Типология и интерпретация

К содержанию книги «Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси» | К следующей главе

Полученная синтетическая группировка (основанная на взаимосвязи всех четырех уровней признаков) делает возможными многие другие исследовательские операции. Она позволяет установить отношения между типами и между группами типов по признакам разных уровней: выделить морфологически близкие типы мечей по функциональным признакам (как в типологии М. Мора 1977 г.), проследить распространение конструктивных решений «базовых принципов» типологии М. Якобссона (1992), дифференцировать группы по декоративным (стилистическим) характеристикам, выделить семантические элементы, связанные с распространением художественного стиля, моды и т. п. Наиболее интересные возможности заключены, во-первых, в группировке типов по максимальному числу признаков, характеризующих разные сферы культуры (развитие военного дела, оружейного ремесла, художественных приемов, знаковую насыщенность оружия); во-вторых, в возможности дальнейшего структурного анализа типов: уровни признаков заполнены неравномерно, можно в пределах групп выделить типы более простые и более сложные по структуре (например, D с развитой структурой и С с «сокращенным» набором элементов), проследить линии усложнения, обогащения типов (77-L) или упрощения, деградации (А, В, С).

Рис. 85. Типология мечей эпохи викингов (типы и датировки по Я. Петерсену)

Рис. 85. Типология мечей эпохи викингов (типы и датировки по Я. Петерсену)

Сами по себе все эти операции, однако, становятся необходимыми и возможными только по завершении культурно-исторической типологии. Полученные группы должны занять позиции, обусловленные их контекстом в культуре. В данном случае можно ограничиться их хронологической дифференциацией, установленной для каждого из отдельных типов Яном Петерсеном (Petersen 1919).

I группа типов объединяет ранние формы, с прямой гардой и верхним перекрестьем, треугольным навершием (типы А, В, Н, С, 92,76). Бытование их ограничено самым началом IX в., когда дружины викингов только начали освоение «каролингских мечей».

II группа типов (К-О) демонстрирует переход от заимствованной в Британии формы IX в. к характерному для первой половины X в. варианту со сложной рукоятью и богатым декором. Тип О — парадное дружинное оружие. Представленные здесь новшества (изгиб гарды и верхнего перекрестья, сложная профилировка навершия, богатая орнаментация) характерны еще для значительной серии мечей второй половины IX-X вв.

III группа типов все эти новшества демонстрирует в наиболее полном и развернутом виде. Это — ведущая группа форм в культурно-исторической типологии. Уже в IX в. сравнительно простые, близкие I группе исходные типы (72) сосуществуют с богато украшенными мечами типов Е, D, V. Во второй половине IX в. в среде викингов распространяются типы богато украшенного оружия. В Х в. совершенствуется его конструкция (вогнутые гарды, сложно-профилированные навершия). Мечи типов R, S, Т, W найдены в богатых воинских погребениях дружинников высокого ранга, в могилах нового общественного слоя: военных предводителей и воинов-профессионалов, выдвинувшихся из первоначально демократической военно-дружинной среды и консолидирующихся постепенно в королевских дружинах. Во второй половине X в. в связи с наметившейся тенденцией к обособлению военно-дружинной организа¬ции, концентрацией ее социальных функций намечается тенденция к возрастанию утили¬тарных качеств оружия. Из средства различения воинов разного социального статуса и ранга (вооруженный свободный «одаль- бонд» — или рядовой викинг, дренг — или хольд, вождь вольной дружины, морской конунг, или королевский «гридман», «хемтеги», «брути», херсир-воевода, ярл и т. д.) меч становится атрибутом сравнительно узкого и четко ограниченного раннефеодального слоя. Сокращается его семантическая многозначность, возрастают требования к утилитарным, боевым качествам.

IV группа—проявление именно этой тенденции; она выделяется в ходе эволюции III группы, отделяясь от нее в Х в. Развитие типов АЕ и 124 идет в направлении все большей специализации оружия за счет сокращения декоративных и семантических признаков. Конечное звено — мощный рубящий меч тяжеловооруженного воина — фиксирует рубеж между эпохой набегов и походов викингов и временем действия феодальных войск. Одновременно с этим богатое парадное оружие, распространенное в викингской среде, выходит из употребления так же, как сошли со сцены в борьбе с королевской властью дружины викингов.

V группа типов (F, М, 73, 93) развивается примерно так же, как и I группа. Это — военно-демократическое оружие, folkvapn, наиболее характерное для ранней эпохи викингов, по мере распространения III—IV групп постепенно выходящее из употребления, но удержавшееся в социальной практике ополчения—ледунга.

VI группа типов — интересный пример развития оружия, связанного с теми же социальными категориями, что и I и V группы, но получившего дополнительный функционально-технический импульс извне. Исходные формы (типы 1,77, может быть Р) возникли, судя по мечам типа 73, на основе I группы, осложненной восточным воздействием: выгнутая гарда, выпуклое навершие — это конструктивные особенности кочевнической сабли (Arne 1914: 31). Взаимодействие западных (каролингских) и восточных форм оружия, вероятно, объясняется участием скандинавских викингов в событиях, связанных с образованием Древнерусского государства («призвание князей» в Ладогу и Новгород, походы многоплеменных войск Олега, Игоря, Святослава, Владимира и Ярослава). Может быть, первые проявления этого взаимодействия следует искать в IX веке, когда в русских древностях Приладожья и Верхнего Поднепровья (Новоселки под Смоленском) появляются первые экземпляры каролингских мечей (типы В, Н), а на Севере — «гибридные» формы 77, L, Р. Именно этим взаимодействием можно объяснить, почему простые типы VI группы прогрессируют (I, L) за счет новых для Севера конструктивных элементов. Восточноевропейское оружие, очевидно, дало тот импульс, который обеспечил жизнеспособность одной из разновидностей скандинавских «крестьянских» мечей в течение двух с половиной столетий эпохи викингов. Не случайно, видимо, к этой группе тяготеют и собственно древнерусские, богато украшенные мечи, найденные в Восточной Европе: типы Z особый и «Скандинавский» — с орнаментированной в северном стиле рукоятью и клеймом славянского мастера на клинке (Кирпичников 1966:37-41).

Рис. 86. Находки мечей эпохи викингов на территории Восточной Европы

Рис. 86. Находки мечей эпохи викингов на территории Восточной Европы

VII группу составляет редкий на Севере тип Q.

Итак, исходное разнообразие сравнительно простых типов ранней эпохи викингов (А, В, 72, Е, F, 77, G) сменяется к XI в. жестким набором специализированных форм (124, АЕ). Наиболее интенсивно развитие оружейного ремесла викингов проходит со второй половины IX до второй половины X в. При этом новые формы вырабатываются на базе III, IV и VI группы типов, в то время как мечи I, V, VII групп выходят из употребления. Изменения охватывают все четыре уровня признаков (f, с, d, s). Происходит сначала унификация и оптимизация, а затем дифференциация функциональных признаков рубящего оружия. К Хв. господствующими становятся специфические для эпохи викингов конструкции мечей с расчлененным навершием. С рубежа IX-X вв. эту разновидность мечей стали оформлять богатым набором устойчивых и своеобразных декоративных приемов. Это время распространения роскошно орнаментированных мечей с ярко выраженными семантическими признаками.

Развитие новых форм идет за счет вытеснения простых, «демократических» типов мечей (folkvapn норвежских источников). Однако к концу X в. социальная среда, выработавшая господствующие формы оружия эпохи викингов, очевидно, исчерпала свои возможности. В XI столетии основным потребителем специализированного боевого оружия выступает новый, узкий господствующий слой — феодальное войско.

Мечи викингов отразили один из поворотных моментов в истории скандинавского общества. Бурная и яркая эпоха была одной из форм революционного перехода от доклассового общества к раннефеодальному. Походы викингов — форма социальной активности широкого общественного слоя скандинавских «бондов», свободных общинников, из среды которых в X-XI вв. выделились дружины воинов-профессионалов. Эти дружины, по мере укрепления их организации, становятся оппозицией традиционному племенному строю и опорой раннефеодальной государственности.
Расцвет «мечетворчества» скандинавов строго синхронен времени их самых жестоких и опустошительных набегов и войн — от середины IX до середины X в. Появление специальных «дружинных» форм мечей связано с упадком «народного оружия». Простые клинки, с которыми крестьянские парни отправлялись в начале IX в. за добычей и славой в неведомые земли, уже в середине этого столетия стали недостаточно престижными для опытных и отважных воинов. Народное оружие в скандинавском обиходе удержалось до XIV в. Однако в качестве «социальной нормы» его ведущие формы заняли подчиненное, второстепенное место уже в X столетии.

Процесс «выслаивания» из военно-демократической общины сначала отделившейся от нее, а затем утвердившейся над нею военной организации отразился в эволюции оружия с зеркальной точностью. «Пик» этого процесса, этап наибольшего разнообразия богатых и ярких форм, расцвет «культуры викингов» относится к середине IX — середине Хв., охватывая главным образом среднюю эпоху викингов; затем начинается спад, специализация феодальной культуры.

К содержанию книги «Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика