Срубная культура на Волге и Среднем Дону

За первые 20 лет после Великой Октябрьской революции накопилось некоторое количество новых данных о степной срубной культуре, по правильному определению В. А. Городцова, сменившей в Приазовье катакомбную. За это время прежде всего было установлено, что срубная культура появилась около середины II тысячелетия до н. э., вероятно, в XVI — XV вв. до н. э. в степях и лесостепях Среднего и Нижнего Поволжья, где она развилась из полтавкинской культуры, одновременной с катакомбной культурой Приазовья и Манычского Предкавказья, или, как считают некоторые исследователи, из полтавкинской ступени срубной культуры 1. Затем было установлено, что срубная культура распадается на два периода (рис. 74).

Рис. 74. Памятники культур предскифского времени на юге Европейской части СССР: 1 — высоцкая культура, 2 — культура ноа, 3 — культуры фракийского гальштата, 4 — белогрудовско-чернолесская культура, 5 — бондарихинская культура, 6 — срубная культура; 1 — Луговское, 2 — Высоцкое, 3 — Красненское, 4 — Злочев, 5 — Почапы, 6 — Перемышль, 7 — Крылос, 8 — Грушка, 9 — Олешев, 10 — Городница, 11 —Голиграды, 12 — Михалково, 13 — Новоселка Костюковская, 14 — Залещики, 15 — Магала, 16 — Валя Русулуй, 17 — Гиндешты, 18 — Шолданешты, 19 — Кишинев, 20 — Ленковцы, 21 — Яруга, 22 — Лука Врублевецкая, 23 — Мервинцы, 24 — Белый Камень, 25 — Антонины, 26 — Сандраки, 27 — Собковка, 28 — Краснополка, 29 — Белогрудовский лес, 30 — Подгорцы, 31 — Залевки, 32 — Гуляй-Городок, 33 — Носачево, 34 — Оситняжка, 35 — Субботово, 36 — Калантаевка, 37 — Тясминское, 38 — Андрусовка, 39 — Черный лес, 40— Московское, 41 — Бутенки, 42 — Хухра, 43 — Ницаха, 44 — Малые Будки, 45 — Студенки, 46 — Бондариха, 47 — Оскол, 48 — Мачуха, 49 — Кирьяковка, 50 — Мерефа, 51 — Черногоровка. 52 — Каменка, 53 — Большая Камышеваха, 54 — Красный маяк, 55 — Сабатиновка, 56 — Усатово, 57 — Анатольевка, 58 — Пересадовка, 59 — Широкое, 60 — Кардашинка, 61 — Солонец, 62 — Змеевка, 63 — Кут, 64 — Никополь, 65 — Федоровка, 66 — Лукьяновка, 67 — Каиры, 68 — Большая Лепетиха, 69 — Бабино, Нижний Рогачик, Первомаевка, 70 — Ушкалка, 71 — Белозерский лиман, 72 — Малая Цимбалка, 73 — Кара-Тобе, 74 — Зольное, 75 — Челки, 76 — Кировское, 77 — Ново-филипповка, Аккермень, 78 — Шевченко, 79 — Преслав, 80 — Обиточная, 81 — Луначарское, 82 — Гусельщиков, 83 — Елисаветовская, 84 — Кобяково, 85 — Новочеркасск, 86 — Веселый, 87 — Чернышевская, 88 —Ляпичев, 89 — Жирноклеево, 90 — Семидворки, 91 — Воронежская ГЭС, 92 — Мокшан, 93 — Зимница, 94 — Надеждино-Куракино, 95 — Мало-Окулово, 96 — Калиновка, 97 — Быково, 98 — Бережновка, 99—Черебаево, 100 — Норки, 101 — Покровск, 102 — Сосновая Маза, 103 — Ивановка, 104 — Успенское, 105 — Егорьевское, 106— Грачевский сад, 107—Кинель, 108 — Моечное озеро, 109 — Комаровка, 110 — Хрящевка, 111 — Ягодное, 112—Сусканы, 113 —Кайбелы, 114—Тургеньевское

Рис. 74. Памятники культур предскифского времени на юге Европейской части СССР: 1 — высоцкая культура, 2 — культура ноа, 3 — культуры фракийского гальштата, 4 — белогрудовско-чернолесская культура, 5 — бондарихинская культура, 6 — срубная культура; 1 — Луговское, 2 — Высоцкое, 3 — Красненское, 4 — Злочев, 5 — Почапы, 6 — Перемышль, 7 — Крылос, 8 — Грушка, 9 — Олешев, 10 — Городница, 11 —Голиграды, 12 — Михалково, 13 — Новоселка Костюковская, 14 — Залещики, 15 — Магала, 16 — Валя Русулуй, 17 — Гиндешты, 18 — Шолданешты, 19 — Кишинев, 20 — Ленковцы, 21 — Яруга, 22 — Лука Врублевецкая, 23 — Мервинцы, 24 — Белый Камень, 25 — Антонины, 26 — Сандраки, 27 — Собковка, 28 — Краснополка, 29 — Белогрудовский лес, 30 — Подгорцы, 31 — Залевки, 32 — Гуляй-Городок, 33 — Носачево, 34 — Оситняжка, 35 — Субботово, 36 — Калантаевка, 37 — Тясминское, 38 — Андрусовка, 39 — Черный лес, 40— Московское, 41 — Бутенки, 42 — Хухра, 43 — Ницаха, 44 — Малые Будки, 45 — Студенки, 46 — Бондариха, 47 — Оскол, 48 — Мачуха, 49 — Кирьяковка, 50 — Мерефа, 51 — Черногоровка. 52 — Каменка, 53 — Большая Камышеваха, 54 — Красный маяк, 55 — Сабатиновка, 56 — Усатово, 57 — Анатольевка, 58 — Пересадовка, 59 — Широкое, 60 — Кардашинка, 61 — Солонец, 62 — Змеевка, 63 — Кут, 64 — Никополь, 65 — Федоровка, 66 — Лукьяновка, 67 — Каиры, 68 — Большая Лепетиха, 69 — Бабино, Нижний Рогачик, Первомаевка, 70 — Ушкалка, 71 — Белозерский лиман, 72 — Малая Цимбалка, 73 — Кара-Тобе, 74 — Зольное, 75 — Челки, 76 — Кировское, 77 — Ново-филипповка, Аккермень, 78 — Шевченко, 79 — Преслав, 80 — Обиточная, 81 — Луначарское, 82 — Гусельщиков, 83 — Елисаветовская, 84 — Кобяково, 85 — Новочеркасск, 86 — Веселый, 87 — Чернышевская, 88 —Ляпичев, 89 — Жирноклеево, 90 — Семидворки, 91 — Воронежская ГЭС, 92 — Мокшан, 93 — Зимница, 94 — Надеждино-Куракино, 95 — Мало-Окулово, 96 — Калиновка, 97 — Быково, 98 — Бережновка, 99—Черебаево, 100 — Норки, 101 — Покровск, 102 — Сосновая Маза, 103 — Ивановка, 104 — Успенское, 105 — Егорьевское, 106— Грачевский сад, 107—Кинель, 108 — Моечное озеро, 109 — Комаровка, 110 — Хрящевка, 111 — Ягодное, 112—Сусканы, 113 —Кайбелы, 114—Тургеньевское

Первый период (XVI — XIII вв. до н. э.) отличается поселениями, в которых острореберные горшки сосуществуют с баночными, причем последние преобладают. В орнаменте керамики господствуют геометрические узоры, выполнявшиеся простыми и гребенчатыми штампами, веревочкой и нарезными линиями. В верхней части баночных сосудов нанесен палочкой ряд овальных, треугольных или круглых ямок, а также зигзаги и опрокинутые треугольники, состоящие из ямок или резные. Поселения с такой керамикой есть в Куйбышевской и Саратовской областях (например, у с. Егорьевское, у ст. Кинель, у с. Успенское близ Пугачева и др.), в Оренбургской области (например, у с. Державино и др.), в Пензенской области (Надеждино-Куракино у г. Сердобска, на р. Зимница у с. Мокшан), в Воронежской области (Воронежская ГЭС). Они не укреплены. Жилища имеют вид обширных прямоугольных землянок. Состав стада полный: коровы, лошади, свиньи, мелкий рогатый скот (селища Зимница I и II Пензенской области, селище Успенское у Пугачева). Количественный состав стада по Зимнице І: корова — 47,6%, лошадь — 26,7, свиньи — 19,4, мелкий рогатый скот — 6,3%.

Рис. 75. Керамика первого периода срубной культуры из курганов у с. Кайбелы: 1,2 — баночные сосуды, 3, 4, 5 — острореберные сосуды

Рис. 75. Керамика первого периода срубной культуры из курганов у с. Кайбелы: 1,2 — баночные сосуды, 3, 4, 5 — острореберные сосуды

Рис. 76. Бронзовое оружие первого периода Срубной культуры: 1,2 — наконечники копий, 3 — кинжал

Рис. 76. Бронзовое оружие первого периода Срубной культуры: 1,2 — наконечники копий, 3 — кинжал

Курганы с ранней керамикой и бронзой заключали в себе погребения в срубах в один-два венца в ямах, обычно основных (с. Кайбелы, Мелекесского района, Куйбышевской области; Покровская группа за Волгой, против Саратова и др.). Встречаются захоронения в ямах, облицованных деревом, с плоской крышей на столбах (особенно характерны для Покровской группы), в ямах под двускатной крышей из бревен или бересты (с. Кайбелы) или в простых перекрытых деревом могилах. Курганы сооружали для погребений срубной культуры специально. Есть одиночные погребения под курганом, встречается и по нескольку впускных могил. Костяк лежит скорченно на правом или левом боку, головой на север, но чаще всего на северо-восток или северо-запад. Иногда бывает и южная ориентация с теми же отклонениями (Покровская группа и с. Кайбелы). Западная и восточная ориентировки, если и есть, то только в конце первого периода. В погребениях постоянно встречается баночная посуда. В более торжественных захоронениях чаще находится острореберная керамика (рис. 75). Погребения с оружием не очень обычны, а с конями и сбруей и того реже. Это, вероятно, захоронения вождей. Применение красной краски для посыпания умершего встречается только спорадически. Бронзовых предметов этого периода в погребениях известно немного (рис. 76). Это прежде всего плоский литой нож, или кинжал с рукояткой, имеющей иногда раскованное кругловатое или угольчатое перекрестие; листовидные копья с цельнолитой втулкой и с ребром посередине пера, иногда с «вильчатым» основанием этого ребра и ушком на втулке (вся эта комбинация из ребрышек и получила название «вильчатого» стержня).

Довольно часто встречаются бронзовые шилья с насадом и без насада, уплощенные клиновидные тесла с округленным рабочим концом. В единичных случаях есть вислообушные топоры (с. Колтубанка, Бузулукского района, Оренбургской области), восходящие еще к прикубанским прототипам XVI — XV вв. до н. э. 2. Наконец, сюда же относятся единичные долота с раскованной и затем согнутой в щелястую трубку втулкой. Есть каменные привязные молоты и сверленые боевые топоры. Кремневые и кварцитовые наконечники стрел обычно плоски и имеют арочно-стрельчатую по контурам головку со срезанным прямо или слабовыемчатым низом, иногда же встречаются наконечники с коротким черешком. Вся поверхность таких наконечников покрыта тщательной ретушью. Из кости вырабатывали немногое. Это — плоские или с ромбическим сечением черешковые наконечники стрел, головка которых ромбовидная или с шипами. Замечательны трехгранные, отлично сделанные наконечники стрел со скрытой втулкой, прототипы будущих «скифских» бронзовых наконечников.

Еще в этом периоде в Поволжье осваивался или стал заметнее по археологическим материалам упряжной и верховой конь. Известны псалии из трубчатой, расколотой пополам кости для мягких ременных удил и круглые костяные же распределительные бляхи для узды (рис. 77). По вполне обоснованным данным, К. Ф. Смирнов датировал такие уздечные наборы XV — XII вв. до н. э., то есть как раз первым периодом срубной культуры. Наиболее интересно захоронение в 5-м Комаровском кургане, в Шигонском районе, Куйбышевской области, где такая же узда была на голове коня, а при покойнике находился бронзовый нож-кинжал с перекрестием 3.

Рис. 77. Костяные псалии (1) и бляха (2) от конской сбруи первого периода Срубной культуры (по К. Ф. Смирнову); реконструкция (3) сбруи первого периода Срубной Культуры

Рис. 77. Костяные псалии (1) и бляха (2) от конской сбруи первого периода Срубной культуры (по К. Ф. Смирнову); реконструкция (3) сбруи первого периода Срубной Культуры

Украшения раннего периода малочисленны и для рассматриваемой темы значения не имеют. На них мы останавливаться не будем.

Вне пределов Нижнего и Среднего Поволжья, но в бассейне той же великой реки поселения и курганы первого периода срубной культуры находятся вокруг Пензы. На Дону они есть в самом Воронеже и ниже его в Костенках (дер. Семидворки). Они могли здесь быть и исконными, а могли появиться и в результате первых передвижений племен ранней срубной культуры с территории Поволжья. Последнее тем более возможно, что в обеих указанных областях нет находок полтавкинской культуры. Экспансия срубной культуры в лесные области, вероятно, со Средней Волги началась еще в первом периоде. Горшки, по большей части острореберные, лишенные обычных признаков второго периода срубной культуры, найдены в Старшем Волосовском могильнике под Муромом и в районе того же города в Малоокуловских курганах (в их керамике есть еще традиции полтавкинской ступени). Влияние срубной культуры прослежено в ранней приказанской и абашевской культурах.

Рис. 78. Сосуды второго периода Срубной культуры из Ивановки

Рис. 78. Сосуды второго периода Срубной культуры из Ивановки

Итак, столь рано началось движение срубных племен на север в леса рязанского и муромского течений Оки и в сторону казанского течения Волги 4. Начавшись в это раннее время, передвижение племен срубной культуры продолжается и во втором периоде, приняв новые, более широкие размеры и иное географическое направление. С другой стороны, на территорию самой срубной культуры проникают влияния, а может быть, и сами племена соседней западноказахстанской андроновской культуры. В могильниках Саратовского Заволжья встречены андроновских типов горшки, отдельные украшения, доходящие до Воронежской области, отдельные случаи трупосожжений и, наконец, у погребенных — черты сходства с населением андроновской культуры. В основе первого Сусканского поселения срубной культуры в Самарской Луке лежало выдвинувшееся далеко на запад андроновское селище. Таким образом, на северной и северо-западной границах племена срубной культуры находились в движении и соприкасались с лесными племенами, на востоке, они граничили с андроновскими племенами по р. Урал, а к югу от Волгограда — с носителями одного из вариантов катакомбной культуры.

Второй период срубной культуры (XII—VII вв. до н. э.), который называют то хвалынским, то позднесрубным, выделяется по новому приему украшения посуды: под бортиком наиболее обычных баночных сосудов и более редких острореберных, а также вновь появившихся «округлоплечих», по выражению В. А. Городцова, располагаются один, редко больше опоясывающие каленные валики. Эти валики бывают и на плечике, особенно довольно раздутых округлоплечих сосудов. Валики делались гладкими или расчлененными прямыми и косыми насечками и косыми крестами. Орнамент наносили гладким и гребенчатым штампом. У сосудов с валиком на плечике валик иногда прерывается и образует спускающиеся под прямым или косым углом или округленно один или два небольших усика. Такая посуда развивалась во втором периоде в том же Поволжье. Старые, сложные геометрические узоры не исчезают. Появляется несколько новых форм сосудов. Нигде, однако, на селищах орнаментированная валиками посуда не господствует, составляя всегда чуть менее половины всей керамики. Такая посуда встречается в нескольких неукрепленных поселениях (с. Ивановка близ Хвалынска, Тургеньевское селище Куйбышевской области, Грачевский сад в Куйбышеве, хутор Ляпичев в низовьях Дона и др.) 5 (рис. 78).

Во втором периоде в северных пределах культуры появляются первые городища с очень примитивными укреплениями. Характерной чертой этих поселений являются обширные прямоугольные жилища — землянки. Очень интересно первое Сусканское поселение на речке Сускан в 8 км от впадения в Волгу у с. Хрящевка Ставропольского района Куйбышевской области 6. Оно укреплено неглубоким рвом и низким валом с остатками частокола. Здесь открыты два жилища-землянки размерами 24X14X1,5 м и 12Х X10X1,30 м. Двускатная крыша покоилась на двух продольных рядах столбов и была сделана из дерна на деревянном, может быть, плетневом каркасе. В обоих жилищах было по нескольку углубленных и смазанных по стенкам глиной очагов, а также по очень глубокой, слегка сужающейся книзу яме-погребу глубиной 3,9 м и 4,05 м. В этих ямах хранились части туш коров и свиней, продукты в сосудах, оставшиеся к моменту раскопок на месте из-за обвалов стенок ям. Продукты опускали в яму и извлекали из нее на лыковых веревках, остатки которых сохранились. На этом поселении много следов быта и производственной жизни коллектива. Из кости делали однотипные черешковые гарпуны, трапециевидные лопатки с острым лезвием для очистки рыбы от чешуи; из нижних челюстей коров делали струги для обработки кожи. Очень оригинален псалий из рога. Встречаются и каменные орудия: трапециевидные и остроугольные мотыги для обработки земли, песты и терочники, ножевидные пластинки, стрельчато-арочные, срезанные снизу наконечники стрел. Был найден листовидный бронзовый наконечник стрелы с обрезной и широкой на всем протяжении втулкой.

Рис. 79. Первое Сусканское поселение: 1 - роговой псалий, 2 — кремневый наконечник стрелы, 3 — бронзовый наконечник стрелы, 4, 5, 6, 7,8 — сосуды, 9 — реконструкция жилища (по Н. Я Мерперту)

Рис. 79. Первое Сусканское поселение: 1 — роговой псалий, 2 — кремневый наконечник стрелы, 3 — бронзовый наконечник стрелы, 4, 5, 6, 7,8 — сосуды, 9 — реконструкция жилища (по Н. Я Мерперту)

Керамика более всего представлена баночными, а затем округлоплечими сосудами.

Острореберных сосудов почти нет. Haлепные валики располагаются под самым или почти под самым бортиком. Их еще очень мало. По ряду убедительных сопоставлений Н. Я. Мерперт считает это поселение одним из ранних во втором периоде срубной культуры (рис. 79).

Основными видами хозяйства на этом поселении были земледелие (найдены каменные мотыги и терочники к зернотеркам) и скотоводство. Известны все породы скота. В небольших размерах жители поселения занимались рыболовством: найдены глиняные грузики к сетям, гарпуны, кости щуки.

Более поздним поселением второго периода срубной культуры Н. Я. Мерперт считает поселение у с. Кайбелы, которое находилось на мысу. На нем встречена посуда и баночной формы, и с округлыми плечиками. Встречаются налепные валики под бортиком и по округлому плечику, иногда с низбегающими усами. Обычны косые насечки, круглые ямки, нанесенные по шейке сосудов. Сложные геометрические узоры редки. В целом этот период охватывает, по Н. Я. Мерперту, время с XII по VIII — VII вв. до н. э. 7.

Ближе к югу и к границам Саратовской области А. Е. Алиховой раскопано Комаровское поселение у Моечного озера 8. На этом поселении по ямкам от столбов определяются следы какого-то наземного жилища. Как видно по находкам костяного псалия I типа, по классификации К. Ф. Смирнова 9, и бронзового ножа катакомбного типа, начало поселения восходит еще к первому периоду срубной культуры. Керамика относится ко времени главным образом первого Сусканского и отчасти Кайбелского и Ивановского поселений. На этом селище есть бронза: плоское тесло-клин, пробойник, втульчатый большой крюк и два бронзовых ножа — катакомбного и срубного типов. Очень интересны костяные вещи: двусторонний четырехшипный гарпун, коническое и цилиндрическое пряслица, струги из челюстей. Конец поселения можно усматривать уже где-то около IX в. до н. э.

Очень существен состав стада: из 366 особей 34,9% составили коровы, 15,9% — лошади, 33,6% — мелкий рогатый скот, 15,6% — свиньи. Оседлый характер хозяйства очевиден.

С округлоплечей керамикой, украшенной налепным валиком с усами как под бортиком, так и на плечике, мы встречаемся на селищах типа Ивановки близ Хвалынска, где, кстати сказать, были обнаружены остатки землянки. От этого поселения вначале вся срубная культура Поволжья была названа хвалынской, затем это название сохранилось лишь за поздним периодом ее существования.

Сравнительно хорошо разработана хронология обстоятельно раскопанных поселений куйбышевской территориальной группы. Менее она изучена для саратовской группы поселений и к тому же базируется на материалах старых раскопок. Та же картина наблюдается и по отношению к курганам. В результате раскопок Куйбышевской экспедиции 1950 — 1955 гг. наметилась хронологическая классификация курганов и погребений этого района 10. Круглые или продолговатые в плане курганные насыпи, соответствующие позднему времени существования первого Сусканского поселения, иногда образуют цепи. Погребения составляют под насыпью то один, то два концентрических круга. Центральные ямы округлы, имеют деревянные перекрытия и обкладку стен. В них нередки коллективные и вторичные захоронения. Остальные могильные ямы обычно четырехугольной формы. У большинства ям перекрытия не прослежены. Некоторые имеют накатник или легкие перекрытия из жердей. Здесь распространены неглубокие впускные погребения, так что большинство из них не достигает погребенной почвы и материка. Костяки лежат в сильно скорченном положении, чаще всего на левом боку, головой на север, северо-восток и северо-запад. Бывают расчлененные погребения. Среди погребений встречаются интересные мужские захоронения. Например, в кургане № 10 у Хрящевки погребение № 7 было в большой, близкой к квадрату (2,25X2,05 м) яме глубиной 2 м от древнего горизонта. Перекрытие состояло из бревен, опиравшихся на 7 столбов, и, по-видимому, имело вид двускатной крыши. На подстилке из бересты лежал скорченно на левом боку головой на северо-запад крупный мужчина. Его сопровождали богато орнаментированные большие глиняные сосуды. По Н. Я· Мерперту, такие мужские погребения, выделенныецией и общей обстановкой среди простых ям, типичны для этого времени в куйбышевском Заволжье. Подобные курганы появились на рубеже II и I тысячелетий до н. э. В начале I тысячелетия до н. э. на севере этой территории прослеживаются значительные изменения в обрядах и сооружениях: курганы становятся низкими и плоскими, могильные ямы упрощаются, инвентари скромны. Типичными являются овальные насыпи одной из курган ных групп у с. Кайбелы. Здесь были исследованы две огромные по площади овальные насыпи. Под одной из них площадью 45X22 м и высотой 0,60 м 102 погребения располагались в несколько длинных продольных рядов. Могилы прорезали лишь почвенный слой и не имели никаких деревянных сооружений, кроме одной, обложенной и перекрытой легкими жердями. Покойники лежали в очень скорченной позе, чаще всего на левом боку, головой на север и юг с отклонениями на северо-запад и северо-восток, юго-запад и юго-восток. Каждая яма была сначала покрыта особым холмиком, а затем все это было превращено в одну сплошную насыпь — могильник. Первое прямо может считаться заимствованным от абашевских погребальных сооружений, второе — прийти и оттуда, и от похоронных обычаев племен андроновской культуры. Эти сооружения относятся к началу I тысячелетия до н. э. Могильный инвентарь состоит из сосудов.

В эпоху первого Сусканского поселения, хотя в быту продолжали господствовать баночные горшки, покойникам ставили и архаичные острореберные сосуды и округлоплечие, те и другие с богатыми узорами. В эпоху длинных кайбелских курганов это по преимуществу баночные сосуды, гладкие и с простым орнаментом, а также единичные округ-лоплечие. Сосуды с валиками в могилы не ставили. Архаизирующие сравнительно с бытовой обстановкой острореберные сосуды в погребениях очевидны здесь и для второй эпохи.

На юге Куйбышевской области, по обоим берегам саратовского Поволжья и далее, вплоть до Волгограда, традиции курганного обряда сохранялись на протяжении всего времени существования срубной культуры второго периода 11. Курганы, как и прежде, насыпали обычно для основного погребения этого же периода. Сохранялись и срубы, и перекрытия на столбах, но чаще всего встречаются могилы с простыми перекрытиями. В окрестностях Волгограда появляются впускные погребения в курганах с основными катакомбными могилами. Но обычно встречается несколько впускных погребений в курганы с основным мужским захоронением срубной же культуры.

Большинство погребенных положено скорченно на левый бок, головой на север, северо-восток и север-северо-восток, то есть северная ориентировка является господствующей. Лишь иногда наблюдается восточная или западная ориентировка, еще реже южная. К концу культуры широтное положение как будто начинает преобладать. Иногда пол могилы посыпали мелом. Очень редко в виде небольших комочков положена красная краска, в частности реальгар, ставший обычнее в савроматское и скифское время. Как отражение значительной роли скотоводства в могилах представлены кости барана, коровы и лошади. Для основных погребений иногда сооружались деревянные перекрытия на столбах. Под насыпями прослежены остатки костров. Все это со временем вошло в савроматские погребальные обычаи.

Такие погребальные обычаи изучены во многих курганных группах. Они встречены в предполагаемых позднейших захоронениях Покровской группы у Саратова, в захоронениях, рассеянных по разным курганным группам саратовского Заволжья, в ряде курганов под Уральском 12. В многочисленных курганных группах к северу от Волгограда вскрыто более 200 погребений. Но беда для археологов — длительность сохранения чистосрубных традиций и сознательная архаизация инвентарей. Здесь хотя и редко, долго попадаются в инвентарях кроме сосудов архаические бронзовые ножи, кремневые подтреугольной формы и костяные наконечники стрел.

Костяные стрелы представлены трехгранными наконечниками в Покровской группе курганов. Очень интересны наконечники цилиндрической формы из с. Черебаево. На противоположном конце их древков сохранились костяные упорцы, накладывавшиеся на тетиву лука. Наконечники стрельчато-арочной формы, с выемкой внизу и узкоромбическим сечением происходят из Корок (рис.80).

К. Ф. Смирнов указывает, что большинство погребений в насыпях — позднейшие, и к ним следует относить могилы с восточной и изредка западной ориентировками покойников, лежащих в скорченном положении (например, некоторые курганы в группах у с. Пролейки, в Норках, у хутора Зесльман, у с. Бережновка, у с. Быково под Волгоградом и в ряде других групп). Есть погребения, где, подобно ранним куйбышевским поселениям и курганам, сочетаются острореберные и округлоплечие горшки; есть и такие погребения, в которых найдены округлоплечие, но преобладают баночные сосуды. Эти погребения, как и редкие случаи постановки в могилу сосуда с усатым валиком на плечиках, вероятно, следует отнести ко второй половине позднесрубного периода, ко времени поселения у с. Ивановка. Наконец, в кургане № 6 у д. Жирноклеево близ Волгограда были найдены роговые псалии V типа, по К. Ф. Смирнову, с тремя отверстиями в одной плоскости. Такие псалии с утолщениями около отверстия, как мы увидим ниже, послужили прототипом бронзовым псалиям VIII в. до н. э., а может быть, и VII в. до н. э. и, следовательно, могут относиться к IX—VII вв. до н. э., к последнему этапу второго периода срубной культуры в Нижнем Поволжье. До сих пор в Поволжье в хорошо зафиксированных погребальных комплексах еще не встречены бронзовые удила и псалии, характерные для VIII — VII вв. до н. э., какие есть на Украине и в Закавказье: их находка сыграла бы особую роль в уточнении хронологического рубежа между памятниками поздней срубной и самой ранней савроматской культуры 13.

Рис. 80. Костяные наконечники стрел Срубной культуры из Заволжья: 1 — трехгранный, 2, 3 — цилиндрические, 4 — костяной упорец древка

Рис. 80. Костяные наконечники стрел Срубной культуры из Заволжья: 1 — трехгранный, 2, 3 — цилиндрические, 4 — костяной упорец древка

Для позднего периода срубной культуры в Поволжье известно очень мало бронзовых изделий в могилах 14. Это — плоские ножи с перекрестием старых типов, обнаруженные на Алексеевском селище андроновской культуры; бронзовые «киммерийские» ножи с упорцем для деревянной рукоятки отсутствуют в таких погребениях начисто. Нет их и в случайных находках. Но на Кавказе, в Приазовье и на Днепре они представлены, впрочем, тоже не в погребениях. Это следует, может быть, объяснить дороговизной бронзы и потому отсутствием обычая класть бронзовые изделия с покойниками.

Рис. 81. Вещи из клада у Сосновой мазы: 1 — кинжалы, 2, 3 — кельты, 4 — косарь, 5 — долото

Рис. 81. Вещи из клада у Сосновой мазы: 1 — кинжалы, 2, 3 — кельты, 4 — косарь, 5 — долото

К позднему периоду срубной культуры относится клад из-под с. Сосновая Маза бывшего Хвалынского уезда. Он весил 24 кг и содержал 55 «серпов», а вернее, по определению В. В. Гольмстен, — косарей для вырубки кустов. Они имеют прямое лезвие, дуговидную спинку и отверстие для прикрепления рукояти. В клад также входили 5 кинжалов с грибовидным навершием, с оригинальной прорезной рукоятью, перекрестие которой с загнутыми концами находит на клинок листовидной формы. Происходящее из клада долото имеет цельнолитую втулку; два одноушковых кельта близки к «киммерийским» (рис. 81). Слиток меди этого клада содержал 91,1% меди и 8,3% железа. Близкие данные были получены для серпа-секача, его состав — 96,5% меди и 3,5% железа 15. Время клада определяется приблизительно. Во-первых, по находке литейной формы для «серпа» на одном из селищ хвалынского времени срубной культуры под Куйбышевом. Во-вторых, по наличию сходных кинжалов и долот в Красномаяцком кладе литейных форм на Днестровском лимане, датируемом от XII до VIII в. до н. э. 16. Кроме кельтов из Сосновой Мазы известен кельт чисто «киммерийского» типа с двумя ушками из случайной находки в Саратовской области. Несколько крюкастых серпов было найдено в границах срубной культуры в бывшем Бузулукском уезде и где-то около г. Энгельса. Все это датируется очень общо, главным образом по аналогиям с соседними, хорошо датированными А. А. Иессеном комплексами Северного Кавказа, то есть где-то в пределах от конца II тысячелетия до VIII — VII вв. до н. э. Примером высокого развития медно-бронзовой металлургии служит склепанный из полос меди котел на поддоне (рис. 82) из числа «киммерийских» (Куйбышевский музей). Это и прототип котлов скифо-сарматской эпохи, и в то же время он сходен с поздними срубными сосудами из глины в Приазовье, а также с одной группой прямо подражающих ему по форме и орнаменту савроматских сосудов. Он не может быть ранее VIII—VII вв. до н. э.

Рис. 82. Киммерийский, клёпаный котел Куйбышевского музея.

Рис. 82. Киммерийский, клёпаный котел Куйбышевского музея.

Железных орудий в погребениях позднейшей срубной культуры нет. Это не случайно. То же мы обнаружим и в срубной культуре на более западных территориях. Бронзовое оружие, как совершенно ясно из находки кинжалов и кельтов из Сосновой Мазы, не уменьшалось в числе и не ухудшалось по качеству, а, скорее, улучшалось, причем не отставало от более восточных андроновских и более западных северопричерноморских предметов вооружения. Совершенно тожественные кинжалы сосновомазинского образца есть и на Днепре и в Южном Приуралье.

Лишь в исключительно редких случаях с мужчинами, вероятно, с вождями ополчения первобытных родо-племенных общин, клали оружие и погребали коней (курган № 6 у дер. Жирноклеево). Эти общины жили более или менее оседло, занимаясь земледелием и скотоводством. Подчеркнуто торжественные мужские захоронения свидетельствуют о господстве мужчин в роде. В то же время, по крайней мере во втором периоде срубной культуры, каждая большая курганная группа, состоящая из курганов, заключающих отдесятка до сотни погребальных ям, может рассматриваться как родовое или общинное кладбище, в котором курганы с множеством погребений служили семейными усыпальницами больших патриархальных семей. Где-то в VIII—VII вв. до н. э. произошел решительный переход к экстенсивному кочевому скотоводству и от родо-племенной общины к военной демократии у савроматов, оставшихся на месте, и у собственно скифов-кочевников, ушедших в Причерноморье.

Notes:

  1. Р. Rau. Hockergrдber der Wolgasteppe. Pokrowck, 1928, S. 12; O. A. Kpивцова-Гpакова. Степное Поволжье и Причерноморье в эпоху поздней бронзы. МИА, № 46. М., 1955, стр. 9 — 26; И. В. Синицын. Археологические работы в районе строительства Сталинградской ГЭС. КСИИМК, вып. L. M., 1953, стр. 82; Н. Я. Mерперт. Из древнейшей истории Среднего Поволжья. МИА, № 61. М., 1958, стр. 63.
  2. О. А. Кривцова-Гракова. Ук. соч., стр. 61, рис. 14,1. Некоторые исследователи относят погребение у с. Колтубанка к полтавкинской ступени (Н. Я. Mерпеp т. Ук. соч., стр. 65 — 66; Н. Качалова. Культурная принадлежность калиновского «литейщика» и колтубанского погребения. СГЭ, вып. XXII. Л., 1962, стр. 24 — 26).
  3. А. Е. Алихова. Курганы эпохи бронзы у с. Комаровки. КСИИМК, вып. 59. М., 1955, стр. 97; К. Ф. Смирнов. Археологические данные о древних всадниках Поволжско-Уральских степей. СА, 1961, № 1, стр. 47 — 60.
  4. Н. Я. Mерперт. Срубная культура Южной Чувашии. МИA, № 111. М., 1962, стр. 21; А. X. Xаликов. Древняя история Среднего Поволжья. М., 1969, стр. 209 — 211.
  5. О. А. Кривцова-Гракова. Ук. соч., стр. 38 — 49.
  6. Н. Я. MерпеБт. Из древнейшей истории Среднего Поволжья, стр. 104 — 136.
  7. Н. Я. Mерперт. Из древнейшей истории Среднего Поволжья, стр. 142 — 143.
  8. А. Е. Алихова. Комаровское поселение у Моечного озера. МИА, № 61, стр. 157—181.
  9. К. Ф. Смирнов. Ук. соч., стр. 47.
  10. Н. Я. Mерперт. Из древнейшей истории Среднего Поволжья, стр. 137 — 151.
  11. И. В. Синицын. Археологические исследования Заволжского отряда (1951 — 53 гг.). МИА, № 60, т. 1. М., 1959, стр. 190 — 195; К. Ф. Смиpнов. Курганы у сел Иловатка и Политотдельское Сталинградской области. МИА, № 60, т. 1, стр. 307 — 315.
  12. Р. Rуkov. Die chvalynsker Kultur der Bronzezeit an der unteren Wolga. ESA, t. 1. Helsinki, 1927, pp. 51 — 84; P. Rau. Op. cit.
  13. К. Ф. Смирнов. Археологические данные о древних всадниках…, стр. 65—68.
  14. О. А. Кривцова-Гракова. Ук. соч., стр. 51—52.
  15. А. С. Некоторые находки медного века. ИАК, вып. 29. СПб., 1909, стр. 65—66; В. В. Гольмстен. «Серпы» из Сосновой Мазы. ПИМК, 1939, № 5—6. стр. 32—37; О. А. Кривцова-Гракова. Алексеевское поселение и могильник. Труды ГИМ, вып. XVII. М., 1948, стр. 107, 160; Е. Н. Чеpных. О химическом составе металла клада из Сосновой Мазы. КСИА, вып. 108. М., 1966, стр. 123—131.
  16. На основании сходства кельтов Сосновой Мазы с литейной формой кельта из Трои VII В М. Гимбутас и Н. Я. Мерперт предложили датировать Сосновомазинский клад не позднее XII в. до н. э. (M. Gimbutas. Borodino, Seima and their Contemporaries. «Proceeding of the Prehistoric Society», vol. XXII. Cambridge, 1956, p. 151; Н. Я. Мерперт. Срубная культура Южной Чувашии, стр. 21). Е. Н. Черных показал ошибочность такого сопоставления (Е. Н. Черных. Древнейшая металлургия Урала и Поволжья. М., 1970, стр. 104).

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика