Ставиский Б.Я., Урманова М.Х. Городище Кулдор-тепе (работы 1955 г.)

К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №1)

Осенью 1955 г. Самаркандским музеем истории культуры и искусства УзССР совместно с Государственным Эрмитажем были проведены раскопки в Ургутском районе на городище Кулдор-тепе, которое представляется возможным рассматривать как остатки столицы согдийского княжества Маймург — города Босиде 1. Это городище (рис. 1) расположено в Задаргомской степи, возле кишлака Багрин, примерно в 35 км от Самарканда. Со всех сторон оно окружено крепостной стеной, дошедшей до нас в виде мощных валов, достигающих в высоту более 6 м. Общая длина крепостных стен превышала 1700 м, а ограниченная ими площадь равнялась примерно 17 га. В северо-восточном, юго-восточном и юго-западном углах городища расположены большие пониженные участки. В северо-западном углу довольно четко выделяется несколько крупных холмов. Центр городища занят сплошным возвышенным массивом с почти ровной поверхностью. На западном краю городища расположена цитадель, приподнятая над окружающей местностью примерно на 15 м. У подножья цитадели, внутри городища, близ его юго-западного угла, находилось озеро, снабжавшее город питьевой водой (сейчас озеро заросло камышом, а воды его орошают поля окрестных колхозов).

Рис. 1. План городища Кулдор-тепе. Глазомерная съемка Г. В. Григорьева. I — раскоп I; II — раскоп II; III — шурфы; IV — зачистка кладок южной стены.

Рис. 1. План городища Кулдор-тепе. Глазомерная съемка Г. В. Григорьева. I — раскоп I; II — раскоп II; III — шурфы; IV — зачистка кладок южной стены.

Подъемный керамический материал на территории городища был довольно обилен и разновременен. Самые ранние по времени находки (донца бокалов на ножке, венчики тонкостенных сосудов с темно-коричневым ангобом с полосчатым лощением) могут быть предположительно отнесены к началу нашей эры, а поздние обломки поливной и неполивной средневековой посуды — к XI—XII вв.

Следует отметить, что больше всего фрагментов средневековой посуды, а также обломков жженых кирпичей, относящихся, вероятно, к этому же времени, было встречено близ пониженного участка в северо-восточном углу городища, причем здесь же была найдена большая глыба спекшихся при обжиге кирпичей.

Раскопки на городище Кулдор-тепе в 1955 г. носили разведочный характер.

Основной раскоп 1955 г., раскоп I, площадью около 100 м2, был заложен в северо-восточной части центрального холма цитадели. Доведен этот раскоп в 1955 г. до глубины 5 м от поверхности холма. Сверху по всей площади раскопа (в слое толщиною 0,20—0,30 м) были вскрыты следы кострищ и найдено большое число обломков глиняной и стеклянной посуды IX—XII вв. Под этим поверхностным слоем удалось зачистить остатки четырех последовательно сменявших друг друга сооружений, которые условно сверху вниз получили обозначения как А, Б, В и Г (рис. 2).

kuldor-2

Стены верхнего из них, здания А, лежали непосредственно под поверхностным слоем. Сохранились они на высоту всего лишь 0,30 м. Стены сложены из пахсы и прямоугольного кирпича-сырца (размером 43 X 23 X X 8 см).

Сразу же под полом этого здания были открыты остатки следующей постройки, здания В, стены которого сохранились на высоту до 0,80 м. В 1955 г. открыта (на протяжении более 7 м) капитальная стена этого здания, сложенная из крупных, до 1 м шириной, пахсовых блоков прекрасной выделки. Под блоки в этой стене положен ряд сырцовых кирпичей (размером 50 X 25 X 8 см). При возведении здания А эта и другие стены постройки Б были преднамеренно срезаны, а помещения до уровня среза забиты глиной и строительным мусором.

Находки на полу здания А, в забивке помещений здания Б и на его полу относятся к одному культурному этапу, охватывающему примерно 100—150 лет, с конца первой половины VII до начала второй половины VIII в. Это прежде всего керамика: кружки с петлеобразной ручкой и широкогорлые сосуды с сильно отогнутым или усложненным венчиком (рис. 3, 1). Они находят ближайшие аналогии в керамике верхних слое»

Рис. 3. Керамика из раскопок Кулдор-тепе 1 — из зданий А и Б; 2 — из зданий В и Г

Рис. 3. Керамика из раскопок Кулдор-тепе 1 — из зданий А и Б; 2 — из зданий В и Г

Рис. 4. Раскоп 1. Участок канализационной линии.

Рис. 4. Раскоп 1. Участок канализационной линии.

Тали-Барзу и Пянджикента, а также городища Кафир-кала 2. Особо следует отметить два черепка от сосуда кафир-калинского типа со слюдяной посыпкой и оттиснутым изображением граната. Здесь же были найдены две бронзовые согдийские монеты VII—VIII вв., выпущенные по образцу китайских монет династии Тан, в том числе монета ихшида Тукаспадака (696—698 гг.) 3. Из других находок этого комплекса следует отметить небольшой изогнутый железный нож с заклепками для рукояти.

К иному культурному этапу относятся здания В и Г, остатки которых (нижние части стен и поверхность пола) лежат ниже сооружений А и Б; остатки здания В лежат непосредственно под полом здания Б, остатки здания Г — сразу же под полом здания В, причем и те и другие были забутованы при возведении вышележащих сооружений. Среди керамических находок, связанных с остатками построек В и Г, выделяются чашевидные кубки с поддоном и широкогорлые сосуды с прямым венчиком (рис. 3, 2). Аналогичная керамика происходит из четвертого слоя Тали- Барзу и из нижнего слоя древнего Лянджикента и датируется V—VI вв. 4.

Интересной находкой 1955 г. является линия канализационных гончарных труб (так называемых кубуров), открытая под полом здания В. Всего открыто четыре звена-кубура (рис. 4). Каждый из них имеет в длину до 1 м при ширине в верхней части 26 см, в нижней — 18 см.

Под полом здания Г начата зачистка еще одного, пятого сверху, сооружения. Однако исследование его только лишь началось, количество находок невелико, и судить о характере и датировке его можно будет лишь после проведения дополнительных раскопок. Пока же наиболее вероятным представляется отнесение этого здания к III—IV вв. н. э.

Второй раскоп 1955 г. был заложен на крепостной стене города, в северо-восточной части городища. Здесь, возле пониженного участка, валы крепостных стен имеют разрывы, достигающие в ширину 50—100 м. Около края одного из таких разрывов и был заложен раскоп II, который дал нам поперечный разрез крепостной городской стены (рис. 5). Сверху сте¬на оказалась сложенной из крупного квадратного кирпича-сырца (размером 44 X 44 X 15 см), характерного для времени, близкого к началу нашей эры 5. Всего сохранилось семь рядов кладки с широкими (до 10 см) боковыми швами, заполненными глиняной обмазкой. Ниже появились широкие сплошные пласты пахсы (высотою до 70 см), отделенные друг от друга тонкими прослойками сероватого песка. В стене при раскопках было обнаружено несколько ям разной величины с обломками глиняных и стеклянных сосудов IX—XII вв.

Рис. 5. Разрез крепостной стены городища (юго-восточная часть). 1 — дерн; 2 — сырцовая кладка; 3 — слой серой пахсы; 4 — слой желтоватой пахсы; S — песчаная прослойка; 6 — плотный, глиняный массив; 7 — рыхлая серая глина; 8 — плотная покатая поверхность; 9 — следы кострища с костями; 10 — плотный песчаный слой; х — места находок средневековой керамики и стекла

Рис. 5. Разрез крепостной стены городища (юго-восточная часть). 1 — дерн; 2 — сырцовая кладка; 3 — слой серой пахсы; 4 — слой желтоватой пахсы; S — песчаная прослойка; 6 — плотный, глиняный массив; 7 — рыхлая серая глина; 8 — плотная покатая поверхность; 9 — следы кострища с костями; 10 — плотный песчаный слой; х — места находок средневековой керамики и стекла

У основания разреза стены были заложены контрольные шурфы, обнаружившие под пахсовой кладкой слой песка толщиной более 1 м. Для того чтобы выяснить, не является ли песок материковой почвой, на восточном пониженном участке городища были заложены два шурфа, доведенные до глубины 1 м. В шурфах сразу же под перепаханным поверхностным слоем появился чистый материковый лёсс.

Таким образом, можно предположить, что песчаная подстилка под стенку была преднамеренной. Однако вопрос этот окончательно можно будет решить лишь после дальнейших раскопок.

Шурфы, заложенные на пониженном участке в юго-восточном углу городища, показали также, что понижения такого рода на территории Кулдор-тепе соответствуют каким-то крупным незастроенным участкам, возможно, базарным или иным площадям.

Работы на городище Кулдор-тепе в 1955 г., несмотря на их рекогносцировочный характер, дали в общем интересный вещественный материал, разграниченный по отдельным слоям и периодам, и позволили осветить некоторые вопросы истории городища.

Подъемный материал и данные, полученные в ходе раскопок, позволяют говорить, что крупное поселение городского типа возникло на территории Кулдор-тепе не позднее первых веков нашей эры. Оно возникло возле озера с подземными источниками, которое сразу же было взято под охрану городских крепостных стен. Тогда же над озером была воздвигнута цитадель, возвышавшаяся, по-видимому, уже в III—IV вв. более чем на 10 м над всей округой. В VIII в. жизнь в монументальном здании центрального холма цитадели прекратилась, а крепостные стены города пришли в упадок. В IX—XII вв. жизнь на городище продолжалась, но поселение этого времени не было уже значительным населенным пунктом и вряд ли играло видную роль в жизни всего района. Крепостные же стены Кулдор-тепе в это время потеряли уже свое значение, а их валы местами были изрыты.

К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №1)

Notes:

  1. Городище Кулдор-тепе в предвоенные годы было обследовано Г. В. Григорьевым, и И. А. Сухаревым, а в 1953 г.— В. И. Сарианиди. Весной 1954 г. В. И. Сарианидн впервые провел здесь небольшие раскопки.
  2. См. Г. В. Григорьев. Городище Тали-Барзу. ТОВЭ, т. II. 1940. стр. 96—98, рис. 6ж; А. И. Тереножкин. Согд и Чач. КСИИМК, вып. XXXIII, 1950, стр. 154, рис. 69, X; е г о же. Раскопки в кухендизе Лянджикента. МИА, № 15, 1950, стр. 91—92, табл. 41; И. Б. Бентович. Керамика Лянджикента. МИА, № 37, 1953, стр. 138, табл. IX—X. Большое число аналогичных сосудов, происходящих из Тали-Барзу и Кафир калы, хранится в Среднеазиатском отделении Эрмитажа и в Самаркандском музее.
  3. Определение О. И. Смирновой.
  4. А. И. Тереножкин. Согд и Чач, стр. 161; ср Г. В. Григорьев. Ук. соч., стр. 95, рис. 6(9. См. также материалы из Тали-Барзу и из раскопок Лянджикента 1955 г. (объект XII).
  5. Ср. С. К. Кабанов. Археологические данные по истории Нахшеба в III—V ве¬ках. ВДИ, 1956, № 2, стр. 164; С. П. Толстой. Древний Хорезм. М., 1948, стр. 90; В. Д. Жуков. Кирпич из развалин Старого Термеза. Тр. ТАКЭ, т. I, 1940, стр. 208. Кладки из такого кирпича-сыоца были обнаружены также при небольшой зачистке южной стены городища.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1994 Умер Альфред Хасанович Халиков — советский и российский историк и археолог, автор многочисленных трудов по истории татарского народа.
  • 2007 Умер Леонид Романович Кызласов — советский и российский археолог-востоковед, специалист по истории и этнографии Сибири, Средней и Центральной Азии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика