Сымонович Э.А. Стеклянные кубки III-IV вв. н.э. из Журавки

Нечаянно разбили свой iPhone 5? Тогда вам понадобится экспресс замена разбитого стекла iPhone 5. Сервис-центр в Киеве быстро и не дорого починит ваш аппарат.

К содержанию 102-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Важные находки римской стеклянной посуды II—V вв. н. э. на черняховских поселениях и могильниках Украины, несомненно, заслуживают внимания исследователей. Эти находки позволяют выяснить центры производства стеклянных сосудов, и пути проникновения их к местному населению юго-восточной Европы. Открытие стекольной мастерской позднеримского времени в с. Комарове в Западной Украине свидетельствует и об освоении производства стекла в области распространения черняховской культуры 1. Стеклянные изделия проникали на Украину из разных провинциально-римских мастерских. Орнаментация римских стеклянных сосудов частично была заимствована для украшения местной глиняной посуды (округлые шлифованные плоскости, косые каннелюры, продольные ребра).

В Среднем Поднепровье пока не обнаружено стекольных мастерских, но стеклянные шлаки были на многих черняховских памятниках. Типы стеклянных кубков Среднего Поднепровья в основном представляли по находкам В. В. Хвойки в с. Черняхове. Три целых сосуда и обломки стекла — это все, что было известно до недавнего времени об употреблении стеклянной посуды по раскопкам одного из крупнейших могильников культуры полей погребений 2.

Раскопки могильника в с. Журавке 3 под г. Корсунь-Шевченковским пополнили коллекцию стеклянных кубков черняховских памятников Среднего Поднепровья несколькими уникальными образцами. Значительная часть Журавского могильника была уничтожена еще до раскопок; сохранившиеся погребения с трупоположением и трупосожжением исследованы полностью. В 124 исследованных могилах найдено только пять стеклянных сосудов. Кроме того, в некоторых погребениях с северной ориентировкой, разрушенных в древности, встречались осколки стеклянных сосудов. Следовательно, захоронений со стеклянными кубками было больше, хотя и не на много. Сравнительно мало находок обломков стеклянных сосудов и на Журавском поселении, где вскрыта площадь более 6500 кв. м.: всего 17 осколков за пять сезонов раскопок 4 и одно уникальное глиняное пряслице, украшенное вмазанными в его поверхность кусочками стекла 5. Ниже приводится описание всех сосудов, форму которых удалось восстановить.

Рис. 1. Стеклянные кубки из погребений Журавского могильника.

Рис. 1. Стеклянные кубки из погребений Журавского могильника.

1. Полусферический кубок из богатого детского погребения № 14 с северной ориентировкой. Край сосуда с отгибом. Дно слегка уплощено. Стекло полупрозрачное. В средней части кубок украшен симметрично расположенными группами синих стеклянных капель, которые объединены по три. Высота сосуда 5,0 см, диаметр края 8,1 см (рис. 1, 7).

2. Конический кубок из богатого погребения № 5 с северной ориентировкой. Край слегка отогнут. Дно уплощено. Сосуд нарядно украшен зигзагами из широких стеклянных напаянных нитей. Вверху, под горизонтальным валиком прозрачного стекла, идет зигзаг синего цвета. Ниже нанесен зигзаг из нитей прозрачного стекла. Внизу, почти у дна, кубок украшен синим зигзагом. От середины высоты сосуда много фрагментов утрачено. Высота кубка около 16 см, диаметр края 9,2 см (рис. 1, 2).

3. Конический тонкостенный кубок из богатого разрушенного в древности погребения № 19 с северной ориентировкой. Край сосуда с отгибом. Дно коническое. Стекло полупрозрачное. Значительная часть фрагментов сосуда расслоилась и рассыпалась. Высота кубка 11,1 см, диаметр края около 7 см. (рис. 1, 3).

4. Цилиндрический кубок с закругленным дном из погребения № 10, ориентированного на запад. Под краем сосуда грубо прошлифована горизонтальная линия. Ниже — три ряда неправильных овалов такой же грубой шлифовки. Высота сосуда 10,5 см, диаметр края 7,2 см (рис. 1,4).

5. Конический толстостенный кубок из погребения № 60, ориентированного на запад. Под краем сосуда проходит желобок. Ниже все тулово покрывают три ряда овальных шлифованных плоскостей. Дно уплощенное. Стекло распалось на мелкие кусочки и форму сосуда удалось сохранить с помощью закрепляющих растворов. Высота кубка 12,8 см, диаметр края 10 см (рис. 2).

Среди осколков стекла, найденных на поселении, были орнаментированные четкими шлифованными округлыми плоскостями и один фрагмент был украшен напаянными синими стеклянными каплями. В основном на территории черняховской культуры встречались цилиндрические и конические кубки, орнаментированные шлифованными плоскостями, и гладкие конические кубки удлиненных пропорций 6. Удлиненный конический кубок с цветными зигзагами и полусферический кубок с синими «глазками» из Журавского могильника для памятников культуры полей погребений являются уникальными.

Приведем наиболее убедительные и важные для датировки аналогии. Кубки, близкие по типу полусферическому сосуду (рис. 1, 7), широко распространены в городах Северного Причерноморья. Датируются они концом III и IV вв. н. э. 7 Близкий по типу кубку из погребения № 5 сосуд из Бильче-Золотое Тернопольской области тоже украшен зигзагом из напаянных нитей. Сосуд этот, в отличие от журавского, более приземистый, толстостенный, зеленоватого стекла и украшен однорядным рельефным зигзагом 8. Дату его автор публикации В. Деметрикевич определил позднеримским периодом, а А. Т. Смиленко (Брайчевская), на основании северной аналогии, — III в. н. э. 9 В настоящее время установлено, что напаянный серпантинный орнамент получил распространение с III в. н. э. Центрами изготовления подобных сосудов были западноевропейские мастерские 10.

Тонкостенный конический кубок, подобный журавскому (рис. 1,3), был найден в богатом погребении № 33 с северной ориентировкой Малаештского могильника в Молдавии. Г. Б. Федоров сравнивает малаештский кубок с сосудами из могильников в Даниловой Балке и у Овчарни совхоза Приднепровского 11. Однако тонкостенные кубки из Малаештского и Журавского могильников отличаются от вышеупомянутых качеством, толщиной стенок и, главное, своими пропорциями. Тем более неправомерно сравнение с подобными сосудами толстостенного кубка со шлифованными плоскостями из Кисёлова в Причерноморье, которое сделал К. А. Раевский 12. Датировка журавского и малаештского кубков довольно точно устанавливается по аналогичному им кубку из катакомбы № 154 Керченского некрополя конца IV в. н. э. 13

Рис. 2. Стеклянный кубок из погребения № 60

Рис. 2. Стеклянный кубок из погребения № 60

Цилиндрические с закругленным дном кубки, близкие по форме журавскому, встречены в Нижнем и Среднем Поднепровье, в частности в погребении № 225 Черняховского могильника 14. Кубок имел почти те же размеры, что и журавский, и три ряда «мало отчетливых граней» (высота 10,5 см, диаметр края, 6,4 см) 15. Другой стеклянный кубок из Черняхова со слегка расширяющимися кверху стенками, украшенный тремя рядами овальных граней, был найден в погребении № 160, датируемом монетами конца II и III вв. н. э. 16 Еще один близкий журавскому кубок происходит из могильника у Николаевки-Козацкого. Подбойное погребение №1, в котором он был найден, неверно было датировано М. Ебертом I в. н. э. 17 Судя по типу фибулы с ромбической ножкой, захоронение его относится к III в. н. э. Обломок нижней части кубка в виде стакана со шлифованными плоскостями был найден в слоях Пантикапея III—IV вв. н. э. 18 Древнейший кубок, покрытый шлифованными фасетками, был найден в Скандинавии в могиле, датируемой временем около 300 года н. э. 19

По нашему мнению, кубок из Журавки (рис. 1, 4), как и сосуд из погребения № 223 Черняховского могильника, должен быть отнесен к позднейшим вариантам посуды подобной формы. Неправильной формы овалы, как бы процарапанные куском песчаника, явно воспроизводят четкий орнамент ранних типов. К сожалению, погребение № 10 Журавского могильника, где был найден кубок, не содержало другого инвентаря и датировку сосуда уточнить не представилось возможности. Аналогии и датировки для последнего из описанных кубков (рис. 2) мы приводили при публикации близкого по типу сосуда из погребения № 3 могильника у Овчарни совхоза Приднепровского 20. Время этих сосудов в основном IV в. н. э., хотя не исключено и более позднее их существование. Рассмотренные кубки из Журавки относятся главным образом к III—IV вв. н. э. В самом деле о хронологической близости подобных сосудов, на наш взгляд, свидетельствует сочетание деталей в их оформлении. Мы уже отмечали, что для позднечерняховского периода характерна перемена направления торговых связей. На смену причерноморскому импорту появляются изделия из западноевропейских провинциально-римских мастерских 21. После открытия мастерской по производству стеклянных изделий в Комарове в Западной Украине, может быть, следует говорить о более близких источниках импорта. Характерно, что в Журавке только один кубок с синими «глазками» имеет широкий круг аналогий в Северном Причерноморье 22, остальные кубки из Журавки аналогичны кубкам из областей западнее и севернее зоны распространения памятников черняховской культуры. В то же время следует обратить внимание на ограниченное значение изделий из стекла для датировок культуры полей погребений. На территорию черняховской культуры стеклянная посуда в широких масштабах стала проникать только тогда, когда в Римской империи она превратилась в «ходовой рыночный товар». Это прослеживается, например, по увеличению находок стекла в слоях Пантикапея III в. н. э. 23 Даже в богатых погребениях черняховских вождей и жрецов не были ни разу встречены драгоценные стеклянные кубки, стоившие дороже золота, по словам древних авторов, и известные нам по западно¬европейским публикациям. С вторжением «варваров» в Римскую империю и нарушением там экономики и производства прекращается ввоз импортных стеклянных изделий в степную и лесостепную полосу Украины.

Отсутствие стекла и других импортных предметов отнюдь не является свидетельством прекращения жизни на черняховских поселениях, а означает только нарушение традиционных торговых связей. Пример тому та же Журавка, где находки стекла датируются в основном III—IV вв. н. э., но на поселении имеются неоспоримые доказательства жизни в более позднее время. К ним относятся бронзовая фибула типа найденной на поселении в урочище Молочарня 24, золотой наконечник пояса, украшенный: зернью, близкий по типу вещам Перещепинского клада и находкам у с. Вознесенки 25. Проблема хронологических определений наиболее поздних черняховских памятников, вероятно, не может быть решена без разработки относительной хронологии вещей местного производства и последующего сопоставления их с находками на смежных территориях. Поводом для такого суждения является изучение оригинальных стеклянных кубков из Журавки, поступавших в Среднее Поднепровье в течение ограниченного времени и, следовательно, не определяющих всего периода существования данного памятника и памятников всей области распространения черняховской культуры.

К содержанию 102-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. М. Ю. Смішко. Археологічні дослідження в західних областях України за роки Радянської влади. Матеріали і дослідження з археології Прикарпаття і Волині. Внп. 2. Київ, 1959, стр. 21.
  2. В. В. Xвойка. Поля погребений в Среднем Приднепровье. «Записки Русск. археол. Об-ва», т. XII, вып. 1—2, нов. серия. СПб., 1901, стр. 174—181; См. также о находках стекла в с. Деревянном: КСИА, вып. 94, 1963, стр. 85; в Переяславле-Хмельницком — Археологія, т. XI. Київ, стр. 136.
  3. Первые сведения об итогах работ в Журавке см.: КСИА, вып. 94, 1963, стр. 80—83.
  4. В подсчетах не учтены находки кусков оплавленного стекла и шлака, стеклянных игрально-счетных жетонов, бус и подвесок.
  5. Э. А. Сымонович. Инкрустированные стеклом изделия из Черкасской области. КСИА, вып. 90, 1962, стр. 69—72.
  6. В. В. Хвойка. Указ. соч., стр. 186; М. А. Тиханова. Из материалов Дубоссарского отряда Молдавской экспедиции. КСИИМК, вып. 57, 1955, стр. 96—97; Г. Б. Федоров. Население Прутско-Днепровского междуречья в I тыс. н. э. МИА, № 89, 1960, стр. 355, табл. 249, 3.
  7. Н. П. Сорокина. Стекло из раскопок Пантикапея 1945—1959 гг. МИА, № 103, 1962, стр. 266.
  8. W. Demetrikicwicz. Fund aus Ostgalizien Jahreshefte d. Osterreichischen archaol. Inst., Bd. VII. Wien, 1904, S. 152.
  9. А. Т. Сmілeико. Про деякі датуючі речі в культурі полів поховань. Археологія, г. IV. Київ, 1952, стр. 62.
  10. Н. П. Сорокина. Указ. соч., стр. 234.
  11. Г. Б. Федоров. Малаештский могильник. МИА, № 82, 1960, стр. 262, 287, рис. 12.
  12. К. А. Раевский. Наземные сооружения земледельцев междуречья Днепра — Днестра в I тысячелетии н. э. СА, XXIII, 1955, стр. 268—269.
  13. Н. П. Сорокина. Стеклянный сосуд из Нижнего Поднепровья. КСИА АН СССР, вып. 89, 1962, стр. 104.
  14. В. В. Хвойка. Указ. соч., стр. 176.
  15. В. П. Петров. Черняховский могильник. МИА, № 116, 1964.
  16. Там же.
  17. М. Ebert. Ausgrabungen bei den «Gorodok Nakolajewka» am Dnjepr, Gouv. Cherson. Praehistorische Zeitschrift, Bd. 5, Hf. 1—2. Leipzig, 1913, S. 113, Abb. 96.
  18. H. П. Сорокина. Стеклянный сосуд…, стр. 104.
  19. G. Ekholm. Orientalische Glaser in Skandinavien. ESA, X, Helsinki, 1936, S. 66; М. A. Tиxaнова. Из материалов Дубоссарского отряда…, стр. 96.
  20. Э. А. Сымонович. Стеклянная посуда середины I тысячелетия нашей эры с Нижнего Днепра. КСИИМК, вып. 69, 1957, стр. 23—24.
  21. Э. А. Сымонович. Стеклянная посуда…, стр. 28—29; он же. Об единстве и различиях памятников черняховской культуры. СА, XXIX—XXX, 1959, стр. 98—99.
  22. Н. П. Сорокина. Стекло из раскопок…, стр. 223.
  23. Там же.
  24. Д. Т. Березовец. Поселения уличей на р. Тясмине. МИА, № 108, 1963г стр. 152, рис. 4, 4.
  25. А. А. Бобринский. Перещепинский клад. МАР, № 34, табл. X, XVI; В. А. Гринченко. Памятка VIII ст. коло с. Вознесенки на Запоріжжі. Археологія,, т. III. Київ, 1950, стр. 53, табл. V, 2.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика