Ю.П. Зайцев — Стратиграфия и хронология культурных слоев Неаполя скифского

Исследовательская база

Суммарная площадь раскопов и траншей в пределах оборонительных стен составляет примерно 2,6 га, а на южном пригороде — 1,2 га (Рис. 5). Районы городища исследованы неравномерно, но практически каждый гектар затронут хотя бы шурфами, разведочными раскопами или траншеями, позволяющими судить о характере и последовательности культурных слоев.

Базовые раскопы: — раскоп Д (около 2 000 кв. м) (Рис. 5, 3; 10); А-Б-В (более 4 000 кв. м) (Рис. 5, 11; 7); раскопы VII-VII в, (около 1 800 кв. м) (Рис. 5, 12, 13; 11, 1); раскоп I (около 1 200 кв. м) (Рис. 5, 20; 11, 2); раскопы зольника № 3 (около 4 000 кв. м) (Рис. 5, 19); раскоп VI (около 1 000 кв. м) (Рис. 5, 18). Кроме того, в процессе охранных (спасательных) работ были получены многочисленные стратиграфические разрезы вдоль и поперек городища. Самыми крупными из них являются Северная траншея (длиной около 230 м) (Рис. 5, 5); раскоп О (длиной около 130 м) (Рис. 5, 7) и Южная траншея (длиной около 380 м) (Рис. 5, 10). Принципиально важную информацию содержат также шурфы 1993 г. (Рис. 5, 1), разведочные раскопы Г (Рис. 5, 4) и раскоп «Сектор 9» (Рис. 5, 2) в северо-восточной части городища, раскопы Ж между зольниками № 1 и 2 (Рис. 5, 6), раскоп М (Рис. 5, 9), раскоп И (Рис. 5, 8), Е (Рис. 5, 16; 12, 1), а также раскопы Бларамберга/Уварова (Рис. 5, 15) и Эрнста (Рис. 5, 17).

Для культурного слоя Неаполя скифского характерны две особенности.

1. Отсутствие сплошной застройки во все периоды жизни крепости, явилось причиной неравномерного распределения культурных отложений по площади памятника. Их выразительная структура проявилась только в зольниках и в пределах строительных комплексов. Там, где не было ни того, ни другого, керамический материал II в. до н. э. — III в. н. э. последовательно залегает практически в однородном слое золистого гумуса (Рис. 13). Средняя мощность культурных отложений Неаполя составляет 0,8-1,5 м. На некоторых участках она уменьшается до 0,1-0,3 м, а в насыпях зольников достигает 5-6 м (Рис. 13, 2-5).

2. Плохая сохранность строительных остатков, позднейшие из которых были разобраны на камень в XVIII-XX вв., а более ранние — населением Неаполя скифского в конце II-III вв. н. э.

Для датировок того или иного слоя в первую очередь использован многочисленный керамический материал. Прежде всего, это амфоры и импортная керамика с лаковым покрытием, простая гончарная посуда, а также редкие нумизматические находки. Для датировки эллинистического периода исключительно важны клейма на амфорных ручках, которых к настоящему времени зарегистрировано около шестисот. Из них более 450 принадлежат Родосу, около 30 — Херсонесу, 55 — Книду, 18 — Синопе, 15 — Косу и 14 — другим центрам, в том числе неизвестным. Отдельную группу, происходящую практически только из раскопов А-Б, составляют более сорока клейм на синопской черепице.

Для хронологических построений использованы родосские амфорные клейма (прежде всего эпонимные), датировка которых наиболее полно разработана (ргасе 1952; Шелов 1975; Бадальянц 1976; 1982; Finkielsztejn 2000; 2001]. Показательна ситуация с херсонесскими клеймами групп 3б и 3в [Кац 1994], которые найдены при раскопках Неаполя. Издатель каталога-определителя В. И. Кац обозначил их датировку в пределах 215-185 гг. до н. э. [Кац 1994, 77]. Однако это было сделано только на основании общих наблюдений и реконструкции событий политической истории Херсонеса в 180-170-е гг. до н. э. В частности, гибель ближней хоры Херсонеса (и прекращение выпуска клейменых амфор) связывались с событиями, упомянутыми в договоре 179 г. до н. э., заключенном с понтийским царем Фарнаком I для защиты Херсонеса (Кац 1994, 72). В последнее время наметилась тенденция к передатировке этого события 155/154 гг. до н. э. [H0jte 2003; Stolba 2003]. Такие изменения интересно сопоставить с фактами совместных находок херсонесских клейм упомянутых групп и родосских амфор с именами эпонимов Герагора (ок. 156 г. до н. э.) и Горгона (ок. 154/153 гг. до н. э.) [Кац 1994, 74; Finkielsztejn 2001, 192, табл. 19]. В культурных слоях Неаполя скифского они также найдены с родосскими эпонимными клеймами 160-120-х гг. до н. э. (см. таблицу 1).

Также необходимо отметить характерную для Неаполя особенность совместных находок синопских клейм IV в. до н. э. на черепице и родосских клейм 160-х — 110 гг. до н. э. на ручках амфор [Finkielsztejn 2001, 192]. Подобное сочетание многократно зафиксировано в самых ранних ненарушенных слоях и закрытых комплексах раскопов А-Б, где также присутствовала многочисленная импортная керамика II в. до н. э. [Rotroff 1997; Коваленко 2002, 82-84]. Как предполагалось многими исследователями [Голенцов, Голенко 1979], это, вероятно, связано со вторичным использованием черепицы в качестве строительного материала.

Археологическая история Неаполя скифского разделена на 5 периодов и охватывает промежуток времени со II в. до н. э. по III в. н. э.

В качестве основы для стратиграфической колонки всего памятника принята ситуация на самом большом и информативном раскопе А-Б-В (Рис. 8; 9). Здесь исследован главный комплекс крепости — Южный дворец с прилегающими гробницами царей Аргота и Скилура [Зайцев 1997; 1999; 2001; Виноградов, Зайцев 2003] (Рис. 26; 27).

Помимо архитектурных остатков, особое значение в данном случае имеет хорошо разделяемый слой позднеэллинистического времени. Из него происходят более четырехсот стратифицированных керамических клейм, восемь монет, фибулы, золотые украшения, бусы, большое количество разнообразной импортной керамики. При раскопках мавзолея Скилура в 1946 г. также обнаружено множество эллинистической керамики, оружия, золотых украшений, бус и других предметов, которые коррелируются с аналогичными находками из культурного слоя дворца.

Современная обработка всего материала позволила выстроить единую хронологическую колонку (Рис. 8; 9; 13;16; 17), в которой основные горизонты обозначены буквами латинского алфавита — сверху вниз, в ретроспективной последовательности.

Критериями выделения каждого горизонта послужили кардинальные изменения архитектурного вида дворца, почти всегда сопровождаемые сменой структуры слоя. В свою очередь, конкретный горизонт разделяется на более дробные «подгоризонты», обозначенные дополнительно арабскими цифрами (например D2). Их выделение обусловлено более частными событиями (перестройки и возведения отдельных объектов, пожары и т. п.), которые принципиально не изменили функций и вида архитектурного комплекса в целом.

Весь археологический материал был строго разделен по данным стратиграфии. 10 лет назад такое распределение вступило в определенные противоречия с существующей тогда хронологической классификацией родосских амфорных клейм, которая была разработана V. Grace. Получалось, что в каждом слое содержалось большинство клейм V хронологической группы (150-108 гг. до н. э.), на втором месте были клейма III группы (220/200-180 гг. до н. э.), а на третьем — IV (180-150 гг. до н. э.). Несмотря на это, основываясь на данных микростратиграфии, была предложена подробная «субъективная» хронология Южного дворца Неаполя скифского, которая укладывалась в рамки 140-х — 110-х гг. до н. э. Теперь она полностью согласуется с новой хронологией амфорных клейм Родоса, разработанной Геральдом Финкельштейном [Finkielsztejn 2001, 192, табл. 19; см. таблицу 1]. Так, из группы IVa на клеймах из дворца представлены только Тимуррод (ок. 158/157 гг. до н. э.) и Горгон (ок. 154/153 гг. до н. э.). В группе IVb — Павсаний III (ок. 152 г. до н. э.), Питодор (ок. 150 г. до н. э.) и Автократ I (ок. 146 г. до н. э.). В следующей группе Va из 12 эпонимных имен встречаются 11, в группе Vb из 12 эпонимов представлены также 11. В группе Vc из 11 эпонимов есть 10, из которых самые поздние — Дамон (ок. 110 г. до н. э.) и Аратофан I (ок. 109 г. до н. э.).

Наиболее показательна микростратиграфия полов внутри главного мегарона (Рис. 9, II), где слой тотального разрушения D1 перекрывает 23 глинобитных уровня пола, одинаковые по структуре и разделенные равными по толщине тонкими слоями натоптанной грязи. При этом каждая новая поверхность пола была связана с новым слоем обмазки стен и центрального очага. Из этого очевидна строгая регулярность обновления главного здания дворца, что имеет много этнографических параллелей [Календарные обычаи… 126, 217]. Во многих культурах известны ежегодные ремонты культовых построек и жилищ, помимо практического значения имевшие и глубокий сакральный смысл. Слой подгоризонта D1 на основании целого ряда признаков может быть связан с событиями Диофантовых войн и датирован, соответственно, 112-108 гг. до н. э. Помимо прочего, в нем найдено две монеты этого времени (Рис. 9, 31,32) — Амиса: голова Ареса, меч с портупеей [Imhoof-Blumer 1912, 169-184] и Пантикапея: голова Афины в шлеме, нос корабля [Анохин 1986, 69-70].

В основании массива полов найдено клеймо родосского эпонима Аристогейта (ок. 140 г. до н. э.).

Гипотетические 23 года, установленные по количеству полов, хорошо укладываются во временной отрезок, установленный по археологическому материалу — между 141 г. до н. э. и 112/108 гг. до н. э. Если принять эту схему, то получится, что пожар 1 случился около 135/131 гг. до н. э., а пожар 2 — в 126/124 гг. до н. э. Интересно, что согласно датировке Финкельштейна, самый поздний эпоним из слоя пожара 1 — Тимотей (ок. 128 г. до н. э.). Колонка полов внутри мегарона в концентрированном виде повторяет картину для всего дворца в целом.

Горизонт Е. Самый ранний, разделяется на два «подгоризонта»: Е2 и Е1.

Подгоризонт Е2 представляет собой тонкие слои суглинка, глинобитные поверхности и полы в нескольких землянках и наземных постройках (Рис. 7; 9, Е2). Под мегароном зафиксированы остатки более ранней наземной постройки — «протомегарона», с которым связаны 8 первых поверхностей глинобитного пола (Рис. 9 II; 22). Судя по стратиграфии, он был полностью перестроен в новый фундаментальный мегарон.

Датирующие находки из горизонта: три ручки родосских амфор с именами эпонимов Павсания III (ок. 152 г. до н. э.), Аристогейта (ок. 140 г. до н. э.) и Терсандра (ок. 137/136 гг. до н. э.), фрагменты расписной чернолаковой аттической амфоры с витыми ручками и мегарских чаш.

Подгоризонт Е1 — ярко выраженные следы сильного пожара: обгоревшая глина и обмазка стен, обильный древесный уголь, сильно прокаленные фрагменты керамики. Представлен локальными прослойками и тонкими линзами in situ внутри и рядом с упомянутыми постройками комплекса. Мегарон — единственное здание дворца, которое после катастрофы было тщательно очищено от слоя пожара. Основная часть «пожарного мусора» отсюда была перемещена на 150 м к югу, где и была обнаружена раскопками 1979-88 гг.

Датирующий материал из подгоризонта Е1 (пожар 1) необычайно богат и разнообразен. Прежде всего, это более ста родосских амфорных ручек с клеймами групп IVb, Va и Vb (см. таблицу 1, Е). Кроме того, здесь обнаружены различные стеклянные бусы, «зарубинецкая» бронзовая фибула (Рис. 16, 16). Сотни фрагментов принадлежат нескольким десяткам керамических изделий — чернолаковым и краснолаковым сосудам, крупным расписным унгвентариям и лягиносам, простым унгвентариям, светильникам, керамическим алтарикам и фимиатериям, гончарным сковородам и кастрюлям, «мегарским» чашкам и т. д. (Рис. 16, 18-20, 24-32) [Зайцев 1998].

В одном из зданий на полу были обнаружены маленькая родосская амфора, лягинос и гончарный горшок с двуствольными ручками (Рис. 23), у порога другого — краснолаковые канфар и тарелка (Рис. 59, 2; 60, 3), а также лепной горшок (Рис. 49, 4) и светильник.

Особенно показателен локальный керамический комплекс пожара 1 (Рис. 24). К западу от мегарона, на площади не более 10-15 кв. м были найдены: амфора производства неустановленного центра, пять родосских амфор, чернолаковая чашка с штампованным орнаментом, нижняя часть унгвентария, голова фигурного терракотового фимиатерия в виде полуфигуры Деметры с полихромной росписью (Рис. 24, 9). В контексте данной работы особое значение приобретают восстановленные горловины четырех родосских амфор, на каждой из которых сохранились верхние прилепы ручек с прямоугольными клеймами (Рис. 25). Три эпонимных клейма оттиснуты одним штемпелем, на них четко читается имя Анаксандра (ок. 143/142 гг. до н. э.) и месяц Панам. Двум из них соответствуют фабрикантские клейма с именем Дамокла, также выполненные при помощи одной матрицы, а третьему — штамп с именем Комос (или Комо). Четвертая пара — эпоним Павсаний (ок. 152 г. до н. э.) и фабрикант Тимо — принадлежала наиболее массивной амфоре, на плече которой было прочерчено граффити. Еще одна ручка — с клеймом фабриканта Мидаса — без пары.

Горизонт D. Разделяется на четыре подгоризонта: D4-D1.
Подгоризонт D4 представлен несколькими полами в мегароне, бассейном из каменных плит и несколькими стенами-оградами (Рис. 27, D4). По стратиграфии он непосредственно следует за пожаром 1. В это же время происходит строительство мавзолея-героона царя Аргота — антовой постройки в дорическом стиле (Рис. 7; 26; 27).

Подгоризонт D3 отмечен генеральной реконструкцией комплекса, возведением зданий, окружающих мегарон и двор (Рис. 26; 27). При их строительстве были широко использованы одинаковые целые и бракованные известняковые квадры.

Подгоризонт D2 характеризуют перестройки отдельных объектов дворца, локальный пожар 2, который зафиксирован на 9-м полу мегарона.

Архитектурные остатки подгоризонтов D4-D2 сопровождались однородным золистым суглинком мощностью до 0,6 м. Во многих местах он разделен тонким слоем пожара 2, который также зафиксирован на полах всех трех зданий. После этого пожара и до момента разрушения мегарона, (подгоризонт D1), в нем отложилось 13 поверхностей пола (Рис. 9, II).

В подгоризонтах D4-D2 найдено более 200 ручек родосских амфор с клеймами, в основном, групп IVb-Vc (ок. 152 — ок. 109 гг. до н. э. по Finkielsztejn 2001) (таблица 1, Южный дворец, горизонт D).

Обнаружены также бусы различных типов (Рис. 16, 38, 42, 43, 47-49). На полу № 21 мегарона найдена просверленная бронзовая монета Скилура (Рис. 9, 30). В этот же пол, за очагом, была закопана синопская амфора с отбитой ножкой (Рис. 54, 2).

Найдено очень большое количество разнообразных разбитых импортных сосудов. Это десятки тарелок, чашек с фигурными ручками, рыбных блюд, канфаров, «мегарских» чаш, лягиносов, унгвентариев (Рис. 58-61; 65). Больше половины экземпляров — краснолаковые. На одном лягиносе прочерчено граффити с формулой XAIPE (Рис. 61, 4). Особо следует отметить фрагменты нескольких расписных сосудов с белой облицовкой, редких для Северного Причерноморья. Показательны наборы греческой кухонной керамики (Рис. 63) — кастрюли с крышками, сковороды и горшки с круглым дном. Это пока единственный случай массового употребления таких сосудов в варварских памятниках Северного Причерноморья.

Подгоризонт D1 мощностью до 0,6 м представляет собой рушеную желтую глину, с фрагментами белой штукатурки, обломками черепицы и сырцовых кирпичей, фрагментами расписной штукатурки. Моментальное его накопление связано с одновременным разрушением глинобитных стен и черепичных крыш зданий дворца.

В этом подгоризонте найдено более 30 родосских амфорных клейм с именами эпонимов 146-109 гг. до н. э. и синхронных им фабрикантов, мелкие золотые украшения — серьга, пронизь, бляшки, различные бусы, бронзовая среднелатенская фибула, а также четыре бронзовые монеты, из которых две — пантикапейские, а одна — амисская (Рис. 16, 67, 68, 69).

Импортная керамика обильна и разнообразна. Ее состав в целом сопоставим с находками из более ранних горизонтов комплекса. В качестве примера можно привести набор предметов из «Восточного дома» Южного дворца. Здесь найдены оригинальный расписной лягинос с двуствольной ручкой, миниатюрная расписная амфора с канеллированным корпусом, терракота Афродиты и Эрота, свинцовая гиря и бронзовые ключи от шкатулок (Рис. 64).

Таким образом очевидно, что достоверной датировкой горизонтов E-D Южного дворца Неаполя скифского может быть признана вторая половина II в. до н. э.— прежде всего, по факту нахождения многочисленных родосских клейм 150-108 гг. до н. э [по Grace 1952] или 152-109 гг. до н. э. [по Finkielsztejn 2001].

С подгоризонтами D2-D1 могут быть синхронизированы большинство захоронений мавзолея Скилура, который был построен во время генеральной реконструкции дворца периода D3 [Зайцев 1997, 43; Колтухов 1999, 35; Зайцев 2001, 43-44] (Рис. 70-73).

Основное захоронение Скилура (Рис. 74-76) было совершено в мавзолее в 114/113 гг. до н. э. После этого, в течение нескольких лет рядом с телом царя захоронили более двадцати мужчин, женщин и детей с богатым и разнообразным инвентарем. Среди находок из этих погребений — унгвентарии, чашки с лаковым покрытием и другие сосуды (Рис. 90; 91), золотая фибула-брошь (Рис. 80, 2) и фибулы среднелатенской конструкции, два латенских меча (Рис. 79, 1), железный шлем (Рис. 78), огромное количество бус и золотых украшений.

Вероятно, это пока единственный случай в археологии Северного Причерноморья, когда открыты и дворец-резиденция и царское захоронение, составляющие две части единого комплекса.

Предложенную датировку отчасти подтверждает и комплекс Артюховского кургана, основные захоронения в котором совершены в 140-125 гг. до н. э. [Максимова 1979, 8-9]. Десятки предметов из него аналогичны находкам из мавзолея Скилура и Южного дворца Неаполя скифского.

Горизонт С на раскопе А-Б-В представляет собой локальные участки плотного золистого суглинка — гумуса мощностью не более 0,03-0,20 м (Рис. 8, С). С ним связаны стены неясного назначения (Рис. 7, С). Внутри мегарона этот горизонт представлен десятью глинобитными полами. На полах №№ 9 и 10 зафиксированы следы пожаров 3 и 4 (Рис. 8, С). Датирующий материал — в основном фрагменты широкогорлых светлоглиняных амфор с двуствольными ручками южнопонтийского производства, а также более ранних — производства Родоса, Коса, Синопы. В хозяйственной яме № 34 (восточная часть раскопа А) найдена бронзовая пряжка-сюльгама (Рис. 17, 20). Эта яма непосредственно перерезала подгоризонт D1, поэтому может быть отнесена к переходному периоду D/С. Необходимо отметить также малочисленность и невыразительность фрагментов буро-и краснолаковых чашек и кувшинов, отсутствие «мегарских» чашек и появление характерной серолощеной гончарной керамики: кувшинов с фигурным сливом, мисок большого диаметра и других форм (Рис. 99, 8-10). Широкая датировка светлоглиняных амфор с двуствольными ручками варианта Оа [Внуков 1988, 198-199; 2003, 202] не позволяет датировать данный горизонт более узко, чем I в. до н. э.— начало I в. н. э. С другой стороны, малая мощность отложений, накопившихся непосредственно на подгоризонте D1, и небольшое число полов в мегароне Н скорее свидетельствуют о его образовании еще в первой половине I в. до н. э., однако прямых доказательств этому пока нет.

Определить точную временную границу между захоронениями мавзолея периодов D и С в принципе невозможно. Находки серолощеной гончарной чашки, мозаичных стеклянных бус определенных типов и подковообразных бронзовых пряжек [Зайцев 1999, рис. 4, IX], которые диагностируют рубеж II-I — начало I вв. до н. э. [Зайцев 1997, 165; Зайцев, Мордвинцева 2003], и стратиграфические наблюдения позволяют предварительно отнести к горизонту С не менее 18 последних погребений.

Горизонт В на всей площади раскопа А-Б-В представлен слоем однородного золистого суглинка, в некоторых местах разделенного прослойками глины и золы. В пределах стен мегарона он представлял собой зольник мощностью до 1 м. На других участках толщина слоя горизонта В достигала 0,1-0,3 м (Рис. 8, В). При этом во многих местах он непосредственно перекрывал слой подгоризонта D1. Это также может свидетельствовать о кратковременности накоплений слоя горизонта С.

Датирующий материал: фрагменты узкогорлых светлогиняных амфор типов C ГУА2 [Внуков 1988, 205; 2003, рис. 45], В и С, относящихся к последней четверти I-II вв. н. э. [Шелов 1978, 17-18], широкогорлых светлоглиняных типа Ов [Внуков 1988; 2003, 202, рис. 10], денарий Веспасиана 72-73 гг. н. э. [Харко 1961, 217] (Рис. 17, 41). Представительную группу составляют многочисленные фрагменты краснолаковых сосудов ESB и понтийской сигилляты разнообразных форм I-II вв. н. э. [ср. Книпович 1952, 302, тип 9а; 301, тип 11; 303, тип 12; 304, тип 16; Журавлев 1997].

С этим же горизонтом связан локальный некрополь перед крепостными воротами, расположенный возле героона-мавзолея Аргота (Рис. 7). Здесь были раскопаны погребение ребенка с мозаичными бусами, золотыми серьгой и подвеской в виде палицы Геракла, богатое погребение мужчины и женщины в скальной могиле и шесть конских захоронений [Шульц 1957, 76; Карасев 1951, 33-34; Высотская 1979, 201]. Все они могут быть датированы концом I — началом II вв. н. э.

Более двадцати хозяйственных ям, размещенные среди более ранних развалин Южного дворца (Рис. 7, В), относятся ко времени не ранее середины II в. н. э.

На основании всех данных, горизонт В может быть датирован временем от середины — последней четверти I в. н. э. до третьей четверти II в. н. э.

Горизонт А самый поздний, подразделяется на два подгоризонта — А2 и А1.

Подгоризонт А2 представляет собой однородный золистый гумус, достигающий мощности 0,1-0,4 м. Он соотносится с многочисленными строительными остатками (Рис. 7, А; 8, А), хозяйственными ямами и погребениями детей.

Подгоризонт А1 представляет собой слой темного чернозема мощностью 0,1-0,5 м, насыщенного большим количеством камней.

Из слоя горизонта А происходят разнообразные амфоры (Рис. 126, 1-4, 6) — узкогорлые светлоглиняные типа D [Шелов 1978, 17-18], боспорские красноглиняные различных форм и типов [Зеест 1960, табл. XXX-XXXI, Абрамов 1993, 16-49], розовой глины с воронкообразным горлом [Зеест 1960, табл. XXXVII, 90], «самосские» одноручные. Краснолаковая керамика в целом воспроизводит типичный набор этого времени [ср. Книпович 1952, 301-308; Журавлев 1997; 1998; Домжальский 1998].

Среди металлических предметов представляет интерес фибула с фигурной обмоткой спинки [Амброз 1966, табл. 9, 12] и бронзовая монета Херсонеса времени второй элевтерии (Рис. 17, 64) [Харко 1961, 216].

На основании перечисленных материалов можно датировать горизонт А в пределах последней четверти II — первой половины III вв. н. э.

После подробного анализа культурных отложений в эталонном раскопе А-Б-В и обоснования их хронологии сопоставим полученные результаты с ситуацией на других участках Неаполя. Некоторые из них корректируют данные раскопа
А-Б-В. Самым важным в данном случае является выявление древнейшего горизонта F, локализованного в северной части городища.

Горизонт F представляет собой слой гумуса, насыщенного скальным щебнем, мощностью до 0,2 м. Он достоверно зафиксирован на поверхности материка в раскопах Г 1959 г. (Рис. 5, 4), восточном отрезке траншеи 1955 г. (Рис. 5, 5), в шурфах 1993 г. (Рис. 13, 7) и в раскопе Д (Рис. 5, 3). В последнем случае с ним связаны три хозяйственные ямы (Рис. 10, F). Из этого слоя происходят фрагменты херсонесских, фасосских, синопских амфор, клейма на ручках амфор с именами херсонесских астиномов Архандра и Герогейта (Рис. 17, 1-3, 5, 7) группы Ш — 315-297 гг. до н. э. [Кац 1994, 100], а также две клейменые ручки предположительно фасосской амфоры и амфоры неизвестного центра (Рис. 17, 4, 6). Еще десять херсонесских клейм группы I либо не восстановлены, либо происходят из более поздних слоев на тех же раскопах и шурфах. Вместе с греческой керамикой в слое F найдено около тридцати фрагментов лепных лощеных сосудов с врезным гребенчатым орнаментом, которые являются индикаторами кизил-кобинской археологической культуры (Рис. 17, 8) [Дашевская 1964, 206-207; Колотухин 1996]. Такое сочетание материала позволяет определить время образования горизонта F рубежом IV-III вв. до н. э.

Горизонт Е. На большинстве раскопанных участков не зафиксирован. Во многих местах он, очевидно, не накопился совсем, а кое-где не выделяется из-за невыразительности материала.

neapol-stratigraphia

Таблица 1 Встречаемость эпонимных амфорных клейм Родоса на различных участках Неаполя скифского. Абсолютные датировки эпонимов даны по Finkielsztein 2001

Таблица 1
Встречаемость эпонимных амфорных клейм Родоса на различных участках Неаполя скифского. Абсолютные датировки эпонимов даны по Finkielsztein 2001

На раскопах Д (Рис. 10, Е2), Е (Рис. 12), О (Рис. 5, 7), I (Рис. 11, 2, Е2) и УПб (Рис. 11, 1, Е2) выявлены различные сооружения — наземные постройки, полуземлянки, хозяйственные ямы — и связанные с ними подгоризонты Е2-Е1. Помимо массового керамического материала, из них происходят родосские клейма эпонима Аристака (ок. 135 г. до н. э.) и фабриканта Лина (Рис. 17, 9), бронзовая чеканная лунница (Рис. 17, 14). На тех же раскопах (Рис. 19, I), а также под насыпью более позднего зольника № 3 были открыты строительные остатки и слой, явно предшествующие подгоризонтам Е1-Е2. Они условно выделены в подгоризонт Е3.

Малое количество датирующих находок, сопровождающих объекты подгоризонта Е3, позволяет относить его ко второй четверти — середине II в. до н. э. Только под зольником № 3, ниже слоя пожара 1, выявлен довольно мощный зольный слой подгоризонтов Е2-Е3 (Рис. 13, 2-5), содержавший несколько десятков клейменых ручек родосских амфор, в том числе с именами эпонимов групп IVa, IVb, Va, Vb ок. 160-132 гг. до н. э. (таблица 1). Список фабрикантов: Бромий, Буларх, Гиерон, Дамократ, Драконтид, Евфранор, Мидас, Мосх, Тимо, Гиппократ, Питодор, Гиерокл.

Горизонт D. Прослеживается только на отдельных участках. Достоверно связанные с ним строительные остатки выявлены только в раскопах Е (мегарон Е) и VПв (землянка, остатки каменной стены, хозяйственные ямы) (Рис. 11, 1, D).

В первом случае этот горизонт выделен по данным стратиграфии, причем колонка многослойных глинобитных полов в мегароне Е полностью повторя¬ла ситуацию в мегароне Н Южного дворца (Рис. 9, II).

На раскопе VIIв из горизонта D происходят родосские клейма с именами эпонимов Полиарата (ок. 125 г. до н. э.) (Рис. 17, 12) и Горгона (ок. 154/153 гг. до н. э.) (Рис. 17, 13), фабриканта Диона (Рис. 17, 10), а также на ручке синопской амфоры (Рис. 17, 19; 54, 1).

Из горизонтов E-D городища и пригорода, неразделенных стратиграфически, известно еще некоторое количество эпонимных клейм на ручках родосских амфор (таблица 1). На других амфорных ручках прочтены имена фабрикантов: Агатобула, Агафокла, Аполлодора, Аристокла, Буларха, Гиерона, Дамократа, Диодота, Дора, Евклейта, Зенодота, Лина, Марсия, Родона, Тимоксена, Фания, Ермия, Гефестиона, Лисиона. Отмечены также эпизодические находки херсонесских амфорных клейм групп 3Б-3В [Кац 1994, 107].
Достаточно сложен вопрос взаимосвязи культурных слоев горизонтов Е-D и хронологии оборонительных сооружений Неаполя скифского. С. Г. Колтухов, который специально занимался фортификацией городища, пришел к выводу, что «временем сооружения оборонительной стены первого строительного периода главной линии обороны города можно считать последнюю четверть III в. до н. э., но скорее первую четверть II в. до н. э.» [Колтухов, 1999, 31-32]. Высказывалась также несколько иная точка зрения и был сделан вывод о том, что начало крепостного строительства определяется временем, близким пожару 1, т. е. после середины II в. до н. э. [Зайцев 1995, 87; 1999, 130].

Основным аргументом в обоих случаях выступали все те же амфорные клейма, находки которых так или иначе связывались с фортификационными сооружениями. К настоящему времени известно 34 клейма на ручках родосских амфор, происходящих из раскопов, расположенных на трассе южной оборонительной стены Неаполя скифского.

Раскоп Е (Рис. 5, 16). В суглинке над материком, на площади около 100 кв. м, было обнаружено 8 клейм на ручках родосских амфор, 1 — на ручке книдской и 1 — на ручке косской амфор. Слой, в котором они находились, компактно залегал между пригородным мегароном Е и древнейшей оборонительной стеной. Кроме клейменых ручек здесь были найдены сравнительно многочисленные фрагменты посуды с лаковым покрытием, «мегарских» чашек, крупные фрагменты амфор и лепной керамики, литейная форма для изготовления конского налобника с крючком (Рис. 68, 3), выточенная из ручки родосской амфоры.

Накопление этого слоя может быть связано с функционированием соседнего мегарона Е. Отсюда допустимо его последующее частичное перемещение к северу при строительстве оборонительной стены. Эта версия подтверждается и тем, что при разборке забутовки древнейшей стены в 1959 г. были найдены фрагменты амфор эллинистического времени, фрагмент венчика мегарской чаши и ручка родосской амфоры с клеймом эпонима Лафейда (ок. 139/138 гг. до н. э.). Это единственный подобный случай за всю практику раскопок крепостной стены городища — на всех остальных участках ее забутовка оказывалась стерильной. Исходя из этого можно предположить, что часть близлежащего культурного слоя, накопившегося до строительства оборонительных сооружений, попала в тело стены вместе со скальным щебнем.

Самая представительная коллекция амфорных ручек с клеймами происходит из раскопа 1926 г. (Рис. 5, 17). Их распределение по площади раскопа представляет определенный интерес (Рис. 19, II). Оказывается, что 13 клейм довольно компактно залегают в центральной части раскопа, и это скопление как бы «разрезано» трассой оборонительной стены.

Это, в свою очередь, позволяет предположить, что оборонительная стена возникла на этом месте после образования локальной линзы культурного слоя. Как и на других участках, здесь могла произойти расчистка поверхности под строительство, а снятый грунт был распределен по сторонам от фундамента. Упомянутый слой мог быть связан с функционированием усадьбы подгоризонта Е3, ничтожные остатки которой открыты на раскопе VII6 (Рис. 11, 1, Е3). Оба объекта расположены на расстоянии 25-30 м один от другого (Рис. 5; 13, 17).

Таким образом, картина на всех упомянутых участках демонстрировала неоднозначность стратиграфии возле оборонительной стены Неаполя и позволяла предполагать существование усадебных структур на месте будущей крепости во второй четверти — середине II в. до н. э. С каждым из таких комплексов (Рис. 19, 1, а) связывались мусорные зольники, отмеченные содержанием родосских амфорных клейм 180-140-х гг. до н. э. (Рис. 19, 1, б).

Ситуация еще более прояснилась в 1999 г., после раскопок юго-западной части раскопа А (Рис. 7). Здесь была тщательно изучена стратиграфия у древнейшей стены, которая позволила реконструировать следующую последовательность событий.

Древнейшим объектом на раскопе А был зольник, центральная часть которого была перекрыта более поздним мавзолеем Скилура. Помимо прочих находок (в том числе клейм фабрикантов Аминты и Марсия), из него происходит обгоревшая ручка родосской амфоры с клеймом эпонима Кратида (ок. 187 г. до н. э.) самое раннее (по датировке Г. Финкельштейна) из родосских клейм, найденных на Неаполе.

В южную и северную полы этого зольника были впущены три полуземлянки (Рис. 7, Е3). Одна из этих землянок (№ 2) при сооружении древнейшей оборонительной стены была наполовину срезана, а ее уцелевший северный сегмент засыпан грунтом из разрушенной строительством части зольника. Сам же зольник было бы логично связать с соседней усадьбой, остатки которой были перекрыты (?) восточной башней у центральных ворот (Рис. 18, 5а).

Следующий слой, перекрывший заполнение котлована землянки и поверхность зольного холма, резко отличается от них по структуре и составу. Он очень плотный и содержит яркие признаки строительства — линзы и прослойки глины, щебня, каменной крошки — отеса. Таких признаков совершенно нет ни на материковой поверхности, ни в насыпи зольника. Поэтому логично предположить, что этот слой отмечает уровень строительства древнейшей стены и начальный этап ее функционирования.

Слой пожара 1 на этом участке был перекрыт во время последующего укрепления стены, когда с севера к ней пристроили «городской» пояс (Рис. 18, 8).

Таким образом, южная оборонительная стена была построена после образования небольших мусорных зольников подгоризонта Е3 и после того, как в одном из таких зольников были устроены полуземлянки. Наиболее вероятная датировка этого события — после 140 г. до н. э.

Горизонт C на всей территории Неаполя представлен выразительным культурным слоем с содержанием золы, который часто сопровождал комплексы построек. Его датировка I в. до н. э.— I в. н. э. подтверждается находками тех же групп археологического материала, что и на раскопе А-Б-В. Однако в целом по городищу он имеет более длительный срок накопления — около 150 лет. Помимо большого количества фрагментов керамики (амфоры, краснолаковая и лепная посуда) из этого слоя происходят и некоторые индивидуальные находки. Это стеклянные бусы [Алексеева 1975; 1978; 1982, 60, тип 27; 71, тип 149; 53, тип 341; 73, тип 171; 29, тип 1в], фрагмент железной фибулы, венчик стеклянной чаши «Rippenschale» [Кунина, Сорокина 1972, рис. 5, 11; Eggers 1951, Typen 182-183], фигурная подвеска из египетского фаянса в виде лежащего льва, бронзовые наконечники стрел (Рис. 17, С).

Детальная хронология горизонта С в настоящее время затруднена из-за широких датировок происходящего из него археологического материала. При современном состоянии исследований можно сделать наблюдения и выводы только по отдельным, наиболее информативным участкам.

Так, важные данные для датировки одного из пожаров получены при исследованиях северной части зольника № 3. В этом месте перегоревший строительный мусор непосредственно перекрывал слой горизонтов Е/D. В нем были обнаружены фрагменты примерно десяти светлоглиняных амфор с двуствольными ручками Оа-в (Рис. 99, 12), гончарные серолощеные кувшин и миска (Рис. 99, 8-10), краснолаковые чашки (Рис. 99, 6, 7, 11), лепная курильница с горизонтальными ребрами (Рис. 99, 2) и фрагмент гончарного алтарика.

Вероятно, этот слой пожара происходит из комплекса мегаронов З, К, Л, М (Рис. 97), расположенного в 15 м к востоку. В домах К, Л и М следы сильного пожара сохранились на самых ранних полах. В полу дома М была найдена монета Синопы 100-70 гг. до н. э (Рис. 17, 21) [Imhoof-Blumer 1912, 169-184]. Данная ситуация позволяет определить время этого пожара первой половиной — серединой I в. до н. э. Предложенная датировка не совпадает с новейшей хронологией светлоглиняных широкогорлых амфор [Внуков 1988, 56; 2003, 202], что потребует разрешения этого противоречия в ближайшем будущем.

В период образования слоя горизонта С произошел еще один пожар (5), который зафиксирован перед оборонительной стеной на раскопе VI (Рис. 5, 18). Это событие С. Г. Колтухов и другие исследователи датируют первым десятилетием I в. н. э. и связывают его с острой ситуацией в скифо-боспорских отношениях [Колтухов 1990, 178; 1999, 36; Пуздровский 2001].

Таким образом, в относительной хронологии горизонт С может быть разделен на более дробные подгоризонты:
Подгоризонт С4 — культурный слой, накопившийся до пожаров 3-4. Прослежен внутри и рядом с дворцовым мегароном Н, а также в комплексе мегаронов З, К, Л.

Подгоризонт С3 — слой пожаров 3-4, отмеченный на тех же объектах. Судя по стратиграфии, эти пожары произошли с минимальным временным разрывом. Поэтому выяснить, какой конкретно слой пожара (3 или 4) представлен в каждом случае, невозможно.

Подгоризонт С2 — культурный слой, сопровождающий мегароны З, К, Л (Рис. 97). Он накопился после пожаров 3-4. Вероятно, к этому же подгоризонту относится пожар 5.

Подгоризонт С1 — слой разрушения мегаронов З К, Л.

Горизонт В Неаполя скифского отличается определенным своеобразием. Как и на раскопе А-Б-В, в других местах для него характерен слой золистого гумуса небольшой мощности (Рис. 7; 13, В). В это же время образовались три больших зольника, из которых почти полностью раскопан зольник № 3 (Рис. 5, 19; 105), а также множество малых зольников, часто возникавших среди более ранних развалин. Из них наиболее интересен зольник-эсхара, расположенный у развалин мегарона Е (Рис. 12, I, 4; 105, 2). В нем найдены бронзовые статуэтки Диоскуров (Рис. 108) [Шульц 1969], золотая подвеска (Рис. 111, 4), костяные пиксиды, бронзовые фибулы (Рис. 111, 1, 3, 7) и детали шкатулок (Рис. 111, 3, 5, 10), различные бусы (Рис. 110, 2-8, 13-15; 17-18) [Алексеева 1975; 1978; 1982, 46, тип 82; 72, тип 165; 25, тип 44; 34, тип 16б], другие разнообразные предметы (Рис. 111, 9, 11, 12, 16, 17, 20), а также фрагменты различных стеклянных сосудов (Рис. 109-110). Вероятно, из этого же комплекса происходит золотой статер боспорского царя Римиталка 150/151 гг. н. э. [Анохин 1986, 110-111; Фролова 1997, 142-144; Зайцев 1990а] (Рис. 112, 1). Значительная часть упомянутых находок может быть датирована второй половиной I — серединой — третьей четвертью II вв. н. э.

Относительная стратиграфия и хронология горизонта В наиболее подробно прослежена во время раскопок зольника № 3 (Рис. 105).

Подгоризонт В3 — зольник, накопившийся непосредственно на развалинах мегаронов З, К, Л (Рис. 105, 6).

Через некоторое время он был снивелирован и перекрыт каменной вымосткой и стенами-оградами подгоризонта В2 (Рис. 105, 3, 4).

Подгоризонт В2. С этим подгоризонтом связано существование святилища из трех стел-менгиров [Высотская 2001] (Рис. 105, 5; 106). В этот же период насыпь зольника № 3 разрасталась в пределах кладки-ограды.

Подгоризонт В1. Дальнейшее увеличение насыпи зольника № 3, которая перекрыла объекты подгоризонта В2.

Для горизонта В характерно почти полное отсутствие фундаментальных построек. Предположительно с ним можно связывать только мегарон А на раскопе Д (Рис. 10). Датировка этого здания I-II вв. н. э. была предложена И. В. Яценко при анализе его фресковой росписи [Яценко 1960, 91], хотя она почти не подтверждается археологическим материалом и стратиграфией. Разногласия в датировке мегаронов А, Б и В на раскопе Д от II-I вв. до н. э. [Высотская 1979, 61-63] до I-III вв. н. э. [Яценко 1960, 91; Дашевская 1962, 194] вызваны малой информативностью связанного с ними культурного слоя. С одной стороны, эти здания построены практически на поверхности подгоризонта Е1. Этот факт мог бы говорить в пользу их принадлежности горизонтам D или С. С другой стороны, с этими мегаронами связан богатый комплекс находок времени гибели Неаполя (подгоризонт А1). Таким образом, надо или предполагать непрерывное существование этих зданий со II в. до н. э. по III в. н. э., или признать отсутствие здесь культурного слоя горизонтов С-D. Окончательное решение этой проблемы будет возможным после изучения всей полевой документации и новых раскопок.

Из других объектов горизонта В можно назвать большое количество примитивных хозяйственных ям, человеческие захоронения в специальных могилах (раскоп VIIe) (Рис. 120, II) и несколько погребений человеческих черепов в хозяйственных ямах.

Горизонт А. На всех участках представлен выразительным слоем темного золистого грунта, сопровождающего многочисленные строительные остатки плохой сохранности (Рис. 10, А; 11, А). Массовая категория датирующего материала из него — те же типы амфор и краснолаковой посуды, что и на раскопе А-Б-В. Из слоя этого горизонта также происходят бронзовая фибула (Рис. 17, 56), бронзовый перстень со стеклянной вставкой (Рис. 17, 60), бронзовая литая подвеска (Рис. 17, 57), бронзовая пряжка (Рис. 17, 55), бронзовый амулет-кольцо с выступами (Рис. 17, 63), бронзовый пирамидальный колокольчик (Рис. 17, 61) и некоторые типы бус (Рис. 17, 58, 59).

Особо следует выделить комплекс горизонта А из раскопа Д, происходящий из мегаронов А, Б, В. Помимо рядовых находок, из него известны серебряное блюдце с именем боспорской царицы Гипеперии [Яценко 1962] (Рис. 134), римские денарии Пертинакса, Траяна и Геты (Рис. 17, 62, 65, 66), а также набор необычной краснолаковой керамики [Раевский 1970] (Рис. 135).

Подгоризонт А1 можно выделить по наличию закрытых керамических комплексов и человеческих останков под завалами стен построек и в хозяйственных ямах. По сочетанию находок, горизонт А может быть датирован концом II — первой половиной III вв. н. э., а время разрушения городища определено не позднее второй четверти — середины III в. н. э.

Синхронизация городища и некрополей Неаполя скифского

Упорядоченная хронология культурных слоев и объектов Неаполя скифского (Рис. 16; 17) позволяет привести в соответствие с ними и материалы некрополей (Рис. 6).

До недавнего времени наиболее ранняя группа захоронений в катакомбах различных типов [Пуздровский 1994; 1999, 102] традиционно датировалась концом II-I вв. до н. э. Такая датировка определялась на основании находок веретенообразных унгвентариев [Сыманович 1983, табл. XIII, 1-3], лягиноса и других типов импортных сосудов [Сыманович 1983, табл. IV, 13], поясных крюков [Сыманович 1983, табл. XVII], гончарных мисок с горизонтальной ручкой [Сыманович 1983, табл. VII, 11, 12, 16], фибул среднелатенской конструкции [Амброз 1966, 12-13; Сыманович 1983, табл. XXV, 1-10], некоторых других предметов. Как видно на примере мавзолея Скилура и Южного дворца, все эти категории находок многократно представлены в слоях горизонтов D-Е и практически полностью отсутствуют среди вещей из горизонта С. Такой вывод подтверждается и новыми комплексами других некрополей [Дашевская 2001, 95].

На этом основании предполагается синхронизация ранней группы захоронений Восточного некрополя с горизонтами E-D городища [Зайцев 1995, 88; 1999, 137, 140]. Тогда может быть устранено традиционное противоречие между предполагаемым ранее временем основания городища (III в. до н. э.) и древнейшими погребениями некрополей (конец II-I вв. до н. э.) [Дашевская, 1991, 43]. При этом более осторожно следует привлекать I в. до н. э., так как надежно датированных закрытых комплексов этого времени в Северном Причерноморье немного [Сокольский 1976, 89-110], а для широкой датировки большинства предметов, бытовавших во второй половине II в. до н. э., часто нет достаточных оснований.

С горизонтами В и А могут быть синхронизированы захоронения в каменных вырубных склепах, грунтовых катакомбах и подбойных могилах, содержащие характерную краснолаковую керамику, фибулы, различные металлические украшения и т. д. [Сыманович 1963, рис. 3, 1-15, 18, табл. 1; 1983, 107-108] (Рис. 121-123; 138-139).

Захоронения, синхронные горизонту С, могут быть выделены, как занимающие промежуточное положение между комплексами E/D и B/A. Они менее выразительные по обряду, но имеют ряд характерных особенностей. Так, в I в. до н. э.— первой половине I в. н. э. заметно изменился состав инвентаря, количество катакомб уменьшилось, но в них стали хоронить больше умерших.

Более подробная характеристика некрополей горизонтов E-A представлена в соответствующих главах.

Единая модель хронологии и периодизации Неаполя скифского представлена на таблице 2.

Таблица 2. Хронология и периодизация Неаполя скифского

Таблица 2. Хронология и периодизация Неаполя скифского

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика