Спегальский Ю.П. О некоторых приёмах устройства отопительных печей XVII в. (по находкам в Пскове)

К содержанию 113-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Среди находок, обнаруженных за последние годы Псковской экспедицией Гос. Эрмитажа, встречаются фрагменты керамических изделий, назначение которых до сих пор не было раскрыто. Исследования, проведенные автором, позволяют признать эти фрагменты остатками сборных керамических частей отопительных печей XVII в.

Остатки отопительных печей этого времени нередко встречаются в Пскове не только при археологических раскопках, но и при земляных работах, ремонтах древних зданий. Они позволяют судить не только о наружном виде этих печей, но в какой-то степени и о их внутреннем устройстве. Развалы отопительных печей XVII в. свидетельствуют о том, что в кладку этих печей входило очень немного кирпича, а преобладающую часть их массивов составляли глина и булыжный камень среднего и мелкого размера 1. В 1925 г. автор этой заметки исследовал остатки разрушенной печи в так называемом доме Печенко — бывшем жилом здании XVII в. 2 Печь была построена, вероятно, вместе со зданием во второй половине XVII в., а впоследствии была сломана. Мусор, образовавшийся от ее разрушения, был свален под пол одной из палат здания. Объем этого мусора говорит о том, что за исключением немногих изразцов (видимо, оставшихся неразбитыми), в нем была вся кладка печи. Основную часть мусора составляли глина и булыжный камень, настолько перегоревший, что некоторые камни можно было разломать и растереть в дресву голыми руками. В этой массе содержалось много обломков изразцов от облицовки печи, небольшое количество битого печного кирпича, два целых кирпича (22 X 12 X 3,5 см) и обломки керамических частей печи — колец и дуг (рис. 18, 3, 4).

Кольца (рис. 18), судя по их обломкам, имели наружный диаметр в наиболее широком месте 32 см, диаметр отверстия — 23 см. Обломки колец сохраняли на наружной стороне прилипшую (в некоторых местах толстым слоем) глину. На внутренней поверхности колец лишь у краев попадались остатки глиняной подмазки. Сечение колец имеет такую форму, что можно одно кольцо насаживать на другое, плотно соединяя их (рис. 18, 2). Остатки глины в пазах колец с отпечатками гребней колец, лежавших выше, показывали, что эти кольца именно так и использовались.

Путем сборки их на глиняном растворе и промазки стыков изнутри глиной можно было получать очень прочные, гладкие внутри трубы любой требующейся длины. Сильная обожженность остатков внутренней подмазки труб, а иногда и плотный слой копоти, отложившийся на внутренней поверхности некоторых колец, показывают, что по этим трубам проходили газы из топки. Способ соединения колец (одно кольцо насаживалось на другое сверху) говорит, что эти каналы имели вертикальное направление. Они и не должны были располагаться иначе, видимо, они представляли собой подъемные жаровые колодцы, помещавшиеся над отверстиями, оставленными в своде топки.

Основная масса той части печи, которая находилась выше топки, по-видимому, состояла из булыжного камня, положенного по глине. Снаружи это глиняно-булыжное заполнение поддерживал изразцовый кожух и железные связи 3, а внутри сквозь него проходили сборные керамические жаровые колодцы. Сколько таких колодцев устраивалось в печи, неизвестно, но при обычных размерах печей того времени их не могло быть более 4—6. Для выхода дыма колодцы вверху должны были соединяться с дымоходом. Это можно было сделать при помощи горизонтальных каналов, которые могли складываться из кирпича. В «доме Печенко», в месте присоединения такого канала к дымоходу (проходящему в толще стены) в 1925 г. еще сохранялась часть кладки канала, сложенной из печного кирпича по глине. В кладку была вделана железная задвижка XVII в., ходившая в железной рамке размером приблизительно 40 X 45 см. Без сомнения, такое расположение задвижки (у самого выхода в дымоход) было обычным.

Жаровые колодцы из керамических колец могли применяться и в глинобитных печах. Обломки таких колец автор находил не только в «доме Печенко», но и в других местах Пскова.

Дуги, фрагменты которых попадались в остатках печи «дома Печенко», также находят по всему Пскову (рис. 18, 3—7). Для этих дуг характерно, что их плоская сторона всегда украшена орнаментом, выдавленным небольшим штампом на сыром еще изделии, сразу после формовки. На выпуклой изогнутой поверхности найденных обломков дуг часто оставалась прилипшая глина, а вогнутая поверхность только у заднего закругленного или загнутого вверх края иногда сохраняла остатки глиняной подмазки. Все это говорит за то, что эти дуги служили для облицовки лицевой стороны перемычки какого-то проема печи. Как можно заключить по обломкам дуг, ширина проема не во всех печах была одинаковой, но все же обычно составляла около 50—60 см. Проем такого размера мог быть в печи лишь один — топочный. Понятно, почему дуги украшались только очень простым орнаментом и не покрывались поливой — топочное отверстие печи в псковских жилых зданиях XVII в. устраивалось (за чрезвычайно редкими исключениями) не с лицевой, а с обратной стороны печи. Оно выходило через специальный проем в стене в сени 4. Но и из сеней это отверстие можно было видеть только во время топки печи или выгребания золы, так как проем закрывался створкой, обычно железной 5.

 Рис. 18. Керамические кольца и дуги из псковских отопительных печей XVII в. 1 — обломок керамического кольца (ив числа найденных в «доме Печенко»); 2 — сопряжение колец (разрез, реконструкция); 3, 4 — обломки керамических дуг («дом Печенко»); 5 — обломок, найденный в Довмонтовом городе; 6, 7 — обломки ив раскопок Г. П. Гровдилова; 8 — дуги ив «дома Печенко», реконструкция.


Рис. 18. Керамические кольца и дуги из псковских отопительных печей XVII в. 1 — обломок керамического кольца (ив числа найденных в «доме Печенко»); 2 — сопряжение колец (разрез, реконструкция); 3, 4 — обломки керамических дуг («дом Печенко»); 5 — обломок, найденный в Довмонтовом городе; 6, 7 — обломки ив раскопок Г. П. Гровдилова; 8 — дуги ив «дома Печенко», реконструкция.

Очень может быть, что на облицовку перемычки шла не одна пара дуг, а две. Топочное отверстие закрывалось железной дверцей (или заслонкой), и в наружном крае проема должна была быть впадина, в которую бы плотно заходила заслонка или дверца. Такую впадину в перемычке можно было образовать при помощи двух пар дуг.

Описанные приемы, по всей вероятности, были распространены не только в Пскове, но и в других русских городах. Некоторые из документов, приведенных И. Е. Забелиным в его работе «Домашний быт русских царей», свидетельствуют о том, что при постройке печей в Москве употреблялись керамические дуги, которые покупали наряду с кирпичом, глиной и булыжным камнем 6.

В этих же документах встречаются указания и на покупку для устройства печей керамических «труб» и «трубок» 7.

К содержанию 113-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Это подтверждается данными, содержащимися в документах XVII в. Так, запись в расходной книге псковской Приказной избы за 1658/59 год говорит, что на устройство печи потребовалось 300 штук кирпича, 7 телег глины и 7 телег «каменья» (ПКМ, рукописный фонд, № 298/49). Нужно учесть, что печной кирпич был значительно мельче стенного.
  2. В одноэтажной части здания, наиболее старой. В последней четверти XVII в. она уже не служила жилищем, а использовалась как складское помещение.
  3. О применении в печах XVII в. железных связей говорят многие документы, например записи расходных книг псковского гостиного немецкого двора за 1670/71 год (ПКМ, рукописный фонд, № 307/49).
  4. По размерам и наружному виду эти проемы обычно почти не отличались от дверных, но сквозь перемычку проема от него отходил вверх дымовой канал.
  5. Эти створки почти не отличались от дверных.
  6. «201 года, апреля 12, велено купить в г. ц. и в. к. Петру Алексеевичу в миленку… на дело печи 50 кирпичей зженых мелких, воз глины, два воза каменья.. три воза каменья мелкого… в чело дуги» «Да ко г. царице к Марфе Матвеевне Б стряпущую избушку к печи 50 кирпичей подовых зженых, тож мелких, в челье дуги, воз песку красного, воз глины…» (И. Е. Забелин. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях, т. 1. М., 1895, стр. 714).
  7. «Да гончарному старосте Ермолке Иванову за 2300 кирпичу зженого, что взят в ту ж полату на печное дело по 6 алтын за сто, да к тому ж делу за 14 возов глины по 10 денег за воз, да за трубку печную глиняную 4 денги». .. (И. Е. Забелин. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях, стр. 584).

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика