Соматологические данные

Изучение физических особенностей населения Карачая и Балкарии было начато еще в прошлом веке Р. Ф. фон Эркертом, измерившим пять карачаевцев 1. В конце XIX и в начале XX в. оно было продолжено работами Н. А. Вырубова 2, И. И. Пантюхова 3, С. Соммье 4 и И. С. Щукина 5. Однако малое количество наблюдений, иная по сравнению с современной методика измерения и отсутствие достаточно хорошо сравнимых, т. е. собранных с соблюдением тех же методических приемов, данных по другим народам Северного Кавказа делают материал, представленный перечисленными исследователями, малопригодным для углубленного антропологического анализа. Поэтому в дальнейшем изложении я буду опираться только па собранные в 1926—1928 гг. данные В. И. Левина 6, достаточно полно охватывающие этнические группы Северного Кавказа и впоследствии вошедшие в ряд сводных работ 7. Помимо полноты, большим достоинством этих материалов является также то, что они собраны одним исследователем, т. е. практически полностью сравнимы.

При разграничении монголоидных и европеоидных групп особое значение приобретают описательные или качественные признаки — интенсивность третичного волосяного покрова, строение глазной области, интенсивность пигментации и т. д. На территории Кавказа показатели, характеризующие интенсивность пигментации, теряют свою ценность, так как почти весь Кавказ входит в зону распространения темнопигментированных типов, мало отличающихся в этом отношении от типичных монголоидов. Тем больший интерес имеет сравнение по признакам, характеризующим рост третичного волосяного покрова и строение глазной области, в частности присутствие складки верхнего века.

В. И. Левиным опубликовано процентное соотношение субъектов со слабым, средним и сильным развитием волосяного покрова, без указания, определялся ли он на лице или на теле. Так или иначе, третичный волосяной покров на лице, очевидно, являлся основным мерилом отнесения исследованного к той или иной категории развития признака. При обозначении слабого, среднего и сильного роста волос соответственно баллами 1, 2 и 3 мы получаем трехбалльную шкалу для определения этого признака, правда отличающуюся от современной пятибалльной, но дающую возможность уловить разницу между сопоставляемыми группами при вычислении среднего балла интенсивности роста третичного волосяного покрова. Карачаевцы и балкарцы отчетливо дифференцируются от ногайцев, сближаясь с остальными группами Северного Кавказа:

Карачаевцы 2,28(208) Чемгуи 2,25(73)
Балкарцы 2,21(153) Абадзехи 2,36(98)
Ногайцы 1,38(108) Бесленеевцы армавирские 2,16(39)
Шапсуги черноморские 2,20(79) Бесленеевцы зеленчукские 2,13(63)
Шапсуги кубанские 2,21(77) Кабардинцы 2,32(82)
Бжедухи 2,28(89) Абазины 2,12(94)
Горские евреи 2,30(57)

Таким образом, рассмотрение развития третичного волосяного покрова у разных народностей Северного Кавказа приводит к выводу, что характерный для ногайцев ослабленный рост волос, являющийся следствием наличия в их составе заметной монголоидной примеси, отличает их не только от адыгейских и кабардинских, но и от других тюркских этнических групп Северного Кавказа. Балкарцы и карачаевцы не обнаруживают, следовательно, по этому признаку специфических уклонений в направлении приближения к большой монголоидной расе.

Сопоставление процента наличия складки верхнего века менее показательно, поскольку опубликованные В. И. Левиным по этому признаку данные, видимо, не вполне безупречны в методическом отношении. Однако и здесь мы имеем четкие различия между ногайцами, с одной стороны, и балкарцами и карачаевцами — с другой:

Карачаевцы 46,4(207)
Балкарцы 37,2(156)
Ногайцы 61,1(108)
Шапсуги черноморские 26,0(73)
Шапсуги кубанские 41,0(78)
Бжедухи 45,4(97)
Чемгуи 53,3(75)
Абадзехи 31,7(101)
Бесленеевцы зеленчукские 56,9(65)
Кабардинцы 53,1 (81)
Абазины 65,9(91)
Горские евреи 13,3(60)

Рассмотрение процентного распределения складки верхнего века также приводит к заключению об отсутствии у балкарцев и карачаевцев монголоидной примеси, как и сопоставление их с другими группами по росту третичного волосяного покрова.

В качестве общего вывода из всего сказанного может быть выдвинуто положение о том, что карачаевцы и балкарцы, подобно кумыкам, перешли на тюркскую речь, не включив в свой состав значительного количества тюркоязычных элементов. Иными словами, тюркизация карачаевцев и балкарцев по языку явилась результатом культурного взаимодействия, а не генетического родства с тюркскими народами средневековья.

В. И. Левин писал, что по антропологическим особенностям карачаевцы и балкарцы не отличаются от других восточноадыгейских групп.

Имевшиеся различия были оставлены без внимания из-за невозможности определить их таксономический ранг ввиду полного отсутствия сравнимых материалов по основным этническим группам Закавказья. Первая публикация этих материалов, как и данные по народам центральной части Северного Кавказа, позволила выделить своеобразный «притерекский» вариант среди ингушей и осетин, отличающийся большими величинами длины тела и черепного указателя и крупными размерами лица 8. Обширные материалы по всем грузинским группам, собранные Институтом экспериментальной морфологии АН Грузинской ССР, показали, что характерный для «притерекского» варианта комплекс признаков в более чистом виде распространен в южных и юго-западных районах и охватывает многие грузинские группы, проживающие на южных склонах Кавказского хребтаВ работах грузинских антропологов он получил название кавкасионского варианта. Сопоставление балкарцев и карачаевцев с горными осетинскими и северогрузинскими группами по выделяющим их признакам — длине тела, головному указателю и ширине лица — разъясняет направление различий, дифференцирующих первых от северокавказских народностей абхазо-адыгейской языковой группы.

По длине тела адыгейские народности, несмотря на наличие отдельных сравнительно высокорослых групп, характеризуются средними величинами. Карачаевцы и балкарцы сближаются по этому признаку с
представителями «кавкасионского» варианта:

Шапсуги черноморские 168,8(80)
Шапсуги кубанские 166,7(80)
Бжедухи 165,9(99)
Чемгуи 168,2(76)
Абадзехи 165,5(101)
Бесленеевцы армавирские 168,6(38)
Бесленеевцы зеленчукские 166,0(65)
Кабардинцы 166,8(81)
Абазины 166,6(92)
Ногайцы 164,5(109)

Карачаевцы 167,9(211)
Балкарцы 166,9(314)
Сваны 167,4(101)
Пшавы 168,7(105)
Хевсуры 168,3(97)
Тушины 168,8(84)
Рачинцы 169,3(103)
Осетины ирафские 170,0(102)
Осетины джавские 171,4(100)

Аналогичные результаты мы получаем при рассмотрении вариаций головного указателя. И по этому признаку балкарцы и карачаевцы сближаются с горными осетинскими и северогрузинскими группами, отчетливо дифференцируясь от соседних адыгейских народностей:

Шапсуги черноморские 79,0(80)
Шапсуги кубанские 79,8(80)
Бжедухи 79,1 (99)
Чемгуи 78,5(76)
Лбадзехи 80,7(101)
Бесленеевцы армавирские 83,0(38)
Бесленеевцы зеленчукские 82,6(65)
Кабардинцы 83.1 (81)
Абазины 83,4(92)
Ногайцы 84,2(109)

Карачаевцы 85,1(211)
Балкарцы 84,6(314)
Сваны 86,2(101)
Пшавы 86,5(105)
Хевсуры 83,2(97)
Тушины 85,4(84)
Рачинцы 86,7(103)
Осетины ирафские 84,5(102)
Осетины джавские 85,2(100)

Особенно показательные результаты получаются при сопоставлении по скуловой ширине лица. Горные группы Осетии и Грузии характеризуются исключительно высокими величинами поперечного диаметра лица, не уступающими или мало уступающими размерам этого диаметра у сибирских монголоидов. Таким образом, в этих районах мы имеем очаг широколицести, находящий себе аналогии только за пределами ареала распространения европеоидной большой расы. В связи с этим сходство или различие по величине скулового диаметра приобретает особое значение.

Балкарцы и особенно карачаевцы имеют очень широкое лицо, не уступая в этом отношении кавкасионским и горноосетинским группам.

Все адыгейские народности, и даже ногайцы, у которых повышение широтных размеров лица является следствием монголоидной примеси, характеризуются заметно меньшими величинами скулового диаметра:

Шапсуги черноморские 141,0(80)
Шапсуги кубанские 141,0(80)
Бжедухи 141,0(99)
Чемгуи 141,0(76)
Абадзехи 144,0(101)
Бесленеевцы армавирские 146,0 (38)
Бесленеевцы зеленчукские 144,0(65)
Кабардинцы 144,0(81)
Абазины 145,0(92)
Ногайцы 156,0(109)

Карачаевцы 148,0(211)
Балкарцы 147,0(314)
Сваны 147,1(101)
Пшавы 146,5(105)
Хевсуры 146.6(97)
Тушины 146,5(84)
Рачинцы 147,6(103)
Осетипы ирафские 147,2(102)
Осетины джавские 147,9(100)

Просмотр приведенных цифровых данных показывает, что у некоторых адыгейских групп проявляются морфологические особенности, характерные для кавкасионского варианта. Так, черноморские шапсуги, чемгуи и армавирские бесленеевцы отличаются относительной высокорослостью, армавирские бесленеевцы и абазины имеют сравнительно широкое лицо и большой головной указатель. Однако вариации отдельных признаков в направлении приближения к кавкасионскому варианту не имеют того значения, как сдвиг изменчивости по всему комплексу таксономически ценных признаков. Последний в достаточно отчетливой форме заметен только у балкарцев и карачаевцев. Это дает возможность высказать предположение о том, что в антропологическом отношении балкарцы и карачаевцы являются представителями кавкасионского варианта европеоидной большой расы и сближаются с горными осетинскими и северогрузинскими группами. Таким образом, при решении вопросов этногенеза народов Карачая и Балкарии следует иметь в виду, что, исходя из данных антропологии, предположение об общих предках балкарцев и карачаевцев, с одной стороны, и горных осетин и грузин — с другой, представляется более вероятным, чем общее происхождение с тюркскими и абхазо-адыгейскими народностями Северного Кавказа.

Notes:

  1. Фон-Эркерт Р. Ф. Антропологические измерения кавказских народов и описание измеренных субъектов // Изв. Кавказ, отд-ния Рус. геогр. о-ва. Тифлис, 1884-1885. Т. 8.
  2. Вырубов Н. А. Отчет о поездке на Кавказ летом 1890 года // Тр. антропол. отд. О-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии. М., 1890. Т. 12, вып. 9.
  3. Пантюхов И. И. Антропологические наблюдения на Кавказе. Тифлис, 1983.
  4. Sommier S. Note volanti sui Karatciai ed alcune misure di Abasa, Kabardini e Abasekh // Arch. anthrop. e ethnol. Firenze, 1901. Vol. 31.
  5. Щукин И. С. Материалы для изучения карачаевцев // Рус. антропол. журн. 1913. № 1/2.
  6. Левин В. И. Этно-географическое распределение некоторых расовых признаков у населения Северного Кавказа//Антропол. журн. 1932. № 2.
  7. Ярхо А. И. Краткий обзор антропологического изучения турецких народностей СССР за 10 лет (1924-1934) // Там же. 1936. № 1; Бунак В. В. Антропологический состав населения Кавказа // Вестн. Гос. музея Грузии. Тбилиси, 1947. Т. 13.
  8. Бунак В. В. Указ. соч.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 30.09.2015 — 06:10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика