А.А. Тишкин — Комплексный подход в изучении памятника Березовая Лука

Памятник эпохи ранней бронзы Березовая Лука изучается с 1993 г. (Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А., 1995, 1996, 1997, 1998, 2000; Кирюшин Ю.Ф., Гальченко А. В., Тишкин А.А., 1995; Тишкин А.А., 1997, 1998, 2000, 2001; Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А., Грушин С.П., 1999, 2001; и др.). За прошедший период в результате проведенных работ получено огромное количество данных, требующих систематической и многоуровневой обработки.

Раскопки, предпринятые с 1997 г., создали необходимость не только применить специально намеченную методику исследования этого своеобразного археологического объекта, но и потребовали составления программы комплексного изучения материалов памятника (Тишкин А. А., 1998). В связи с этим следует указать на ряд обстоятельств местонахождения поселения Березовая Лука и на особенности полученных на нем данных. Памятник, обнаруженный местным жителем Г.П. Уколовым еще в 1970-е годы, находится в Алейском районе Алтайского края, в 4 км по полевой дороге к северо-востоку от центра с. Безголосово, на правом берегу Алея (левый приток Оби). В природном отношении эта территория относится к Алейской степи, которая к северу и северо-западу ограничена ленточным бором, а к югу и юго-востоку смыкается с Предалтайской равниной. Культурный слой поселения располагается на глубине от 2,5 до 3,25 м от уровня современной поверхности поймы реки.

Необычное расположение древнего памятника требовало определенных объяснений имеющейся ситуации с точки зрения палеогеографии. Поэтому для такого рода исследований был приглашен д.г.н., проф. А.М. Малолетко, который на протяжении нескольких полевых сезонов совместно с сотрудниками Алейской археологической экспедиции АГУ занимался изучением особенностей географических и природных условий территории, ближайшей к памятнику, а также определением причин столь глубокого залегания культурного слоя поселения Березовая Лука, являющегося особым стратиграфическим горизонтом разреза пойменного берега Алея на зафиксированном участке. Для этого были взяты пробы из каждого установленного слоя не только для определения механического и химического анализа почв, но и для получения данных о спорово-пыльцевых комплексах. Для обработки и заключений были привлечены специалисты из разных учреждений таких городов, как Новокузнецк, Томск, Барнаул. В ходе работы реализованы возможности датирования радиоуглеродным методом отобранных образцов. В результате была осуществлена реконструкция палеогеографии района обнаружения памятника Березовая Лука и определены условия залегания культурного слоя (Тишкин А. А., 2000). Как показали исследования процесс своеобразной консервации древнего объекта начался только в субатлантический период голоцена. Погребенная почва, находящаяся сразу же над культурным
слоем и являющаяся определенным маркером, сформировалась примерно в VII-V в. до н.э. (СОАН-3752). Остальные верхние отложения являются «стерильными» и имеют соответствующий более или менее молодой возраст. Радиоуглеродным методом датирования взятых при исследовании памятника образцов получена серия абсолютных показателей, позволившая определить хронологические рамки существования древнего поселения: конец III тыс. до н.э. — перв. треть II тыс. до н.э. (СОАН-3213, 3753, 3754, 3755, 4150, 4151, 4152 и др.). Всего при проведении комплексных исследований для разных целей радиоуглеродным методом обработано более 15 проб. Результаты получены к.г.-м.н. Л. А. Орловой в Лаборатории геологии и палеоклиматологии кайнозоя Института геологии СО РАН.

Особенностью изучаемого памятника стало обнаружение неглубоких могил со скелетами младенцев. Четыре погребения обнаружены по периметру частично разрушенного жилища №1. Кроме этого найдены кости из других подобных захоронений в разных местах, часть из которых находилась уже в переотложенном виде (материалы находятся в Кабинете антропологии АГУ). Все антропологические определения по ним были сделаны к.и.н. С.С. Тур. Хорошая сохранность костного материала позволила осуществить молекулярно-генетическое исследование палеоДНК в Институте молекулярной биологии им. В. А. Энгельгардта РАН (руководитель — к.б.н. А.Б. Полтараус). В результате проведенных исследований получены интереснейшие результаты, требующие отдельной публикации. Впервые было успешно проведено выделение ДНК из костей новорожденных столь древнего возраста. Молекулярно-генетический анализ ДНК позволил достоверно определить, что трое младенцев были женского пола. Результаты анализа митотипов детей указывают на их принадлежность к монголоидной группе.

Наиболее массовым археологическим материалом, обнаруженным на поселении, являются кости животных (более 58 тыс. находок). Изучение их начинал А.В. Гальченко. В дальнейшем для работы с остеологическим материалом был приглашен известный специалист к.б.н. П. А. Косинцев (Институт экологии растений и животных УрО РАН). Выявлением патологий занималась И. А. Володичева (АГАУ).

Среди изученных данных определимые костные остатки животных составили около 20%. Остальные оказались сильно фрагментированы (кухонные отбросы, отходы косторезного производства, использованные кости в бронзолитейном деле в качестве топлива и др.). Более 99% остеологического материала по сделанным П. А. Косинцевым определениям принадлежат домашним животным. Не смотря на видовое разнообразие выявленных диких особей (лось, бобр, косуля, сайга, кабан, волк, медведь, лисица, заяц и др.), кости их составили менее 1%. Кроме того отмечены части скелета птиц и рыб. По количеству костных остатков наибольшее число принадлежит мелкому рогатому скоту. Среди них доля козы не значительна, то есть в основном обнаружены кости овцы (более 60%). Второе место по количеству занимают остеологические материалы, принадлежавшие лошадям (почти 25%), а третье — кости крупного рогатого скота (около 15%). Отмечены также костные остатки от нескольких собак, среди которых имелись довольно крупные особи.
В результате проведенных анализов по остеологическим данным получен ряд предварительных, но очень важных, выводов. Скотоводство у жителей поселения Березовая Лука имело развитые и эффективные формы. Небольшое количество костного материала с патологиями позволяет заключить, что домашние животные в общем были здоровыми. Причиной наиболее часто встречающихся случаев остеопороза может быть нехватка витамина Д вследствие стойлового содержания в определенные периоды времени. Животноводство имело в основном мясную направленность и было относительно подвижным. Охота не играла сколько — нибудь важной роли, хотя ею занимались круглый год.

Для обработки имеющегося каменного материала (1109 экз. находок из раскопа №1 и сборов) был приглашен целый ряд специалистов. Минералогические определения сырья с памятника визуально произведено д.г.н. А.М. Малолетко (ТГУ), к.г.-м.н. Б.Н. Лузгиным (АГУ) и к.г.-м.н. С.Г. Платоновой (АГУ). Заключения по шлифам, сделанным в лаборатории ТГУ, предоставлены к.г.-м.н. Ю.В. Уткиным. В результате осуществлено распределение образцов по петрографо-генетическим типам горных пород, подтвердившее то, что сырье имеет безусловно местное происхождение. Можно сделать вывод о двух возможных источниках, которыми могли пользоваться жители Березовой Луки: коренные выходы горных пород на Алтае и обломочный материал на склонах долины р. Алей. Каменный инвентарь был обработан к.и.н. М.М. Маркиным и к.и.н. А. Л. Кунгуровым. В результате морфологического анализа определено их многообразие: скребки, наконечники стрел, бифасы, выемчатые орудия, отщепы, тесло, скребла, дисковидные предметы, орудия ударного типа, наковальни, грузила, абразивные изделия и др. Эти данные свидетельствуют о довольно широком применении камня в системе жизнеобеспечения населения Березовой Луки.

Керамический материал был представлен 9675 определимыми фрагментами. Анализ венчиков показал, что в коллекции находятся обломки не менее чем от 760 сосудов. Изучение технологии изготовления их еще впереди. Осуществлен лишь анализ и описание техники нанесения орнамента (исполнитель к.и.н. С.П. Грушин). Преобладающим приемом получения изображений на глиняных сосудах являлось «шагание», выполненное орудием с гребенчатой рабочей поверхностью (почти 65%). Остальная часть содержала такие способы нанесения орнаментации: протаскивание с накалыванием, выполненное палочкой или лопаточкой (около 22%); шагание с прокатыванием, осуществленное орудием с выпуклой рабочей поверхностью (около 10%) и др. Имеются фрагменты керамики с валиком (волнистый, прямой, двойной — только 18 экз.). Вся найденная на поселении посуда плоскодонная. Продемонстрированное различное соотношение техник нанесения изображений (по слоям, по жилищам, по разным объектам) подтверждает монокультурность и устойчивые традиции в орнаментации на всем протяжении функционирования поселения.

Отдельной работой является изучение металлических предметов и свидетельств бронзолитейного производства, зафиксированных на памятнике. Найдено несколько образцов руды, спектральный анализ которых, как и показатели по другим данным, получен в Лаборатории минералогии и геохимии ТГУ (исполнитель Е. Д. Агапова). Всего сделано 24 определения. Бронзовых изделий обнаружено немного, все они имеют плохую сохранность и представлены в основном обломками (ножи, кинжал, шилья, втулка и др.). В ряде случаев находки металлических предметов представляли, вероятно, специально приготовленный для переплавки лом. В культурном слое исследованной площади раскопа №1 также обнаружены капли металла, сплески, руда, шлаки, окалины, пережженные кости синевато-фиолетовых оттенков. Все это свидетельствует о реализации процесса бронзолитейного производства прямо на самом поселении. Наряду с преобладающим содержанием в большинстве изученных образцов меди (Cu — >5) (показатель в весовых %) и олова (Sn — >2), часто отмечается существенное наличие свинца (Pb — 0,2—1,0), а также кремния (Si) и фосфора (P). В хорошем состоянии дошли до нас свинцовые серьги в виде несомкнутого коль¬ца (Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А. А., 2000). Исследованные образцы руды показали использование разных месторождений в Рудном Алтае (змеиногорская зона).

Несомненно перспективным направлением в изучении материалов поселения Березовая Лука являются трасологические исследования орудий, заготовок, отходов различных производств. Такая работа была начата Н.Ю. Кунгуровой (60 определений), но пока дальнейшего продолжения не получила. Тем не менее имеющиеся данные демонстрируют наличие и использование орудий для изготовления керамической посуды (шпатели, стеки, орнаментиры, лощила и др.), в скорняжном производстве (проколки, скребки, кочедыги и т.д.), а также много¬численные заготовки и отходы косторезного производства со следами преднамеренной формовки (обламывание, обрубание, раскалывание и т.п.). Обработка и изучение предметов из кости и рога отдельно начата А.В. Гончаровым (см. статью в настоящем сборнике).

Таким образом, результаты предварительного анализа материалов с памятника Березовая Лука позволили не только реализовывать комплексный подход в их изучении, но и изменили наши представления о системе жизнедеятельности населения елунинской культуры (Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А., 1998), а также обеспечили более высокий уровень интерпретации различных данных.
В заключение хотелось поблагодарить всех участников уже проделанной в значительной мере работы и пригласить других специалистов для решения новых задач.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика