Тараканова С.А. Археологические разведки в новгородских пятинах

К содержанию 11-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В 1938 г. мною была начата работа по изучению сельских феодальных поселений в пятинах Великого Новгорода.

Обоснование необходимости и возможности проведения такой работы и основные выводы по результатам археологических разведок 1938 и 1939 гг. мною опубликованы, 1 поэтому я на этих вопросах остановлюсь очень кратко, уделив главное внимание результатам археологических работ 1940 г. с привлечением данных письменных источников.

В настоящее время широко развернулись работы по археологическому изучению феодального города, облик которого все более и более вырисовывается перед нами. Но как выглядела крестьянская деревня или владельческое поселение XII—XV вв.? Был ли на Руси феодальный замок (укрепленная боярская усадьба)? На этот воприос историческая наука пока не дает ответа. В письменных источниках до XV в. по этому вопросу нет сведений, а для XV в. они недостаточны.

Единственную возможность восстановить картину прошлого дают археологические исследования сельских поселений — городищ и селищ.

Особенно интересным представляется изучение поселений самих феодалов — боярских и монастырских усадеб или «больших дворов» (по терминологии новгородских писцовых книг), являвшихся центрами феодальных вотчин. Изучение топографии этих поселений, планировки усадеб, жилищ, укреплений, сельскохозяйственного и ремесленного производства и быта является ближайшей и непосредственной задачей археологического исследования.

Территория бывших новгородских пятин для начала изучения этих памятников представляется наиболее удобной. Данные новгородских писцовых книг в сочетании с археологическим материалом дают исследователю прекрасные возможности для изучения сельских феодальных поселений. Накопленный таким образом материал может явиться отправным для изучения сельских поселений и в других областях феодальной Руси. Изучение материала новгородских писцовых книг позволило сделать интересные наблюдения относительно географического размещения феодальных усадеб.

Наиболее полные сведения для XV в. имеются по трем пятинам: Деревской, Вотской и Шелонской. По Бежецкой и Обонежской пятинам от этого времени сохранились лишь отрывочные сведения, поэтому имеющиеся данные по этим пятинам не являются показательными. 2

В XV в. в новгородских пятинах известны две группы владельческих поселений: новгородских владельцев-бояр, а также монастырей и московских помещиков.

Несмотря на сравнительно короткий срок московского господства в новгородских землях, облик владельческих поселений в массе своей заметно изменился. Так, например, в Деревской пятине более двух третей владельческих дворов новгородцев находилось в крупных по своим размерам поселениях, в то время как владельческие дворы московских помещиков в подавляющем большинстве состояли только из одного владельческого двора.

Сельские поселения в пятинах Великого Новгорода имели различные названия: село, сельцо, деревня, погост, городище. Эти названия появились в результате сложного исторического процесса. В XV в. под каждым из этих названий скрывались далеко не однородные по своему характеру поселения.

Владельческие поселения распределялись по трем пятинам — Деревской, Вотской и Шелонской — следующим образом:

pyatin

Владельческие поселения, как правило, располагались по берегам рек и озер — удобных путей сообщения для того времени, поэтому число их по отдельным погостам было различно. Так, в Вотской пятине, в Каргальском погосте, расположенном по берегу Финского залива и р. Луге, где находились богатые рыболовные угодья и добывалась руда, насчитывалось 17 владельческих поселений, в то время как в погосте Егорьевском-Лусском было 2 владельческих поселения, в Дмитровском-Гдитцком — 2 и т. д.

Владельческие поселения Шелонской пятины отличались своими размерами. В дер. Озерцы на р. Плюсе, принадлежавшей боярину Луке Федоровичу, были 2 боярских двора, церковь, 4 двора церковнослужителей и 6 дворов «людских». 3 На погосте Илеменском, принадлежавшем Воскресенскому монастырю, был двор монастырский, церковь, 4 двора церковнослужителей, 3 двора пашенных крестьян и 6 дворов непашенных крестьян. 4

В 1938—1940 гг. мною было обследовано в пределах бывш. Деревской пятины 5 городищ: Березовецкое, Молвотицкое, Стерженское, Бельковское и Городецкое, и 5 селищ: Березовецкое, Стерженское, Заручьевское, Гусевское и Рудневское и одно селище — Ракома в пределах Шелонской пятины.

Степень ознакомления с каждым из этих памятников различна. На городищах Березовецком и Стерженском были произведены раскопки. Большинство найденных памятников вполне совпадает с местами поселений, перечисленных в новгородских писцовых книгах. Три селища: Гусево (находится в 2—2,5 км от городища Молвотицы), Заручьевское (у дер. Заручьевка на восточном берегу оз. Стерж) и Рудневское (берег р. Каменки — притока Полы) лишь обследованы. Прослежен культурный слой, собран подъемный материал — славянская керамика, сделанная на ручном гончарном круге.

Селище Березовецкое (около городища Березовец), Стерженское (в 2 км от городища Стерж) и Ракомское (в 7 км от Новгорода на Волхове) были обследованы путем шурфовки. Культурный слой Березовецкого и Стерженского селищ дал керамику XV—XVI вв.

Особенный интерес представляет Ракомское селище. Село Ракома известно по летописи с XI в. как резиденция новгородского князя Ярослава. Культурный слой этого селища, достигающий 1 м, дал лепную славянскую керамику курганного типа и более позднюю, до XVI в. Кроме того, обнаружены остатки какого-то очага, определить который не представилось пока возможным из-за малого размера шурфа (1X1 м).

Наиболее интересные результаты дало обследование городищ Бельковское и Городецкое городища расположены на восточном берегу оз. Стерж, на расстоянии 3 км одно от другого; первое у дер. Бельки, второе у дер. Городец. Оба городища находились в пределах волости Стерж, принадлежавшей в XV в. новгородскому Аркажскому монастырю.

Бельковское городище сильно разрушено. Наиболее хорошо сохранилась его северо-западная часть, обращенная к оз. Стерж. Здесь склоны его круты и высоки, достигая 5 м. Культурный слой городища (20—40 см) дал славянскую керамику, сделанную на ручном гончарном круге.

Городецкое городище расположено на холмистом восточном берегу оз. Стерж, у дер. Городец. Северо-западные и западные склоны городища, обращенные к оз. Стерж, прекрасно сохранились. Они очень круты и высоки, достигая 9 м. В других частях склоны ниже, вследствие распашки. В плане городище имеет яйцевидную форму и по своим размерам невелико (18X37 м). Заложенный на площадке городища шурф (разм. 1 X 1 м) обнаружил культурный слой
в 25—40 см, давший славянскую лепную и сделанную на гончарном круге, но грубую керамику.

Незначительные размеры городища, а также упоминания о нем в писцовой книге 1495 г. дают основание предполагать, что здесь когда-то был владельческий двор мелкого собственника, потерявшего затем свою самостоятельность и на правах рядового крестьянского поселения вошедший в состав новгородского Аркажского монастыря. В этом отношении памятник представляет особенный интерес для исследования.

Городище Молвотицы (Ленинградская область), расположенное на берегу речки Щеберихи, притоке Полы, принадлежало новгородскому владыке. Оно представляет высокий холм с очень крутыми склонами (12.5 м) и горизонтальной площадкой. В плане городище имеет форму неправильного треугольника. Культурный слой городища (прослеженный по обрыву склона) залегает в три горизонта на глубину более 1 м. Он дал керамику XI—XVI вв.

Городище Березовец являлось феодальной усадьбой новгородской посадницы Марфы Борецкой. Оно расположено на восточном берегу Березовского залива оз. Селигер, представляет собой высокий холм с крутыми скатами высотой до 9—14 м и горизонтальной площадкой. В плане городище имеет яйцевидную форму. Раскопки на площадке у восточного склона (вся площадка занята кладбищем), по которому проходит въезд, показали, что по краю площадки городища проходил вал, сооруженный из крупных валунов, глины и песка, крепленых деревом. Изучение конструкции вала и находки в культурном слое (бронзовый браслет XIV в. и др.), на котором этот вал покоился, доказывают, что вал был сооружен в новгородское время. Владельческий двор Борецкой возник здесь на месте более раннего поселения, о чем говорят находки славянской лепной и курганного типа керамики.

Стерженское городище (местное название — «Городок») расположено на северном берегу оз. Стерж при впадении в него Волги. В писцовой книге 1495 г. Городок не упоминается. Видимо, он прекратил свое существование как поселение до 80-х годов XV в., т. е. до составления первой описи новгородских владений. Городок находится на небольшом холмистом мысу, соединяясь небольшим перешейком с материковым холмом, по которому проходит въезд на городище. Городок представляет собой высокий холм с крутыми склонами-скатами в 6.5 — 7.5 м высотой и горизонтальной площадкой размером в 1 790 кв. м. В плане Городок имеет яйцевидную форму.

На площадке Городка, близ въезда, был заложен раскоп первоначально в 40 кв. м, расширенный впоследствии до 148 кв. м. Культурный слой начинается с современной поверхности Городка. В пахотной земле черного цвета встречается много фрагментов керамики, костей животных и углей. Глубина залегания культурного слоя колеблется от 1 до 0.2 м. В северной части раскопа культурный слой расщепляется на три горизонта, вследствие двухкратной подсыпки земли для укрепления склонов и расширения площадки Городка. Во всех горизонтах культурного слоя найдена дославянская керамика вместе со славянской, лепной, сделанной на ручном гончарном круге, свидетельствующая о том, что подсыпка была сделана в новгородское время.

По краю площадки Городка раскопками обнаружен вал (стена), сложенный из крупных и более мелких валунов и глины. Все это креплено вдоль лежащим деревом, направление которого хорошо прослеживается. Ширина вала на вскрытой вершине от 1 до 1.5 м, у подножья — 2—2.5 м; высота с наружной стороны—1.5—2 м. Вал покоится на культурном слое, в котором одновременно с лепной керамикой встречается много керамики XIII—XV вв., что свидетельствует о сооружении вала в новгородское время.

Кроме вала, раскопками вскрыты шесть ям; в четырех из них оказались остатки разрушенных очагов. Очаги расположены очень близко один к другому на расстоянии 0.5—1 м; около них нет следов остатков жилищ. Это дает основание говорить о том, что здесь мы имеем дело с очагами производственного характера.

Форма очажных ям различна. Яма № 1 состоит из двух смежных частей: круглой ямы (диам. 1.25 м), в которой находился разрушенный очаг, и продолговатой ямы, служившей подходом к очагу. Здесь хорошо сохранились две каменные ступеньки. В круглой яме при расчистке камней со следами обжига найдены куски обугленного дерева, глиняной обмазки, металлического шлака и много углей, бронзовый витой браслет XII в., шиферное пряслице, медный бубенчик, два височных перстнеобразных кольца и другие предметы.

Яма № 2 (на расстоянии 0.5 м от ямы № 1) сохранила остатки очага круглой формы. При расчистке найдены перстень бронзовый, железный нож, бронзовая проволока и керамика, сделанная преимущественно на ручном гончарном круге.

Особенный интерес представляет яма № 6. Здесь оказались остатки разрушенного кузнечного горна. К круглой, но сильно деформированной яме, диаметром около 2 м, примыкает узкое длинное углубление. Возможно, что оно было устроено для подведения мехов к горну. При расчистке горна оказалось, что часть одной из его стенок сохранилась. Она была выложена камнем и покрыта толстым слоем обожженной глины. Середина ямы была заполнена камнями, кусками обугленного дерева, глиняной обмазки и шлака. При расчистке найдены 11 целых криц, не считая мелких обломков; керамика, сделанная на ручном гончарном круге; перстень бронзовый, аналогичный найденному в очаге № 2; железные ножи; обрубленные пластинки железа со следами проковки и другие предметы.

Наличие нескольких очагов производственного характера у городищенского вала, близ въезда, вполне объяснимо. В новгородских писцовых книгах имеются указания на то, что вокруг крупновладельческих дворов размещались дворы ремесленников: кузнецов, сапожников, гончаров, плотников и др.

Найденный при раскопках материал хорошо распределяется по времени и характеру. Имеются вещи, относящиеся к дославянской эпохе: нож железный серповидный, датируемый концом первого тысячелетия до н. э.; игла костяная, острие костяное и др. Вместе с тем найдена сетчатая керамика. Все это свидетельствует о том, что на месте стерженского городка поселение существовало с древнейших времен.

Из вещей славянской культуры найдены предметы украшений: браслеты, перстни, лунница, височные кольца, бубенчик, пряжка. Один из браслетов, витой из пластинки, датируется, по аналогии с браслетом петербургских курганов, не ранее XIV в. Кроме того, найдены орудия труда: топор древосечный, долото, стамеска, кресало, тесло; оружие: топор боевой, наконечник копья (железный), наконечник стрелы; предметы домашнего обихода и др. Особенно интересна кол¬лекция славянской керамики (лепной и сделанной на ручном гончарном круге), дающая возможность проследить развитие форм сосудов и точнее датировать памятники.

Археологический материал показывает, что стерженский Городок прекратил свое существование как поселение в конце XIV или в первой половине XV в., что совпадает и с данными письменных источников.

Археологическое изучение поселений феодальной деревни только что начато. Полученный материал еще не дает основания для разрешения многих поставленных вопросов, но и теперь уже можно сказать, что феодальные усадьбы в некоторых случаях были хорошо укреплены и по своему существу вряд ли отличались от западноевропейских феодальных замков.

Работа по изучению сельских феодальных поселений должна быть продолжена со всей настойчивостью.

К содержанию 11-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Труды Гос. Исторического Музея, вып. XI, 1940. Краткие сообщения ИИМК, вып. V.
  2. Чтобы восполнить этот пробел хотя бы частично, был использован, — правда, с большой осторожностью, — материал писцовых книг XVI в.
  3. НПК, Т. IV, стр. 102.
  4. НПК, т. V, стр. 163.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика