торговли. С другой стороны, колонизационная деятельность греческих метрополий преследовала цель эксплуатации природных богатств колонизуемых областей для приобретения необходимых пищевых продуктов (хлеб, рыба, продукты животноводства и т. д.) и сырья. Эта взаимная заинтересованность в обмене создавала благоприятные предпосылки для быстрого и интенсивного развития торговли. Первоначально северопонтийские греческие поселения выступали главным образом в качестве потребителей импортируемых из метрополий товаров. Но уже довольно скоро, еще на начальном этапе их существования, по мере быстрого роста потребности в приобретении продуктов земледельческого и кочевнического хозяйства туземных варварских племен для удовлетворения не только собственных нужд, но, в первую очередь для снабжения ими городов метрополии, все большее значение в их общем торговом обороте начинает приобретать посредническая торговля. Греческие города превращаются в крупные торгово-транзитные центры, через посредство которых осуществлялся огромный по размаху торговый обмен с обширнейшими территориями Юго-Восточной Европы. Роль отдельных северопонтийских городов и поселений в торговле в разные периоды была неодинаковой. На первых порах особенно важным было значение Березани, Ольвии и Никония, на западе — Пантикапея, Феодосии, Фанагории и Гермонассы — на востоке. Крайним восточным пунктом Боспора, в котором зафиксирован обильный архаический греческий импорт был Торик на берегу Геленджикской бухты (Онайко Н. А., 1976в).

Карта 11. Древнейший греческий импорт в Северном Причерноморье (вторая половина VII — начало VI в. до н. э.) а - городище (поселение); б — курган (погребение); в — греческие колонии; г — путь поступления неясен. Стрелка указывает основное направление связей; 1 — Березань; 2 — Ольвия; 3 — Немиров; 4 — Пастерское; 5 — Болтышка; 6 — Шаботип; 7 — Трахтемиров; 8 — Пожарная Балка; 9 — Вельск; 10 — Пантикапей; 11 — Темир-гора; 12 — Гермонас-са; 13—Кены; 14 — Криворожье; 15 — Большой (Болыпинский). 1—3, 11, 15 — VII в.; 4 — 10, 12, 13 — конец VII или начало VI в.; 14 — вторая — третья четверть VI в. Составитель И. Б. Брашинский

Карта 11. Древнейший греческий импорт в Северном Причерноморье (вторая половина VII — начало VI в. до н. э.)
а — городище (поселение); б — курган (погребение); в — греческие колонии; г — путь поступления неясен. Стрелка указывает основное направление связей; 1 — Березань; 2 — Ольвия; 3 — Немиров; 4 — Пастерское; 5 — Болтышка; 6 — Шаботип; 7 — Трахтемиров; 8 — Пожарная Балка; 9 — Вельск; 10 — Пантикапей; 11 — Темир-гора; 12 — Гермонас-са; 13—Кены; 14 — Криворожье; 15 — Большой (Болыпинский). 1—3, 11, 15 — VII в.; 4 — 10, 12, 13 — конец VII или начало VI в.; 14 — вторая — третья четверть VI в. Составитель И. Б. Брашинский

Первоначально во внешней торговле господствовали ионийские центры западной Малой Азии и островные центры Эгейского моря (Милет, Клазомены, Хиос, Самос, Родос и др.). Такое положение сохраняется в течение всего VI и начала V вв. до н. э. Для этого времени характерен ввоз так называемой родосско-ионийской художественной керамики (милетской, родосской, хиосской, самосской, клазоменской и т. д.), ввоз вина главным образом из Хиоса, отчасти Лесбоса, Самоса и ряда других ионийских центров, которые в настоящее время еще не могут быть конкретно определены (см. карту 12). Начиная со второй половины VI в. до н. э. все более усиливается импорт расписной (чернофигурной) и чернолаковой керамики из Афин, которые проявляют все растущий интерес к черноморским рынкам (Брашинский И. Б., 1963а, с. 24 сл.), в первую очередь ввиду быстрого роста потребностей в привозном зерне. Северное Причерноморье уже с начала V в. и особенно в IV в. до н. э., становится одной из важнейших житниц Афин. По мере роста посреднической роли северопонтийских городов изменяется и структура импорта. Если на первых этапах весьма важное, если не решающее, место в импорте занимает дорогая художественная керамика (см.; Копейкина Л. В., 1973; Сидорова Н. А., 1962; Зеест И. Б., 1974; Николаева Э. Я., 1977), а импорт массовых товаров сравнительно ограничен, то с течением времени все большее значение приобретает ввоз массовой продукции — в первую очередь вина. Эти изменения были, очевидно, связаны с ростом населения городов, быстрым приобщением широких слоев варварского общества к потреблению вина. Господство восточногреческих центров в понтийской торговле в VI в. до н. э., разумеется, не означало их монопольного положения на северочерноморских рынках. Помимо Афин, которые принимают в ней все более активное участие, в торговлю с Северным Причерноморьем включаются и другие материковые (Коринф) и островные (Эгина и др.) центры.

В настоящее время трудно решить, в каких случаях и в какой мере мы можем говорить о непосредственных торговых связях с различными центрами, а в каких — с опосредствованными. Так, например, весьма вероятна значительная посредническая роль Милета (Леви Е. И., 1941; с. 313; Цветаева Г. А., 1957б, с. 187). Позднее такую же роль выполняли Афины. Однако, едва ли имеются достаточные основания для преуменьшения непосредственных торговых связей причерноморских городов со многими средиземноморскими производственными центрами. Такая возможность определяется прежде всего тем, что торговые пути в Черное море и в самом Понте Эвксинском первоначально были свободными от чьего бы то ни было контроля и господства (Брашинский И. Б., 1968а).

Новый этап в черноморской торговле наступает после победоносного завершения греками борьбы против Персии (карта 13). С этого времени господствующее положение в понтийской торговле на долгое время (около полутора веков) переходит безраздельно в руки Афин. Это господство в понтийской торговле, нашедшее яркое отражение, как в письменных источниках, так и особенно в археологическом материале, было основано на политическом господстве афинян над черноморскими проливами (Брашинский И. Б., 1963а, с. 91 сл.). Афиняне установили строгий и действенный контроль над всем понтийским экспортом и импортом, регулируя их по своему усмотрению. Законченную форму этот контроль и регулирующая роль Афин получили в период Пелопонесской войны, в последней трети V в. до н. э., когда была образована специальная коллегия геллеспонтофилаков — «стражей Геллеспонта», строго следившая за вывозом из Черного моря. Из черноморской торговли были исключены все противники Афин и даже их союзники пользовались правом торговли по строго установленным квотам. Такое положение с некоторыми перерывами, связанными с изменениями в политическом положении Афин, продолжалось и в течение большей части IV в. до н. э. и лишь в последней четверти этого столетия окончательное поражение Афин в борьбе с Македонией ликвидировало афинское преобладание на Черноморских проливах и вновь восстановило свободу мореплавания и торговли Средиземноморья с Понтом. Основной причиной длительной борьбы Афин за преобладание в черноморской торговле была их глубокая заинтересованность прежде всего в северочерноморском хлебе, а также других продуктах питания и разнообразном сырье. Особенно широкий размах имела торговля Афин с Боспором. Хорошо известно сообщение Демосфена (XX, 31), что во времена Левкона (389/8—349/8 гг. до н. э.) из Пантикапея в Афины ежегодно привозилось 400 тыс. медимнов (более 16 тыс. тонн) зерна. По мнению ряда исследователей, это количество было значительно, возможно, вдвое, большим (Гайдукевич В. Ф., 1949а, с. 499). После вступления в действие феодосийского порта, по словам Страбона (VII, 4,6), Левкон вывез в Афины только из Феодосии 2 миллиона 100 тыс. медимнов или 86 тыс. тонн зерна. Естественно, возникает вопрос, чем Афины расплачивались за этот поистине огромный импорт. В. Д. Блаватский отметил невозможность допущения, что он мог быть иокрыт стоимостью ввозившейся на Боспор афинской керамики, сколь бы значительным он ни был, и высказал мнение, что афиняне расплачивались за боспорский хлеб главным образом благородными металлами, которые использовались Спартокидами на своем монетном дворе (Блаватский В. Д., 1959б). Правда, следует иметь в виду, что помимо огромного импорта керамических изделий из Афин ввозилась, по-видимому, в немалом объеме, дорогая серебряная посуда (табл. LXVII, 1), значительная часть которой служила затем предметом торгового обмена с варварской знатью, а также различные другие произведения искусства, стоимость которых была, вероятно, весьма высока. Этим же целям покрытия вероятного торгового дефицита, служила и посредническая торговля афинян. Ольвия и Херсонес были также весьма важными рынками для афинян (Брашинский И. Б., 1963а, с. 140 сл.).

Таблица LXVII. Предметы греческого импорта VI—V вв. до н. э. 1 — серебряный килик и медальон на дне килика (Афины), V в. до н. э.; 2 — бронзовое зеркало, У в. до н. э.; 3 — бронзовое зеркало с ручкой (Иония), VI в. до н. э.; 4 — серебряный ритон (Иран), V в. до н. э.; 5 — золотые ритоны, V в. до н. э.; (I — стеклянный фигурный сосуд (Навкратис?), VI в. до н. э.; 7 — миниатюрная ойнохоя «финикийского стекла», V в. до н. э.; 8 — бронзовая ойнохоя (Самос), V в. до н. э.; 9 — алабастры «финикийского стекла», V в. до н. э.; 10 — алебастровые алабастры, VI—V вв. до н. э.; 11 — бронзовый канделябр, V в. до н. э.  1, 2, 4, 5, 11 — Семибратние курганы; 3 — Анновка (Николаевская обл.); 6, 9, 10 — Ольвия;..7 — Елизаветовский могильник; 8 — Нимфей. Составитель И. Б. Брашинский

Таблица LXVII. Предметы греческого импорта VI—V вв. до н. э.
1 — серебряный килик и медальон на дне килика (Афины), V в. до н. э.; 2 — бронзовое зеркало, У в. до н. э.; 3 — бронзовое зеркало с ручкой (Иония), VI в. до н. э.; 4 — серебряный ритон (Иран), V в. до н. э.; 5 — золотые ритоны, V в. до н. э.; (I — стеклянный фигурный сосуд (Навкратис?), VI в. до н. э.; 7 — миниатюрная ойнохоя «финикийского стекла», V в. до н. э.; 8 — бронзовая ойнохоя (Самос), V в. до н. э.; 9 —
алабастры «финикийского стекла», V в. до н. э.; 10 — алебастровые алабастры, VI—V вв. до н. э.; 11 — бронзовый канделябр, V в. до н. э.
1, 2, 4, 5, 11 — Семибратние курганы; 3 — Анновка (Николаевская обл.); 6, 9, 10 — Ольвия;..7 — Елизаветовский могильник; 8 — Нимфей. Составитель И. Б. Брашинский

Афины ввозят в Северное Причерноморье не только продукты собственного ремесленного производства, но и выступают посредниками в экспорте ряда других тесно связанных с ними центров. Через посредство афинских купцов поступал весьма значительный по объему импорт фасосского вина и масла, занимающий важное место во всем Северном Причерноморье, особенно с конца V и в течение всего IV, а отчасти и III вв. до н. э., но начавшийся еще значительно раньше (Граков Б. Н., 1939а). Этот импорт засвидетельствован многочисленными находками остатков фасосских амфор (табл. LXVIII, LXIX), многие из которых снабжены клеймами (Виноградов Ю. Г., 1972). Фасосское вино находило сбыт и у варваров Поднестровья, Приднепровья, Крыма, Нижнего Дона и Прикубанья. О том, что вино другого прославленного винодельческого центра — Менды, поступало в Причерноморье, в частности на Боспор и Ольвию, через посредство афинских купцов, имеется прямое свидетельство Демосфена (XXXV, 10). Амфоры этого центра (табл. LXVIII), локализованные лишь недавно, известные в научной литературе под названием «амфор с рюмкообразными ножками», также имеют повсеместное распространение в Северном Причерноморье. Амфорные же клейма Менды известны лишь в единичных экземплярах (Брашинский И. Б., 1962; 1976а). Возможно, что и в общем незначительный коринфский импорт поступал в Северное Причерноморье в IV в. до н. э. через посредство афинских купцов. В это время продолжается в значительном объеме и импорт хиосского вина (табл. LXVIII), а также вина в амфорах ряда других средиземноморских центров, которые не получили пока твердой локализации (амфоры типов Солоха I и II и др.).

Таблица LXVIII. Развитие импорта товаров в керамической таре в Северном Причерноморье в VI—IV вв. до н. э. — Ионийский центр; 2 — Коринф; 3 — амфоры со «стаканообразной ножкой»; 4 — амфоры типа Солоха; 5 — амфоры типа Солоха II (Византии?); G — Родос («протородосские»). Составитель И. Б. Брашинский

Таблица LXVIII. Развитие импорта товаров в керамической таре в Северном Причерноморье в VI—IV вв. до н. э.
— Ионийский центр; 2 — Коринф; 3 — амфоры со «стаканообразной ножкой»; 4 — амфоры типа Солоха; 5 — амфоры
типа Солоха II (Византии?); G — Родос («протородосские»). Составитель И. Б. Брашинский

Однако наиболее показательным в развитии торговых связей северочерноморских городов, начиная с конца V в. до н. э., является начало широкого развития торговли с южнопонтийскими центрами — Гераклеей Понтийской и Синопой, чему в немалой степени способствовало и освоение краткого пути через Черное море. Гераклейский импорт в течение всего IV в. до н. э. имеет в Северном Причерноморье чрезвычайно широкое распространение, а в варварской среде он в это время доминирует. Из Гераклеи помимо вина в амфорах в ограниченном масштабе ввозилась также кровельная черепица, пифосы и другая хозяйственная посуда. Импорт из Синопы, засвидетельствованный как в Ольвии, так и, особенно, на Боспоре (Нимфей, Пантикапей) еще для V в. до н. э. находками синопской архитектурной терракоты (Скуднова В. М., 1958а), приобретает широкий размах со второй четверти IV в. до н. э., когда начинается массовый импорт синопских товаров в керамической таре (табл. LXVIII, LXIX), которая, как и гераклейская и фасосская, систематически клеймилась. Находки клейм синопской группы в Северном Причерноморье являются наиболее многочисленными и превосходят в настоящее время 10 000. Из Синопы привозили оливковое масло (Максимова М. И., 1956), вино, а также некоторые другие товары, в частности, маслины (Зеест И. Б., 1960). В отличие от гераклейского импорта, расцвет которого падает на IV в., импорт из Синопы получил особенно большое развитие в III—II вв. до н. э.

Карта 12. Основные греческие центры — экспортеры товаров в Северное Причерноморье а — вино, оливковое масло и другие товары, транспортировавшиеся в амфорах; б — глиняная посуда; в — металлические изделия; г — кровельная черепица и терракотовые архитектурные украшения; I—VII—VI вв. до н. э.; II—V— IV вв. до н. э.; III —вторая половина IV в,—I в. до н. э. Составитель И. Б. Брашинский

Карта 12. Основные греческие центры — экспортеры товаров в Северное Причерноморье
а — вино, оливковое масло и другие товары, транспортировавшиеся в амфорах; б — глиняная посуда; в — металлические изделия; г — кровельная черепица и терракотовые архитектурные украшения; I—VII—VI вв. до н. э.; II—V— IV вв. до н. э.; III —вторая половина IV в,—I в. до н. э. Составитель И. Б. Брашинский

Основные греческие центры — экспортеры товаров в Северное Причерноморье продолжался вплоть до первых веков нашей эры (Зеест И. Б., 1951а). Отличительной чертой синопской торговли была ее ориентация главным образом на Северо-Восточное Причерноморье с течением времени становящаяся все более ощутимой (Брашинский И. Б., 1963а). В значительно большем, чем из Гераклеи, объеме из Синопы импортировалась кровельная черепица, причем особенно большим ее ввоз был во второй половине IV и начале III в. в Ольвию и Херсонес. На Боспоре, где уже в IV в. до н. э. существовало развитое производство строительных керамических материалов (Гайдукевич В. Ф., 1934б), импорт синопской черепицы был сравнительно небольшим. Помимо товаров в амфорах и кровельных материалов из Синопы в северопонтийские города импортировались пифосы и прочая хозяйственная керамика, в частности, большие толстостенные чаши — так называемые «мортарии» или «лутерии».

Можно полагать, что одним из важных торговых партнеров северочерноморских государств был Амис (Максимова М. //., 1956, с. 83 сл.), импорт которого, однако, археологически прослеживается слабо, поскольку основу его, по-видимому, составляли металлы и металлические изделия. Из других южнопонтийских центров в Северном Причерноморье прослеживается также незначительный импорт продуктов в керамической таре из Амастрия, но хронологически (конец IV — начало III в. до н. э.) он, строго говоря, относится уже к началу следующего этапа развития черноморской торговли — эпохе эллинизма.

В IV в. до н. э. дальнейшее развитие получает торговля с Колхидой, начавшаяся еще в VI в. до н. э. (импорт колхидских пифосов). В рассматриваемое время начинается и ввоз товаров в амфорах. Показателен факт присутствия колхидского импорта только в Северовосточном Причерноморье (Боспор и входящие в орбиту его экономического влияния территории); западнее Керченского полуострова он не зафиксирован.

Торговля велась и между северочерноморскими и западнопонтийскими городами, а также между самими северопонтийскими государствами. Так, в частности, по массовому материалу (амфоры, в том числе клейменые), прослеживается экспорт Херсонеса, ориентированный главным образом, на запад (Ольвия, Никоний, Тира). На Боспор он был весьма незначительным (Шелов Д. Б., 1956б, с. 214; 1975, с. 149). Торговля Тиры, Никония и Ольвии с Истрией засвидетельствована монетными находками (Загинайло А. Г., 1976), а в Ольвии и эпиграфическими (НО, № 7, 15).

Следующий этап в развитии северочерноморской торговли начинается с конца IV в. до н. э. и охватывает следующие два столетия (III—II вв. до н. э.) и, отчасти I в. до н. э. Значение северопонтийского, в частности, Боспорского хлебного экспорта существенно сокращается. На первый план выдвигаются товары, перечисленные Полибием и Страбоном (скот и продукты скотоводческого хозяйства, рыба, отчасти рабы) (в отношении рабов см.: Гольденберг В. А., 1953; с. 206; Гайдукевич В. Ф., 1949а, с. 501), хотя Северное Причерноморье продолжало оставаться важным зерновым районом античного мира. Значение хлебных ресурсов Боспора отчетливо вытекает из сообщения Страбона (VII, 4,6) о том, что население Крыма и Таманского полуострова ежегодно выплачивало Митридату Евпатору дань в размере 180 тыс. медимнов хлеба. В эпоху эллинизма в средиземноморской торговле Северного Причерноморья на первый план снова выдвигаются малоазийскпе и, особенно, островные центры. Наиболее значительным был импорт вина из Родоса, засвидетельствованный повсеместными находками родосских амфор (табл. LXIX), которые почти все без исключения клеймились. По количеству находок родосские клейма в Северном Причерноморье уступают лишь синопским (о родосских клеймах см.: Леви Е. И., 1964а, с. 227 сл.; Шелов Д. Б., 1975, с. 10 сл.),. Однако соотношение амфорных клейм не отражает истинного соотношения импорта различных центров, поскольку само соотношение клейменой и неклейменой тары в них было различным (Кругликова И. Т., 1972б; Брашинский И. Б., 1977). Неточно отражает истинное соотношение объема импорта из различных центров и соотношение количества самих, амфор из-за существенных отличий их стандартных емкостей (Брашинский И. Б., 1976а, с. 87 сл.). Поэтому существующие в настоящее время представления о месте и объеме импорта из различных центров в Северном Причерноморье требуют пересмотра и значительных поправок. Однако, несмотря на все сделанные оговорки, родосский импорт занимал в Северном Причерноморье в III и особенно во II в. до н. э. весьма значительное место. В III и начале II в. до н. э. основной поток его шел в Северозападное Причерноморье (Ольвия и др.), позднее же на первое место выдвигается Боспор (Шелов Д. Б., 1958). Из других средиземноморских островных центров по амфорам и керамическим клеймам повсеместно в городах Северного Причерноморья фиксируется импорт из Коса, Пароса, Икоса, а также Книда, наиболее значителен косский, хотя и он сильно уступает родосскому (табл. LXIX). Значительное место в импорте керамики в это время принадлежит Делосу (так называемые «мегарские» чаши и т. д.), Пергаму и другим малоазийским центрам. Начинается импорт из Александрии (Шургая И. Г., 1965а), шедший, возможно, через посредство Родоса, а также Синопы (Пиотровский Б. Б., 1958). Очень широкое распространение приобретает импорт изделий из египетского фаянса (бусы, амулеты), начало которого относится еще к VI в. до н. э. (Пиотровский Б. Б., 1958; Алексеева Е. М., 1975а, с. 25).

Таблица LXIX. Развитие импорта товаров в керамической таре в Северном Причерноморье в III—I вв. до н. э. и I—IV вв. н. э. 1 — светлоглипяные амфоры с двуствольными ручками (Понтийский центр; Гераклея?); 2—4—неизвестные центры; 5 — южнопонтийские центры; 6 — Италия. И. В. Брашинский

Таблица LXIX. Развитие импорта товаров в керамической таре в Северном Причерноморье в III—I вв. до н. э. и I—IV вв. н. э.
1 — светлоглипяные амфоры с двуствольными ручками (Понтийский центр; Гераклея?); 2—4—неизвестные центры;
5 — южнопонтийские центры; 6 — Италия. И. В. Брашинский

Для черноморской торговли северопонтийских государств в это время, особенно торговли Боспорского царства, характерно дальнейшее интенсивное развитие связей с Синопой. В эллинистическую эпоху, в связи с общим перемещением мировых торговых путей, через Северное Причерноморье (Боспор) начинают осуществляться и торговые связи с Востоком (Гайдукевич В. Ф., 1949а, с. 90 сл.).

Последний этап развития античной торговли Северного Причерноморья относится к последнему веку до нашей эры и к первым векам нашей эры. Он может быть подразделен на два основных периода: I в. до н. э,— II в. н. э. и III—IV вв. Первый период характеризуется новым расцветом и дальнейшим развитием торговли, второй — ее постепенным сокращением. Важное значение для развития черноморской торговли имела успешная борьба римского флота с пиратами. Из Северного Причерноморья в это время по-прежнему вывозят продукты земледелия и скотоводства, рыбу, в определенной мере, вероятно, большей, чем прежде — рабов. В номенклатуре импортировавшихся товаров также не наблюдается особых изменений, если не считать все возрастающего значения ввоза стеклянных изделий. Но соотношение различных статей импорта и направления внешней торговли существенно изменяются (см. карты 14 и 15). Полнее всего для рассматриваемого этапа северопонтийской торговли исследована торговля Танаиса (Книпович Т. Н., 1949а, с. 50 сл.; Шелов Д. Б., 1972, с. 116 сл.), которая в значительной мере отражает торговлю всего Боспора и, в определенной мере, всего Северного Причерноморья. Специальному исследованию подверглась и торговля Херсонеса (Кадеев В. И., 1970). Сопоставление импорта из разных северочерноморских городов отчетливо показывает его единство во всем регионе, что, несомненно, связано с включением Причерноморья в общую экономическую систему Римской империи. Как и прежде, основной статьей импорта остаются вино и оливковое масло (табл. LXXIII; LXXIV). Но теперь они ввозятся почти исключительно из южнопонтийских центров, и больше всего из Синопы (Шелов Д. Б., 1972а, с. 116 сл.; Кадеев В. И., 1972), переживавшей новый экономический расцвет (Максимова М. И., 1956, с. 325 сл.) Возрождается, вероятно, и торговля с Гераклеей (Виноградов Ю. Г., Онайко Н. А., 1975). Преимущественно понтийская ориентация торговых связей иллюстрируется специфическими документами (IPE I2, 40, 41; НО, № 47, 51 — Ольвия; IPE I2, 351, 357, 358, 362, 364; НЭПХ, № 7, 13-Херсонес; КБН, 44, 54, 55 и др.—Боспор). Значительным был импорт малоазийской краснолаковой керамики, среди которой выделяется продукция Пергама, а также керамики самосского производства (Knipowitsch Т., 1929; Книпович Т. Н., 1952; Силантьева Л. Ф., 1958б; Белов Г. Д., 1967; Кропоткин В. В., 1970, с. 14 сл.; Шелов Д. Б., 1972а, с. 138 сл.). Все возрастающее значение в импорте приобретает ввоз стеклянных сосудов (табл. LXX, LXXI), поступавших из разных районов античного мира: Сирии, Египта, (Александрии), Западно-римских провинций Сорокина Н. П., 1962; 1963; 1965; Кунина Н. 3., Сорокина Н. П., 1972; Кунина Н. 3., 1973; Кропоткин В. В., 1970, с. 27 сл.) Среди импортных изделий заметное место занимают металлические предметы: серебряные и бронзовые сосуды, фибулы и т. д. (табл. LXXII), поступавшие, как и стекло, из различных районов империи (Шелов Д. Б., 1965а; 1967а; Schelow D., 1968; Капошина С. И., 1967; Кропоткин В. В., 1970, с. 21 сл.; Амброз А. К., 1966). Продолжается и импорт украшений: бус и т. д. (Алексеева Е. М., 1975а).

Карта 13. Греческий импорт на территории Северного Причерноморья в VI—I вв. до н. э. а — основные центры-импортеры; б — районы распространения импорта. Составитель И. Б. Брашинский

Карта 13. Греческий импорт на территории Северного Причерноморья в VI—I вв. до н. э.
а — основные центры-импортеры; б — районы распространения импорта. Составитель И. Б. Брашинский

Греко-варварская торговля в отличие от торговли с греческими центрами Средиземноморья и Причерноморья, а также от внутренней торговли преимущественно оставалась натуральным обменом. В настоящее время трудно решить, существовал ли в этой торговле общий эквивалент или эквиваленты и, если да, то какой или какие именно, но огромный размах греко-варварской торговли, достигший кульминации в IV в. до н. э., делает в высшей степени вероятным, что такой эквивалент существовал. Было высказано предположение, что в Скифии роль денег выполняли бронзовые наконечники стрел (Граков Б. Н., 1968), хотя вряд ли они играли роль всеобщего эквивалента в греко-варварской торговле. Можно предполагать, что эквивалентом были какие-то продукты варварского хозяйства — например, скот или шкуры.

Что касается организации греко-варварской торговли в Северном Причерноморье, то можно полагать, что торговый обмен осуществлялся преимущественно на рынках греческих городов, а также в крупных варварских торговых центрах, куда приезжали греческие купцы со своими товарами и сходились представители племен с окрестных, а, возможно и весьма отдаленных территорий. Наиболее ярко значение греческих городов как центров греко-варварского торгового обмена выступает в характеристиках, данных Страбоном Пантикапею и Танаису (VII, 4, 5; XI, 2, 3). Можно утверждать, что такую же роль для приднепровских и побужских скифов играла Ольвия, для синдов и меотов — Фанагория и т. д. В некоторых случаях аналогичную функцию выполняли крупные варварские центры, такие как Елизаветовское поселение в дельте Дона — предшественник Танаиса, Каменское поселение на Днепре (Граков Б. Н., 1954, с. 145 сл.) и Елизаветинское поселение на Кубани (Зеест И. Б., 1951а; Анфимов Н. В., 1966). В письменных источниках конкретные сведения о греко-варварской торговле Северного Причерноморья почти полностью отсутствуют. Лишь Страбон в цитированном выше месте о значении Танаиса, как общего торжища греков и кочевников отмечает, что последние привозили туда для продажи рабов, кожу и другие товары кочевого хозяйства, греки же в обмен доставляли одежду, вино и прочее, что «свойственно цивилизованной жизни». Из приписываемой Демосфену речи «Против Формиона» можно заключить, что «мелочные товары», занимали важное место в греко-варварской торговле.

 Таблица LXX. Типы стеклянной посуды, находимой в Северном Причерноморье Составитель Н. П. Сорокина


Таблица LXX. Типы стеклянной посуды, находимой в Северном Причерноморье
Составитель Н. П. Сорокина

 Таблица LXXI. Типы стеклянной посуды, находимой в Северном Причерноморье Составитель Н. П. Сорокина


Таблица LXXI. Типы стеклянной посуды, находимой в Северном Причерноморье
Составитель Н. П. Сорокина

Таблица LXXII. Образцы импортных металлических изделий в Северном Причерноморье (I в. до н. э. — III в. н. э.) 1 — серебряная позолоченная чаша с рельефным медальоном — сцена сбора винограда (Италия), I в. до н. э.; 2 — серебряный медальон чаши — Нереида на гиппокампе (Италия) , I в. до н. э.; 3 — серебряная чаша с рельефными украшениями (Сирия), I в. до н. э.; 4 — серебряный таз, I в. до н. э.; 5 — бронзовая ойнохоя с фигурной ручкой, на щитке амур (Италия), II—III вв. н. э.; 6 — бронзовый канделябр с изображением Сирены (Италия), I в. н. э.; 7 — бронзовый ковш (Италия), I. в. н. э.; 8 — бронзовый черпак (Италия), III в. н. э.; 9 — бронзовый светильник, на ручке — трагическая маска, I—II вв. н. э.; 10 — серебряная фибула с инкрустированным щитком, II—III вв. н. э. 1, 2, 4 — Новочеркасск, Садовый курган; 3 — Верхнее Погромное, Волгоградская обл.; 5 — Восточная Грузия; 6 — Усть-Лабинская; 7, 8 — Старица, Астраханская обл.; 9 — Танаис; 10 — Ольвия. Составитель И. Б. Брашинский

Таблица LXXII. Образцы импортных металлических изделий в Северном Причерноморье (I в. до н. э. — III в. н. э.)
1 — серебряная позолоченная чаша с рельефным медальоном — сцена сбора винограда (Италия), I в. до н. э.; 2 — серебряный медальон чаши — Нереида на гиппокампе (Италия) , I в. до н. э.; 3 — серебряная чаша с рельефными украшениями (Сирия), I в. до н. э.; 4 — серебряный таз, I в. до н. э.; 5 — бронзовая ойнохоя с фигурной ручкой, на щитке амур (Италия), II—III вв. н. э.; 6 — бронзовый канделябр с изображением Сирены (Италия), I в. н. э.; 7 — бронзовый
ковш (Италия), I. в. н. э.; 8 — бронзовый черпак (Италия), III в. н. э.; 9 — бронзовый светильник, на ручке — трагическая маска, I—II вв. н. э.; 10 — серебряная фибула с инкрустированным щитком, II—III вв. н. э.
1, 2, 4 — Новочеркасск, Садовый курган; 3 — Верхнее Погромное, Волгоградская обл.; 5 — Восточная Грузия; 6 — Усть-Лабинская; 7, 8 — Старица, Астраханская обл.; 9 — Танаис; 10 — Ольвия. Составитель И. Б. Брашинский

В обоих источниках отделенных друг от друга почти тремя веками, отсутствует конкретный перечень товаров (за исключением рабов, вина и одежды), которые греки обменивали на продукты кочевого хозяйства. Понятия же «мелочные товары», товары «свойственные цивилизованному образу жизни», весьма емки: они могут включать в себя и посуду, и мебель, и украшения, и косметические и гастрономические продукты и т. д. И действительно, археологические материалы подтверждают использование всех этих категорий импорта в варварской среде. Самой крупной по объему статьей греческого торгового обмена с северочерноморскими варварами было, как уже указывалось, вино, транспортировавшееся в амфорах и в мягкой таре — бурдюках, мехах (Граков Б. Н., 1947; 1971, с. 51). Остродонные амфоры широко распространены на варварских территориях, прежде всего по течениям судоходных рек. Они дают представление не только об объеме и динамике этого импорта, о соотношении импорта из различных производственных центров, но позволяют сделать некоторые заключения о характере греко-варварской виноторговли. Так, анализ амфорных клейм из Елизаветовского и Каменского городищ и ряда могильников позволяет прийти к заключению, что виноторговля была оптовой: вино закупалось единовременными крупными партиями, а уже затем путем внутреннего обмена в местных обществах поступало к потребителям.

Наиболее ранние археологические свидетельства регулярного импорта вина в Скифию и другие территории туземных племен Северного Причерноморья относятся еще к VI в. до н. э. В VI—V вв. до н. э., как и в самих греческих городах, наиболее широким в варварской среде был импорт хиосского вина, в определенном, но значительно меньшем количестве, вина Самоса, Лесбоса и некоторых других неизвестных центров. Особенно интенсивным в это время греческий импорт был (если не считать ближайшего варварского окружения городов) в среднем Приднепровье, у лесостепных племен (Онайко Н. А., 1966а), а также в нижнем Прикубанье (синды, меоты) (Зеест И. Б., 1960). С V в. до н. э. во все возрастающем объеме начинает импортироваться фасосское вино. Главным посредником в греко-варварской торговле в это время была Ольвия, откуда импорт поступал не только на обширные лесостепные территории Приднепровья, но, возможно, и далее на восток, в частности в бассейн Северского Донца. В Северо-Восточном Причерноморье эти же функции выполнял Пантикапей и города азиатского Боспора — Фанагория и Гермонасса. Помимо вина, еще в начальный период регулярной греко-варварской торговли в те же районы поступает греческая художественная и столовая посуда. Древнейшие образцы ее относятся к концу VII в. и, как правило, являются дорогими художественными, порою уникальными изделиями. Большинство их происходит из погребений кочевнической знати. В VI и начале V в. до н. э. это керамика из ионийских центров и аттическая, в V в. до н. э.— главным образом аттическая (Онайко Н. А., 1966а; Брашинский И. Б., 1976в), а отчасти и местного северочерноморского производства. В некотором количестве импортировались также предметы вооружения главным образом оборонительные доспехи (шлемы, кнемиды); в основном их импорт падает уже на IV в. до н. э. (Черненко Е. Б., 1968). Ввозилась и металлическая посуда (табл. LXXII) и различные украшения (Онайко Н. А., 1966а; Петренко В. Г., 1978). Особо широкого размаха греко-варварская торговля в Северном Причерноморье достигает в IV в. до н. э. В это время в ее орбиту включаются огромные территории от Дуная на западе, до Дона и Волги на востоке. Если для предшествующего времени характерна особая активность в обмене с лесостепными племенами Среднего Приднепровья (Онайко Н. А., 1966а), а также и племенами Нижнего Прикубанья и, отчасти, Нижнего Дона (Брашинский И. Б., 1970), то теперь в него втягиваются огромные массы кочевников причерноморских степей (Онайко Н. А., 1970а). Греческий импорт в значительном объеме поступает в Поднестровье, в Нижнее Побужье и Приднепровье, на Нижний и Средний Дон, в Среднее Прикубанье и т. д. Как и прежде, основной статьей импорта остается вино. Доминирующим в это время является импорт гераклейского вина, в варварской среде потребляется и синопское вино, а со второй половины IV в. довольно заметное место начинает занимать вино херсонесское (Брашинский И. Б., 1970). Продолжается также поступление вина из ряда средиземноморских центров: Хиоса, Фасоса, Менды и других, пока не определимых точнее. В большем, чем прежде, объеме импортируется керамическая посуда, как средиземноморских центров (главным образом, аттическая), так и местных, северочерноморских (Ольвия, Херсонес, города Боспора), металлическая посуда, украшения, в том числе многочисленные изделия античной торевтики (Онайко Н. А., 1970а).

Сначала постепенное, а вскоре резкое сокращение (как объема, так и ареала) греко-варварской торговли начинается после первой трети III в. до н. э., что, очевидно, следует связывать с глубокими социально-экономическими, политическими и демографическими сдвигами в северопричерноморских степях. Исключение составляет лишь Прикубанье, где торговый обмен, возможно, не только не сокращается, но даже и несколько активизируется.

Новый подъем греко-варварской торговли в Северном Причерноморье начинается с эпохи позднего эллинизма (I в. до н. э.) и продолжается в первые века нашей эры. Этот этап развития варварской торговли Северного Причерноморья принципиально отличается от предшествующих прежде всего тем, что широкого распространения достигает товарно-денежный обмен, денежное обращение, о чем свидетельствуют многочисленные клады (Кропоткин В. В., 1961). Правда, следует учитывать, что они скорее говорят о монете, как средстве накопления, чем как о средстве обращения.

Карта 14. Распространение античного импорта в Северном Причерноморье в I—IV вв. н. э. а — продукты, транспортировавшиеся в амфорах (вино, масло) ; б — глиняная посуда; в — металлические изделия; г — стеклянные изделия; д — фибулы. Составитель И. Б. Брашинский

Карта 14. Распространение античного импорта в Северном Причерноморье в I—IV вв. н. э.
а — продукты, транспортировавшиеся в амфорах (вино, масло) ; б — глиняная посуда; в — металлические изделия; г — стеклянные изделия; д — фибулы. Составитель И. Б. Брашинский

Карта 15. Основные центры — экспортеры товаров в Северное Причерноморье в I—IV вв. н. э. а — продукты, транспортировавшиеся в амфорах (вино, масло) ; б — глиняная посуда; в — металлические изделия; г — стеклянные изделия; д — фибулы. Составитель И. Б. Брашинский

Карта 15. Основные центры — экспортеры товаров в Северное Причерноморье в I—IV вв. н. э.
а — продукты, транспортировавшиеся в амфорах (вино, масло) ; б — глиняная посуда; в — металлические изделия; г — стеклянные изделия; д — фибулы. Составитель И. Б. Брашинский

Таблица LXXIII. Типы позднеантичных амфор Нумерация внутри таблиц LXXIII—LXXIV общая 1 — красноглиняная, Танаис; 2 — коричневоглиняная с желобком на внутренней части горла и перехватом на тулове, Горгиппия; 3 — красноглиняная со слаоовыраженными желобком и перехватом, Тиритака; 4 — красноглиняная с перехватом, Тиритака; 5— красноглиняная реберчатая с перехватом, Прикубанье. Конусовидные (6—12): 6 — красно- глиняная, Танаис; 7 — красноглиняная широкогорлая, Семеновка; 8 — красноглиняная с воронкообразным горлом, Илу-рат; 9 — красноглиняная широкогорлая, Горгиппия; 10, 11 — красноглиняные, Танаис; 12 — с конусовидным горлом, Харакс. Светлоглиняные узкогорлые (13—15): 13 — реберчатая с отогнутым венчиком, Танаис; 14 — реберчатая, Тиритака;

Таблица LXXIII. Типы позднеантичных амфор
Нумерация внутри таблиц LXXIII—LXXIV общая
1 — красноглиняная, Танаис; 2 — коричневоглиняная с желобком на внутренней части горла и перехватом на тулове, Горгиппия; 3 — красноглиняная со слаоовыраженными желобком и перехватом, Тиритака; 4 — красноглиняная с перехватом, Тиритака; 5— красноглиняная реберчатая с перехватом, Прикубанье. Конусовидные (6—12): 6 — красно-
глиняная, Танаис; 7 — красноглиняная широкогорлая, Семеновка; 8 — красноглиняная с воронкообразным горлом, Илу-рат; 9 — красноглиняная широкогорлая, Горгиппия; 10, 11 — красноглиняные, Танаис; 12 — с конусовидным горлом, Харакс. Светлоглиняные узкогорлые (13—15): 13 — реберчатая с отогнутым венчиком, Танаис; 14 — реберчатая, Тиритака;

Таблица LXXIV. Типы позднеантичных амфор.  15 — с удлиненным горлом, Прикубанье. Плоскодонные (16— 20): 16 — узкогорлая, реберчатая с высокоподнятыми ручками, Танаис; 17 — с муфтовидным венчиком, Танаис; 18 — розовоглиняная со светлым ангобом и широким горлом, Горгиппия; 19 — тонкостенная с профилированной ручкой, Тасуново; 20 — Харакс. Краспоглиняные реберчатые (21—28): 21, 22, 22а — широкогорлые с яйцевидным туловом и конусовидной ножкой, Семеновка; 23 — типа мирмекийской; 24 — с цилиндрическим туловом и длинной конусовидной ножкой, Танаис; 25, 26 — с бороздкой под венчиком, Танаис; 27, 28 — с конусовидными доньями (27 — Херсонес, 28 — Инкерман). Круглодонные (29—31): 29 — Пантикапей; 30 — Тиритака; 31 — Херсонес; 32 — реберчатая с цилиндрической ножкой Тиритака. Горла амфор: 33 — III в. н. э,—Танаис; 34 — II-III вв. н. э.— Фанагория; 35 — IV в. н. э.— Алма-Кермен; 36, 37 — IV в. н. э., Фанагория. Составитель Е. А. Савостина

Таблица LXXIV. Типы позднеантичных амфор.
15 — с удлиненным горлом, Прикубанье. Плоскодонные (16— 20): 16 — узкогорлая, реберчатая с высокоподнятыми ручками, Танаис; 17 — с муфтовидным венчиком, Танаис; 18 — розовоглиняная со светлым ангобом и широким горлом, Горгиппия; 19 — тонкостенная с профилированной ручкой, Тасуново; 20 — Харакс. Краспоглиняные реберчатые (21—28): 21, 22, 22а — широкогорлые с яйцевидным туловом и конусовидной ножкой, Семеновка; 23 — типа мирмекийской; 24 —
с цилиндрическим туловом и длинной конусовидной ножкой, Танаис; 25, 26 — с бороздкой под венчиком, Танаис; 27, 28 — с конусовидными доньями (27 — Херсонес, 28 — Инкерман). Круглодонные (29—31): 29 — Пантикапей; 30 — Тиритака; 31 — Херсонес; 32 — реберчатая с цилиндрической ножкой Тиритака. Горла амфор: 33 — III в. н. э,—Танаис; 34 — II-III вв. н. э.— Фанагория; 35 — IV в. н. э.— Алма-Кермен; 36, 37 — IV в. н. э., Фанагория. Составитель Е. А. Савостина

Посредниками в торговле с варварским миром, как и прежде, продолжают выступать античные города Северного Причерноморья: Тира, Ольвия, Херсонес, Пантикапей, Фанагория и Горгиппия. Сильно возрастает роль Танаиса — крайнего северо-восточного форпоста античной торговли с обширными территориями Подонья, Поволжья и Приуралья. Однако вопрос о путях проникновения многих категорий импорта в варварскую среду весьма сложен. Некоторые группы находок, хорошо представленные на варварских территориях, в частности стеклянные и бронзовые изделия западного (италийского, галлоримского, рейнского) происхождения, неизвестны в приморских античных городах, в частности боспорских. Они, вероятно, перевозились по караванным путям из Подунавья или Ольвии до Танаиса, а далее уже, по караванным же дорогам, проникали далеко на восток (Шелов Д. Б., 1967а; 1972а; Schelow D., 1968). Это, вероятно, относится и к фибулам (Кропоткин В. В., 1970, с. 33 сл.; Амброз А. К., 1966). Необходимо также считаться с вероятностью проникновения многих изделий к варварам в качестве военных трофеев, а не путем торговли (Шелов Д. Б., 1967а, с. 111 сл.).

Ассортимент античного импорта в варварской среде весьма широк: это помимо вина, главным образом из южнопонтийских малоазийских центров, а отчасти также из западных, включая италийские; разнообразная краснолаковая посуда как малоазийского, так и средиземноморского происхождения; весьма разнообразные (серебряные и бронзовые) изделия и стеклянная посуда, фибулы, резные камни и геммы, а также другие украшения (Кропоткин В. В., 1970), происходящие из разных районов и центров производства античного мира.

Находки амфор особенно широко распространены в Подунавье и Поднестровье, Побужье, Приднепровье и их междуречьи, на Нижнем Дону и в Прикубанье (Кропоткин В. В., 1970, с. 9 сл.; 149, рис. 1—3). На востоке Северного Причерноморья и, особенно, в Задонье, Поволжье и Заволжье амфоры почти не встречаются. Вероятно, сюда вино поступало по караванным путям в мягкой таре. Но не исключено также, что племенами, обитавшими в этих районах, вино потреблялось в значительно меньшем количестве, чем более западными. Импорт вина, судя по остаткам амфор, усиливается в III—IV вв. (Кропоткин В. В., 1970, с. 149, рис. 3). Ареал краснолаковой (а также и простой гончарной) керамики в общем совпадает с областью распространения амфор. Но в отличие от последних, краснолаковые сосуды нередко встречаются и в междуречьи Дона и Волги и на Нижней Волге. Начинается их импорт еще в I в. до н. э., когда он относительно невелик; резкое возрастание ввоза наблюдается с I в. н. э. и продолжается в последующие века (Кропоткин В. В., 1970, с. 151, рис. 4; Шелов Д. Б., 1972а, с. 214). Как и вино, краснолаковая керамика поступала на варварские территории через посредство северочерноморских городов, о чем свидетельствует идентичность состава импорта. Область распространения металлических (серебряных и бронзовых) изделий отличается от ареала импортной керамики — основными районами их находок являются Прикубанье, Подонье и Поволжье вплоть до Урала на востоке (Кропоткин В. В., 1970, с. 151 сл., рис. 6—15; Шелов Д. Б., 1972а, с. 206 сл.). Хронологически этот импорт соответствует общему развитию варварской торговли Северного Причерноморья. Наибольшей интенсивности он достигает, вероятно, в I—II вв. (Шелов Д. Б., 1965а; 1967а; 1972а; с. 206 сл.). Весьма широким был импорт стеклянных сосудов, включавший не только иноземные изделия, но и изготовленные в местных северопонтийских мастерских (Кропоткин В. В., 1970, с. 159 сл., рис. 16—21).

Внутренняя торговля северочерноморских государств складывается из двух основных составных частей: внутригородского рынка и внутригосударственного рынка, имевшего специфические черты в разных государствах Северного Причерноморья. В одних случаях структура внутренней торговли была сложной, включая в себя как торговлю между различными городами государства, так и торговлю городов с сельскими поселениями (Боспор, Херсонес), в других — только лишь торговлю главного городского центра с поселениями хоры (Ольвия, Тира).

Внутригородская торговля в государствах Северного Причерноморья остается до сих пор практически неизученной. О раннем сложении и высоком уровне развития городских рынков яркое представление дает, однако, повсеместный ранний выпуск собственной монеты, в том числе, особенно мелких и мельчайших номиналов (табл. LXXV—LXXIX) имевшей хождение именно на внутреннем рынке (Зограф А. Н., 1951; 1955; 1957; Шелов Д. Б., 1956а; Карышковский П. О., 1969в, Анохин В. А., 19776). Важное значение для изучения городских рынков, имеют находки предметов торгового инвентаря: мерных сосудов, гирь-разновесов и т. д. (табл. LXVI).

Таблица LXXV. Монеты Тиры IV в. до н. э. — III в. н. э. (1—3) и Ольвии VI—IV вв. до н. э. (4—12) 1 — Тира, III в. до н. э., голова бога Тираса, голова коня; 2 — Тира, II в. до н. э., голова Аполлона, лира; 3 — Тира, 211—217 гг. и. а., голова императора Каракаллы, Кибела на троне; 4 — Ольвия, вторая половина VI в. до н. э., литой дельфин; 5 — Ольвия, первая половина V в. до н. э., голова Афины; в — Ольвия, первая половина V в. до н. э., литой дельфин; 7 — Ольвия. вторая половина V в. до н. э., литой дельфин; 8 — Ольвия, середина V в. до н. э., голова Горгоны, колесо; 9 — Ольвия, вторая половина V в. до н. э., литой дельфин; 10 — Ольвия, конец V в. до п. э., Геракл, натягивающий тетиву, колесо; 11 — Ольвия, около 340—330 гг. до н. э.; голова Деметры, орел на дельфине; 12 — Ольвия, первая по ловина IV в. до н. э., голова Деметры, орел на Дельфине 1—9, -72 —медь; 10, И - серебро. Составитель Д. В, Шелов

Таблица LXXV. Монеты Тиры IV в. до н. э. — III в. н. э. (1—3) и Ольвии VI—IV вв. до н. э. (4—12)
1 — Тира, III в. до н. э., голова бога Тираса, голова коня;
2 — Тира, II в. до н. э., голова Аполлона, лира; 3 — Тира, 211—217 гг. и. а., голова императора Каракаллы, Кибела на троне; 4 — Ольвия, вторая половина VI в. до н. э., литой дельфин; 5 — Ольвия, первая половина V в. до н. э., голова Афины; в — Ольвия, первая половина V в. до н. э., литой дельфин; 7 — Ольвия. вторая половина V в. до н. э., литой
дельфин; 8 — Ольвия, середина V в. до н. э., голова Горгоны, колесо; 9 — Ольвия, вторая половина V в. до н. э., литой дельфин; 10 — Ольвия, конец V в. до п. э., Геракл, натягивающий тетиву, колесо; 11 — Ольвия, около 340—330 гг. до н. э.; голова Деметры, орел на дельфине; 12 — Ольвия, первая по ловина IV в. до н. э., голова Деметры, орел на Дельфине 1—9, -72 —медь; 10, И — серебро. Составитель Д. В, Шелов

Таблица LXXVII. Монеты Херсонеcа IV в. до н. э. — III в. н. э.  I — первая четверть IV в. до н. э., голова Девы, рыба и палица; 2 — вторая четверть IV в. до н. э., сидящая Дева и олень, бодающий бык; 3 — вторая четверть IV в. до н. э., голова Девы; 4 — середина IV в. до н. э., кратер, надпись «ХЕР» и палица в венке; 5 — середина IV в. до н. э., голова Девы, бодающий бык; 6 — середина IV в. до п. э., голова льва, пятилучевая звезда; 7 — середина IV в. до н. э., дельфин; 8 — третья четверть IV в. до н. э., Дева на колеснице, воин со щитом; 9 — третья четверть IV в. до н. э., двуликая голова Диониса, лев, терзающий быка; 10 — третья четверть IV в. до н. э., грифон, Дева, опустившаяся на одно колено; II — первая четверть III в. до н. э., Дева, поражающая лань, бодающий бык; 12 — III в. до н. э., голова Девы, бодающий бык; 13 — III в. до н. э., голова Геракла, сидящая Дева; 14 — конец III в. до н. э., голова Афины, грифон; 15 — около 120—110 гг. до н. э., голова Девы, стоящий олень; 16 — около 90—80 гг. до н. э., голова Девы, Дева, поражающая лань; 17 — середина I в. до н. э., орел на молнии; 18 — середина I в. до н. э., мужская голова вправо; 19 — середина I в. до н. э., Дева, поражающая лань, бодающий бык; 20 — конец I в. до н. э., бородатая голова, стоящая Дева; 21 — конец I в. до н. э.— начало I в. н. э., стоящая Дева; 22 — 49 г. н. э., голова божества Херсонас, стоящая Дева и олень; 23 — вторая четверть I в. н. э., надпись «ХЕР» в венке; 24 — 80 г. н. э., голова божества Херсонас, стоящая Дева; 25 — 69—79 гг. н. э., бородатая голова; 26 — середина II в. н. э., бодающий бык, Дева, поражающая лань; 27 — середина II в. н. э., голова божества Херсонас; 28 — конец II в. н. э., стоящая Гигиэйя, стоящий Асклепий; 29 — первая половина III в. н. э., стоящая Гигиэйя, стоящий Асклепий; 30 — около 220 г. н. э., бюст Элагабала, Дева и олень; 31 — вторая половина III в. н. э., голова божества Херсонас, Дева и олень 1, 3, 5, 12, 13, 15, 16 — серебро; 2, 4, 6—11, 14, 17—21, 23, 25— 31 — медь; 22, 24 — золото. Составитель Д. Б. Шелов

Таблица LXXVII. Монеты Херсонеcа IV в. до н. э. — III в. н. э.
I — первая четверть IV в. до н. э., голова Девы, рыба и палица; 2 — вторая четверть IV в. до н. э., сидящая Дева и олень, бодающий бык; 3 — вторая четверть IV в. до н. э., голова Девы; 4 — середина IV в. до н. э., кратер, надпись «ХЕР» и палица в венке; 5 — середина IV в. до н. э., голова Девы, бодающий бык; 6 — середина IV в. до п. э., голова льва, пятилучевая звезда; 7 — середина IV в. до н. э., дельфин; 8 — третья четверть IV в. до н. э., Дева на колеснице, воин со щитом; 9 — третья четверть IV в. до н. э., двуликая голова Диониса, лев, терзающий быка; 10 — третья четверть IV в. до н. э., грифон, Дева, опустившаяся на одно колено; II — первая четверть III в. до н. э., Дева, поражающая лань, бодающий бык; 12 — III в. до н. э., голова Девы, бодающий бык; 13 — III в. до н. э., голова Геракла, сидящая Дева; 14 — конец III в. до н. э., голова Афины, грифон; 15 — около 120—110 гг. до н. э., голова Девы, стоящий олень; 16 — около 90—80 гг. до н. э., голова Девы, Дева, поражающая лань; 17 — середина I в. до н. э., орел на молнии; 18 — середина I в. до н. э., мужская голова вправо; 19 — середина I в. до н. э., Дева, поражающая лань, бодающий бык; 20 — конец I в. до н. э., бородатая голова, стоящая Дева; 21 — конец I в. до н. э.— начало I в. н. э., стоящая Дева; 22 — 49 г. н. э., голова божества Херсонас, стоящая Дева и олень; 23 — вторая четверть I в. н. э., надпись «ХЕР» в венке; 24 — 80 г. н. э., голова божества Херсонас, стоящая Дева; 25 — 69—79 гг. н. э., бородатая голова; 26 — середина II в. н. э., бодающий бык, Дева, поражающая лань; 27 — середина II в. н. э., голова божества Херсонас; 28 — конец II в. н. э., стоящая Гигиэйя, стоящий Асклепий; 29 — первая половина III в. н. э., стоящая Гигиэйя, стоящий Асклепий; 30 — около 220 г. н. э., бюст Элагабала, Дева и олень; 31 — вторая половина III в. н. э., голова божества Херсонас, Дева и олень 1, 3, 5, 12, 13, 15, 16 — серебро; 2, 4, 6—11, 14, 17—21, 23, 25— 31 — медь; 22, 24 — золото. Составитель Д. Б. Шелов

Таблица LXXVIII. Монеты городов Боспора VI—I вв. до н. э. 1 — Пантикапей, середина VI в. до н. э., голова льва, углубленный квадрат; 2 — Пантикапей, третья четверть V в. до н. э., голова льва, углубленный квадрат с четырьмя рельефными табличками; 3 — Пантикапей, конец V в. до н. э., голова льва, голова барана, внизу осетр; 4 — Аполлония, вторая или третья четверть V в. до н. э., голова льва, углубленный квадрат; 5 — Мирмекий (?), вторая или третья четверть V в. до н. э., муравей, углубленный квадрат; 6 — Феодосия, рубеж V и IV вв. до п. э., букраний; 7 — Синдика, последняя четверть V в. до н. э., орлиноголовый грифон; 8 — Синдика, последняя четверть V в. до н. э., голова Геракла, голова коня; 9 — Фанагория, рубеж V и IV вв. до н. э., безбородая голова в пилосе, протома быка; 10 — Нимфей, последняя четверть V в. до н. э., голова нимфы, виноградная лоза; 11 — Пантикапей, первая четверть IV в. до н. э., голова льва; 12 — Пантикапей, около 340—330 гг. до н. э., голова осетра; 13 — Пантикапей, около 330—315 гг. до н. э., голова бородатого сатира, львиноголовый грифон, 14 — Пантикапей, около 375—360 гг. до н. э„ голова безбородого сатира, лев, грызущий копье; 15 — Пантикапей, около 330— 315 гг. до н. э., лук в горите; 16 — Пантикапей, около 330— 315 гг. до н. э., голова бородатого сатира, протома орлиноголового грифона; 27 — Пантикапей, первая четверть III в. до н. э., голова безбородого сатира, надчеканка в виде звезды, голова льва, надчеканка в виде лука в горите; 18 — Пантикапей, первая четверть III в. до н. а., голова Аполлона, пасущаяся лошадь; 19 — Пантикапей, третья четверть III в. до н. э., лук и стрела; 20 — Пантикапей, третья четверть III в. до н. э., орел; 21 — Пантикапей, II в. до н. э., голова Аполлона, лук в горите; 22 — Пантикапей, II в. до н. э., голова Аполлона, лук в горите; 23 — Пантикапей, II в. до н. э., лира; 24 — Пантикапей, II в. до н. э., протома коня; 25 — Пантикапей, третья четверть II в. до н. э., треножник; 26 — Пантикапей, около 110 г. до н. э., голова Афины, корабельная прора; 27 — Фанагория, II в. до н. э., голова бородатого сатира, лук, кадуцей; 28 — Фанагория, около 120— 110 гг. до н. э., голова Артемиды, цветок граната; 29 — Паптикапей, около 120—110 гг. до н. э., голова бородатого сатира, рог изобилия между шапками Диоскуров; 30 — Пантикапей, конец II — начало I в. до н. э„ треножник, восьмилучевая звезда; 31 — Пантикапей, около 90—80 гг. до н. э., треножник и тирс; 32 — Горгиппия. около 90—80 гг. до н. э., треножник и тирс; 33 — Пантикапей, около 90—80 гг. до н. э., пасущийся олень; 34 - Фанагория, конец II — начало III в. до п. э., голова Артемиды, лежащий олень; 35 — Пантикапей, около 90—80 гг. до н. э., голова Диониса в плющевом венке, виноградная гроздь; 36 — Фанагория, около 90—80 гг. до н. э., голова Диониса, тирс; 37 — Пантикапей, около 90—80 гг. до н. э., голова Мена, Дионис с пантерой; 38 — Пантикапей, 47—30 гг. до н. э., Пегас; 39 — Фанагория, 47—30 гг. до н. э., голова Аполлона, корабельная прора; 40 — Пантикапей (Кесария), 14—8 гг. до н. э., голова Афродиты Урании, скипетр; 41 — Фанагория (Агриппия), 14—8 гг. до н. э., корабельная прора 1—11, 14, 18, 21, 23-25, 28, 33, 35, 36 — серебро; 12, 15—17, 19, 20, 22, 26, 27, 29—32, 34, 37—41 — медь; 13 — золото. Составитель Д. Б. Шелов

Таблица LXXVIII. Монеты городов Боспора VI—I вв. до н. э.
1 — Пантикапей, середина VI в. до н. э., голова льва, углубленный квадрат; 2 — Пантикапей, третья четверть V в. до н. э., голова льва, углубленный квадрат с четырьмя рельефными табличками; 3 — Пантикапей, конец V в. до н. э., голова льва, голова барана, внизу осетр; 4 — Аполлония, вторая или третья четверть V в. до н. э., голова льва, углубленный квадрат; 5 — Мирмекий (?), вторая или третья четверть V в. до н. э., муравей, углубленный квадрат; 6 — Феодосия, рубеж V и IV вв. до п. э., букраний; 7 — Синдика, последняя четверть V в. до н. э., орлиноголовый грифон; 8 — Синдика, последняя четверть V в. до н. э., голова Геракла, голова коня; 9 — Фанагория, рубеж V и IV вв. до н. э., безбородая голова в пилосе, протома быка; 10 — Нимфей, последняя четверть V в. до н. э., голова нимфы, виноградная лоза; 11 — Пантикапей, первая четверть IV в. до н. э., голова льва; 12 — Пантикапей, около 340—330 гг. до н. э., голова осетра; 13 — Пантикапей, около 330—315 гг. до н. э., голова бородатого сатира, львиноголовый грифон, 14 — Пантикапей, около 375—360 гг. до н. э„ голова безбородого сатира, лев, грызущий копье; 15 — Пантикапей, около 330— 315 гг. до н. э., лук в горите; 16 — Пантикапей, около 330— 315 гг. до н. э., голова бородатого сатира, протома орлиноголового грифона; 27 — Пантикапей, первая четверть III в. до н. э., голова безбородого сатира, надчеканка в виде звезды, голова льва, надчеканка в виде лука в горите; 18 — Пантикапей, первая четверть III в. до н. а., голова Аполлона, пасущаяся лошадь; 19 — Пантикапей, третья четверть III в. до н. э., лук и стрела; 20 — Пантикапей, третья четверть III в. до н. э., орел; 21 — Пантикапей, II в. до н. э., голова
Аполлона, лук в горите; 22 — Пантикапей, II в. до н. э., голова Аполлона, лук в горите; 23 — Пантикапей, II в. до н. э., лира; 24 — Пантикапей, II в. до н. э., протома коня; 25 — Пантикапей, третья четверть II в. до н. э., треножник; 26 — Пантикапей, около 110 г. до н. э., голова Афины, корабельная прора; 27 — Фанагория, II в. до н. э., голова бородатого сатира, лук, кадуцей; 28 — Фанагория, около 120— 110 гг. до н. э., голова Артемиды, цветок граната; 29 — Паптикапей, около 120—110 гг. до н. э., голова бородатого сатира, рог изобилия между шапками Диоскуров; 30 — Пантикапей, конец II — начало I в. до н. э„ треножник, восьмилучевая звезда; 31 — Пантикапей, около 90—80 гг. до н. э., треножник и тирс; 32 — Горгиппия. около 90—80 гг. до н. э., треножник и тирс; 33 — Пантикапей, около 90—80 гг. до н. э., пасущийся олень; 34 — Фанагория, конец II — начало III в. до п. э., голова Артемиды, лежащий олень; 35 — Пантикапей, около 90—80 гг. до н. э., голова Диониса в плющевом венке, виноградная гроздь; 36 — Фанагория, около 90—80 гг. до н. э., голова Диониса, тирс; 37 — Пантикапей, около 90—80 гг. до н. э., голова Мена, Дионис с пантерой; 38 — Пантикапей, 47—30 гг. до н. э., Пегас; 39 — Фанагория, 47—30 гг. до н. э., голова Аполлона, корабельная прора; 40 — Пантикапей (Кесария), 14—8 гг. до н. э., голова Афродиты Урании, скипетр; 41 — Фанагория (Агриппия), 14—8 гг. до н. э., корабельная прора
1—11, 14, 18, 21, 23-25, 28, 33, 35, 36 — серебро; 12, 15—17, 19, 20, 22, 26, 27, 29—32, 34, 37—41 — медь; 13 — золото. Составитель Д. Б. Шелов

Таблица LXXIX. Монеты царей Боспора III в. до н. э. — IV в. н. э. 1 —Левкои II, третья четверть III в. до н. э., голова Афины, пучок молний; 2 — Левкои II, третья четверть III в. до н. а., голова Геракла, лук и палица; 3 — Левкои II, третья четверть III в. до н. э., щит и копье, акинак; 4— Архонт Гиги-энонт, последняя четверть III в. до н. э., голова архонта Гигиэнонта, сидящая Афина; 5— Спарток, середина II в. до н. э., голова царя, горит; 6 — Нерисад V (?), до 110 г. до н. э., голова царя, сидящая Афина; 7 — анонимный чекан, около 80—63 гг. до н. э., голова Диониса, горит; 8 — Фарнак, 54—51 гг. до н. э., голова Фарнака; 9— Асандр, 47—41 гг. до н. э., голова архонта Асандра, корабельная прора; 10 — Динамия, 17 г. до н. э., голова царицы Динамии, полумесяц и звезда; 11 — неизвестный царь, конец I в. до н. э., прыгающий лев, монограмма ВАЕ; 12 — неизвестный царь, конец I в. до н. э.— начало I в. н. а., голова Персея, герма; 13 — Аспург, около 14—38 гг. н. э., голова Аспурга; 14 — Аспург, около 14—41 гг. н. э., голова императора Тиберия; 15 — Митридат III, 39 г. н. э., голова императора Калигулы, идущая Ника; 16 — Котий 1, 45—54 гг., голова императора Клавдия, голова императрицы Агриппины влево; 17 — Котий I, 68 г., пятиколонный храм; 18 - Рескупорид II, 81 г., голова царя, голова императора Тита; 19 — Рескупорид, башня и ворота крепости; 20 — Риметалк, 132—136 гг., голова царя, буквы МН в венке; 21 — Савромат II, 186—196 гг., голова царя, копье и щит, слева голова коня и топор, справа шлем и меч; 22 — Савромат II, 186—196 гг., орел с венком в клюве; 23 — Савромат II, 186—196 гг., царь верхом на коне, надчеканка в виде головы Септимия Севера; 24 — Рескупорид III, 217 г., голова царя, голова императора; 25 — Инен-симей, 234—239 гг., голова царя и голова богини в калафе, сидящая богиня; 26 — Фофорс, 300 г., голова царя, императора; 27 — Рескупорид VI, 325 г., голова императора и Ника 1—3, 7, 9, 11—14, 16, 17, 19-23, 25—27 — медь; 4, 6, 8, 10, 15, 18, 24 — золото; 5 — серебро. Составитель Д. Б. Шелов

Таблица LXXIX. Монеты царей Боспора III в. до н. э. — IV в. н. э.
1 —Левкои II, третья четверть III в. до н. э., голова Афины, пучок молний; 2 — Левкои II, третья четверть III в. до н. а., голова Геракла, лук и палица; 3 — Левкои II, третья четверть III в. до н. э., щит и копье, акинак; 4— Архонт Гиги-энонт, последняя четверть III в. до н. э., голова архонта Гигиэнонта, сидящая Афина; 5— Спарток, середина II в. до н. э., голова царя, горит; 6 — Нерисад V (?), до 110 г. до н. э., голова царя, сидящая Афина; 7 — анонимный чекан, около 80—63 гг. до н. э., голова Диониса, горит; 8 — Фарнак, 54—51 гг. до н. э., голова Фарнака; 9— Асандр, 47—41 гг. до н. э., голова архонта Асандра, корабельная прора; 10 — Динамия, 17 г. до н. э., голова царицы Динамии, полумесяц и звезда; 11 — неизвестный царь, конец I в. до н. э., прыгающий лев, монограмма ВАЕ; 12 — неизвестный царь, конец I в. до н. э.— начало I в. н. а., голова Персея, герма; 13 — Аспург, около 14—38 гг. н. э., голова Аспурга; 14 — Аспург, около 14—41 гг. н. э., голова императора Тиберия;
15 — Митридат III, 39 г. н. э., голова императора Калигулы, идущая Ника; 16 — Котий 1, 45—54 гг., голова императора Клавдия, голова императрицы Агриппины влево; 17 — Котий I, 68 г., пятиколонный храм; 18 — Рескупорид II, 81 г., голова царя, голова императора Тита; 19 — Рескупорид, башня и ворота крепости; 20 — Риметалк, 132—136 гг., голова царя, буквы МН в венке; 21 — Савромат II, 186—196 гг., голова царя, копье и щит, слева голова коня и топор, справа шлем и меч; 22 — Савромат II, 186—196 гг., орел с венком в клюве; 23 — Савромат II, 186—196 гг., царь верхом на коне, надчеканка в виде головы Септимия Севера; 24 — Рескупорид III, 217 г., голова царя, голова императора; 25 — Инен-симей, 234—239 гг., голова царя и голова богини в калафе, сидящая богиня; 26 — Фофорс, 300 г., голова царя, императора; 27 — Рескупорид VI, 325 г., голова императора и Ника 1—3, 7, 9, 11—14, 16, 17, 19-23, 25—27 — медь; 4, 6, 8, 10, 15, 18, 24 — золото; 5 — серебро. Составитель Д. Б. Шелов

Изучение внутригосударственной торговли Северного Причерноморья находится еще на начальной стадии (Кругликова И. Т., 1972б; 1975б; с 219 сл.; Щеглов А. Н., 1973б; Зеест И. Б., 1951а; 1960). Основные выводы, к которым можно прийти в настоящее время, сводятся к следующему. Для внутреннего (внутригосударственного) рынка характерно высокоразвитое денежное обращение (Шелов Д. Б., 1956а; Карышковский П. О., 1969; Кругликова И. Т., 1972б; 1975б, с. 221 сл., 228 сл.; Щеглов А. Н., 1973а). Основу внутренней торговли составляла торговля сельскохозяйственными и ремесленными продуктами собственного производства, импортные товары занимали во внутренней торговле подчиненное положение. В торговых сделках на внутреннем рынке широкое развитие получила не только розничная торговля, но и оптовая (Щеглов А. Н., 1973а). Во всех северочерноморских государствах регулирующая роль во внутренней торговле принадлежала столичным центрам. Можно предполагать определенную специализацию в производстве, а следовательно, и торговле, различных городских центров государства (Боспор). Так, например, имеются основания считать боспорский городок Мирмекий крупным центром боспорского виноделия и внутренней виноторговли (Гайдукевич В. Ф.., 1958а). Интенсивность и колебания в развитии внутренней торговли государств Северного Причерноморья стояли в прямой зависимости от их общего экономического развития. Так, в частности, расцвет внутренней торговли в них наблюдается в IV — начале III в. до н. э., в I—II вв. н. э., что совпадает со временем их экономического и политического подъема.

К оглавлению книги «Античные государства Северного Причерноморья» | Читать дальше

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1908 Родился Уиллард Франк Либби — американский химик, разработчик метода радиоуглеродного датирования. Этот метод используют археологи, почвоведы и геологи для определения возраста биологических объектов.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика